Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

КОМБИНАЦИИ С КОМБИНАТОМ

 

Власть на Пермском ЦБК захватили мирным экономическим путем

Андрей Никитин

В нынешнем году Камскому ордена Трудового Красного Знамени целлюлозно-бумажному комбинату исполняется 65 лет. Юбилей, как водится, собираются отметить с размахом. С чего только, непонятно: по итогам 2000 года ЦБК должен бюджету 112 миллионов рублей (более всего федеральному), 43 миллиона рублей - внебюджетным фондам, более 500 миллионов рублей - кредиторам.

Из беседы с начальником Пермского управления по борьбе с организованной преступностью Александром Маркановым:
"За Камским целлюлозно-бумажным комбинатом стоят интересы наших подопечных".

Шепотом
Формально комбинат принадлежит уже не себе, а государству. Хотя на самом деле, то бишь в натуре, ЦБК принадлежит - ну этим, ну, типа того, что... Но об этом на комбинате говорят шепотом. Опасливо оглядываясь по сторонам. А лучше об этом и вовсе молчать. И стены имеют уши. В том же комбинатовском управлении. Обычно в форме телефонных розеток. Именно в такой розетке сразу после назначения управляющим Бориса Ромина у него в кабинете было обнаружено подслушивающее устройство. Впрочем, кого этим удивишь в наш технологический век?

Атмосфера в городе не благостней. В Краснокамске три основные достопримечательности. Фабрика Гознак - как самое благополучное предприятие. ЦБК - как самое старое и самое градообразующее предприятие. И СПИД, буйствующий здесь вот уже два года. Первому завидуют, о втором и третьем судачат и злословят. Сколько десятков ВИЧ-инфицированных прибавилось за последнюю неделю? Сколько за последнюю неделю было судебных процессов, связанных с ЦБК? Сколько наездов? Сколько зубодробительных приказов директора и вагонов отгруженной бумаги? Сколько можно говорить об одном и том же?

Так кто все-таки стоит за комбинатом? Об этом вам в Краснокамске скажет любой. Секретов нет. Назовут, к примеру, фамилию Плотников. Или предприятие "Камкабель", находящееся в Перми. Или знаменитую пермскую же фирму "Папирус". Могут произнести еще две-три известные в Прикамье фамилии, так или иначе ассоциирующиеся у информированных людей с вполне конкретной публикой. Чисто конкретной. Но только шепотом. Вам слышно?

Из ответов директора Камского ЦБК Геннадия ТОЛЬМАНА на вопросы корреспондента "Известий": "А черт его знает!"

Оздоровление
В нынешнем году директору комбината Геннадию Тольману исполняется 65 лет. Как и комбинату. Пока еще директору. До этого он уже успел побыть и директором, и внешним управляющим, и просто управляющим, и снова директором. Затем Тольман был уволен приказом министерства и вновь восстановлен Краснокамским городским судом. Непростая, интересная, богатая на события жизнь за плечами у Геннадия Юлиусовича. Директорствует на комбинате он давно. Временами то более, то менее успешно.

Проблемы у комбината и директора, как и у всей российской экономики, начались в 90-х годах. В 93-м случилась первая попытка банкротства ЦБК - в арбитраж подал один из поставщиков, уставших ждать оплаты за поставленную древесину. Попытка не удалась.

В 94-м Федеральная служба по делам несостоятельности и банкротства включила комбинат в реестр неплатежеспособных предприятий. Еще через год директор ЦБК Геннадий Тольман был освобожден от директорской должности и назначен внешним управляющим. Управляющему поручалось подготовить программу оздоровления предприятия и план приватизации.

От перемены должностей участь комбината не изменилась. Тольман продолжал директорствовать, никого особенно не уведомляя, что его переназначили. Подписывался, как и прежде, - директор, мол. Оздоровлял, прости господи, родное предприятие со всеми отсюда вытекающими.

Последствия тольмановского управления и общая ситуация в экономике страны привели к тому, что комбинат был вынужден искать помощи на стороне. На министерство надежды не было. И вот в 1996 году при ЦБК был создан торговый дом "Папирус". Понятно зачем - чтобы по крайней мере реализовывать продукцию погрязшего в долгах с заблокированными счетами предприятия. В общем-то этот выстраданный шаг использовался сплошь и рядом - то был элементарный шанс выжить. Тольман, как демократичный директор, перед созданием торгового дома вынес этот вопрос на обсуждение руководства комбината. Коллеги были не против - куда деваться?

Первоначально среди учредителей "Папируса" значились два юридических лица: сам комбинат и некое ООО "Леус", каждый учредитель внес 50 процентов уставного капитала. А дальше стали происходить странные вещи, о которых стоило расспросить самого директора.

Геннадий Юлиусович, слегка полнеющий, с добрым лицом, принял журналиста в своем кабинете. Был мил, обходителен и на удивление... не информирован. Или казался таковым. Чаще всего на вопросы отвечал: "не помню" или "черт его знает". Так и не удалось выяснить у директора, каким образом и почему 50 комбинатовских процентов в уставном капитале "Папируса" в дальнейшем съехали до 17, а может быть, и далее. Хотя решение об уменьшении доли ЦБК в уставном капитале директор принимал уже явно самостоятельно, ни с кем не советуясь. Как первое лицо. В ответ на расспросы настырного журналиста милейший Геннадий Юлиусович бурчал что-то вроде "Потом чего-то изменили, сделали маленькую эмиссию, не помню..."

- То есть ЦБК фактически потерял контроль над своим торговым домом. Так получается, Геннадий Юлиусович?

- Ни в коем случае. Да если комбинату невыгодно, я не буду им ("Папирусу") отгружать продукцию - пошли они подальше, - отважно парирует Тольман.

Крутой Тольман лукавит. Все министерские и не только министерские проверки показали: договоры, которые заключали между собой комбинат и "Папирус", носили явно односторонний, кабальный по отношению к ЦБК характер. В результате комбинат продолжал хиреть и накапливать долги. Если кто и здоровел, так это "Папирус". Еще вопросы есть?

Из истории приватизации Камского ЦБК. Первая попытка произведена в эпоху чубайсовской приватизации. В 1992 году документы были подготовлены и отправлены в Госкомимущество, где благополучно затерялись. Новый вариант приватизации комбинат представил в Москву в марте 1997-го. А уже в апреле вышло постановление правительства об индивидуальных планах приватизации. В списке удостоившихся было всего 10 предприятий, в том числе Камский ЦБК. В 1999 году комиссия, созданная областным комитетом по имуществу, подготовила очередной (индивидуальный, как заказывали) план приватизации и снова отправила его в Москву...

Двоевластие
Сменялись министерства, госкомитеты и главки, управляющие целлюлозно-бумажной промышленностью. Приватизировались и в результате выживали или умирали целлюлозно-бумажные комбинаты. Камский ЦБК на пару с верным "Папирусом" плавал по бурному экономическому морю, готовил планы приватизации, безуспешно хлопотал об исключении из списка неплатежеспособных. То есть продолжал успешно идти ко дну.

Но госпредприятию так быстро умереть не дадут. Очередное министерство - Минпромнауки, управляющее целлюлозно-бумажной промышленностью и возникшее на обломках реорганизованного Минэкономики, решило в очередной раз навести на ЦБК порядок.

Начали с директора. "Наехали", как выразился Тольман, добавив, что первый "наезд" на него был в 1999 году.

В тот год Тольман, поддерживаемый тогдашней областной администрацией, попросту запретил пускать представителей министерства на комбинат. В областных средствах массовой информации шла усиленная обработка населения: мол, над мирным Прикамьем нависла алчная рука Москвы, то есть угроза увода финансовых потоков. Куда уводились нынешние финансовые потоки госпредприятия, защитников ЦБК как бы не интересовало. Если уж разбойники, так лучше свои.

А в ноябре прошлого года судьба Камского ЦБК была удостоена обсуждения на совещании у вице-премьера Ильи Клебанова. По информации "Известий", там открыто обсуждались взаимоотношения ЦБК и "Папируса", назывались имена "авторитетных" бизнесменов, стоящих за "Папирусом". На совещании было принято решение об очередном снятии Тольмана и о назначении исполняющим обязанности директора его заместителя по экономике Бориса Ромина. Чуть позже Ромин был назначен управляющим. О серьезности намерений государства свидетельствовало то, что МВД России поручалось обеспечить необходимые условия для исполнения новым руководителем своих обязанностей.

Несколько лет назад Тольман принимал Ромина на работу. Теперь Ромина, занявшего кабинет Тольмана, охранял боец с автоматом. Предосторожность, надо сказать, не лишняя. Летом прошлого года на Ромина, тогда и не помышлявшего о должности управляющего комбинатом, но уже активно критиковавшего политику "Папируса", в подъезде собственного дома напали неизвестные с металлическими прутьями. Ромин попал в реанимацию. Уголовное дело возбуждать не стали.

И нынче, после отставки Тольмана, все разрешилось мирно. Не было модного ныне "маски-шоу". Хотя планы такие строились. Тольман ушел на больничный. Но потом вернулся. Воспользовавшись некими формальными ошибками, допущенными в министерстве при его увольнении, он подал иск в городской суд и был восстановлен в должности. Законопослушный Ромин, просидевший месяц в директорском кресле, освободил кабинет, оставшись на должности управляющего. Первое время начальники цехов на всякий случай писали докладные записки в двух экземплярах: директору и управляющему. От надвигающейся шизофрении руководящую верхушку спас мирный отход Ромина от дел. Отчасти еще и потому, что вице-губернатор области Виктор Карпов, курирующий вопросы экономики, порекомендовал ему не обострять ситуацию.

Впрочем, по оценкам специалистов, за тот месяц, что Ромин успел побыть в должности управляющего, он умудрился ситуацию улучшить. Несмотря на активное противодействие партнеров. По мнению тех же специалистов, возвращение Тольмана загнало комбинат в тупик. Пока министерство будет вести судебные баталии с увольнением Тольмана, "Папирус" такое натворить успеет... Какое?

Из письма и.о. директора Камского ЦБК Сергея Васильева (Геннадий Тольман, видимо, как обычно, был на больничном. - А.Н.) губернатору Пермской области Геннадию Игумнову. Письмо написано в конце 1999 года во время очередной попытки министерства снять Тольмана.
"Благодарим Вас за проявленное внимание к нашему предприятию и излагаем реальную картину финансово-хозяйственной деятельности ФГУП "Камский ЦБК" за период с 1996 по 1999 год: В 1996 году руководством Камского ЦБК было принято решение о создании торгового дома ООО "Папирус". Квалифицированный персонал созданной компании обеспечил 100% продаж продукции Камского ЦБК, без задержки проводил расчеты с поставщиками сырья, по выплате заработной платы, текущие платежи в бюджет. Причем сам "Папирус" никогда не являлся и в настоящее время не является ни должником, ни кредитором Камского ЦБК..."

Владеть
Камский ЦБК в пяти минутах от банкротства. Несмотря на то что фирма "Папирус" формально отошла от дел с ЦБК, к комбинату не менее успешно "присосались" его последыши, большинство которых формально не имеет к "Папирусу" никакого отношения. Хотя все на комбинате и в Краснокамске, да и сам бывший-нынешний директор Геннадий Тольман признают, что это тот же "Папирус" и люди те же.

О том, насколько успешно продолжается работа с ЦБК, свидетельствует, например, договор с ООО "Бизнесснаб" на изготовление продукции из давальческого сырья. Прежде такие договоры заключал "Папирус". Срок его действия - до 2005 года. Штрафные санкции в документе предусмотрены лишь в отношении комбината. Вопросы согласования цен на продукцию не отрегулированы. А те цены, что значатся в договоре сегодня, способны привести к потере комбинатом по крайней мере 10 миллионов рублей в месяц. Договор подписал директор комбината.

Но, наверное, самая блестящая комбинация была проведена "Папирусом" и Ко, когда бедному и кругом в долгах ЦБК год назад две благородные фирмы предоставили беспроцентный заем для погашения задолженности за электроэнергию. Щедрыми заемщиками выступили "Промышленный Урал" и "Меридиан-Авто". Общая сумма займов: 339 миллионов 348 тысяч 267 рублей 51 копейка. Сроки возврата денег - от двух месяцев со дня получения займа до пяти дней со дня предъявления требования о возврате.

Живых денег, поступивших по этим договорам, на комбинате, разумеется, не видели. Деньги пришли в банк "Каури", где находятся счета и комбината, и двух вышеуказанных фирм, и, конечно, самого "Папируса". Несмотря на немалую задолженность комбината в бюджет и внебюджетные фонды, поступившие деньги были моментально сняты в счет погашения векселей, которыми комбинат расплачивался с "Пермэнерго" и которые были выкуплены опять-таки некими подпапирусными фирмами. В результате комбинат уже должен не "Пермэнерго" - с энергетиками еще можно договориться, а неумолимым кредиторам. По оценкам юристов, эти договоры есть не что иное, как попытка преднамеренного банкротства, да еще и возможный способ отмывания денег.

Все произошло так, как должно было произойти. Когда Москва решила проявить интерес к комбинату, "Промышленный Урал" подал иск в арбитраж о признании комбината банкротом. Крыть, то бишь платить, нечем: по договору о займе Камский ЦБК должен вдобавок хороший процент за задержку. Пермский областной арбитраж иск удовлетворил. После этого, правда, фирма свой иск отозвала, но можно смело сказать, что разведка боем прошла успешно.

Нынешний предполагаемый "Папирусом" план действий прост и изящен. Если министерство не отстанет от Тольмана или если на место директора (управляющего) не удастся посадить своего человека, комбинат банкротить. (Пока иск о банкротстве подавала только одна фирма. Но есть и другая - "в засаде".) Если вдруг комбинация с банкротством не проходит, комбинат приватизировать. Позиция "Папируса" многим представляется беспроигрышной. Юридически и экономически неуязвимой. Все как бы в рамках закона. Не так ли?

Из газеты "Камский кабельщик": "Сведениями о мотивах совершенного преступления редакция пока не располагает".

Кирпич над головой
Летом прошлого года Бориса Ромина, тогда еще заместителя директора по экономике, жестоко избили в подъезде собственного дома. Молодчиков, надвинувших на глаза бейсболки, никто не опознал. Хулиганы. Наркоманы. Такова была официальная версия, почему-то распространяемая людьми, близкими к "Папирусу" и руководству комбината. Но ведь было только избиение. Грабежа не было. Ромин, не скрывавший негативного отношения к неравному и нерушимому союзу комбината с "Папирусом" и неоднократно в глаза критиковавший директора, оказался в реанимации.

Второй случай такого рода произошел в самый разгар противостояния, двоевластия. 9 февраля неизвестные совершили нападение на заместителя начальника отдела по внешнеэкономическим связям Камского ЦБК Александра Городецкого. До этого Городецкий долгое время работал в "Папирусе" замдиректора по транспортным вопросам и занимался реализацией продукции комбината. Но потом, говорят, впал в немилость. Городецкий перешел на комбинат.

Бывший штангист, он даже не успел оказать сопротивление трем нападавшим, орудовавшим металлическими прутьями. В итоге - реанимация. Диагноз: черепно-мозговая травма и сотрясение мозга средней тяжести. Позже переквалифицирован в "многочисленные ушибы головы". По желанию самого потерпевшего. Скорее всего для того, чтобы не возбуждать уголовного дела. Какой смысл? Все равно не найдут. Полуофициальная версия, исходящая из кругов, близких к руководству, - наркоманы, ограбление. Совсем неофициальная - Городецкий слишком много знает.

Официальную версию изложил начальник службы безопасности комбината Алексей Ершов бывшему редактору комбинатовской многотиражки Сергею Иванову. Начальник СБ пришел к редактору на беседу и долго учил его, о чем и как надо писать. А то ведь руководитель "Камского бумажника" молод, на работу принят недавно, к тому же Роминым, своего отношения к происходящему на комбинате не скрывает. На прощание начальник СБ по-отечески посоветовал своему собеседнику, дескать, береги здоровье, парень. А то, понимаешь, кирпичи на голову валятся, ограбления участились.

Ершов, кстати, начальником службы безопасности тоже стал не так уж давно. До этого был рядовым охранником. И вот вдруг вырос. По случайному совпадению почти сразу после нападения неизвестных на Бориса Ромина.

Последний случай. Нападение на бывшего работника "Папируса" Романа Кравцева. Неподалеку от дома. Железные прутья. Реанимация. Как говорится, один раз - случайность, два - совпадение, три - закономерность. В "Папирусе" Кравцев занимался поставкой леса на ЦБК. Уволен в январе этого года. Ромин пригласил его на комбинат заместителем начальника отдела по переработке леса, тот даже заявление написал и уже было приступил к работе...

Во время официальной беседы с начальником Пермского УБОП Алексеем Маркановым фамилия Плотников не упоминалась. Но Плотникова Владимира Ивановича в Перми и так все знают. По крайней мере все, кому положено. "Известия" уже писали о нем. Это добропорядочный бизнесмен, в прошлом судимый за вымогательство. С его именем связывают предприятие "Камкабель", банк "Каури", фирму "Папирус", АО "Пермэнерго". Знакомые названия, не правда ли?

Из беседы с директором Камского ЦБК Геннадием ТОЛЬМАНОМ.

- Геннадий Юлиусович, кого в "Папирусе" можно назвать ключевыми фигурами, влияющими на судьбу комбината?

- Не знаю. Ну, может, предметно и более-менее занимается Кущенко Сергей. Знаете его?

Спорт как легализация бизнеса
Есть в Перми классная баскетбольная команда "Урал-Грейт". Гордость города. В считанные годы выросшая с почти дворового уровня до суперклуба. Председатель клуба "Урал-Грейт" - Сергей Кущенко, тоже уже ставший легендарной личностью. Фанат баскетбола, мотор "Урал-Грейта", инициатор баскетбольных праздников. Тот самый, о котором говорил Тольман. Везде поспевает.

Один из работников правоохранительных органов, узнав, что готовится материал про Камский ЦБК, упрекнул:

- Ну, это ты зря. Это же спорт. Он сейчас на всех уровнях поддерживается. Ты что-то против баскетбола имеешь?

Против баскетбола-то я ничего не имею... В общем, получается, что доходы от деятельности Камского ЦБК идут вроде бы на благое дело: на развитие спорта в Перми, Пермской области и России. По крайней мере часть этих доходов. И не только этих, да?

* * *

Куда смотрит власть
Из постановления Правительства РФ от 09.09.99 N 1024 (ред. 29.11.2000) "О концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации", подписанного премьер-министром В. Путиным.

"Предусмотренные гражданским законодательством организационно-правовая форма унитарного предприятия и институт права хозяйственного ведения имеют ряд отрицательных свойств... В частности, руководители унитарных предприятий бесконтрольно управляют финансовыми потоками этих предприятий, в том числе самостоятельно принимают решения о направлениях использования прибыли. Они не связаны необходимостью согласовывать свои решения с собственником имущества (за исключением вопросов распоряжения недвижимым имуществом)...

На практике широкие полномочия руководителей унитарных предприятий в отсутствие действенных инструментов и порядка управления, контроля и мотивации руководителей приводят к:

а) переводу части финансовых потоков унитарных предприятий в фирмы-спутники, создаваемые с целью изменения направления финансовых потоков. В результате вся прибыль, которую могли бы получить унитарные предприятия, оседает именно в этих фирмах;

б) заключению сделок, в которых заинтересовано руководство унитарного предприятия, что приводит к искусственному завышению себестоимости продукции, а в ряде случаев - к хищениям государственного имущества..."

И что? Может ли этот, по сути грамотный, документ защитить интересы министерства в его взаимоотношениях с Камским ЦБК? Проблема обозначена - механизм реализации пока не разработан.

Недавно директор Федеральной службы налоговой полиции РФ В. Солтаганов проинформировал вице-премьера Илью Клебанова о прекращении уголовного дела в отношении руководителей ООО "Папирус" по факту уклонения от уплаты налогов в особо крупных размерах. Хотя предварительное следствие проведено неполно. Ему вторит заместитель прокурора области: "Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется".

А пока имущество Камского ЦБК, арестованное службой судебных приставов в счет возмещения задолженности, распродается, но попадает, как ни странно, чаще всего к тому же "Папирусу" или к подконтрольным ему фирмам.

Руководство же области (прежний состав, еще до выборов губернатора в конце прошлого года) вольно или невольно лоббирует перед правительством интересы "Папируса" и готовит вместе с ним план приватизации комбината, оценивая его стоимость в 772 тысячи 825 рублей. Примерно столько стоит хорошая квартира в Краснокамске.

Государство (правительство, министерство, чиновники) само создало условия для процветания таких фирм, как "Папирус". И таких "добропорядочных" бизнесменов, что стоят за ними. Государство здорово постаралось, чтобы "Папирусы" его обирали, грабили и жили за его счет. Этакая помесь рыб-прилипал и пираний. Государство вот уже несколько лет подряд не может навести порядок на своем предприятии. Или не хочет? Единственное госпредприятие отрасли затерялось среди отвечающих за него министерств, как бусинка между половицами.

* * *

Позиция
"Нам важно не допустить банкротства предприятия. Для этого нужно работать и с федеральными органами, которые управляют данным предприятием, и с кредиторами. Потому что без работы в данном направлении невозможно добиться стабилизации ситуации на Камском ЦБК. Мы ведем переговоры с руководством предприятия и с основными кредиторами о выработке мер, не допускающих банкротства".

Виктор Карпов, вице-губернатор Пермской области

* * *

Итак, подводим итог. Три попытки приватизации. Три попытки банкротства. Три бандитских нападения. И бесконечное число попыток оздоровления. Но Камский ордена Трудового Красного Знамени целлюлозно-бумажный комбинат с трепетом ждет еще одной попытки. Как в песне: "Еще один рывок, еще одна попытка..." Как бы вопреки известной поговорке попытка не обернулась пыткой. Только юмора нам здесь и не хватает, не правда ли?

"Известия" №99 (25937)
от 06.06.2001

Copyright © 1995-1999 ОАО "Редакция газеты "Известия".



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV