НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Владимир Плотников - это плохо

ВЛАДИМИР ПЛОТНИКОВ - ЭТО ПЛОХО

Главная
Документы
Публикации
Ссылки

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РСФСР
19 декабря 1990 года

Мотовилихинский районный народный суд город Перми в составе:
председательствующего нарсудьи Бородачева Н.И.
народных заседателей Мосягина Л.А. и Беличко А.Ю.
с участием прокурора Маслахутдинова З.Ф.
адвокатов Шапкиной М.А., Яковлева П.А., Барахова В.В., Реутова А.П., Горбунова А.А., Багно В.И., Гройсберга И.Б., Поздиной Н.Ф.
общественного защитника Богоутдинова Г.Ф.
при секретаре Бушмелевой Е.В.

рассмотрев в закрытом судебном заседании в городе Перми уголовное дело по обвинению:

Мороза Владимир Иосифовича, рождения, уроженца города Перми, русского, б/п, образование 11 классов, холостого, в/о, не работающего, проживающего до ареста в городе Перми по ул. Беляева, д. 39, кв. 45, ранее судимого:
1. 22.05.68 г. Ленинским райнарсудом по ст. 117 ч. 3, 206 ч. 2 УК РСФСР к 1 году 5 месяцем лишения свободы
2. 10.08.70 г. Пермским областным судом по ст. 117 ч. 3, 206 ч. 2 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы
3. 04.02.71 г. Кунгурским горнарсудом Пермской области по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, с присоединением ранее неотбытого наказания, всего к отбыто 15 лет лишения свободы
4. 08.06.78 г. Соликамским горнарсудом Пермской области по ст. 218 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, с присоединением неотбытого наказания, всего к отбытию 8 лет 8 месяцев, 24 дня лишения свободы
5. 13.14.84 г. Чусовским горнарсудом Пермской области по ст. 109 ч. 1 УК РСФСР к 3 годам л/св 5 годам лишения свободы, с присоединением неотбытого наказания, всего к отбытию - 5 лет л/св.
Все судимости не погашены.
Преданного суду по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР

Плотникова Владимира Ивановича 21.12.1963 года рождения, уроженца города Перми, русского, образование 10 классов, беспартийного, женатого, военнообязанного, работающего на стадионе "Урал" рабочим, проживающего до ареста в городе Перми по ул. Фонтанная, д. 6, кв. 1, ранее не судимого.
Преданного суду по ст. ст. 147 ч. 3, 148 ч. 3 УК РСФСР

Сизова Сергея Павловича, 27.08.52 года рождения, уроженца города Перми, русского, беспартийного, образование 11 классов, женатого, военнообязанного, работавшего временно в кооперативе "Северный Меридиан" в городе Тюмени, до ареста проживающего в городе Перми по проспекту Декабристов, д. 33, кв. 335, ранее судимый:
1. 24.01.69 г. Пермским областным судом по ст. 117 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы
2. 23.12.76 г. Дзержинским райнарсудм города Перми по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы
3. 18.09.82 г. Дзержинским райнарсудом города Перми по ст. 198-2 УК РСФСР к 1,5 годам лишения свободы
4. 30.09.85 Дзержинским райнарсудом г. Перми по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам л/св. Судимости не погашены.
Преданного суду по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР

Ганиева Асхата Анваровича, 16.05.48 года рождения, уроженца города Перми, татарина, беспартийного, образование 10 классов, холостого, военнообязанного, не работавшего, до ареста проживающего в городе Перми по ул. Полевая, д. 12, ранее судимого:
1. 3.10.67 г. Дзержинским райнарсудом города Перми по ст. 206 ч. 1 УК РСФСР к 6 месяцем лишения свободы
2. 21.03.68 г. Дзержинским райнарсудом города Перми по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы
3. 19.02.73 г. Пермским областным судом по с. ст. 117 ч. 1, 206 ч. 2, 115 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы
4. 24.04.81 г. Частинским райнарсудом Пермской области по ст. 206 ч. 2, 15-117 ч. 2 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы
5. 18.04.89 г. Дзержинским райнарсудом города Перми по ст. 211 ч. 1 УК РСФСР - 300 рублей штрафа.
Судимости не погашены.
Преданный суду по ст. ст. 148 ч. 3, 189 ч. 1 УК РФСР

Дунькова Игоря Викторовича, 15.02.68 года рождения, уроженца города Перми, русского, беспартийного, образование 8 классов, холостого, военнообязанного, не работающего, проживавшего до суда по ул. Строителей, д. 8, кв. 60, ранее не судимого.
Преданного суду по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР

Фролова Артура Александровича, 23.12.69 года рождения, уроженца города Перми, русского, беспартийного, образование 9 классов, холостого, военнообязанного, не работающего, до ареста проживавшего в городе Перми по ул. Седова, д. 12., кв. 2, ранее не судимого.
Преданного суду по ст. 144, ч. 2, 148 ч. 3 УК РСФСР

Еловикова Сергея Ивановича, 05.04.52 года рождения, уроженца с. Острожка Оханского района, Пермской области, русского, образование 11 классов, женатого, военнообязанного, работавшего водителем такси ППАП-6, до ареста проживавшего в городе Перми по ул. Седова, д. 12, кв. 2, ранее не судимого.
Преданного суду по ст. ст. 148 ч. 3, 189 ч. 1 УК РСФСР

Зобнина Николая Акимовича, 16.04.57 года рождения, уроженца города Перми, русского, беспартийного, военнообязанного, образование 8 классов, работающего в кооперативе "Прикамье" строителем, проживающего в городе Перми по ул. Карпинского, д. 68, кв. 4, ранее не судимого, преданного суду по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР

 

Судебным следствием УСТАНОВЛЕНО:

В середине ноября 1989 года Фролов А.А., его отчим Еловиков С.И. и Зобнин Н.А. вступили в преступный сговор между собой на совершение корыстного преступления - вымогательства денег в сумме 2 тысячи рублей у Фадеева, используя в качестве повода неоднократное напоминание Фадеева Фролову о необходимости возмещения ущерба, причиненного ему небрежной эксплуатацией его машины, в связи с чем Фадеев длительное время разыскивал Фролова и неоднократно приезжал к беременной подруге Фролова, Ощепковой. Осуществляя задуманное преступление, Фролов, Еловиков и Зобнин, а также Голубев, которому о вымогательстве ничего известно не было, на автомашине ГАЗ-24, государственный номер 3 8246 ПМ приехали к дому № 19 по Серебрянскому проезду в городе Перми, где в это время находился потерпевший Фадеев.
Во дворе дома Еловиков и Зобнин стали предъявлять Фадееву претензии о том, что он якобы пристает к Фролову и его подруге Ощепковой, после чего Зобнин потребовал передать им через несколько дней в качестве "откупного" 2 тысячи рублей.
Получив от Фадеева отказ передачи им денег, Зобнин, Фролов и Еловиков, преследуя цель довести вымогательство до конца, обращаются за помощью к ранее неоднократно судимому Ганиеву, который среди лиц, ранее судимых, имеет вес и пользуется авторитетом.
Ганиев, дав согласие на участие и вымогательство, потребовал от Зобнина, Еловикова и Фролова заехать за ним через несколько дней.
При планировании данного преступления, соучастники заранее распределили свои роли. Основная роль в оказании воздействия на Фадеева с целью получения денег отводилась Ганиеву и привлеченным им к участию в преступлении Сизову и Морозу. Фролов, Еловиков и Зобнин должны были присутствовать при вымогательстве для оказания психического воздействия, а позднее получить требуемые деньги.
16.11.89 г. около 20 часов, Еловиков, Зобнин Николай и Фролов, на двух автомашинах ГАЗ-24 государственный номер З 8246 ПМ и "Москвич-2140", такси-аренда, государственный номер 2345 ПМА, заехали сначала за Ганиевым на ул. Полевую, а затем за Сизовым и Морозом к дому № 33 по проспекту Декабристов.
Выполняя отведенную им роль Еловиков, Зобнин и Фролов, привезли с собой Ощепкову для оказания психического воздействия на Фадеева.
Около 21 часа, все соучастники вымогательства, а именно, Фролов, Еловиков, Зобнин, Ганиев, Сизов и Мороз, приехали к автобусному парку на ул. Ижевской, где работал Фадееев. В пути к парку Мороз, Сизов и Ганиев подробно расспрашивали Ощепкову об обстоятельствах, при которых Фадеев приезжал к ней на работу, расчитывая полученную информацию использовать как средств оказания давления на Фадеева.
У автопарка, дождавшись Фадеева и пригласив его в "Волгу", предварительно удалив из нее лишнего свидетеля - водителя автомашины Болотова. Ганиев, Сизов и Мороз отъехали от автобусного парка на расстояние около 200 метров и, остановившись в том месте, где участок дороги наименее освещен.
Еловиков, Зобнин Николай и Фролов, действуя согласованно с другими соучастниками на автомашине "Москвич" поехали за ними следом.
Находясь в салоне автомашины Мороз, действуя в сговоре с остальными соучастниками, представил Сизова братом Ощепковой.
Не слушая объяснений Фадеева, Мороз, Сизов и Ганиев за якобы имевшие место приставания к Ощепковой, потребовали от него передачи 3 тысяч рублей Фролову и Еловикову.
Вымогательство денег сопровождалось применением в отношении Фадеева физического и психологического насилия, в ходе которого Мороз и Сизов нанесли по одному удару кулаком в область головы потерпевшему.
Кроме того, для достижения своих целей, Фадееву высказались угрозы уничтожить его автомашину, увезти его в лес для дальнейшего разговора и т.п. В атомашину приглашался Фролов, который поддержал высказывание обвинения в адрес потерпевшего, оказывая тем самым психическое воздействие на Фадеева.
Фадеев, находясь в подавленном состоянии, из-за психического и физического насилия, дал согласи передать вымогателям требуемую сумму, после чего его отпустили.
17.11.89 г. утром, Фадеев, стремясь уклониться от передачи трех тысяч рублей, сообщил Еловикову о том, что о вымогательстве стало известно его родственнику - работнику КГБ и потребовал встречи с Ганиевым, Сизовым и Морозом.
Еловиков, опасаясь ответственности за совершенное вымогательство, в назначенное время привез к автопарку Зобнина, Фролова, Ганиева, где Ганиев под угрозой избиения Фадеева вновь потребовал передачи денег.
Будучи психически сломленным, и понимая, что придуманное им от вымогательства не спасает, Фадеев согласился выдать одну тысячу рублей. Ганиев, согласившись с указанной суммой, сообщил своим соучастникам о том, чтобы они получили от Фадеева одну тысячу рублей, которую тот принесет домой Еловикову и Фролову.
Через несколько дней будучи психически сломленным в результате оказанного насилия и опасаясь наступления более тяжких последствий Фадеев передал одну тысячу рублей лично в руки Сизову в подъезде дома №33 по проспекту Декабристов.
Подсудимые Фролов, Еловиков, Зобнин, Ганиев, Сизов и Мороз в судебном заседании вину в совершении вымогательства денег у потерпевшего Фадеева не признали.
Подсудимый Фролов показал, что в ноябре 1989 года, находился вместе с Ощепковой на квартире у Гудешникова. Там же были Еловиков, Зобнин, Каверзнев и Голубаев. Ощепкова сообщила, что к ней пристает Фадеев, угрожает ей и Фролову, требует деньги. Кто-то из присутствующих квартире, предложили заехать к Фадееву и поговорить, все согласились и поехали на Серебрянский проезд, т.к. он знал, что Фадеев в это время должен был быть у своей подруги Пищальниковой. Фадеева из квартиры он не вызывал, он сам сел в их машину, где Зобнин ему сказал, чтобы он больше к Ощепковой не приезжал и спросил должен ли Фролов ему деньги. На что Фролов заявил, что они сами разберутся и вышел из машины. Зобнин и Еловиков тоже вышли и о чем-то разговаривали с Фадеевым. Потом Фадеев подошел к машине и сказал ему, что если с него возьмут 2 тысячи, то он с Фролова возьмет 3 тысячи. Затем Зобнин предложил зачем-то съездить к Ганиеву. О чем они разговаривали с Ганиевым - он не слышал. Через несколько дней Зобнин и Еловиков заехали за ним и Ощепковой. Поехали, чтобы разобраться с Фадеевым. Сначала они заехали за Ганиевым, а потом за Сизовым и Морозом. На проспекте Декабристов в "Волгу" сели Ганиев, Мороз, Сизов и Ощепкова. За рулем был Болотов. В "Москвиче" - Зобнин, Еловиков, Каверзнев и он, за рулем был Зобнин Павел. Поехали к автопарку на ул. Ижевской. Фадеева в парке он не разыскивал. Он вышел и сел в "Волгу". "Волга" отъехала от парка в сторону. Через некоторое время из машины вышла Ощепкова и позвала в "Волгу" его. Там ему сказали, что Фадеев больше не будет приставать к Ощепковой и требовать деньги.
На следующий день от Еловиков он узнал, что Фадеев потребовал новую встречу, что у него родственник из КГБ, поэтому они днем приехали к автопарку. Ездили Ганиев, Еловиков, Зобнин и он. Ганиев с Фадеевым у автопарка о чем-то разговаривали. Позднее, в машине, Ганиев сообщил ему, что Фадеев предлагал Ганиеву за его голову одну тысячу рублей, чтобы никто не защищал Фролова. Деньги он у Фадеева не вымогал. Еловиков, Зобнин, Ганиев, Сизов и Мороз заступились за него и Ощепкову. С Фадеевым за порчу автомашины он сполна расплатился.
Подсудимый Еловиков в судебном заседании показал, что в середине ноября, на квартире знакомого Гудешникова вместе с Зобниным распивал спиртные напитки. Вечером около 18 часов пришли Фролов, Ощепков, его жена и Голубаев. Фролов и Ощепкова рассказали, что Фадеев требует деньги, приезжает на работу к Ощепковой, угрожает, что в случае неуплаты денег будут неприятности, что пустит Ощепкову "по кругу", изнасилует, разграбит квартиру. Фролов объяснил, что Фадеев требует деньги за ремонт автомашины. Зобнин предложил съездить к Фадееву и разобраться с ним, на каком основании он требует деньги и по пути поменять видеокассеты. Они поехали к Фадееву. Фролов привез их на Серебрянский проезд. Когда Фадеев вышел из дома ему стали говорить, на каком основании он требует деньги у Фролова. Но Фадеев заявил, что это их дело и стал угрожать, что обратиться за помощью к какому-то Ибрагимову и Плотникову. Кто они такие они не знали, но испугались. Поэтому Зобнин предложил съездить к Ганиеву и попросить помочь им разобраться с Фадеевым. Ганиев согласился помочь им. Он предложил приехать им через несколько дней. Больше они ни о чем не договаривались.
Через несколько дней они поехали к Ганиеву и взяли с собой Ощепкову, так как Ганиев просил ее привезти. Ганиев попросил их съездить к "Сизому" на проспект Декабристов, ему надо было по делам. На проспекте вместе с Ганиевым пришли еще двое мужчин - Сизов и Мороз. Они и Ощепкова сели в "Волгу", все остальные разместились в "Москвиче", который они взяли заранее. Приехали к автобусному парку. Фадеев вышел и сел в "Волгу". Затем в "Волгу" Ощепкова пригласила Фролова. Сам он при разговоре не присутствовал, поэтому не может пояснить, о чем там была речь.
На следующий день, после их поездки к автопарку, Фадеев приехал к нему утром и заявил, что ими заинтересовался его дядя-"полковник КГБ" и потребовал встречу с кем-нибудь из участников разговора накануне. Он пообещал привезти Ганиева. В указанное время он приехал к автопарку вместе с Фроловым, Зобниным и Ганиевым. Ганиев у машины о чем-то разговаривал с Фадеевым. Разговор их был бурный. Позже Ганиев в машине им сказал, что Фадеев теперь будет обходить стороной их дом и работу Ощепковой. Деньги с Фадеева никто не требовал и не угрожал ему. Он заступился за Фролова и беременную Ощепкову.
Подсудимый Зобнин в судебном заседании показал, что в квартире Гудешникова Фролов рассказал, что с него Фадеев требует деньги и говорил, что деньги он ему не должен, а наоборот, Фадеев должен ему. После этого Еловиков предложил сходить к магазину "Белочка", чтобы переговорить с Фадеевым, но все отказались. Затем Фролов и Голубаев куда-то уехали на "Волге" Каверзнева, который был пьян. Когда они вернулись, то все решили ехать менять видеокассеты и съездить за спортивным костюмом к нему. В дороге решили заехать к Фадееву и поговорить с ним. Лично он не предлагал ехать к Фадееву. Подробности разговора в квартире Гудешникова, в машине и с Фадеевым не помнит, поскольку находился в сильной степени опьянения. Фадееву только сказал, что если он должен деньги Фролову, то должен отдать. Конкретную сумму и сроки не называл. Поехать к Ганиеву он не предлагал, так как был уверен, что Еловиков сам хорошо знает Ганиева. О чем разговаривали с Ганиевым и как ездили к автопарку не помнит в силу опьянения.
О второй поездке к автопарку Зобнин пояснил, что Еловиков пришел к нему и попросил свозить его к Ганиеву, объяснив, что Фадеев ему сообщил, что у него есть родственник в КГБ. Фадеев их ждал у автопарка. О чем с ним разговаривал Ганиев - он не слышал. Но разговор был серьезный. После ареста Еловикова, он ездил к Ганиеву проконсультироваться, а брату сказал, что он по делу пойдет свидетелем.
Подсудимый Ганиев показал, что числа 13.11.89 года, вечером, часов в 19 к нему на ГАЗ-24 приехали Еловиков и Зобнин. Зобнин стал расспрашивать, знает ли он Фадеева, Плотникова и еще кого-то. Фадеева он не знал, а Плотникова знал. Затем они рассказали, что Фадеев преследует Ощепкову, угрожает, требует деньги, а сами они справиться с ним не могут, так как боятся его друзей. Он пообещал выяснить все у Плотникова и помочь им.
15.11.89 года Еловиков, Зобнин и еще двое незнакомых людей вновь приехали к нему и увезли его на похороны Морозовой Розы. У Слудкой церкви он подошел к морозу и Плотникову и спросил, почему они деньги требуют с Ощепковой, но Плотников ничего не знал и пообещал поговорить с Фадеевым.
Через несколько дней, вечером к нему вновь приехали Еловиков и Зобнин и попросили съездить к Фадееву. Он согласился, но попросил съездить к Сизову, чтобы предупредить его о том, что на следующей неделе не сможет его отвезти. Сизов и Мороз уже одевались и попросили отвезти их до кинотеатра "Кристалл". В машине Ощепкова рассказывала, что к ней пристает Фролов, прикрывается своими друзьями. Это возмутило Сизова и Мороза и они тоже решили ей помочь. Шофера из машины он удалил, так как не было места. Фадеев вышел из парка и сел в машину. Чтобы не мешать другим машинам заезжать в автопарк, он сел за руль и немного отъехал в сторону. В машине Ощепкова стала предъявлять претензии к Фадееву, потом Мороз предложил ему извиниться. Кроме того, Ганиев предупредил Фадеева, если он будет так себя вести, то с ним будут разговаривать по-другому. Фадеев извинился и ушел. В машине братом Ощепковой никто не представлялся. Фадееву ни словесно, ни ножами не угрожали, никто его не бил. О деньгах разговора не было.
На следующий день Еловиков и Зобнин приехали на "Москвиче"-аренде и сообщили, что Фадеев угрожает своим дядей - полковником КГБ и требует встречи. По дороге случайно встретил Фролова и взяли его с собой. Фадеев у автопарка стал угрожать ему полковником КГБ, а затем предложил ему тысячу рублей за то, чтобы он не защищал Фролова, но он (Ганиев) не согласился, а в машине сказал Фролову, что за его голову дают тысячу рублей.
На следующий день Фадеев приехал к нему домой с Каменским и просил, чтобы он не защищал Фролова. Через несколько дней Сизов ему сообщил, что Фадеев передал ему тысячу, на что он ответил, что эти деньги надо отдать обратно.
После этих поездок, Зобнин еще раз приезжал к нему советоваться насчет ареста Еловикова.
Подсудимый Мороз пояснил, что случайно находился у Сизова дома, когда приехал Ганиев. Они уже собирались уходить. Ганиев согласился их подвезти, но сказал, что торопится, что ему надо по делам. В машине Ганиев попросил Ощепкову рассказать, что с ней произошло. Ощепкова сказала, что Фадеев ударил ее, пытался изнасиловать. Мороз пояснил, что поехал с Ганиевым, так полагал, что он довезет его до дома.. У автопарка Фадеев сел в машину и они отъехали от центрального входа. В машине он предлагал Ощепковой ударить Фадеева, но она не стала. Тогда он ударил его дважды в ухо, так как сидел рядом. Про деньги или про долг в машине разговора не было. Ножей в руках ни у кого не было, возможно, в руках у него были ключи с брелком и он их крутил в руках по привычке. Угроз никаких не было, в том числе и угроз уничтожения имущества. Фадеев пообещал, что больше приставать к Ощепоквой не будет и ушел, а они уехали по домам. О том, что Фадеев отдал тысячу Сизову, он не знал. В ювелирной мастерской он встречался с Фадеевым, однако денег с него не требовал, а просто поинтересовался отдали ли ему долг. Фадеев ответил ему, что все нормально, к Ощепковой он больше не подходит.
Подсудимый Сизов показал, что вечером 16.11.89 года они с Морозом собирались уходить из дома, но приехал Ганиев и сказал, что из-за поломки машины не сможет отвезти его в Осу. Ганиев сообщил, что к нему обратились за помощью "муж" и "жена", которых обижают. Мороз и он попросили отвезти их к "Кристаллу". У машины стояли девушка и парень, которым Ганиев предложил рассказать, что с ними случилось. Ощепкова пояснила, что ей и Фролову угрожает какой-то парень, ссылается на каких-то людей, могущих расправиться с ним и Ощепкову пустить "по кругу". Ощепкова и Фролов попросили помочь им, поэтому он не вышел у "Кристалла", а поехал с ними.
У автопарка шофер машины Болотов ушел из машины, так как когда пришел Фадеев, не было места и он освободил место для Ганиева, который пересел за руль. В машине Ощепкова стала высказывать Фадееву претензии, кто-то представил его братом Ощепковой, но в разговоре он не участвовал, лишь спросил Фадеева, как бы он поступил, если бы это произошло с его сестрой или женой. Насилия и угроз в отношении Фадеева не было. Допускает, что мог ударить Фадеева. Но только из чувства неприязни к нему. Фадеев все претензии признал и пообещал вернуть должную сумму денег.
Сизов пояснил, что после этой поездки к автопарку он еще раз видел Фадеева у Индустриального суда. Фадеев там был вместе с Каменским, объяснил ему и Морозу, что деньги Фролов должен был ему, а не наоборот. Какое-то время спустя, Фадеев позвал его из квартиры и передал тысячу рублей для Ганиева. Сизов также пояснил, что Ганиеву говорил о том, что Фадеев передал для него деньги, но Ганиев от них отказался. Часть денег он потратил на свои собственные нужды, а потом решил их отдать Фадееву обратно и даже искал его, но не нашел, а затем был арестован.
Оценив показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии и в судебном заседании, суд считает, что они полностью рассказывают о динамике совершенного преступления. Однако с целью уйти от ответственности, умышленно преуменьшают степень своей вины и не называют ряд существенных моментов вымогательства, в которых они лично принимали участие, стараясь переложить ответственность на других подсудимых.
Вина подсудимых, несмотря на непризнание вины, полностью и объективно подтверждается показаниями потерпевшего и свидетелей, а также другими материалами дела.
Потерпевший Фадеев в судебном заседании и на предварительном следствии показал, что Фролов, пользуясь его автомашиной, неоднократно повреждал ее. На ремонт им было затрачено около 1 тысячи рублей, которые Фролов обещал отдать, но затем стал скрываться от него. Поэтому он действительно разыскивал его, приезжал домой и несколько раз к Ощепковой, у которой просил помочь встретиться с Фроловым. Однако, каждый раз он разговаривал доброжелательно. С Ощепковой они договорились, что она приведет к магазину "Белочка" Фролова. Он заехал за Пищальниковой и она сообщила, что приезжал на "Волге" Фролов и придет позже. Действительно, Фролов приехал и еще раз пообещал вернуть долг, а когда они вышли из дома, его позвали в автомашину "Волга", где Еловиков и Зобнин стал спрашивать, почему он пристает к Ощепковой. Затем Зобнин вызвал его из машины и в присутствии Еловикова потребовал передать Фролову 2 тысячи рублей, через 3 дня. В ответ на это он заявил Фролову, что если с него возьмут 2 тысячи рублей, то он возьмет с Фролова 3000 рублей, из расчета 1 тысячу за ремонт автомашины и 2 тысячи, которые он отдаст. Фролов заверил его, что ничего отдавать не надо, он все уладит.
Это же он повторил на следующий день при случайной встрече. Однако, Матвеев ему рассказал, что Фролов в этот день приезжал в "Подкамник" и предлагал принять участие в вытряхивании денег у Фадеева.
Через 3 дня к автопарку подъехали две машины "Москвич" и "Волга". В "Волге" сидели 4 человека, в том числе и Ощепкова. Когда он выходил из парка, Мороз позвал его в машину. Машина сразу же отъехала в конец парка. "Москвич" поехал следом. Мороз стал спрашивать, почему он пристает к Ощепковой и представил Сизова ее братом, который специально приехал разобраться. Сизов, говорил ему, что он беспокоит Ощепкову, пристает. Его объяснения никто не слушал. Затем Мороз и Сизов ударили его в ухо, а затем заявили, что Ощепковой нужны деньги, чтобы ехать рожать в Прибалтику, и он должен передать Фролову для этого 3 тысячи рублей. В машине, Мороз предлагал, сидящим в машине, отвезти его в лес и там поговорить, угрожал сжечь машину. Опасаясь за свою жизнь, он согласился отдать требуемую сумму, после этого его из машины выпустили.
На другой день он приехал к Еловикову и рассказал, что у них не получится получить с него деньги, так как ими заинтересовался его дядя - полковник КГБ и потребовал встречи со старшими. В назначенное им время к автопарку приехали Еловиков, Зобнин, Фролов и Ганиев. Ганиев не поверил, что у него есть дядя полковник КГБ и тогда он предложил отдать 1 тысячу рублей. Ганиев всем присутствующим заявил, чтобы они взяли с него одну тысячу рублей. На следующий день он приезжал к Ганиеву домой, рассчитывая с помощью Каменского договориться и не отдавать деньги. Однако этого не получилось и он был вынужден взять деньги у отца и передать Сизову.
Во время предварительного следствия потерпевший Фадеев уверенно опознал Мороза, Сизова, как лиц, совершивших вымогательство. В своих показаниях он подробно рассказал об участии каждого из подсудимых в свершении преступления.
Свои показания Фадеев подтвердил на очных ставках с Еловиковым, Ганиевым, Фроловым, Сизовым, Зобниным. (т.2, л.д. 42-43, 75-76, 111-115, 191-193, 276-278)
Кроме того, его показания нашил подтверждение в показаниях подсудимых и свидетелей.
На предварительном следствии подсудимый Сизов первоначально вообще отказывался давать какие-либо показания. Впоследствии, Сизов на следствии пояснил, что Ганиев предложил ему помочь Фролову и Ощепковой и он согласился. У автопарка кто-то сходил за Фадеевым и после того, как они он сел в машину, они отъехали метров 30 в сторону. Освещение в парке только у ворот КПП, а дальше темнота. В салоне машины он представился братом Ощепковой. Ощепкова и Фролов высказали свои претензии Фадееву и он согласился с ними. В конце разговора Фадеев предложил в качестве компенсации - деньги. Кому и сколько они должны быть переданы - в машине не говорилось. Через несколько дней к нему домой приехал Фадеев и отдал 1 тысячу рублей. Этими деньгами он с другими лицами не делился, а израсходовал их сам лично. (т. 2 л.д. 200-201, т. 5 л.д. 44-47)
Из показаний подсудимого Сизова видно, что он первоначально не отрицал факт завладения деньгами у Фадеева. Однако, категорически отрицал причинение насилия.
Оценив показания подсудимого, суд считает, что Сизов стремится показать отдельные моменты преступления иначе, чем это было на самом деле, чтобы приуменьшить степень своей вины.
Подсудимый Ганиев, на предварительном следствии, неоднократно менял свои показания. В частности, первоначально пояснил, что у автобусного парка на ул. Ижевской никогда не был, участия в вымогательстве денег не принимал. Затем Ганиев признал, что приезжал к автопарку к Фадееву с Зобниным и Фроловым, но только для того, чтобы переговорить с Фадеевым насчет колес. (т.2 л.д. 59-69, 73-74, 75-77)
При предъявлении первоначального обвинения, Ганиев показывал, что к нему несколько раз приезжали Зобнин и Еловиков и просили поговорить с Фадеевым. Вместе с ними он ездил к Сизову, а оттуда вместе с Сизовым и Морозом ездили к автобусному парку, где разговаривали с Фадеевым. Однако в его адрес угроз не высказывали, деньги не требовали. На следующий день он снова ездил к автобусному парку, где Фадеев говорил ему о своем родственнике - полковнике КГБ и что с Фроловым он все равно разберется. (т. 2 л.д. 121-124)
Далее в своих показаниях Ганиев утверждал, что Еловиков и Зобнин приезжали к нему в тубдиспансер, где рассказывали, что к ним приезжал Фадеев и требует 2 тысячи рублей с Фролова, терроризирует его подругу Ощепкову, угрожая изнасиловать ее. Требует деньги с Еловикова. Пугает всех Плотниковым. С Плотниковым он разговаривал о Фадееве.
Затем к нему приехали Зобнин, Фролов, Еловиков. Еловиков предложил ему съездить к автопарку и поговорить с Фадеевым, так как тот заканчивает работу в 20-21 час. Брать деньги с Фадеева они не договаривались. Они заехали к Сизову по делам. У Сизова дома был Мороз. Они попросили подвезти их к кинотеатру "Кристалл". Сизову и Морозу о других лицах не рассказывал, о причинах поездки не говорил. Затем заехали за Ощепковой. Он предложил Сизову и Морожу завезти их к кинотеатру позднее. У автопарка Фадеева пригласили в машину. Он сел за руль и отъехал в сторону. В салоне автомашины Ощепкова и Фадеев выясняли между собой отношения. В адрес Фадеева никаких угроз не было, его не били, деньги не требовали. Братом Ощепковой никто не представлялся, Мороз и Сизов в разговор вообще не вмешивались. В конце разговора они только сказали Фадееву: "Давай, парень, извиняйся".
На следующий день он по просьбе Зобнина и Еловикова ездил с ними к автопарку, где снова разговаривал с Фадеевым. Фадеев предложил оставить Фролова ему, а за это он даст 1 тысячу рублей. Он отказался от денег и сказал, что если Фадеев еще раз подойдет к Фролову, то ему будет плохо. 26.12.89 года к нему домой приезжал Зобнин и сообщил, что Еловикова арестовали за вымогательство. (т. 5 л.д. 57-60)
Анализируя показания Ганиева на предварительном и судебном следствии, суд считает, что Ганиев умышленно стремится преуменьшить степень своей вины, показывая отдельные моменты преступления в выгодном для себя свете, стараясь таким образом уклониться от уголовной ответственности за совершенное преступление.
Подсудимый Еловиков на предварительном следствии первоначально отрицал свое участие в вымогательстве денег и пояснил, что Фадеев каких-либо угроз в его адрес, в адрес его жены, Еловикова или Ощепковой не высказывал, к автобусному парку никогда не ездил. (т. 2 л.д. 33-34)
Далее Еловиков вспоминает, что вместе с Фроловым и кем-то из знакомых ездил на Серебрянский проезд, где разговаривал на повышенных тонах с Фадеевым, почему он требует деньги с Фролова. На следующий день по просьбе Фадеева, он привозил к парку мужчину, который был при разговоре накануне. О чем у них был разговор, не знает. (т. 2 л.д. 40-41)
После очной ставки с потерпевшим Фадеевым Еловиков изменил показания и назвал своих соучастников Зобнина Н. и Ганиева. На Серебрянском поезде они разговаривали с Фадеевым о том, сколько Фролов должен ему. После разговора поехали к Ганиеву и рассказали ему, что Фадеев пристает к Ощепковой, обещал "бомбануть" ее квартиру, требует деньги с Фролова. Он (Еловиков) попросил Ганиева разобраться с Фадеевым. Ганиев сказал, что Фадеева за грубость надо наказать и спросил у Фролова во сколько Фадеев на следующий день заканчивает работу. Они договорились встретиться часов в 7 вечера, чтобы к моменту окончания Фадеевым работы, подъехать к парку. Ганиев сказал, что съездит и кого-то возьмет с собой. На следующий день они приехали к нему на "Волге", затем взяли еще "Москвич". От Ганиева заехали на проспект Декабристов, где взяли еще двоих человек и поехали к автопарку. Там Фролов позвал Фадеева. Затем "Волга" и "Москвич" отъехали в сторону, через некоторое время из "Волги" вышла Ощепкова и позвала туда Фролова и рассказала, что в "Волге" Фадеева побили немного, что его наказывают за грубость к ней и что у одного из них оказывается есть нож.
На следующий день они снова приезжали к автобусному парку по просьбе Фадеева. Где Фадеев и Ганиеев о чем-то разговаривали, размахивая руками. Когда Ганиев сел в машину, то выругался. Позже от Фролова он узнал, что с Фадеева взяли тысячу рублей. (т 2 л.д. 47-49)
Во время допроса с применением видеозаписи, Еловиков в целом подтвердил данные показания. (т. 2 л.д. 50-53)
Свидетель Матвеев показал, что в ноябре 1989 года, вечером он находился в пивном баре "Кама". Туда на автомашине "Волга" приехал Фролов и предложил ему поехать взять долг с Фадеева, а когда он не согласился - уехал.
На предварительном следствии свидетель Матвеев показания о данной встрече поменял следующим образом: Фролов преложил ему принять участие в "вытряхивании" денег у Фадеева. Кроме того, об этом разговоре он рассказывал Фадееву, Фадеев объяснил ему, что Фролов сломал его машину и он со своей подругой чуть не разбился.
Данные показания суд признает более правдивыми, поскольку они подтверждаются показаниями Фадеева и другими показаниями. В том числе из показаний Зобнина следует, что после первичного предложения разобраться с Фадеевым, Фролов вместе с Голубаевым уезжали куда-то на "Волге", но затем снова вернулись.
Свидетель Голубаев показал, что в ноябре 1989 года Фролов пригласил его к Гудешникову смотреть видеофильм, вместе с ними пошли Ощепкова и мать Фролова. У Гудешникова были Зобнин и Еловиков. Затем все стали собираться куда-то ехать. Ему предложили подождать в квартире, но он не согласился и поехал с ними. Ездили на Серебрянский проезд, что там происходило - он не помнит. Кроме того Голубаев подтвердил показания Зобнина о том, что Фролов перед поездкой на Серебрянский проезд, куда-то ездил. Голубаев об этом показал, что они с Фроловым ездили по городу и заезжали в "Подкамник" - пивбар "Кама", куда заходил Фролов.
На предварительном следствии Голубаев, будучи допрошенными с применением видеозаписи показал, что он передавал Фролову о том, что его разыскивает Фадеев. На эти слова Фролов ему ответил: "Фадеев добегается, я знаю таких людей, которые могут его убрать, он допрыгается, сейчас пару штук на него навесим". После этого разговора они пошли к Гудешникову смотреть видео. А затем поехали на Серебрянский проезд, где с Фадеевым разговаривал Зобнин. Фадеев после этого подошел к машине и что-то говорил Фролову. Затем они поехали к кинотеатру "Дзержинец", где Зобнин и Еловиков разговаривали с каким-то своим другом. В салоне автомашины в пути состоялся разговор. "…Они сказали, повесим на него две штуки". Он их начал пугать, они поехали к каким-то друзьям, рэкетирам каким-то".
Из анализа показаний свидетелей Матеева и Голубаева следует, что Фролов еще до поездки на Серебрянский проезд высказывал намерение получить с Фадеева 2 штуки, т.е. 2 тысячи. Фролов в это день заезжал к Пищальниковой, от которой узнал, что Фадеев будет позднее. Кроме этого, в тот же день он предлагал Матвееву принять участие в "вытряхивании" денег у Фадеева.
Об едином умысле на вымогательство денег у Фадеева, имевшемся у Фролова, Зобнина и Еловикова, свидетельствуют также письмо Фролова в телепрограмму "Взгляд". В данном письме он в частности указывает: "Написать вам меня побудили обстоятельства. Дело в том, что я попал под влияние своего отчима и его друзей, которые привыкли к легкой жизни и приложили все усилия, чтобы … втянуть меня в преступную деятельность. Ныне наш потерпевший Фадеев обидел мою жену… Друзья заинтересовались инцидентом, который произошел между моей женой и Фадеевым, решив тем самым поправить трудности финансовых положений. В результате я его я попал в следственный изолятор города Перми…"
В данном письме Фролов умышленно преуменьшает степень своего личного участия и вымогательства денег у Фадеева, перелагая с себя ответственность за содеянное на своих соучастников.
Такую же позицию заняли все остальные соучастники вымогательства, избрав способом защиты непризнание вины, стремясь переложить ее на другие плечи, представить потерпевшего виновником происходящего.
Свидетель Пищальникова в судебном заседании показала, что Фролов пользовался машиной Фадеева и неоднократно разбивал ее. Ремонт проводили они вместе, но почти все денежные расходы приходились на долю Фадеева. В октябре 1989 года выяснилось, что Фролов еще перегрел двигатель. Поэтому за все ремонты Фролов должен был Фадееву 1 тысячу рублей. Однако Фролов стал скрываться от Фадеева. Чтобы его найти они с Фадеевым ездили к нему домой и к его подруге Ощепковой, но та говорила, что сама Фролова не видит. В разговоре с Ощепковой и с матерью Фролова никто им не угрожал. С Ощепковой они договорились, что она приведет Фролова к магазину "Белочка". В тот день Фролов приехал к ней домой на автомашине "Волга" и спросил Фадеева, а затем сказал, что приедет позже. Вечером Фролов снова приехал, они о чем-то разговаривали. Затем, когда они вышли из дома, то Фадеев подошел к автомашине "Волга" и о чем-то разговаривал с двумя мужчинами. В машине он сообщил ей, что на него наклеветали и требуют отдать деньги 2 тысячи рублей, назначили срок.
Затем она, со слов Фадеева, знает, что к нему на работу приезжали на двух машинах 11 человек, в том числе Фролов и Ощепкова. Фадеева посадили в машину и потребовали уже 3 тысячи рублей. Ударили его несколько раз по голове. Одни из мужчин представился братом Ощепковой и заявил, что ей нужны деньги, чтобы ехать рожать в Прибалтику. О том, что ему угрожали ножами, она знает со слов Фадеева. Позже со слов Фадеева она поняла, что Фадеев договорился отдать 1 тысячу рублей. Деньги для этого ему дал его отец. Все купюры она переписала вместе с Бронской.
Свидетель Бронская подтвердила, что вместе с Пищальниковой она переписывал деньги, которые Фадеев должен был кому-то передать. На предварительном следствии Бронская показывала, что со слов Пищальниковой ей известно, что у Фадеева вымогают деньги. Сначала требовали крупную сумму, но потом согласились на 1 тысячу.
Списки с номерами купюр, переданных потерпевшим Фадеевым, одному из соучастников вымогательства Сизову, подтверждают показания Пищальниковой и Бронской.
Свидетель Фадеев М.В. - отец потерпевшего показал, что в ноябре 1989 года он с сыном приехал на Серебрянский проезд к его подруге Пищальниковой. Через некоторое время к дому подъехала автомашина "Волга". Сын у этой автомашины о чем-то разговаривал с двумя мужчинами. По внешнему виду он понял, что разговор неприятный. Затем в машине Фадеев сказал, что на него натравил Фролов и что с него требуют 2 тысячи.
Через несколько дней заезжал в автопарк и обратил внимание на две машины. Позже увидел сына. Он был расстроен, что снова приезжали и требовали деньги 3 тысячи рублей, ударили вскользь несколько раз. После этого приезда сын придумал припугнуть рэкетиров, что у него есть дядя полковник КГБ и потребовал встречи, в ходе которой, у автопарка, они договорились, что Фадеев отдаст 1 тысячу рублей и все. Деньги сыну давал он, которые он снял со сберегательной книжки.
Показания Фадеева М.В. подтверждает выписка из сберегательной книжки, из которой следует, что он действительно 24.11.89 года снял тысячу рублей.
Свидетель Шишкина в судебном заседании показала, что в ноябре 1989 года она дежурила на КПП автопарка, куда зашел Фадеев и в разговоре рассказал, что рэкетиры требуют с него 2 000 рублей. После этого разговора, через несколько дней, вечером, какой-то парень интересовался, заехал ли в парк Фадеев. Потом пришел Фадеев. Увидев, что у него красное ухо, она спросила: "Ты что по уху получил?". И сказала, что его жду. Фадеев пояснил, что его уже нашли, те рэкетиры, которые требовали с него опять деньги, угрожали ножом.
Свидетель Ожгибисова показала, что Фадеев ей рассказал, что с него кто-то требует деньги. В этот же день, вечером Фадеев пришел в кассу с красным ухом и рассказал, что его посадили в машину и стали спрашивать, почему он не принес деньги, а затем снова потребовали передачи денег, но уже на тысячу больше.
Показания свидетелей Ожгибисовой и Шишкиной опровергают показания подсудимых о том, что в салоне автомашины "Волга" к Фадееву ни насилие, ни угрозы не применялись.
Из их показаний следует, что Фадеев рассказывал у себя на работе о том, что на Серебрянском проезде рэкетиры требовали с него деньги. Это также подтверждает показания Фадеева и Пищальниковой, а также свидетельствует о том, что Фадеев имел основания опасаться повторного вымогательства. Кроме того, данные свидетели подтверждает, что Фадеев им рассказывал об угрозах в салоне автомашины.
Показания свидетеля Болотова, данные им в судебном заседании не выдерживают никакой критики и опровергаются показаниями подсудимых, другими материалами дела. Суд считает, что Болотов намеренно пытается ввести суд в заблуждение, поэтому в основу приговора берет его показания на предварительном следствии.
На предварительном следствии Болотов показал, что приехал к Гудешников. И Еловиков с Зобниным попросили его съездить с ними. Некоторое время по городу они искали Фролова и Ощепокову, а затем, посадив их, поехали к Центральному рынку, где Еловиков и Зобнин подходили к машине Зобнина Павла и о чем-то разговаривали. После этого разговора они на двух машинах поехали на ул. Полевую. Еловиков и Зобнин куда-то сходили и вернулись с незнакомым ему ранее Ганиевым. Ганиев сказал ему ехать на проспект Декабристов. Он же привел еще двух незнакомых мужчин Сизова и Мороза. На улице около дома Ганиев, Сизов и Мороз о чем-то минут 10 разговаривали с Еловиковым, Зобниным, Ощепковой и Фроловым. Затем в "Волгу" сели Ганиев, Сизов, Мороз и Ощепкова. Кто-то из них сказал ему ехать к автопарку на Ижевской. Из обрывков разговора, которые велись в салоне автомашины, он слышал, что Ощепкова беременная, а Ганиев, Мороз и Сизов за нее заступятся.
У автобусного парка Фролов вышел из "Москвича" и сходил в парк. В этот момент ему предложили уйти в "Москвич", а Ганиев пересел за руль "Волги". Из парка вышел Фадеев и сел в машину. Автомашина сразу же отъехала от парка метров на 250. Они на "Москвиче" также поехали следом. Через некоторое время из "Волги" вышла Ощепкова и сказал, что Фадеева там бьют и что вместо ее зовут Фролова. Фролов сходил и, вернувшись, сообщил, что там с Фадеева требуют деньги.
После задержания Еловикова, Зобнин просил его на случай вызова в милицию, заявить, что ничего не знает, а только возил пьяных.
Свидетель Ощепкова в суде показала, что Фадеев преследовал ее, приезжал домой и на работу, угрожая изнасиловать ее, "бомбануть" квартиру и так далее. Требовал, чтобы она нашла ему Фадеева.
В ноябре 1989 года она, встретив Фролова, рассказала о том, что к ней опять приезжал Фадеев и угрожал. Фролов пригласил ее к Гудешникову посмотреть видеофильмы. Там по просьбе Фролова она все рассказала Еловикову, Зобнину. Они были в нетрезвом состоянии, возбуждены, взяли ее с собой и поехали, сказав ей, что Фадеев извинится перед ней и больше не приедет. Поехали в автопарк. По дороге еще заезжали за кем-то. К парку приехали на двух машинах. Кто в какой машине ехал, не помнит. Когда Фадеев сел в машину, она стала его спрашивать, сколько можно ездить к ней и приставать. Кто-то из сидящих в машине мужчин предложил ему извиниться. Фадеев извинился и ушел. Все было спокойно, ему никто не угрожал.
В своих первых показаниях на предварительном следствии Ощепкова показывала, что отношения Фролова и Фадеева были нормальные. В конце лета, где-то в сентябре Фролов вернул Фадееву его автомашину. Через некоторое время к ней на работу стал приезжать Фадеев и разыскивать Фролова, говорил, что ему надо о чем-то поговорить с ним. Ни Фролов, ни Фадеев не рассказывали ей какие у них могут быть дела. Она догадывалась что это связано с автомашиной и предполагала, что Фролов должен Фадееву что-либо. Фадееву никак не удавалось встретиться с Фроловым и он спрашивал, передает ли она Фролову просьбу о встрече. Ее это раздражало и она говорила, что она беременная, нервничать ей нельзя. У Фролова она в свою очередь также пыталась выяснить, зачем его разыскивает Фадеев, но он ничего не рассказывал. Правды от него никогда не добьешься.
При вторичном допросе на предварительном следствии свидетель Ощепкова показала, что с октября 1989 года Фролова разыскивал Фадеев и в грубой форме требовал встречи с Фроловым, угрожал ей. Ни Фадеев, ни Фролов ей ничего не объясняли. Однажды она, Фролов пошли к Гудешникову смотреть видеофильм. Немного погодя все стали собираться. Она показала, что эта поездка связана с Фадеевым. Ей сказали, что Фадеев перед ней сейчас извинится, она поняла, что отговаривать бесполезно от этого, так как они были выпившие и возбужденные. На двух машинах они поехали к автопарку, где работает Фадеев. С ней в "Волге" ехали трое неизвестных мужчин, которые сели в машину у высотных домов. В машине они спрашивали ее, угрожал ли ей Фадеев и каким образом, попросили, чтобы она повторила это при Фадееве. Когда Фадеев проходил мимо "Волги", его пригласили сесть в машину. Он сел на заднее сидение между нею и незнакомым мужчиной. "Волга" отъехала от автопарка примерно на 100 метров. Мужчина, который сидел на переднем сидении рядом с водителем, стал говорить Фадееву, что он ее брат и приехал разобраться. Он спросил, обижал ли ее Фадеев. Он подтвердила. Фадеев стал отрицать. Тогда мужчины, которые сидели: один на переднем пассажирском сидении, второй - на заднем сидении по разу ударили Фадеева. После этого ее попросили пересесть в "Москвич".
Из анализа показаний свидетеля Ощепковой видно, что она от показаний к показаниями постоянно сгущает краски в отношении потерпевшего Фадеева, выставляя его в роли вымогателя, а Фролова и других, приезжавших в автопарк, в качестве заступников.
В целом, по мнению суда, вторые показания свидетеля Ощепковой более правдивые, поскольку они подтверждаются объективно показаниями Фадеева, подсудимых и свидетелей. Суд считает, что Ощепкова, умалчивая некоторые детали преступления, старается не навредить своему сожителю Фролову и другим, стремясь облегчить их участь.
Свидетель Зобнин Павел - брат подсудимого Зобнина на предварительном и судебном следствии неоднократно менял свои показания, в частности, в суде он пояснил, что Еловиков попросил его развести их компанию по домам и сказал ехать за "Волгой". Сначала они заехали к частным домам за рынком, а затем на проспект Декабристов, где в его машину пересели Еловиков и Зобнин. Там же к "Волге" подошли какие-то мужчины и девушка с Фроловым. Затем Фролов сел к ним и они поехали за "Волгой" к автопарку. У автопарка, когда "Волга" поехала, он следом за ней не поехал. В машине распивали спиртные напитки. К ним подходил Болотов - водитель "Волги" и Фролов.
На предварительном следствии Зобнин пояснял, что Еловиков попросил его свозить "наших ребят", т.к. одной машины им не хватит. Затем ездили к высотным домам на проспекте Декабристов, а затем к автопарку. У автопарка он отъезжал следом за "Волгой" в сторону.
После того, как арестовали Еловикова, брат сказал ему, что он по делу будет свидетелем.
Суд считает, что данные показания более правдивы, поскольку объективно подтверждаются показаниями подсудимых и свидетелей.
Свидетель Каменских показал, что к нему обратился Малышев и рассказал, что у его товарища Фадеева неприятности с друзьями Каменского. При встрече Фадеев рассказал, что Фролов должен ему деньги, но за него заступаются друзья. У Индустриального суда они с Фадеевым встретили Сизова и Мороза, которые утверждали, что деньги должен Фадеев Фролову, а не наоборот. После этого они поехали к Ганиеву, где он попросил его не вмешиваться в отношения Фролова и Фадеева. Ганиев разрешил Фадееву разобраться с Фроловым попоздней.
Свидетель Еловикова на предварительном следствии показала что отношения между Фроловым и Фадеевым был нормальные. Фадеев всегда разговаривал вежливо, никогда никаких угроз ни в ее адрес, ни в адрес Фролова или Еловикова он не высказывал.
В судебном заседании Еловикова изменила свои показания, утверждая, что Фадеев преследовал Фролова и Ощепкову. Об этом ей неоднократно говорила Ощепкова. Фадеев приезжал к ним ночью, будил, в грубой форме заставлял Фролова ездить на его машине.
Показания Еловиковй в суде не выдерживают никакой критики и противоречат добытым доказательства. Суд признает их неправдивыми и поскольку Еловикова явно заинтересована в исходе дела и своими показаниями старается опорочить потерпевшего Фадеева, пытаясь таким образом облегчить положение сына и мужа.
Оценив показания потерпевшего Фадеева об обстоятельства совершенного в его отношении вымогательства, суд признает их правдивыми, поскольку они в целом подтверждаются показаниями подсудимых и свидетелей, данных ими на предварительном следствии и в судебном заседании.
Оценив все доказательства по данному эпизоду в отдельности и в совокупности, суд находит вину подсудимых полностью установленной.
Действия Фролова, Еловикова, Зобнина, Ганиева, Сизова и Мороза правильно квалифицированы ч. 3 ст. 148 УК РФСФР, как вымогательство, т.е. требование передачи личного имущества граждан под угрозой насилия над личностью и истребления имущества потерпевшего, совершенного по предварительному сговору группой лиц, соединенное с насилием не опасным для жизни и здоровья, совершенное организованной группой.
Суд признает совершение вымогательства организованной группой. Данное преступление начиналось по предварительному сговору между Фроловым, Еловиковым и Зобниным, но затем в ходе совершения преступления, группа преобразуется в устойчивую группу лиц, объединенных единым смыслом на совершение вымогательства денег у Фадеева. Для выполнения задуманного они привлекают Ганиева, который в свою очередь вовлекает Сизова и Мороза. Об устойчивости группы свидетельствует тот факт, что Еловиков, Фролов и Зобнин принимают участие во всех трех эпизодах вымогательства денег у Фадеева. Группа тщательно готовит и планирует преступления, назначает время и место совершения преступления, для той цели заранее узнает время окончания работы потерпевшего и так далее.
В поездках к автопарку Зобнин, Фролов и Еловиков должны были своим присутствием оказывать психологическое воздействие на Фадеева, а затем получить деньги. Ганиев, Сизов и Мороз, используя психическое и физическое насилие, должны были сломить волю потерпевшего и заставить его выдать требуемую сумму денег.
Потерпевший Фадеев, опасаясь осуществления угроз, согласился сначала передать Фролову и Еловикову требуемые 3 тысячи денег, а затем после второй встречи с Ганиевым, Фроловым, Еловиковым и Зобниным одну тысячу рублей. Данную сумму он передал Сизову в руки, т.к. не желал на почве личной неприязни, передавать ее Фролову.
Квалифицирующие признаки вымогательства, а именно угрозу убийством и причинение крупного ущерба потерпевшему суд исключает из обвинения Еловикова, Фролова, Ганиева, Зобнина, Мороза и Сизова, как не нашедшего своего достаточного подтверждения на предварительном и судебном следствии.
Гражданский иск потерпевшего Фадеева о взыскании 1 тысячи рублей удовлетворению не подлежит, так как в ходе судебного следствия установлено, что данная сумма ему полностью возвращена.
13.10.89 года Фролов, по предварительному сговору на тайное похищение автомашины с Голубаевым, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, около 22 часов приехали к неохраняемой стоянке автомашин у кинотеатра "Искра", расположенного по ул. Макаренко города Перми тайно похитили автомобиль ВАЗ-2106 государственный номер И 4378 ПМ стоимостью, принадлежащий Дубинину, перегнав его в гараж по ул. Маршрутной Свердловского района города Перми. Вместе с машиной были похищены личные вещи Дубинина: автомобильная магнитола "Гродно" стоимостью 300 рублей, колонки японского производства, оценные в 200 рублей, 4 бутылки водки, стоимостью 10 рублей за одну бутылку, которые находились в не представляющем ценности полиэтиленовом пакете; 3 кг мяса свинины по цене 5 руб. 90 копеек за 1 кг на 17 рублей 70 копеек, которое находилось в пакете, не представляющем ценности для потерпевшего; 1 кг колбасы стоимостью 2 руб. 80 коп, курицу стоимостью 3 руб.40 копеек, две буханки хлеба по цене 26 копеек каждая. Кроме того, Фролов и Голубаев похитили из машины женскую сумку, не представляющую ценности, в которой находились: кошелек, оцененный в 15 рублей, деньги в сумме 50 рублей 80 копеек, штамп и печать транспортного кооператива "Ладога".
Продукты питания Фролов вместе с Голубаевым съели, а машину разобрав на запчасти - продали. Полученные от реализации похищенного деньги - использовали в личных целях.
В результате кражи Фролов совместно с Голубвевым причинили потерпевшему Дубинину значительный материальный ущерб на общую сумму 8630 рублей 22 копейки.
Подсудимый Фролов вину в совершении данного преступления признал и пояснил, что в начале ноября 1989 года он с Голубаевым пошел в кинотеатр "Искра", но билетов не было. Т.к. Фадеев требовал с него 1,5 тыс. руб. за якобы неправильное использование его машины, поэтому ин решил совершить кражу автомашины, чтобы разобрать её на запчасти и продать. На стоянке у кинотеатра он через форточку открыл машину ВАЗ 2106. Завел. Вместе с Голубаевым перегнал её в гараж по ул. Маршрутной. В машине находились продукты питания и деньги около 50 рублей. Продукты и деньги они поделили с Голубаевым пополам. Кроме того, он взял из машины магнитофон с колонками, салон. Колеса они поделили с Голубаевым. Свои два колеса он спрятал у дома, но их похитили.
Виновность Фролова кроме его признательных показаний подтверждается показаниями потерпевшего Дубинина, свидетелей и материалами дела.
Потерпевший Дубинин пояснил, что 13.10.89 он на своей машине "Жигули" около 21 часа приехал с женой к кинотеатру "Искра" и ушел на просмотр. После просмотра они обнаружили, что автомашина украдена. Вместе с ней пропали следующие вещи: автомобильная магнитола "Гродно", 2 колонки японского про-ва, 4 бутылки водки, мясо, курица, колбаса, хлеб и около 50 рублей денег. Причиненный ущерб является для Дубинина значительным.
Свидетель Голубаев показал, что 13.10.89 утром к нему приехал Фролов и сказал, чтобы он вечером пришел к нему и захватил отвертку, плоскогубцы для того, чтоб угнать машину. Вечером они с Фроловым поехали к кинотеатру "Искра", где на автостоянке Фролов спросил Голубаева какая машина ему больше нравится. Он ответил, что "Жигули 2106". После этого Фролов открыл машину и предложил ему садиться. У машины сработало противоугонное устройство - заклинило руль, но они его провернули и уехали в гараж одного из знакомых Фролова. Закрылись в гараже. Фролов уговорил Голубаева разобрать машину. Они сняли номера, салон, панель приборов, аккумулятор, карбюратор. Из машины взяли продукты: мясо, колбасу, хлеб, курицу, 4 бутылки водки. Поделили все пополам. Из кошелька, найденного в машине Фролов дал Голубаеву 5 рублей на такси, остальные деньги взял себе. Фролов забрал магнитолу с двумя колонками. Через несколько дней они вместе сняли с машины колеса. Привезли их к нему домой, где они и хранились. Все колеса продавал Фролов. От их реализации Фролов передал ему 80 рублей. Вместе с колесами Фролов отдал и радиатор от этой машины.
Свидетель Кузнецов показал, что в октябре 1989 года он обнаружил в своем гараже разобранную машину ВАЗ 2106 желтого цвета. Ключи от гаража находились у Фролова. Он нашел его и предложил убрать машину, т.к. гараж был нужен ему самому. Фролов машину убрал, но в гараже остались: генератор, трамблер, которые Фролов просил продать.
Протокол выемки из гаража Кузнецова трамблера и генератора подтверждают показания Кузнецова.
Свидетель Галаутдинов показал, что по просьбе Фролова и Голубаева он перевозил салон от "Жигулей" желтого цвета к Фролову домой.
Свидетель Просвирнин подтвердил показания потерпевшего Дубинина, именно, что в октябре 1989 года поздно вечером Дубинин сообщил ему о краже автомобиля. Позже опознал двери, изъятые у Толмачева. Он по просьбе Дубинина их ремонтировал. Вместе с машиной у Дубинина были похищены продукты питания, водка, т.к. они собирались вместе на дачу, магнитола с колонками.
Из протокола опознания (т.4 л.д.20-21) следует, что Толмачев опознал Фролова как продавца колес и дверей.
Подсудимый Еловиков - отчим Фролова по данному эпизоду показал, что Фролов рассказывал ему о краже автомашины, которую совершил вместе с Голубаевым, перегоне машины в гараж Ганиева.
Оценив собранные по делу доказательства, суд считает вину Фролова в тайном похищении автомашины у Дубинина полностью установленной.
Действия Фролова по данному эпизоду квалифицированы ч. 2 ст. 144 УК РСФСР как тайное похищение личного имущества граждан, совершенное по предварительному сговору группой лиц и причинившее значительный материальный ущерб потерпевшему.
Судом установлено, что умысел на похищение машины возник у Фролова заранее. С этой целью он привлекает для осуществления задуманного Голубаева, предлагая ему еще утром 13.10.89 совершить кражу машины.
Действия Голубаева, его участие в краже свидетельствуют об их предварительном сговоре: он наблюдал за улицей, помогал ломать противоугонное устройство, разбирать и сбывать запчасти с похищенной машины.
Действия Фролова и Голубаева причинили потерпевшему Дубинину значительный ущерб в сумме 8630 руб. 22 коп.
Однако гражданский иск потерпевшего Дубинина следует рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства, признав за ним право на удовлетворение иска, поскольку потерпевший в судебном заседании увеличил сумму иска и произвести правильный расчет без отложения данного дела невозможно.
13.10.89 Фролов по предварительному сговору с Голубаевым со стоянки около кинотеатра "Искра" г. Перми тайно похитили автомобиль "ВАЗ 2106" госномер И 4378 ПМ, вместе с находившимися вещами и продуктами питания. В результате владельцу Дубинину был причинен значительный материальный ущерб на сумму 8630 руб. 22 коп.
О краже и реализации запчастей, снятых с машины Фролов рассказал в 20-х числах ноября 1989 года своему отчиму - Еловикову. С целью укрытия совершенного Фроловым корыстного преступления, Еловиков оказал Фролову активную помощь в укрытии похищенной автомашины. У себя на работе в ППАП-6 он взял дежурный автомобиль "Техпомощь" с тележкой и на ней перевез в конце ноября 1989 года похищенную автомашину из гаража по ул. Маршрутной в Свердловском районе г. Перми в заранее подготовленный гараж в Индустриальном районе г. Перми. В этом гараже Еловиков помогал Фролову укрывать машину до момента своего ареста.
Подсудимый Еловиков вину в совершении данного преступления признал и показал, что в 20-х числах ноября 1989 года Фролов рассказал ему о том, что он вместе с Голубаевым угнал машину "Жигули". О том, что она находится в гараже по ул. Маршрутная знает Фадеев. Поэтому машину надо перепрятать. Вместе с Фроловым он осмотрел машину. Отремонтировал колеса у себя на работе и поставил их на похищенную машину. У себя на работе в ППАП-6 он взял дежурный автомобиль "Техпомощь" с тележкой, чтобы перегнать на ней "Жигули" в гараж Ганиева. О том, что машина похищена - Ганиев не знал. В конце ноября 1989 года Ганиев показал ему гараж, а он перегнал туда машину. Принимал участие в операции потому, что Фролов его неродной сын.
Виновность подсудимого Еловикова кроме его признательных показаний подтверждается показаниями свидетелей и материалами дела.
Подсудимый Ганиев показал, что Еловиков попросил у него на время гараж, т.к. у его знакомого был пустой гараж - он предоставил его Еловикову на время. В конце ноября Еловиков взял на работе "Техпомощь". Перетащил автомашину "Жигули" из гаража на ул. Маршрутной в гараж, который он указал. О том, что машина похищена - он не знал.
Подсудимый Фролов по данному эпизоду показал, что рассказал своему отчиму о том, что совершил кражу "Жигулей" вместе с Голубаевым. Позже они перегнали машину в гараж Ганиева.
Свидетель Субботин показал, что у него на ул. Карпинского есть металлический гараж, который пустовал. Ключи от гаража он передал Ганиеву, который должен был ремонтировать свою машину. Какую машину Ганиев ставил в гараж - он не видел. Когда они спилили замок - гараж был пуст.
Свидетель Бояршинов - водитель ППАП-6 показал, что в конце ноября 1989 года он на закрепленной за ним автомашине "Техпомощь" по просьбе Еловикова перевозил "Жигули" желтого цвета из одного гаража в другой. Еловиков пояснил, что машина его.
Свидетель Вахрушева подтвердила свои показания данные ею на предварительном следствии.
Оценивая собранные доказательства, суд находит вину Еловикова в совершении заранее не обещанного укрывательства преступления, предусмотренного ч.2 ст. 144 УК РСФСР.
Действия Еловикова правильно квалифицированы ч. 1 ст. 189 УК РСФСР.
В судебном заседании объективно установлено, что Еловиков, зная о совершенном преступлении Фролова перепрятал, т.е. укрыл похищенную автомашину.
Однако вину подсудимого Ганиева, его участие в совершении укрывательства суд не нашел достаточно подтвержденной. Ганиев предоставил в распоряжение Еловикова и Фролова гараж, сопроврждал их при перевозке автомашины. Однако, из показаний Ганиева, Еловикова и Фролова следует, что он не знал того, что данная машина похищена. Данное обстоятельство в суде не опровергнуто и суд считает необходимым Ганиева в совершении данного преступления оправдать.
В первых числах декабря 1989 года с целью вымогательства денег в сумме 5000 тыс. руб. у Мифтахова, Плотников, Мороз и Луньков вступили в преступный сговор между собой. В качестве повода для вымогательства использовались обстоятельства ссоры Мифтахова и его знакомой Стинской 01.12.89, в ходе которой, Мифтахов ударил ее и причинил ей кровоподтек. Кроме того Плотников и Мороз со слов Лунькова знали, что Мифтахов накануне продал машину и у него имеется крупная сумма денег.
11.12.89 Луньков около 6 часов приехал к дому Мифтахова по адресу Пермь, ул. Мира, д. 61А. Позвал его на улицу и стал запугивать Плотниковым, имеющим авторитет в преступном мире города Пермь, потребовал, чтобы Мифтахов к 08.12.89 приготовил для откупа деньги в сумме 5000 рублей. В дальнейшем, оказывая психическое воздействие на потерпевшего и его родственников, для осуществления задуманного вымогательства, Мороз вместе с Луньковым и со своими знакомыми, которым о планируемом преступлении не было известно, на 2-х машинах приезжал к дому потерпевшего 05.12.89. 07.12.89 около 15 часов Плотников, Мороз и Луньков с целью вымогательства денег под воздействием психического и физического насилия на машине ВАЗ 2107 госномер Н 1300 ПМ вновь приезжали к дому Мифтахова. За рулем находился Плотников. Выполняя свою роль в преступлении Луньков вызвал Мифтахова из квартиры на улицу, предложил ему сесть в салон машины для разговора. После чего все поехали на ул. Встречную ("пьяная дорога"), свернули в лес. Мороз представился родственником Стинской и стал предъявлять Мифтахову претензии, с целью вымогательства 5000 тыс. руб. - высказывать Мифтахову угрозы причинения ему тяжких телесных повреждений. При этом Мороз нанес Мифтахову два удара кулаком в лицо. Луньков в это время, действуя согласованно, вышел из машины и стал вести наблюдение за дорогой, чтобы предупредить соучастников об опасности. Угрозы Мифтаховым воспринимались реально. Он опасался их осуществления. В результате Мороз, Плотников и Луньков подавили волю Мифтахова и тот согласился выдать требуемую сумму - 5000 руб. Плотников, Мороз и Луньков поехали к дому Мифтахова. Мифтахов, будучи психически сломленным, посоветовавшись с женой вынес 5000 тыс. руб. и передал вымогателям.
Мороз, Плотников и Луньков своими действиями причинили потерпевшему крупный ущерб, обратив полученные деньги в личную собственность.
Подсудимые Мороз, Плотников и Луньков в судебном заседании свою вину не признали.
Подсудимый Плотников показал, что 04.12.89 он находился на судмедэкспертизе, куда его направили после взрыва гранаты Никитина в машине у Центрального рынка. На судмедэкспертизу приехал Луньков и рассказал, что его девушку избили, попытались изнасиловать. Она написала заявление в милицию, ее направили на экспертизу. Услышав это, он предложил поговорить с парнем, побить, если надо, но не ломать ему жизнь, не садить. То же пообещал и Стинской. В этот вечер они должны были встретиться на Перми-II и поговорить с Мифтаховым. Но он не смог выполнить свое обещание. 07.12.89 он поехал к Морозу и по дороге встретил Цинцадзе с Луньковым. Покушали в "Аэлите" и Луньков напомнил, что он пообещал поговорить с Мифтаховым. Рассказал, что Мифтахов снова угрожал Стинской, заявляя, что Плотников - его друг. На кваотире у Мороза они решили, что надо съездить и поговорить с Мифтаховым. Луньков вызвал его из квартиры. Мороз пригласил в машину. Когда Мифтахов сел - они поехали на заправку, чтобы по пути поговорить. Сначала поговорили о работе Мифтахова, сможет ли он достать кроссовки, женскую шубу и т.д. На "пьяной дороге" Мороз предложил вдруг свернуть. В лесу Мороз стал спрашивать Мифтахова зачем он избил Стинскую. Мороза молча поддерживал он. Мифтахов стал отпираться. За это Мороз дал ему пощечину и предложил Лунькову все рассказать. После рассказа Лунькова Мифтахов спросил: "Мужики, что вы хотите". Он ответил ему, что это он когда бил девчонку, показал свое лицо мужика. Разговор был уже напряженный. Мороз сказал Лунькову, чтобы он вышел из машины. Мифтахов понял, что его будут бить и сказал: "Плотник, возьми деньги". Он очень удивился, т.к. деньги брать не собирался, а хотел помочь Стинской и Лунькову. Мифтахова привезли обратно к дому. Мороз попросил вынести сигарет. Мифтахов через некоторое время вышел из дома, сел в машину, отдал деньги и сказал: "Возьмите, пусть он подавится". Деньги взял Мороз, он хотел передать их Лунькову. В машине затем Мифтахов попросил отдать ему Лунькова на растерзание. Он - Плотников ему разъяснил, что пока ему дергаться не надо, вот пройдут синяки у Стинской - тогда из него это деньги вытрясешь, чисто по-мужски.
Позднее, он узнал, что Мороз из этих денег, которые Мифтахов передал для Лунькова взял себе 3000 рублей, чтобы заплатить долг. Остальные отдал Лунькову.
Из анализа показаний Плотникова на предварительном следствии видно, что первоначально Плотников вообще отрицал знакомство с Мифтаховым, Луньковым и Стинской (т. 1 л.д. 62-64) Далее вспоминает, что с Луньковым и Морозом разговаривал с незнакомым парнем. В лес его не возили, не угрожали, денег не требовали. Он принял участие в разговоре с Мифтаховым, т.к. не хотел, чтоб его посадили за Стинскую (т. 1 л.д. 65-68). Но под давлением улик, показаний Лунькова, просмотра видеозаписи допроса Мороза, где тот дает чистосердечные показания и подробно рассказывает об обстоятельствах поездки с Мифтаховым в лес, последующем получении 5000 тыс. руб., Плотников изменил свои показания и признал, что предварительно говорил неправду. Признал факт поездки с Мифтаховым в лес, чтобы его попугать, что Мороз представлялся в лесу родственником Стинской, а также то, что Мифтахов выносил из дома деньги, но он их не взяли. Мифтахова никто в машине не бил, денег с него не требовал (т. 1 л.д. 141-143). Находясь в следственном изоляторе, Плотников изъявил желание дать новые правдивые показания, и будучи допрошенным, в присутствии своего адвоката, вновь изменил частично свои показания. А именно, что Мороз предложил ему свозить Мифтахова в лес, там его побить за девчонку. Он лично был не против, чтобы побить Мифтахова. В лесу, куда они вместе с Морозом и Луньковым привезли Мифтахова, Мороз два раза ударил Мифтахова ладонью по лицу. После того, как Луньков вышел из машины, он по разговору Мороза понял, что тот будет пугать Мифтахова. Мифтахов весь затрясся, стал просить не бить его и сказал, что за это отдаст им деньги. Он удивился и спросил у Мифтахова: "Какие деньги"? Мифтахов ответил: "Которые ты просил". Мороз перебил его и сказал, что все нормально, Мифтахов избил его родственницу т это деньги надо отдать ей, она вечером придет к нему домой и он отдаст ей деньги. Мифтахов заявил, что дома денег нет, они лежат на сберкнижке. Однако Мороз настоял на том, чтобы за деньгами заехали сразу. Мифтахов передал Морозу 5000 руб.
Плотников также пояснил, что ранее не давал такие показания из жалости к Морозу. (т. 3 л.д. 36-38, т. 5 л.д. 67-70)
Оценивая показания подсудимого Плотникова, суд считает, что Плотников хорошо ориентируется и быстро приспосабливается к окружающей обстановке, о чем свидетельствует частая смена своих показаний не только на предварительном следствии, но и в судебном заседании.
Подсудимый Плотников, отрицая участие в вымогательстве денег у Мифтахова, в тоже время, полностью рассказывает о динамике совершения преступления, методах его осуществления. Умышленно преуменьшает степень своей вины, не называет некоторые детали преступления, имеющие существенное значение для дела.
Из анализа показаний Плотникова следует, что на главные роли в совершении вымогательства, после показаний на него подсудимого Мороза, Плотников выдвигает самого Мороза, а в судебном заседании и Лунькова, уличая их как организаторов и активных исполнителей. Себе отводит роль "борца за справедливость" и почти случайного водителя автомашины, в которой совершалось преступление. Его показания в этой части полностью опровергаются показаниями потерпевшего и свидетелей.
Подсудимый Мороз в судебном заседании показал, что 05.12.89 к нему приехал Луньков и рассказал, что Плотников обещал поговорить с парнем, который пристает к его девушке, угрожает. Он (Мороз) предложил ему свою помощь и позвал с собой Емелина и Гальцева. К дому Мифтахова подъехали на 2-х машинах. Луньков сходил за Мифтаховым. Того не было дома. Они уехали. Вечером Плотников рассказал ему, что разговаривал с Луньковым на судмедэкспертизе. Тот сообщил, что его знакомая жила раньше с Мифтаховым, который ее избил. Она обратилась в милицию. Плотников предложтл Лунькову пмочь поговорить с Мифтаховам по-хорошему, без милиции и суда.
06.12.89 Луньков опять приезжал к нему домой, звал съездить к Мифтахову, но он отказался.
07.12.89 Луньков приехал с Плотниковым и он согласился съездить к Мифтахову поговорить. Луньков вызвал Мифтахова из дома, пригласил в машину и все поехали на заправку в В.Муллы. Стали расспрашивать Мифтахова, что он может купить у себя на ПНОСе. На "пьяной дороге" он попросил Плотникова свернуть с дороги. Спросил Мифтахова почему он терроризирует Стинскую, поставил ей синяк. Мифтахов стал оправдываться, но Луньков рассказал как он избил Стинскую. За то, что Мифтахов отпирался - он ударил его несколько раз. Сказал Лунькову выйти из машины, т.к. в его присутствии ему было неудобно говорить плохо о нём и о Стинской. Мифтахову он объяснил, что ему "должно быть противно пользоваться отбросами". Когда Мифтахов предложил им деньги - он разозлился и ответил, что его привезли не из-за денег, просто он должен оставить в покое Стинскую. Мифтахов пообещал. Они приехали обратно к дому Мифтахова, так как он был одет легко и обещал вынести им сигарет. Луньков вышел из машины раньше. Мифтахов вместо сигарет принес 5000 тысяч рублей, положил их между сиденьями и попросил деньги передать Лунькову. Вот только в тот момент он решил взять это деньги себе, т.к. ему было необходимо отдавать долг Емелину. Три тысячи он отдал Емелину, в две вечером 07.12.89 - Лунькову.
Первоначально на предварительном следствии Мороз показывал, что Луньков попросил его съездить к Мифтахову и предупредить, чтоб тот отстал от его подруги Стинской. У него дома в этот момент был Плотников. Вместе они решили помочь Лунькову. С Мифтаховым ездили на заправку в В.Муллы. Предупредили его по дороге. В лес не ездили, не угрожали, не били, деньги не брали. (т. 1 л.д. 88-91, 93,117-119)
Далее Мороз изъявляет желание дать чистосердечные показания, в которых указывает, что Луньков на судебно-медицинской экспертизе рассказал Плотникову о Мифтахове. После чего он с Луньковым ездил к тому домой, но дома его не оказалось. 07.12.89 он, Плотников и Луньков возили Мифтахова на "пьяную дорогу" в лес. Там с ним был разговор по-мужски. Мифтахов испугался и предложил деньги. Плотников поинтересовался сколько Мифтахов дает. Затем Мифтахов принес 5000 руб., которые Плотник забрал себе. (т. 1 л.д. 134-136)
В дальнейших показаниях Мороз, в очередной раз изменив показания утверждал, что Мифтахов передавал деньги Лунькову. Они с Плотниковым не хотели их брать, но Мифтахов ушел, оставив их в машине. Эти деньги он привез к себе домой, а когда вечером к нему пришли Луньков и Стинская, он передал их Лунькову, попросив взаймы три тысячи, т.к. ему было необходимо отдать долг Емелину. (т. 1 л.д. 147-162, т. 5 л.д. 26-27)
Из анализа показаний подсудимого Мороза видно, что изменения показаний Морозом являются способом защиты с целью уклонения от уголовной ответственности или получения более мягкого наказания.
Кроме того, беря вину в совершении преступления на себя - он пытается освободить от ответственности Плотникова.
Подсудимый Луньков в судебном заседании показал, что 04.12.89 вместе со Стинской ездил на судебно-медицинскую экспертизу, где встретил Плотникова, которому рассказал, что Мифтахов избил его девушку - Стинскую и она подала на него заявление в милицию. Плотников предложил им помочь, поговорить с Мифтаховым. Стинская согласилась, они договорились вечером встретиться на ст. Пермь-II. Но Плотников не приехал. Стинская попросила узнать - купил ли Мифтахов машину, т.к. боялась, что он ее подкараулит и увезет. Ночью он позвонил Мифтахову, но к телефону его не позвали, сказав, что ему к шести утра - на работу. Поэтому он подъехал к Мифтахову домой около шести часов утра и вызвал его из дома. На улице спросил его за что он избил Стинскую. Мифтахов грубо ответил. Луньков сказал, что на судебно-медицинской экспертизе они со Стинской видели Плотникова, вот он и поговорит с Мифтаховым. Мифтахов сказал: "Умирать, так умирать". На это слова Луньков добавил для острастки: "Готовь штук пять".
06.12. 89 Стинская сказала ему, что Мифтахов угрожает ей снова. Он испугался угроз. Где жил Плотников он не знал. Поехал к Морозу узнать адрес Плотникова. В разговоре он рассказал Морозу о Стинской и Мифтахове, о том, что Плотников пообещал поговорить с Мифтаховым. Мороз предложил ему съездить к Мифтахову и сразу разобраться. С ними поехали еще друзья Мороза. Но Мифтахова дома не было, поэтому Мороз пообещал съездить к нему на следующий день.
07.12.89 он встретил Плотникова и рассказал ему, что Мифтахов снова угрожает ему и Стинской. С Плотниковым они заехали за Морозом и поехали к дому Мифтахова, где Мороз предложил ему вызвать Мифтахова на улицу. Когда они с Мифтаховым вышли - Мороз пригласил его в машину и они сразу поехали. По ходу движения они разговаривали о работе, спрашивали Мифтахова что он может достать. На "пьяной дороге" Мороз предложил Мифтахову рассказать, как он избил Стинскую, т.к. он - её родственник. Мифтахов отпирался. Тогда Мороз ударил Мифтахова и предложил Лунькову рассказать о том, как все было. Он рассказал, а затем по просьбе Мороза вышел из машины и что там происходило в дальнейшем - не знает. Потом его позвали в машину и Мороз сказал, что Мифтахов все понял: попросит у Стинской прощения. А Стинской надо сегодня приехать к нему, чтоб он объяснил как забрать заявление из милиции. Мороз, Плотников и Мифтахов поехали к дому Мифтахова, а он вышел раньше. Вечером он со Стинской приходил к Морозу и Мороз отдал ему две тысячи рублей в банковских упаковках.
10.12.89 на ст. Пермь-II он встретил Плотникова, который сказал ему, что, если "потянут в милицию", то надо говорить, что ездили только до заправки.
Действительно, в своих первоначальных показаниях, Луньков отрицал факт поездки с Митрофановым в лес, применение насилия и требование с него денег. Он давал такие же показания, какие первоначально дали Мороз и Плотников (т. 1 л.д. 73-79).
Далее, во время последующего допроса, Луньков признал факт поездки на "пьяную дорогу" и также сообщил, что Мороз представился Мифтахову родственником Стинской. В салоне машины Плотников и Мороз были в возбужденном состоянии, говорили Мифтахову: "Ты, знаешь, с кем связался"? Мифтахов после таких слов испугался, затрясся и стал просить извинения. (т. 1, л.д. 106-109)
При дополнительном допросе Луньков вспомнил, что на судебно-медицинской экспертизе он рассказал Плотникову, что Митрофанов "сорил" деньгами и размахивал ими перед Стинской в ресторане. Затем он обращался к Морозу и тот ответил, что раз "Плотник" дал добро, то они поговорят с Мифтаховым. (т. 1 л.д. 154-155)
При предъявлении обвинения Луньков подтвердил свои показания, а именно, что Плотникова они со Стинской встретили случайно. Он рассказал ему про Мифтахова, про то, что тот избил Стинскую. А еще, что у Мифтахова есть 10000 тысяч рублей, вырученные с продажи машины. Этими деньгами Мифтахов сорил в ресторане. Плотников стал интересоваться, кто такой Мифтахов и есть ли у Стинской побои. Пообещал поговорить с Мифтаховым. После Луньков приезжал к Мифтахову, рассказал про Плотникова, который "поговорит с ним" и предложил "готовить бабки". Вместе с Плотниковым, морозом и Мифтаховым они ездили в лес. Во время разговора Мороз нанес Мифтахову пощечину. Он ни от Плотникова, ни от Мороза деньги не получал.
Анализируя показания Лунькова, суд считает, что Луньков в своих показаниях умышленно преуменьшает степень своей вины и свою роль в преступлении. Действия Лунькова доказывают, что он является активным участником вымогательства в сговоре с Плотниковым и Морозом. Именно он сообщил Плотникову о конфликте между Мифтаховым и Стинской. Сообщил о том, что у Мифтахова имеется крупная сумма. Обращаясь к Плотникову и Морозу, являющимися авторитетами в преступном мире, Луньков понимал, что вместе с ними будет участвовать в вымогательстве. Данные обстоятельства, кроме его показаний, подтверждаются показаниями Макарадзе и тем, что Луньков потребовал готовить для откупа 5000 тысяч рублей. Именно эту сумму потребовали с Мифтахова Плотников и Мороз, что также свидетельствует об их сговоре.
Анализируя показания подсудимых Плотникова, Мороза и Лунькова в обстоятельствах совершенного вымогательства, суд считает, что они умышленно преуменьшают роли каждого в совершении преступления. Подсудимые Мороз и Луньков в своих показаниях в суде представляют Плотникова случайным участником поездки в лес, который об их планах не был осведомлен.
Вина подсудимых Плотникова, Мороза и Лунькова устанавливается, кроме их показаний, показаниями потерпевшего, свидетелей и материалами уголовного дела.
Мифтахов показал, что 01.12.89 ходил в ресторан "Камские огни" со Стинской. Между ними произошла ссора. Он ударил её по лицу.
04.12.89 ему звонили ночью по телефону, но его не позвали. В пять утра на легковой машине приехал Луньков, вызвал его на улицу и сообщил, что Стинская подала на него в суд. Кроме того, им заинтересовался "Плотник", который пока приехать не может, так как болеет после взрыва в машине на рынке. Луньков сказал: "Готовь пять штук и не вздумай погаситься (скрыться), все равно найдут, тем более, что у тебя жена и дети".
Затем к нему приезжали на 2-х или 3-х машинах. Его не было дома. Об это м рассказала жена.
07.12.89 к нему домой подъехала машина "Жигули" красного цвета. Приехавший на ней Луньков вызвал его на улицу поговорить. В машине сидели Плотников и Мороз. Его пригласили сесть. Сразу повезли. По дороге интересовались его работой, спрашивали, может ли он достать дефицитные товары. На "пьяной дороге" свернули в лес. Мороз сказал, что Мифтахов обидел Стинскую, его родственницу. Он попытался объясниться. Но Мороз ударил его дважды в грудь и в голову. Предложил Лунькову рассказать об этом самому. После Мороз попросил Лунькова выйти из машины и присмотреть за дорогой. Тогда он (Мифтахов) спросил: "Мужики, чего Вы хотите"? Плотников сказал, что мужики в деревне, он сам мужик, а Мороз потребовал с него 5000 тысяч рублей. Мороз же высказывал угрозы, что ему сейчас монтажкой позвоночник сломают, селезенку отобьют. Он принял угрозы всерьез. Согласился, но сказал, что деньги - в сберкассе. Мороз сказал, что завезут его домой, а потом - в кассу. Дома он рассказал родственникам, что у него требуют пять тысяч рублей. Жена отдала ему деньги: 2 пачки в банковской упаковке купюрами по 10 рублей, 2 пачки купюрами по 25 рублей и 1 пачку купюрами по 5 рублей. Последние были перетянуты черными резинками. Эти деньги он вынес и отдал Морозу и Плотникову. Мороз предложил обращаться к ним в случае чего.
Показания потерпевшего Мифтахова подтверждаются показаниями свидетелей и материалами дела. Мифтахов опознал Плотникова и Мороза как участников вымогательства у него денег вместе с Луньковым. (т.1 л.д. 38-41, 43,44)
Во время проверки и уточнения показаний с применением видеозаписи, потерпевший указал маршрут по которому его везли от его дома в лес и место в Балатовском лесу со стороны "пьяной дороги", где на него оказывалось давление. В этом месте действительно имеется съезд с дороги в лес и на снегу среди деревьев - следы от легковой машины. (т. 1 л.д. 32-35)
Место, где было совершено вымогательство, показанное Мифтаховым, совпало с тем местом, на которое указал Луньков во время проведения с ним аналогичного следственного действия. (т.1 л.д. 120-123)
Из показаний Мифтахова видно, что со стороны друзей Плотникова на него оказывалось давление с целью принудить его к изменению показаний.
Свидетель Новоселова подтвердила свои показания, данные на предварительном следствии, что 05.12.89 утром водитель Мифтахов, находясь в удрученном состоянии, рассказал ей, что к нему ночью приезжали рэкетиры и требовали 5000 рублей. Мифтахов волновался, трясся, у него сильно дрожали руки. Рэкетиры приехали из-за женщины с которой он поругался из-за денег и ударил. Она еще спросила, а что он собирается делать. Думает ли отдавать деньги. Он ответил, что нет.
08.12.89 ей на работе рассказали, что к Мифтахову приезжали рэкетиры и он отдал деньги.
Свидетель Звягинцева подтвердила, что Новоселова говорила, что на Мифтахова напали рэкетиры и он уехал что-то выяснять. Когда он приехал, то без желания рассказал, что из-за денег поругался с женщиной и ударил ее. Ему стали звонить, потом приехали, требовали 5000 рублей, которые он должен был приготовить к 08.12.89. Рассказал, что ездил на ст. Пермь-II, где ждал "Плотника", который заправляет всей "мафией".
08.12.89 утром она вместе с Мифтаховым и Дружковым на дежурной машине ехала на работу. Мифтахов рассказывал, что 07.12.89 к нему приехали, забрали и увезли в Балатовский лес. Был сам "Плотник". Она поняла, что деньги Мифтахов отдал.
Свидетель Мифтахова показала, что от матери Стинской она узнала, что муж избил ее дочь. После им неоднократно звонили по телефону. Один из звонков был в ночь с 4 на 5.12.89 года. Звонивший мужчина просил позвать мужа, но муж уже спал. Около 6 утра к дому приехала машина - ВАЗ 2108 белого цвета. Это был Луньков, который вызвал Мифтахова на улицу. Муж вернулся и сказал, что с него требуют пять тысяч рублей, угрожают жене и детям. Луньков сказал, что Мифтаховым заинтересовался "Плотник" и "Ибрагим", которые хотят взять с него деньги. К дому приезжали на 2-х или 3-х машинах. Спрашивали Мифтахова, но его не было дома.
07.12.89 к ним опять приехали, Луньков вызвал мужа. Мифтахова посадили в "Жигули" красного цвета и увезли. Примерно через час - вернули обратно. Он сказал, что с него требуют пять тысяч. Она была против того, чтоб отдавать деньги, но вмешались родители. Муж взял 5000 рублей и ушел. Она видела как он садился в ожидавшую его машину. Он вернулся и сообщил, что деньги отдал, т.к. воспринимал угрозы расправой реально.
Свидетель Габдушев в судебном заседании подтвердил свои показания, данные ранее, а именно, 05.12.89 около 12 часов к нему зашел взволнованный Мифтахов и рассказал, что ночью к нему домой приезжали, требовали 5000 рублей, пугали "Плотником" и все потому, что он ударил Стинскую. Мифтахов сказал, что от него не отстанут, пока он не отдаст деньги. Он посоветовал обратиться в милицию.
06.12.89 он заезжал к Мифтахову домой, но тот был в Полазне. Со слов жены узнал, что днем к ним приезжали на 2-х машинах человек 8. Она сказала, что с Мифтахова требуют 5000 рублей.
07.12.89 в 19-00 он заезжал и Мифтахову. Тот рассказал, что днем к нему приехали. Луньков вызвал его на улицу. И на машине его увезли в лес в сторону Шпального. Там его ударили по лицу. Он вынужден был согласиться отдать деньги. Они вернулись к дому. Он вынес им названную сумму. (т. 1 л.д. 36-37)
Анализируя показания свидетелей Новоселовой, Звягинцевой, Мифтаховой, Габдушева, суд признал их правдивыми, взаимноподтверждающими факт совершения вымогательства в отношении Мифтахова.
Показания данных свидетелей полностью подтверждают правильность показаний потерпевшего и уличает подсудимых. Из них видно, что Мифтахов хорошо знал, что Плотников является одним из лидеров организованной преступности города Перми. Серьезно опасался осуществления угроз.
Свидетель Семков в судебном заседании показал, что в декабре 1989 года Мифтахов рассказывал, что с него просит деньги один молодой парень, за то что он обидел подругу. На предварительном следствии свидетель Семков давал более подробные показания, а именно, что Мифтахов ему сообщил, что "Плотник" с компанией требует с него деньги в сумме 5 000 рублей из-за его отношений со Стинской. Мифтахов был сильно напуган. В разговоре он сказал, что "Плотник" большая фигура в уголовном мире. Еще он сослаться на тяжелую обстановку в городе, объяснив это тем, что на рынке гранами взрывают машины. 7.12.89 года вечером он вместе с … приехал домой к брату. Мифтахов рассказал, что ему пришлось отдать требуемые с него деньги. В тот день на машине к дому приехали 3 человека, которые его заставили сесть в эту машину. На ней его отвезли в лес и там избили. После этого, по приезду домой, Мифтахов вынес деньги из квартиры и отдал вымогателям. (т.1 л.д. 47-48)
Проанализировав показания Семкова в судебном заседании, суд считает, что Семков боится преследования со стороны друзей подсудимых и с этой целью старается ввести суд в заблуждение.
Свидетель Стинская показала, что 01.12.89 года в ходе ссоры, Мифтахов ударил ее дважды рукой по лицу, пытался изнасиловать, порвал одежду, душил ее. 02.12.89 года она ездила с Луньковым и Поповой в милицию и сделала заявление. 4.12.89 года он с Луньковым поехала на судмедэкспертизу. Луньков подвел к ней Плотникова, которому она рассказала, что Мифтахов избил ее за то, что она порвала с ним близкие отношения. Плотников сказал, что ни к чему "садить" человека, можно разобраться и так, обещал поговорить с Мифтаховым, чтобы он отстал.
После этого она обращалась в милицию, чтобы забрать заявление на Мифтахова. Через некоторое время сообщил, что с Мифтаховым переговорили, что он больше беспокоить ее не будет. 7.12.89 года она по просьбе Лунькова ездила к Морозу, который сказал, что Мифтахов все понял, извинится перед ней и надо забрать заявление. О том, что у Мифтахова забрали деньги, она узнала в УВД 11.12.89 года.
На предварительном следствии свидетель Стинская о встрече с Плотниковым рассказывала, что Луньков ходил в здание судмедэкспертизы узнать примут ли ее без паспорта. Выйдя, он сказал, что сейчас выйдет "Плотник". Она спросила кто это такой. Луньков ответил: "Вся Пермь знает, а ты не знаешь". Через несколько минут вышел Плотников. Она с ним ранее знакома не была, но видела в кафе "Театральное". Плотников стал интересоваться, кто причинил ей побои, а затем спросил, хочет ли она, чтобы Мифтахов отстал от нее. Он ответила утвердительно. Тогда Плотников заявил, что к ней Мифтахов больше приставать не будет. 7.12.89 года вечером к ней пришел Луньков. Он был весь довольный и сказал, что с "Ромочкой" разобрались и он больше звонить не будет. Подробностей, каким образом происходило разбирательство, Луньков не говорил. Затем они ездили к Морозу, где Мороз сказал ей, чтобы она забрала заявление из милиции. Во время этого разговора, о деньгах никто не говорил.
Свидетель Емилин показал, что он давал морозу в долг 3 тысячи рублей. Они договорились, что эту сумму Мороз вернет ему в декабре 1989 года. 6.12.89 года он приехал к Морозу домой за деньгами. Мороз просил съездить с ним к одному провинившемуся парню, разобраться с ним и взять долг. Они ездили к дому этого парня, но не застали его дома. И он договорился о том, что за деньгами приедет 7.12.89 года. В назначенный день он приехал к Морозу снова, и Мороз вернул ему 3 тысячи рублей. Деньги были в двух пачках, одна купюрами по 25 рублей, другая купюрами по 5 рублей, пачки были перетянуты черной резинкой.
Суд считает, что указывая Емелину конкретную дату возвращения долга 7.12.89 года, Мороз был уверен, что к данному числу у него будут деньги. Именно в этот день они вместе с Плотниковым и Луньковым, с применением угроз и насилия, завладел 5 000 рублей у Мифтахова. Из показания Емелина также следует, что уже 6.12.89 года у Мороза были намерения получить "долг" с Мифтахова.
Вина подсудимых Пплотникова, Мороза и Лунькова устанавливается показаниями свидетелей Поповой, Макарадзе, другими свидетелями, а также видеозаписями протоколов допросов и очных ставок.
Оценив собранные по делу доказательства, показания подсудимых, потерпевших и свидетелей в отдельности и совокупности, суд находит вину подсудимых полностью установленной.
Действия Мороза, Плотникова и Лунькова по данному эпизод правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР как вымогательство. Т.е. требования о передаче личного имущества граждан под угрозой насилия над личностью, совершенные по предварительному сговору группой лиц, с угрозой применения тяжких телесных повреждений, соединенные с насилием, не опасным для жизни и здоровья, в том числе совершенные организованной группой, повлекшие причинение крупного ущерба потерпевшему в отношении подсудимого Мороза, также совершенно вымогательство повторно.
Судом установлено, что подсудимый, зная о том, что у Мифтахова после продажи автомашины имеется крупная сумма денег решили использовать в качестве повода для вымогательства ссору между Мифтаховым и Стинской, и поданное ею заявление в милицию о побоях. Исполняя эту роль, Луньков требует подготовить деньги к указанному сроку, мотивирую это тем, что Плотников не смог приехать в виду ранений, полученных после взрыва в автомашине на рынке.
Далее Мороз и Луньков с целью получения денежной суммы с Мифтахова приезжают к нему 6.12.89 года, однако осуществить задуманное не смогли, по независящим от них причинам. На следующий день они втроем, т.е. Плотников, Мороз, Луньков увозят Мифтахова в лес, где с помощью физического и психического насилия и угроз, сломив волю потерпевшего, заполучили 5 000 рублей.
Действия Плотникова, Лунькова и Мороза свидетельствуют о наличии у ни предварительного сговора и организации.
Гражданский иск потерпевшего Мифтахова о взыскании с Плотникова, Мороза и Лунькова, подлежит удовлетворению в полном объеме, солидарно.
В апреле 1989 года Плотников с помощью обмана, завладел личным имуществом - кооперативной квартирой Плеханова, причинив последнему значительный материальный ущерб.
Плотников, познакомившись с Плехановым, узнал, что у него имеется кооперативная квартира, предложил продать ее за 7 000 рублей.
С целью передачи права на жилое помещение, а именно, однокомнатную квартиру по адресу: город Пермь, ул. Старцева, д. 37/2, кв. 2. Плеханов должен был заключить фиктивный барк с любовницей Плотникова - Жуковой С.В., перевести на нее лицевой счет и прописать в квартире. С целью создания видимости выполнения Плотниковым обещания передать за квартиру Плеханову 7 000 рублей, эти деньги были переданы на хранение Морданшину. Плеханов поверив Плотникову, о том, что после совершенных им действий по передаче права на квартиру, данная сумма ему будет выплачена. 23.03.89 года в Дзержинском отделении ЗАГСа заключил фиктивный брак с Жуковой и 1.04.89 года прописал ее а своей квартире. После совершения этих действий Морданшин передал Плеханову три с половиной тысячи рублей. 18.04.89 Плеханов, находясь в заблуждении в отношении истинных намерений Плотникова, перевел лицевой счет на квартиру на имя Жуковой, однако в выдаче остальной суммы ему было отказано. В дальнейшем, Плеханов, поняв, что плотников не собирается выполнят свое обещание, и выплатить ему оставшиеся 3 500 рублей, опасаясь физической расправы, стал скрываться от Плотникова и выехал из города Перми.
Подсудимый Плотников вину не признал и пояснил, что находился с Жуковой в близких отношениях. Ей необходима была квартира. С Плехановым он познакомился в городе Таллинн. Узнав, что Плеханов имеет в городе Перми кооперативную квартиру и собирается ее продать, он предложил ее продать ему за 5 000 рублей, так как за помощью в покупке квартиры к нему обращалась Жукова. Плеханов согласился. Однако, когда они встретились в городе Перми и, Плеханов заявил, что продает квартиру за 7 тысяч рублей. Он согласился уплатить требуемую сумму. Они договорились с Плехановым, что он для передачи права на кооперативную квартиру зарегистрирует брак с Жуковой, после чего ему будет выплачена первая половина денег - 3 500 рублей. После этого Плеханов должен был переоформить лицевой счет квартиру на Жукову и прописать ее, после этого он получит другую половину суммы. Так как Плеханов опасался с его стороны обмана, по его предложению, вся сумма денег, то есть 7 000 рублей была передана Морданшину, который должен был выдавать их после выполнения Плехановым условий договора. Плеханов вступил в фиктивный брак с Жуковой и за это получил первую половину денег 3 500 рублей. Затем он переоформил лицевой счет на Жукову и прописал ее в квартиру, но Морданшин посоветовал им отдать вторую половину денег только после того, как Жукова проживет в этой квартире 6 месяцев и получит право на жилье. Поэтому вторая полвина денег Плеханову не была вручена сразу. Они договорились, что через 6 месяцев Плеханов, расторгнув брак, получит остальные деньги. Жуковой понадобились срочно деньги на приобретение мебели, поэтому он взял у Морданшина 3,5 тысячи денег, которые предназначались Плеханову, пообещав вернуть их по первому требованию. Однако был арестован.
Вина подсудимого Плотникова в завладении квартирой Плеханова с помощью обмана, полностью устанавливается показаниями потерпевшего, свидетелей и материалами дела.
Потерпевший Плеханов на предварительном следствии показал, что в 1988 году в город Таллинн познакомился с Плотниковым, который предложил продать квартиру. Он не согласился, объяснив, что собирается обменять ее на квартиру в городе Ленинграде. В 1989 году снова встретил Плотникова в городе Перми, тот снова стал спрашивать про квартиру, заикнулся о фиктивном браке, но он отказался ее продать. Через несколько дней, встретившись снова, испугавшись Плотникова, он согласился продать ему квартиру. Они договорились, что после того, как он вступит в фиктивный брак с Жуковой, ему отдадут первую половину денег, т.е. 3,5 тысячи, а после того, как он оформит лицевой счет на Жукову и пропишет ее в квартире, ему отдадут остальные деньги, т.е. еще 3,5 тысячи рублей. Опасаясь обмана со стороны Плотникова, по его просьбе все причитающиеся ему деньги были переданы Морданшину на хранение. Заключив с Жуковой фиктивный брак, он действительно получил первую половину денег, но когда он прописал ее в квартиру и перевел на нее лицевой счет, остальные деньги ему не отдали. Мотивирую тем, что надо подождать 6 месяцев и расторгнуть брак с Жуковой. Однако он понял, что этих денег ему не отдадут.
Из показаний Плеханова, видно, что Плотников давно вынашивал мысль завладеть кооперативной квартирой, чтобы переоформить ее на свою любовницу Жукову.
Свидетель Звездина - мать Жуковой показала, что у ее дочери есть друг Плотников, который купил ей в новую квартиру часть вещей. О том, что Жукова вступила в брак, она не знала, со своим мужем она ее не знакомила, каким образом дочь получила кооперативную квартиру, она не знает.
Свидетель Пенькова показала, что узнала о том, что Плеханов женился лишь тогда, когда он стал прописывать Жукову в квартиру и переводить лицевой счет. Ранее она Жукову никогда вместе с Плехановым не видела. Со слов Ковальчук она знает, что Плеханов предлагал им купить его квартиру за 8 тысяч, но они не собрали нужную сумму. Плеханов говорил ей, что уезжает к матери поступать в институт, а жена будет жить в его квартире. Потом он приезжал и говорил, что его нигде не прописывают, пока он не разведется с Жуковой.
Свидетель Жукова показала, что от Плотникова она узнала, что Плеханов продает квартиру за 5 тысяч, но пока они думали, Плеханов поднял цену до 7 тысяч. Но квартира была очень нужна, поэтому она решила ее купить. Плотников познакомил ее с Плехановым и они договорились, что, для того чтобы получить право на квартиру, надо заключить фиктивный брак, за это Плеханову отдали 3 500 рублей. Плеханов собирался уехать за границу, поэтому вторую половину денег ему должны были выплатить после того, как он переведет квартиру на нее и расторгнет брак. Деньги 7 000 рублей хранились у знакомого Плеханова - Юры. С Плехановым договорилась, что он вторую половину получит позднее, через 6 месяцев. В сентябре ей срочно понадобились деньги для приобретения мебели. Они с Плотниковым решили занять их у знакомого Плеханова - Юры. У Морданшина Юры своих денег не было и он предложил взять деньги, которые предназначались для Плеханова, с условием, что их вернут по первому требованию. Плеханов несколько раз общался к ней за деньгами, но так как он расторгнул брак, а также началось следствие, поэтому деньги она не отдала.
Свидетель Морданшин показал, что его брат попросил помочь Плеханову продать квартиру. Затем Плеханов покупателя сам и попросил оставить у него деньги на хранение. Через несколько дней они приехали с Плотниковым и оставили у него две пачки денег, всего 7 тысяч рублей. Плотников сказал, что когда Плеханов заключит брак с Жуковой, что он должен отдать Плеханову, в его присутствии 3,5 тысячи рублей, а когда он переведет квартиру на Жукову, остальные. Первую часть денег он Плеханову отдал, а потом посоветовал Плотникову подождать 6 месяцев, так как он знал, что тогда Жукову не смогут выселить. Плеханов уехал. Потом к нему приехали Плотников и Жукова и попросили взаймы 2 700 рублей на мебель. Он им дал 3,5 тыс. рублей, предназначавшиеся Плеханову. Взял с них расписку, что вернут по первому требованию. После того, как отдал Плотникову деньги, он больше его не видел.
Свидетель Морданшин в ходе судебного заседания предъявил суду расписку Плотникова, датированную 29.09.90 о том, что он получил от Морданшина 3,5 тысячи рублей и обязуется вернуть их по первому требованию.
Подсудимый Плотников в судебном заседании первоначально утверждал, что получил от Морданшина деньги под свое честное слово. После приобщения расписки к материалам уголовного дела, Плотников пояснил, что поскольку расписка на 3,5 тысячи рублей нотариально не удостоверена, то он не придал ей значения. Однако ни Плотников, ни Морданшин не смогли объяснить дату, стоящую на расписке. Согласно утверждениям Плотникова и Морданшина, расписка была написана в сентябре 1989 года, однако предоставленная расписка, датирована 29.09.90 года. Учитывая, что Плотников, выдавая расписку не мог ошибиться в данном документе и поставить дату получения денег на год вперед, суд признает ее ложной и специально представленной в суде для создания видимости, что Плотников имел намерения вернуть данную сумму и передать ее Плеханову, и написана она из следственного изолятора.
Из показаний Плеханова и Жуковой видно, что он неоднократно пытался получить остальную сумму денег, но ему было в том отказано.
Более того, вскоре, после того, как Плеханов исполнил все свои обязанности по передаче права на квартиру, деньги, причитающиеся ему, были Плотниковым забраны. В дальнейшем Плотников никаких конкретных мер для отыскания Плеханова и передачи остальной части денег за квартиру не предпринимал.
Вина Плотникова подтверждается также справкой о регистрации брака между Плехановой и Жуковой, ордером на квартиру и контрольным талоном к ордеру, приписанному на Жукову, черновиками заявлений о расторжении брака и квитанции об уплате госпошлины Плехановым.
Данные документы изъяты в квартире Жуковой в ходе обыска и свидетельствуют о том, что со стороны Плеханова было выполнено и дополнительное условие - расторгнуть брак.
Оценив, собранные по делу доказательства, показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей в отдельности и в совокупности, суд считает вину Плотникова полностью установленной.
Следствия Плотникова по данному эпизоду следует квалифицировать по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР как мошенничество, т.е. завладение личным имуществом граждан путем обмана, причинившие значительный ущерб потерпевшему.
Судом установлено, что Плотников, находясь в близких отношениях с Жуковой, приобрел для нее кооперативную квартиру обманным путем, не доплатив за нее бывшему владельцу Плеханову 3 500 рублей, чем причинил ему значительный материальный ущерб. Гражданский иск не заявлен, однако суд считает необходимым взыскать с Плотникова в пользу Плеханова 3500 рублей.
Подсудимый Плотников также обвиняется в том, что он в первой половине 1989 года путем обмана и злоупотребления доверием, отремонтировал двигатель своей автомашины у механика Миненко, не оплатив ему стоимость установленных деталей и работу, причинив Миненко ущерб на 1 000 рублей. В ходе судебного заседания и на предварительном следствии Плотников показал, что Миненко получил за свою работу 600 рублей.
Потерпевший Миненко в ходе предварительного и судебного следствия по данному эпизоду давал противоречивые показания, на которых нельзя основывать приговор.
Учитывая, что показания потерпевшего противоречивы, а других доказательств, свидетельствующих о виновности Плотникова не добыто, суд считает необходимым данный эпизод исключить из обвинения.
Подсудимый Мороз обвиняется в том, что он 05.12.89 года в дневное время в ювелирной мастерской по ул. Куйбышева, д. 64 города Перми, совершил вымогательство в сумме 2 тысячи рублей у потерпевшего Фадеева.
На предварительном и судебном следствии Мороз отрицал совершение данного вымогательства. Потерпевший Фадеев по данному эпизоду давал противоречивые показания, из которых нельзя сделать вывод о виновности подсудимого. Других каких-либо объективных доказательств, свидетельствующих о вине Мороза, предварительным и судебным следствием не установлено, поэтому суд исключает данный эпизод из обвинения Мороза.

Таким образом, суд квалифицирует действия подсудимых:
Мороза по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Плотникова по ч. 3 ст. 147, ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Сизова по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Ганиева по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Фролова по ч. 2 ст. 144, ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Еловикова по ч. 3 ст. 148, ч. 1 ст. 189 УК РСФСР
Лунькова по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР
Зобнина ч. 3 ст. 148 УК РСФСР

При назначении наказании суд учитывает степень общественной опасности и характер совершенных преступлений
В качестве отягчающего ответственность подсудимых Мороза, Сизова, Ганиева обстоятельства, суд признает совершение преступления лицами ранее совершавшими преступления.
В качестве смягчающих ответственность обстоятельств суд признает совершение преступление подсудимыми Плотниковым, Луньковым, Фроловым, Еловиковым, Зобниным впервые.
При назначении наказания суд учитывает также данные о личности подсудимых, а именно: подсудимые Мороз, Сизов, Ганиев неоднократно осуждались за совершение различных преступлений, по месту отбывания наказания характеризуется отрицательно, как злостные нарушители режима наказания. Подсудимые Мороз и Ганиев к моменту совершения преступления работал.
Подсудимые Плотников, Зобнин и Еловиков по месту работы характеризуются положительно.
Кроме того, суд учитывает степень участия в совершении преступлений. Подсудимые Зобнин, Еловиков и Луньков при совершении преступлений не совершали активных действий и от них не наступили тяжкие последствия. Еловиков и Зобнин имеют постоянное место работы, семью, также на иждивении Зобнина находятся трое несовершеннолетних детей. Все они тяжких преступлений не совершали. Луньков только что отслужил действительную военную службу. Поэтом, с учетом степени участия данных подсудимых в совершенных преступлениях, данных о личности, суд находит возможным снизить подсудимым Зобнину, Еловикову и Лунькову наказание, применив ст. 43 УК РСФСР, и назначить наказание Еловикову и Лунькову с применением ст. 24-2 УК РСФСР, а Зобнину ст. 46-1 УК РСФСР, так как лишать их свободы суд считает нецелесообразным.
Обсудив вопрос о применении дополнительного наказания, суд считает конфискацию имущества должна быть применена ко всем подсудимым без исключения.

Руководствуясь ст. ст. 300-303 УПК РСФСР, народный
ПРИГОВОРИЛ:

МОРОЗА ВЛАДИМИРА ИОСИФОВИЧА признать виновным по ч.3 ст. 148 УК РСФСР и назначить ему наказание в виде 7 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества, с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.
Срок наказания исчислять с 11.12.89 г.

ПЛОТНИКОВА ВЛАДИМИРА ИВАНОВИЧА признать виновным по ч.3 ст. 147, ч.3 ст. 148 УК РСФСР. Назначить ему наказание по ч.3 ст. 147 УК РСФСР в виде 4 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ч.3 ст. 148 УК РСФСР в виде 6 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.
В силу ст. 40 УК РСФСР путем поглощения более строгим наказанием менее строгого, окончательно назначить Плотникову наказание в виде 6 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества, с отбыванием в ИТК общего режима.
Срок наказания исчислять с 11.12.89 г.

СИЗОВА СЕРГЕЯ ПАВЛОВИЧА признать виновным по ч.3 ст. 148 УК РСФСР и назначить ему наказание в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества, с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.
Срок наказания исчислять с 1.02.90 г.

ГАНИЕВА АСХАТА АНВАРОВИЧА признать виновным по ч.3 ст. 148 УК РСФСР и назначить ему наказание в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества, с отбыванием наказания в ИТК строгого режима.
Срок наказания исчислять с 3.01.90 г.
По ч. 1 ст. 189 УК РСФСР Ганиева оправдать вследствие не доказанности участия подсудимого в совершении преступления.

ФРОЛОВА АРТУРА АЛЕКСАНДРОВИЧА признать виновным по ч.2 ст. 144 и ч.3 ст. 148 УК РСФСР и назначить ему наказание по ч.2 ст. 144 УК РСФСР 3 года лишения свободы без конфискации имущества, по ч.3 ст. 148 УК РСФСР - 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.
В силу ст. 40 УК РСФСР путем поглощения более строгим наказанием менее строгого, окончательно назначить Фролову наказание в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества, с отбыванием в ИТК общего режима.
Срок наказания исчислять с 8.01.90 г.

ЕЛОВИКОВА СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА признать виновным по ч.1 ст.189 УК РСФСР и ч.3 ст. 148 УК РСФСР. Назначить ему наказание по ч.1 ст.189 УК РСФСР в виде 2 лет лишения свободы, по ч.3 ст. 148 УК РСФСР с применением ст.43 УК РСФСР в виде 3 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества. В силу ст. 40 УК РСФСР путем поглощения более строгим наказанием менее строгого, окончательно назначить Фролову наказание в виде 3 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.
В силу ст. 24-2 УК РСФСР приговор в отношении Еловикова в виде 3 лет лишения свободы считать условным с обязательным привлечением его на срок назначенного наказания к труду в местах, определяемых органами ведающими исполнением приговора.
Срок наказания исчислять с 26.12.89 г.

ЛУНЬКОВА ИГОРЯ ВИКТОРОВИЧА признать виновным по ч.3 ст.148 УК РСФСР и назначить ему наказание с применением ст.43 УК РСФСР в виде 3 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.
В силу ст. 24-2 УК РСФСР приговор в отношении Еловикова в виде 3 лет лишения свободы считать условным с обязательным привлечением его на срок назначенного наказания к труду в местах, определяемых органами ведающими исполнением приговора.
Срок наказания исчислять с 11.12.89 г.

ЗОБНИНА НИКОЛАЯ АКИМОВИЧА признать виновным по ч.3 ст. 148 УК РСФСР и назначить ему наказание с применением ст.43 УК РСФСР в виде 3 лет лишения свободы с конфискацией всего имущества.
В соответствии со ст. 46-1 УК РФСР исполнение Приговора в отношении назначенного Зобнину основного и дополнительного наказания отсрочить на 2 года
Обязать Зобнина не менять без согласия ОВД место жительства, уведомлять органы об изменении места работы и жительства, периодически являться для регистрации в ОВД.
Возложить на трудовой коллектив кооператива "Прикамье" объединения "Перммелиорация" обязанность по наблюдению за Зобниным и проведении с ним воспитательной работы.

Меру пресечения Зобнину оставить прежней - подписку о невыезде. Морозу, Плотникову, Сизову, Ганиеву, Фролову, Еловикову, Лунькову - содержание под стражей.
В силу ст. 85 УПК РСФСР после вступления приговора в законною силу, вещественные доказательства - распределитель зажигания и генератор передать потерпевшему Дубинину .
Деньги в сумме 200 рублей, переданные Зыковым Плотникову обратить в фонд государства.
В возмещение причиненного совершенным преступлением ущерба взыскать солидарно с Плотникова В.И., Мороза В.И. и Лунькова И.В. в пользу Мифтахова Р.Р. 5 000 рублей.
Взыскать с Плотнникова В.И. в пользу Плеханова М.В. 3 500 рублей.
Признать за Дубининым право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.
Приговор может быть обжалован в Пермский областной суд через Мотовилихинский районный народный суд города Перми в течение 7 суток со дня его оглашения, а осужденными - в тот же срок со дня вручения копий приговора.

Судья Н.И. Бородачев

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Самое актуальное / Владимир Плотников - это плохо