НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Экспертиза проекта Генплана г. Перми / Документы

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА ПРОЕКТА ГЕНПЛАНА ГОРОДА ПЕРМИ
Новости
Документы
Публикации

Сводное экспертное заключение

общественной экологической экспертизы
на проект Генерального плана г. Перми
(научно-проектная фирма "Энко", СПб - Пермь, 2001 г.).
Экспертиза проведена Пермским региональным отделением Всероссийской общественной организации "Русское географическое общество"

На экспертизу представлены:

  1. Пояснительная записка к Генеральному плану г. Перми: Том 1. Комплексный градостроительный анализ территории города.
    Том 2, часть 1. Проектные предложения.
    Том 2, часть 2. Проектные предложения.
  2. 25 картосхем современного и проектируемого состояний различных ландшафтно-хозяйственных компонентов территории города Перми.

Настоящее заключение не предполагает заменить собой заключение аналогичной государственной экспертизы и потому не претендует на полноту анализа всех аспектов и разделов документа. В тоже время, воздавая должное достоинствам представленной на экспертизу работы, авторы заключения из экономии места старались на этих достоинствах не останавливаться, а для пользы дела сфокусировать внимание заказчиков и разработчиков генерального плана на его пробелах и недостатках, требующих доработок и исправлений.

В характеристике физико-геологических процессов отсутствуют данные по суффозии, являющейся одним из наиболее опасных и ущербообразующих процессов на территории г. Перми. Так, типичными примерами проявления суффозионных процессов здесь могут служить поверхностные деформации, возникшие над трассой главного городского коллектора в процессе его проходки. Кроме того, зафиксирован и описан целый ряд воронок и провалов, приуроченных к зонам прокладки водонесущих систем под автодорогами, зонам влияния старых горных выработок в медистых песчаниках и к зонам недоуплотнённых грунтов, примыкающих к фундаменту сооружений. Надо иметь в виду, что иногда деформации такого рода приводят к катастрофическим последствиям. Примером тому может служит обрушение дома по улице Лебедева в Мотовилихе, где, по-видимому, деформации возникли по причине суффозионного выноса частиц грунта в зону интенсивной трещиноватости, приуроченную к старым горным выработкам, которые достаточно широко развиты в этом районе города. Деформации такого рода, вероятно, возникнут ещё неоднократно. Положение старых горных выработок изучено пока недостаточно детально, однако такие исследования ведутся в Перми с 1990 г., в результате чего было выявлено, зафиксировано и описано около 500 поверхностных суффозионных деформаций и проведено районирование территории г. Перми по степени развития суффозионных процессов, с которым разработчикам генерального плана было бы полезно ознакомиться.

Данные по оврагообразованию и (эрозионным процессам вообще) могли бы быть более полными за счёт использования количественных показателей расчленённости рельефа. На сегодняшний день оценка территорий с помощью этих показателей является одним из наиболее эффективных методов. Наибольший эффект таких геоморфологических исследований достигается при комплексном анализе качественных и количественных характеристик рельефа с последующей геологической интерпретацией его результатов. Основными количественными показателями при изучении эрозионных процессов должна была стать густота речной и овражно-балочной сети, энергия рельефа (вертикальная расчленённость). Кроме того, для более полной оценки территории целесообразно было бы применение показателя суммарной расчленённости рельефа, который отражает степень изрезанности местности речной сетью и её глубинную расчленённость. Для описания характера овражно-балочной сети полезно было бы использовать коэффициенты её густоты (суммарная длина оврагов и балок) и плотности (количество оврагов на единицу площади).

Из текста соответствующих глав, к сожалению, не ясно, какие наблюдения, какой периодичности и длительности были использованы для обоснования выводов о вероятности развития процессов подтопления на территории г. Перми.

В целом представляемые материалы безусловно обширны, довольно полно характеризуют состояние природной среды территории г. Перми, интенсивность различных видов техногенной нагрузки на неё и являются полезными при разработке стратегии развития города. Заметим, однако, что при оценке условий благоприятности для строительства у авторов проекта преобладали геоморфологические, геологические и гидрогеологические критерии, а техногенный фактор не учитывался, в то время как большинство опасных экзогенных геологических процессов на территории Перми имеют ярко выраженный природно-техногенный и техногенный характер.

Рассмотрение разделов, посвящённых анализу современного состояния и разработке перспектив использования водных ресурсов в пределах г. Перми свидетельствует о несколько формальном подходе и недостаточном внимании проектировщиков к этому вопросу. Между тем, трудно спорить с тем, что именно водные ресурсы, их количественная и качественная характеристики в сезонной и многолетней динамике являются одним из важнейших факторов реализации генерального плана и, шире, перехода города к устойчивому развитию. Это определяется, помимо прочего, сложностью гидрографической сети в пределах Перми и остротой проблем водоснабжения и водопользования в городе.

В соответствующих разделах отсутствует характеристика особенностей гидрологического режима Камского и Воткинского водохранилищ в районах крупных водозаборов. Также не имеется характеристики гидрохимического режима водохранилищ в районе Перми и условий, формирующих качество природных вод, используемых для водоснабжения, рекреации и прочих целей. Отсутствует также характеристика влияния малых рек на качество воды в водохранилищах. И, помимо прочего, к сожалению, нет никаких сведений об источниках первичной информации и исходных данных по водным ресурсам, использованным в проекте. В тексте указывается на недостаточную изученность водных ресурсов и объектов, однако, многие данные, имеющиеся на сегодняшний день в разных организациях города, привлечены не были.

При изучении данного раздела возникает впечатление некоторой небрежности составителей. Авторы часто пренебрегают принципиальным различием в терминах "река" и "водохранилище" и пишут о реке Каме в пределах города. Название раздела 5.1.2 не соответствует содержанию, поскольку в тексте речь идёт не о полной гидрологической характеристике и всех поверхностных водах, а лишь о речной сети. Таким образом, совершенно вне рассмотрения авторов остаются распространённые в Перми озёра, болота, ручьи.

В разделе 9.4 "Оптимизация экологической ситуации", где идёт речь о планируемых мероприятиях по охране и рациональному использованию водных ресурсов, нельзя не заметить изрядной декларативности и голословности утверждений. Так, говоря о том, что МП "Водоканал" будет совершенствовать систему контроля за потреблением питьевой воды, и это обеспечит снижение водопотребления на 20%, проектировщики ни слова не говорят, какими путями это будет достигнуто. Совершенно справедливо замечая, что "необходимо обеспечить техническую надёжность и максимальную эффективность водопроводящих и водозаборных сооружений на промпредприятиях…", на которых сейчас водопотери составляют 15-20% (с.110 части 2 тома 2), авторы не предлагают никаких технических и (или) административных мер для достижения этого.

Говоря о перспективах внедрения оборотного и повторного использования воды в Перми, авторы проекта пишут о таких планах на отдельных производствах завода им.Кирова, на фабрике "Гознак", на тепловой станции "Кондратово" и на ещё не построенных автомобильных мойках; реконструкция и расширение очистных сооружений предусматриваются на ПФ РНЦ "Прикладная химия", АО "Йодобром", Пермском мясокомбинате и на одном из производств завода "Машиностроитель"; очистные сооружения для ливневых стоков предполагается строить на единственном пермском предприятии: на АО "Морион". Означает ли это, что за расчётный период (до 2020 года) в Перми не должно производиться более никаких мероприятий по решению острейшей проблемы промышленных стоков в природные водоёмы??? Если это так, и не представляется возможным улучшить ситуацию посредством имеющихся финансовых и материальных ресурсов, то, быть может, эта ситуация должна хотя бы получить какую-то оценку проектировщиков и должно прозвучать указание хотя бы на желательный перспективный путь действий?..

Именно так авторы поступают с атмосфероохранными мероприятиями: признав, что имеющаяся в городе программа недостаточна для обеспечения качества воздушного бассейна, что лишь "…по ряду загрязняющих веществ запланированные мероприятия приведут к сокращению концентраций последних в атмосфере отдельных районов города", проектировщики пишут о необходимости разработки и реализации иной программы, подвергающей ревизии технологии основных городских производств. Гражданам Перми остаётся, по крайней мере, надежда на реализацию этих благих пожеланий.

Попутно считаем необходимым задать вопрос не столько составителям, сколько заказчикам проекта генерального плана. Насколько нам известно, тема развития системы питьевого водоснабжения Перми обсуждается в четвёртом томе проекта, имеющем гриф "Совершенно секретно" и потому ставшем недоступным для экспертов как общественной, так и государственной экологической экспертиз. Уважая требования безопасности, хочется всё же узнать, кто из специалистов в этих условиях соблюдения секретности будет проводить экологическую экспертизу этой важнейшей части проекта и каким образом будут выполнены требования закона РФ "Об экологической экспертизе".

Касательно мер оптимизации системы зеленых насаждений Перми мы полагаем нужным сказать следующее. В констатирующей части справедливо указывается на отсутствие системы в озеленении города, малую обеспеченность благоустроенными насаждениями общего пользования (в 3 раза ниже градостроительных нормативов), застройку набережной р.Камы промобъектами, наличие в долинах малых рек садоводческих кооперативов, находящихся в плохом экологическом состоянии, хаотичность посадок зеленых насаждений в зонах современного строительства с несоблюдением СНИПов, недостаточный уход и уровень благоустройства, неблагополучное экологическое состояние зеленых массивов вследствие высоких антропогенных нагрузок. Вполне понятна и вызывает полное сочувствие общая интенция авторов увеличить и развить систему зелёных насаждений, разработать, в соответствии с градостроительными нормативами, проект озеленения города, закрепить на местности границы озелененных устройств и установить чёткие режимы градостроительной деятельности на этих территориях. Однако, некоторые из предлагаемых в связи с этим мер вызывают большие вопросы.

Предложения авторов по изменению статусов и площадей территорий особо охраняемых природных территорий не аргументированы. Почему, например, необходимо упразднить как ООПТ резерват ели сибирской в Мотовилихинском лесничестве и болото близ кинотеатра "Рубин"? На каком основании одновременно с изменением статуса уменьшается площадь лесопарка "Закамский бор"? Совершенно не объясняется, за счёт чего увеличивается площадь Черняевского лесопарка, если туда планируется перенести целый ряд объектов, включая зоосад площадью 30 га.

Авторы заявляют о необходимости увеличения площадей зелёных насаждений общего пользования. Правда, не собираются доводить их площадь до требуемой по нормативу цифры 2100 га. Но более печально то, что планируемое увеличение будет осуществляться формально: зелёные насаждения будут прибывать преимущественно за счёт отчуждения земель особо охраняемых природных территорий, памятников природы и лесов зелёной зоны города, а не за счёт реальных посадок новых парков и бульваров. Таким образом, схема "озеленения" города будет представлять собою наступление асфальта, шашлычных и аттракционов на Черняевский лесопарк, Закамские леса, Сосновый бор и Верхне-Курьинский лесной резерват. При этом наиболее удалённые свежесозданные "зелёные насаждения общего пользования" будут оставаться по сути теми же лесами, поскольку в их глубинных частях полностью отсутствует система транспортных и пешеходных связей, и никакого реального "общего пользования" в них происходить не будет.

В качестве второстепенной детали добавим, что проектировщики совершенно не касаются правовой схемы перевода городских лесов в насаждения общего пользования.

Вызывает удивление то, что авторы прекрасно сознают и подчёркивают в своём тексте важную средозащитную функцию того же Черняевского лесопарка как экологического буфера на пути выбросов ПНОСа к центру города. Не могут они не знать и о том, что под действием этих выбросов и потока посетителей лес находится на пределе своих возможностей выживания: наблюдается суховершинность, другие признаки ослабления древостоя. И в тот же самый момент проектанты предлагают "благоустроить" лесопарк: провести водопровод и канализацию, расширить сеть дорожек, пустить развлекательную инфраструктуру, построить целый ряд объектов: зоосад, гериатрический центр, венерологический диспансер, конно-спортивный комплекс и др. Ведь совершенно очевидно, что это погубит природный парк как экосистему, и мы лишимся его буферных, средозащитных функций. Это же относится к прочим городским лесам. Необходимо жёстко оградить их от "благоустройства", не говоря уже о капитальной застройке, включая ту, что подразумевает вырубку "под пятно дома". Известно, что у нас это оборачивается злостными нарушениями и варварским расползанием этих "пятен".

Численно убывающие в результате перевода в зелёные насаждения леса зелёной зоны города решено компенсировать посредством включения в них лесных массивов Комарихинского, Кунгурского и Оханского лесхозов, то есть находящихся порой на расстоянии от Перми более 50 км. Это вызывает сомнения в целесообразности. Мы предлагаем подумать над тем, чтобы включить в зелёную зону непосредственно примыкающие к городской черте сельские леса, относящиеся в настоящее время ко 2 группе и могущие, таким образом, в любой момент подвергнуться рубке.

Гораздо более реальным способом увеличения площади зелёных насаждений нам представляется создание их в долинах малых рек на местах, ныне занятых частными садами и гаражами. Это очень перспективный и, вероятно, необходимый для города путь, однако и здесь имеются трудности: предлагая его, авторы не прописывают правового механизма перевода площадей садовых и гаражных кооперативов в площади общего пользования.

Ещё одно положение проектировщиков, за которое цепляется глаз: они предлагают разрешить в установленном порядке на озеленённых территориях ограниченного пользования и специального назначения новое капитальное строительство. Думается, в наших условиях это даст возможность для бесконечных злоупотреблений и попрания общественных интересов в пользу личных и корпоративных.

Наконец, совсем частный вопрос, возникающий при прочтении текста этой части проекта, связан с породным составом растений. Авторы неожиданно рекомендуют применять для озеленения города каштан, совершенно не способный расти в нашем климате, а также клён серебристый, - растение, которое просто не известно современной ботанической науке.

В решении перспективной планировочной и архитектурно-пространственной структуры г. Перми проектом генерального плана заложено много интересных и продуктивных идей. Со всеми принципиальными направлениями (раздел 6.2) можно согласиться. В то же время, следует отметить следующее. Идея развития Перми как полицентричного (многополюсного) города основывается на богатейшем опыте развития крупнейших городов зарубежного мира, в первую очередь, американских. Однако там многополюсность никогда не замыкалась в пределах собственно городских границ, а распространялась на метрополитенские статистические ареалы в целом (агломерации). Безусловно, авторы проекта генерального плана Перми были ограничены рамками заказа (генплан собственно Перми). Но, на наш взгляд, в генеральном плане более четко должно быть проведено концептуальное положение о том, что успешное развитие города в первые десятилетия 21 века невозможно без выполнения нескольких важнейших условий:

    реализации потенциала города-центра в агломерации;
    развития жилых микрорайонов за пределами городской черты;
    вывода с территории города непрофильных производств, которые могут сыграть ключевую роль в развитии малых городов и поселков-спутников.

Отсутствие названного концептуального положения приводит к незавершенности некоторых планировочных решений, делает размытыми ряд позиций авторов генерального плана.

Так, в генеральном плане предлагается раскрытие города в сторону Камы. Но этому, в первую очередь, мешают ряд промышленно-производственных площадок: части порта Пермь, мотовозоремонтного завода ФЛ ГУП Калужский завод "Ремпутьмаш" и др. Позиция авторов генерального плана по выводу этих предприятий в пояснительной записке обоснована только экологическими причинами, однако функциональная подоплека в данном случае более значима. В течение ближайших 20 лет городу надо активно продвигаться по пути к постиндустриальному обществу. Мотовозоремонтное предприятие достаточно перспективное производство, но возможностей по его развитию в историческом центре города в новых экономических условиях не будет. В то же время в одном из перспективных центров агломерации - Верещагино - есть родственное предприятие. Создание условий для переноса туда (на новой технологической базе) пермского предприятия позитивно сказалось бы на развитии как самого предприятия, так и г. Верещагино.

Одновременно производственные помещения мотовозоремонтного предприятия имеют несомненную историческую ценность (первое локомотивное депо на Урале). С точки зрения мирового опыта в районе Перми-1 можно было бы создать интересный музейный комплекс, посвященный развитию транспорта на Урале, р. Каме и г. Перми, с сохранением использования части объектов (вокзалы, магистрали) по прямому назначению.

Затронув тему исторического наследия, хотелось бы обратить внимание на два очень важных момента. Во-первых, одно из несомненных достоинств Перми, именуемое как "сохранение до настоящего времени (с некоторыми искажениями) устойчивой планировочной структуры центра города, являющейся наиболее устойчивым элементом городской среды" (стр. 31 части 1 тома 2), необходимо обязательно сохранить. Во-вторых, необходимо серьезно подходить к вопросу преемственности при изменении функций тех или иных конкретных исторических объектов.

Одним из важных моментов любого генерального плана являются планировочные решения по развитию жилищного строительства. При знакомстве с представленным документом, складывается впечатление, что одна из острейших проблем, сформулированная как отсутствие "подготовленных крупных площадок для массового жилищного строительства" (стр. 110 тома 1), в значительной степени остается нерешенной. Подробно рассматривая проблему освоения Камской долины, авторы проекта генерального плана рельефно показывают отрицательные моменты ее освоения, говоря о преимуществах, неоднократно повторяют, что они могут быть реализованы только при осуществлении серьезной (и дорогостоящей) инженерной подготовки (подсыпка территории или строительство дамбы). Следует напомнить, что проект застройки Камской долины не был осуществлен в гораздо более благоприятной экономической ситуации. Существуют и экологические аспекты, ставящие под сомнение возможность массового жилищного строительства здесь. Наконец, вполне закономерен вопрос: а не целесообразно ли (с учетом мирового опыта) ограничиться развитием Камской долины как одного из деловых, культурно-развлекательных, торговых центральных мест города?

Возникают и другие вопросы концептуального характера. Если город будет развиваться по интенсивному пути, он будет освобождаться от непрофильных функций, потребность в трудовых ресурсах низкой и, отчасти, средней квалификации снизится. В этой связи, надо ли стремиться к стабилизации численности населения города на уровне 1 млн. человек? Может быть, необходимо продвигаться к его дальнейшему снижению в Перми с одновременным ростом в городах спутниках? Как вообще мировой опыт найдет отражение в развитии Перми и агломерации в ближайшие десятилетия? В чем пермская специфика субурбанизации? Возможна и необходима ли субурбанизация в данном случае вообще? В зависимости от ответов на эти вопросы могут возникать совершенно разные планировочные решения. Необходимость в освоении Камской долины под жилищное строительство может полностью отпасть. Роль градостроительных площадок "Ива-III", "Академический" и др. может возрасти или снизиться и т.п. Таким образом, планировочные решения по новым градостроительным площадкам, прежде всего, должны получить должное концептуальное обоснование.

В любом случае, с повестки дня должно быть снято строительство жилья в городских лесах и водоохранных зонах, включая стройки с вырубкой "под пятно дома". Это должно быть сделано как по экологическим, так и по социально-этическим мотивам (принцип справедливого распределения ресурсов): уничтожение лёгких всего города ради суперкомфортных жизненных условий элиты недопустимо. Индивидуальная элитная застройка должна быть вынесена в агломерацию.

Говоря о проектных решениях в области развития транспортной инфраструктуры, прежде всего, необходимо отметить большую значимость тех из них, которые касаются развития внешнего транспорта. Соблюдая постоянство и преемственность, авторы генерального плана, настаивают на очень важном аспекте, обозначенном ранее в проекте схемы районной планировки Пермской области. Речь идет о необходимости освобождения Пермского транспортного узла от транзитных функций. Без решения данной проблемы невозможен переход процесса урбанизации в пределах областного центра на новый качественный уровень. Ключевым в данном случае является абсолютно верное предложение авторов о строительстве на 2010 г. разгружающей железнодорожной линии Кукуштан - Верещагино, что позволит вывести транзитный грузовой поток за пределы городской территории и создаст условия для использования железнодорожных магистралей в городской черте для внутригородских перевозок. С другой стороны, строительство данного обхода обеспечивает предпосылки для успешного развития нескольких агломерационных подцентров: Верещагино, Кукуштана, Юго-Камского, Оханска. В них в будущем на новой технологической основе могут развиваться те производства, которые для областного центра станут непрофильными.

В то же время, предложения, которые даются по развитию внутреннего транспорта, на наш взгляд, недостаточны для реализации тех преимуществ, которые появятся в случае принятия проектных решений по внешнему транспорту. Следует отметить, что авторы совершенно правильно, по нашему мнению, обозначили ряд ключевых моментов по внутригородскому транспорту, а именно:

    низкая доля железнодорожного транспорта в освоении внутригородского пассажирооборота (около 2%);

    сокращение размеров движения на ряде не основных железнодорожных участков, в связи с чем заблокирован второй путь на перегоне Блочная - КамГЭС;

    отвлечение значительных территорий городских земель, пригодных для других видов деятельности, под гаражные кооперативы, что ухудшает экологическое состояние среды;

    слабое развитие электрического транспорта, особенно трамвая - наиболее пассажироемкого вида транспорта;

    отсутствие необходимости в строительстве метрополитена в пределах расчетного срока генерального плана.

Но обозначение этих проблем не вылилось в концептуальное предложение, действительно позволяющее решить проблему создания в Перми современного высокоскоростного вида городского общественного транспорта. Не учтен положительный опыт последнего десятилетия Франции, Германии, Великобритании по развитию систем комбинированного рельсового транспорта "трамвай-поезд". Между тем, в Перми налицо все те условия, которые заставили использовать этот вид транспорта в Европе (проблемы экологии, парковки, дефицита территории, не полная загруженность ряда железнодорожных линий).

На наш взгляд, уже в ближайшей перспективе актуальна проработка вопроса о создании такой системы на Горнозаводском направлении. Отметим, что в Европе такого рода системы не исключают, а предполагают использование железнодорожных веток совместно, сохраняя железнодорожное грузовое и пассажирское сообщение. В пользу серьезного рассмотрения вопроса применения комбинированной системы на Горнозаводском направлении свидетельствует и убыточность пригородного железнодорожного движения, в то время как автобусы коммерческих маршрутов на этом же направлении работают с прибылью. Создание комбинированной системы к тому же повысит престижность для проживания таких микрорайонов, как Гайва, Голованово, Молодежный, Левшино. Решение технологических проблем (разница в колее, энергообеспечении) можно осуществлять, опираясь на европейский опыт.

Обратим внимание, что система трамвай-поезд достаточно гармонично сочетается с предложениями по развитию трамвая, представленными в проекте генплана: выход трамвайной линии на Горнозаводское направление может быть обеспечен с перспективной линии на ул. Свободы или с уже существующей линии, идущей до кольца у сада Свердлова. Для системы трамвай-поезд в перспективе может быть использован и участок Транссиба, идущий через Пермь, но только при наличии железнодорожного обхода Перми через Оханск.

Подчеркнем один принципиальный момент. По сравнению с предлагаемым авторами генерального плана вариантом использования железнодорожного транспорта через создание пересадочных узлов на другие виды транспорта, комбинированная система экономит время (пересадки нет вообще). Она также создает возможности для выноса части междугородних и пригородных отправлений автобусов и электропоездов на окраины города, как это сделано в городах, имеющих метрополитены или другие виды скоростного общественного транспорта (проблема перегруженности центра города пригородным и междугородным транспортом в Перми достаточно остра). В связи с этим, считаем необходимым отказаться от размещения нового автовокзала в районе станции Пермь II.

Таким образом, система комбинированного рельсового транспорта удачно дополняет проектные решения по развитию трамвая в Перми, которые в целом, на наш взгляд, заслуживают внимания и претворения в жизнь.

Замечания в данном случае можно высказать лишь по некоторым аспектам.

  1. Предлагаемое авторами проекта направление скоростного трамвая с Вышки II в Центр (ул. Целинная, Макаренко, Революции) целесообразно довести до логического завершения (станции Пермь II) по спрямленному маршруту. В связи с этим, возможно, следует рассмотреть вариант частичной прокладки этой линии под землей (под ул. Революции, Центральным рынком) с выходом не на ул. Крисанова, а в долину р. Данилихи и далее на Пермь II;

  2. Предложения по строительству трамвайной линии по коммунальному мосту в створе ул. Попова и, тем более, отдельного трамвайного моста представляется малореальным. Более прагматичным, по нашему мнению, выглядит использование железнодорожного моста через Каму на Транссибе при выполнении ранее обозначенного условия (железнодорожный обход города).

  3. Линию по ул. Героев Хасана (шестой трамвайный маршрут) необходимо обязательно сохранить. Планы по ее уничтожению находятся в полном противоречии с основными идеями развития городского транспорта, изложенными в проекте генплана. Эта линия - один из немногих коридоров, обеспечивающий выход рельсового транспорта на окраины города. При расширении улицы может быть рассмотрен вариант одноколейного участка трамвайного пути с установкой сигнализации, как это делается во многих странах мира. Например, в Кройдоне (юг Большого Лондона). Ссылки на малодеятельность линии (не авторов генплана, а городской администрации) не состоятельны, так как в часы пик автобусные маршруты 14, 15, 30, троллейбусные маршруты 7,8 работают с большими перегрузками. Загрузить трамвайную линию, одновременно разгрузив автобусные и троллейбусные маршруты, необходимо и возможно. Для этого она должна быть выведена к Центральному рынку, что вполне реально, так как линия шестого маршрута пересекается с перспективной трассой скоростного трамвая по ул. Макаренко и ул. Революции, выходящей к Центральному рынку.

  4. Не совсем понятно, каким образом будет реализовано трамвайное направление по ул. Советской Армии от Перми II в части пересечения с Транссибом. Существующие сегодня старый и новый тоннели не имеют возможности для пропуска трамвая.

  5. В проекте не запланировано строительство трамвайной линии в микрорайон Садовый, которое ранее предусматривалось в Перми (ул. Старцева, ул. Уинская с выходом на магистральное направление по ул. Макаренко). Считаем, что линия необходима и станет важным дополнением к магистральному направлению Центральный рынок - ул. Революции - ул. Макаренко, позволит осуществлять беспересадочные скоростные перевозки пассажиров из центра в один из самых густонаселенных микрорайонов г. Перми.

Таким образом, проектные предложения по организации внутреннего транспорта г. Перми нуждаются в уточнении и дополнении, особенно в части развития систем комбинированного рельсового транспорта. В противном случае транспортная проблема в одном из самых протяженных городов России в пределах расчетного срока действия генерального плана решена не будет.

Еще одно замечание касается перспектив развития железнодорожного станционного хозяйства. На наш взгляд, авторы проекта генерального плана противоречат себе, с одной стороны, ставя задачу вывода транзитного грузопотока из города, с другой - предлагая развивать станцию Пермь - Сортировочная на старом месте. На наш взгляд, все сортировочные работы, не связанные с нуждами города, должны быть выведены за его пределы.

Таким образом, мы полагаем, что проект генерального плана должен быть серьёзно доработан и вновь представлен на экологическую экспертизу, а также (согласно принципам Градостроительного кодекса РФ) на открытые общественные слушания.

Доцент Кафедры биогеоценологии и охраны
природы ПГУ, кандидат географических наук
Бурматова Э.А.

Заведующий Кафедрой гидрологии суши
и охраны водных ресурсов ПГУ, профессор,
доктор географических наук
Двинских С.А.

Старший преподаватель Кафедры
инженерной геологии и охраны недр ПГУ,
кандидат геолого-минералогических наук
Димухаметов Д.М.

Доцент Кафедры инженерной геологии
и охраны недр ПГУ, кандидат геолого-
минералогических наук
Димухаметов М.Ш.

Заведующий Кафедрой лесоведения и
садово-паркового строительства ПГСХА,
доцент, кандидат биологических наук
Малеев К.И.

Доцент Кафедры экономической и социальной
географии ПГУ, кандидат географических наук
Меркушев С.А.

Доцент Кафедры биогеоценологии и охраны
природы ПГУ, кандидат географических наук
(председатель экспертной комиссии)
Юшков Р.А.

Размещено 18.10.2002

 Главная / Самое актуальное / Экспертиза проекта Генплана г. Перми / Документы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.