НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УТИЛИЗАЦИИ РАКЕТ - ЗАДАЧА № 1
Главная
Документы
Публикации

Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет

В Перми всё под контролем
или история одного беззакония

Оборонка до сей поры  является в России главным исключением из объявленной государством игры под названием "Мы строим гражданское общество". По понятной в общем и целом причине: для решения вопросов национальной безопасности иногда требуется секретность. Только вот порой бывает трудно отличить реальную необходимость в ограничении информации от ловкого "военно-стратегического" прикрытия при достижении чьих-то сугубо частных и вовсе негосударственных экономических и политических целей.

Так или иначе, пермяков, увлекшихся объединением с коми-пермяками, фактически поставили перед свершившимся фактом: Пермь и Пермская область, оказывается, вовсю готов тс к массированной переработке твёрдотопливных ракет. Это выяснилось около года назад, при чём совершенно случайно: журналист газеты "Пермские новости", прогуливаясь по городу, встретил двух чёрных парней и, разговорившись с ними, среди прочей болтовни поинтересовался, что они здесь делают. И услышал, что афроамериканцы, оказывается, находятся здесь для того, чтобы… руководить русскими в ходе утилизации ракет.

Губернатор меняет ориентацию

Началась долга и трудна борьба за информацию, продолжающаяся по сей день: общественность вытягивает её по крупице, власть стремится её удержать и героически бьётся за каждую пядь. Первым чиновником, которому ещё весной прошлого года, при появлении первых смутных слухов, пермские зелёные направили запросы, был сам губернатор области Трутнев. Никому иному, поскольку ещё в 1997 году, будучи тогда мэром Перми, Юрий Петрович снискал себе славу непримиримого борца с "ракетной угрозой", впервые тогда нависшей над Прикамьем и благополучно отведённой. Газеты того времени полны фотографиями, изображающими нынешнего губернатора на трибунах многолюдных антиракетных митингов. Эта бескомпромиссная борьба очень помогла тогда мэру вплести в свой имидж черты народного заступника. Позже, когда в 2001 году шумно решался вопрос о переработке твёрдого ракетного топлива в соседнем удмуртском Воткинске, Трутнев, уже будучи губернатором, также счёл нужным проявить принципиальность: отправил удмуртскому президенту открытое письмо, полное озабоченности по поводу возможности косвенного влияния на жителей Пермской области опасного производства в соседней республике.

Сейчас, когда выжигание ракет планируется в самой миллионной Перми, Трутнев не проявляет ни малейшего волнения по поводу его последствий. Во всяком случае, до сих пор он ни одним вымолвленным словом не дал себя в этом заподозрить. Резка смена губернаторского курса нашла отражение в речёвке, звучащей на протестных митингах экологической оппозиции:

    Страсть губит имя и репутацию:
    Петрович хочет ракеты, сменив ориентацию!

Не взирая на массу сказанного и опубликованного в экологической и прочей печати, переработка будет вестись наиболее экологически опасным способом: посредством выжигания. Именно для этого способа  якобы подходят имеющиеся пермские производственные мощности. Основным аргументом, подтверждающим это, служит то, что такое выжигание в малых размерах происходило здесь и раньше. То, что это проводившееся уже несколько десятилетий выжигание оказало, вероятно, мощное воздействие на здоровье жителей Кировского района Перми, в котором младенческая смертность в 2 раза выше среднегородской, упоминать при этом не принято.

Новая программа, реализующаяся в рамках исполнения обязательств по российско-американским договорам об СНВ, частично финансируется американцами. Именно по этой причине на вооружение взята выжигательная технологи от корпорации "Локхид Мартин" ("Lockheed Martin"), а не относительно более экологичный метод гидроразмыва от "Тайокол Кемикал" ("Thiokol Chemical"). Явным в глазах американской стороны недостатком последнего метода  является то, что остающиеся продукты переработки, а именно измельчённое струёй воды топливо, можно использовать повторно, закладывая в новые ракеты или же как сырьё для промышленной взрывчатки. Не уничтожаются при гидроразмыве и корпуса ракет, которые тоже можно использовать, не пуска на ветер дорогостоящую продукцию. Однако российскую сторону утешают тем, что при выжигании тоже остаётся кое-какой полезный результат: активированный уголь. В свете этого неоспоримого преимущества тему выделения при сжигании топлива диоксинов - опаснейших канцерогенных веществ - затрагивать в Перми не принято.

Засекретить - всё!

Со стороны США реализацию пермской ракетной программы курирует структура под названием "Washington Group International Ltd". Деятельность этой фирмы в Перми покрыта завесой тайны, от контактов с журналистами она отказывается. По мнению ряда московских экспертов, пермская "Вашингтон Груп Интернешнл", вероятнее всего, "дочка" скандально известной "Локхид Мартин". Так или иначе, американские специалисты чувствуют себя на пермских военных предприятиях хозяевами. При том, что для пермяков вся работа этих заводов и, тем более, реализация ракетной программы весьма и весьма засекречена. Так, корреспондент газеты "Аргументы и факты" Олег Голубев оказался в милиции лишь за то, что рискнул сфотографировать снаружи (!), из города, заводскую стену. Зато для официальной американской делегации конгресса США, побывавшей в Перми в конце августа, все двери были распахнуты. Возглавлял её известный сенатор Ричард Лугар (Richard G.Lugar) - республиканец от штата Индиана, старший член постоянного комитета конгресса США по международным делам и разведке, известный как ключевая фигура в процессе  ядерного разоружения России. Вместе с другим конгрессменом - демократом из Джорджии Семом Нанном (Sam Nunn) - они разработали в своё время принятый в 1991 году конгрессом США "Закон об уменьшении советской  ядерной угрозы", известный как закон Нанна-Лугара, ставший основой процесса уничтожения российских стратегических вооружений. Технологический аспект программы выглядит следующим образом. Головным российским предприятием в процессе будущей утилизации назначен пермский завод "Машиностроитель". К переработке предполагаются ракеты СС-22, СС-24 (известные в гражданском мире под названием РС-22) украинского производства и двигатели пусковых ракетных установок РС-12М. На "Машиностроителе" ракеты будут разбираться, а собственно выжигание будет производиться на территории известного пермского военного завода им. Кирова, но под юрисдикцией ФГУП "НИИ ПМ". Там намечено построить так называемый закрытый стенд, а также реконструировать имеющийся открытый. Оставшиеся ракетные корпуса, а также так называемые малогабаритные, или вспомогательные двигатели будут завершать свой век в специально построенной печи пиролиза на НПО "Искра". Официально говорят о 56 ракетах, предназначенных к утилизации, но при этом идеологи проекта подозрительно часто упоминают, что по России сейчас около 1000 ракет РС-22 снимаются с боевого дежурства, и у Перми в этом отношении богатые перспективы. Реализация программы включает также строительство хранилищ для ракет, организацию подъездных путей для их подвоза, организацию полигона для захоронения несгораемых остатков. Цена вопроса - 6,7 млрд. рублей от США и агентства "Росавиакосмос", которые сулят Пермской области.

Вице-губернатор Анатолий Тёмкин, часто отплёвывающийся за Трутнева от приставучей общественности и журналистов, сулит установить над ликвидацией стратегического вооружения строгий "государственно-общественный контроль". Никто всерьёз к этому не относится. "Почему мы должны верить в какой-то будущий контроль общественности над самой утилизацией, если нас не подпускают на пушечный выстрел к идущим подготовительным работам?" - вопрошает председатель Пермского отделения Союза "За химическую безопасность" и координатор пермского антиракетного сопротивления Лидия Попова, химик-технолог по специальности.

"Экологическая самооборона"

Лидия Степановна и её сторонники по Союзу выступают категорически против самой идеи массированного сжигания ракет на высокотоксичном топливе в пределах миллионного города. Кое-кто, возможно, сочтёт их позицию эмоциональной, уязвимой и спросит, каков же правовой аспект проблемы. Правовой же аспект заставляет объединиться в антиракетном фронте уже всех пермских зелёных, правозащитников и прочих сочувствующих, потому что реализация пермской ракетной программы являет собою пример тотального правового беспредела. Строительство практически всех объектов, входящих в технологическую цепочку переработки ракет, уже завершается или завершилось к настоящему времени. При этом государственная экологическая экспертиза проектов даже не началась. Думается, просвещённым читателям "Эко-Права" не нужно объяснять, что положительное решение такой экспертизы должно было быть обязательным условием начала строительства. Напомним, речь идёт об объектах потенциально крайне высокой степени опасности для населения и окружающей среды! Единственным исключением является проект ракетных хранилищ: он прошёл экспертизу в Москве, в Министерстве природных ресурсов, в режиме секретности, о начале экспертизы вопреки требованиям закона "Об экологической экспертизе" никто не объявил, никакой возможности для общественности послать своих представителей или заявить собственную, общественную, экоэкспертизу, естественно, не было. Только жёсткая нехватка сил и времени не позволяют пермским зелёным ввязаться в судебный процесс по этому поводу и оспорить итоги этой сомнительной кулуарной процедуры.

Вместо этого мы решили заявить общественную экологическую экспертизу других проектов, что и было сделано от имени общественной организации "Экологическая самооборона". На сегодняшний день нам удалось проэкспертировать единственный проект: корпус термического обезвреживания отходов, он же пиролизная печь. Автору этих строк пришлось выполнять функции председателя экспертной комиссии в составе 15 человек, среди которых такие авторитетные специалисты, как председатель Союза "За химическую безопасность" Лев Фёдоров, президент Научного центра экологической эпидемиологии Алексей Фитин, координатор программы "За экологическую безопасность ракетно-космической деятельности" Международного Социально-Экологического Союза Сергей Кричевский, ведущие пермские химики, биологи, географы. Документы, которые заказчик - НПО "Искра" - представил как проект потенциально опасного предприятия, нас всех очень впечатлили. В принципе отсутствует главная для экологической безопасности часть - ОВОС - оценка воздействия на окружающую среду, не разработана декларация промышленной безопасности, соответственно, отсутствует план ликвидации последствий возможных аварий. Санитарно-защитная зона предлагается 50 метров - согласно действующим СанПиН, это столько же, сколько вокруг макаронной или чаеразвесочной фабрики! А ведь на этом творении предлагается не развешивать чай, а сжигать среди прочего так называемые малогабаритные двигатели баллистических ракет, наполненные высокотоксичным топливом. Авторы проекта отказываются учитывать фоновые загрязнения воздуха как трудноопределимые, а закапывать остающиеся отходы планируют, не мудрствуя лукаво, в траншее, вырытой на территории предприятия. И т.д., и т.п. Естественно, эксперты единогласно выдали отрицательное заключение. С тех пор поступление к нам на рассмотрение остальных проектов затормозилось. Но главная проблема в том, что эта печь уже достраивается, как и всё прочее. И никакие усилия зелёных и журналистов не могут, очевидно, этому помешать.

Чего изволите-с?

Впрочем, касательно журналистов и редакторов, то, конечно же, нашлись и среди них весьма понимающие. Последние полгода пермская пресса пестрит стать ми, описывающими преимущества сжигания ракет в городской черте: будущие 500 рабочих мест, реконструкцию пермской промышленной базы, налоговые поступления и т.д. Возгласы о том, что в километре от стендов находятся детские лагеря, что перевозка ракет производится прямо под окнами жителей, что от взрыва одной ракеты погибнут более 2000 человек и т.д. слышны во много раз глуше. Мнения противников программы подаются редакциями под ироническими заголовками типа "Назад, в пещеры?..". Среди голосов тех, кто считает ракетную программу панацеей от всех бед пермской экономики, особенно веско и убедительно звучит голос представителя науки: заведующего кафедрой охраны окружающей среды Пермского государственного технического университета, профессора Якова Вайсмана. Пермским зелёным он известен в качестве вечной и верной опоры любой пермской власти (от коммунистической до капиталистической) в её самых смелых экологических начинаниях, лишь бы они были безупречны с коммерческой стороны. Потрясая своими докторскими степенями, Яков Иосифович последовательно убеждает неразумную пермскую общественность в достоинствах технического прогресса,  явившегося в Пермь в облике программы утилизации ракет, а также гневно обрушивается на отдельных отщепенцев, тянущих родной город обратно в каменный век. Именно Вайсман предлагается властями прессе в качестве главного эксперта по данной теме. И кто там разберёт, что эксперт сам же  является и разработчиком части проектов, включая вышеописанную пиролизную печь… И кто станет припоминать, что сам эксперт был пойман на откровенной лжи: в тот период, когда Пермскому отделению Союза "За химическую безопасность" ещё не удалось выбить из Министерства природных ресурсов официальные документы, профессор Вайсман неоднократно публично заявлял, что все проекты уже прошли государственную экологическую экспертизу.

К слову, тоже самое враньё о имеющихся положительных заключениях государственной экспертизы на все объекты расходилось и в официальных письмах за подписью и.о. начальника Управления по охране окружающей среды (УООС) Пермской области Олега Кузнецова. Очевидно, автор наивно надеялся раз и навсегда отбрехаться от докучливой общественности. Всё это, говоря юридическим языком, вполне тянет на служебный подлог.

Круглый стол квадратной формы

Однако верхом искусства административной фальсификации стал круглый стол по проблеме утилизации твёрдотопливных ракет, организованный УООС 13 ноября в Администрации Кировского района. Вместо одного прошли целых два круглых стола. Вначале, около 16.30, состоялось мероприятие, на котором организаторы обеспечили присутствие журналистов и специально организованной "общественности". Роль последней частично сыграли сотрудники Кировской администрации. Заседание прошло размеренно и степенно, ничто не смутило спокойствия и не нарушило представленную УООС картину процветания и благоденствия, которые обрушатся на Пермь и Закамск с началом сжигания на НПО им. Кирова 89-тонных баллистических ракет. Затем, в шестом часу, журналистов распустили по домам, а чиновники и представители предприятий-переработчиков перешли в другое помещение. Там их ждала уже реальная общественность Кировского района, вооружённая разоблачительными документами и яростью против незаконного проекта. Здесь начальник управления Анатолий Бражкин и компания дали второй сеанс, который, в отличие от предыдущего, прошёл на самом высоком накале и периодически переходил в рёв и проклятия возмущённых жителей, не желающих нести своих детей на заклание псевдогосударственным интересам. Вот только ни одного представителя СМИ на втором мероприятии не присутствовало. В последующие дни несколько пермских телекомпаний показали репортажи с круглого стола (разумеется, первого из двух), потрясшие участников дискуссии (второй) разительным контрастом: другие лица, друга обстановка и т.д. Очевидно, проведя сразу два круглых стола, Управление по охране окружающей среды с перевыполнением плана выполнило наказ губернатора Ю. Трутнева продемонстрировать участие общественности в принятии решения. Кстати, и сам Трутнев лично не гнушается поучаствовать в пропаганде пользы проекта: в прессе появились статьи за его подписью, где он доходчиво объяснил публике, что борцы с программой утилизации на самом деле преследуют, оказывается, политические цели.

Идут в ход и другие, непубличные, методы воздействия на ситуацию. Так, после регистрации общественной экологической экспертизы, в состав экспертов которой вошли 7 сотрудников Пермского государственного университета, в ректорате раздался телефонный звонок из областной администрации. О содержание его история умалчивает, доподлинно лишь известно, что встревоженный ректор ПГУ стал самым срочным образом разыскивать проректора по науке, находившегося в этот момент не где-нибудь на лекции в соседнем корпусе, а на территории братской Великобритании. В последствии у проректора Владимира Суслонова состоялся серьёзный разговор с университетскими экспертами из состава общественной экологической экспертизы, и часть из них от греха подальше отказалась от участи в этой, изъясняясь словами Я.И. Вайсмана, "подозрительной волюнтаристской инициативе". Но, к чести профессуры моего родного ВУЗа, лишь меньшая, сама незначительная часть.

Здесь же добавлю к слову, что вся огромная работа с пространным (62 тома), путанным и неопрятным в прямом и переносном смысле проектом пиролизной печи проведена пермскими специалистами на абсолютно волонтёрской основе, это без преувеличения подвижничество на благо родного города. Все усили группы "Экологическая самооборона" и остальных зелёных по добыванию денег на проведение экспертиз пока не увенчались никакими примечательными результатами. Лишь одна политическая структура дала полусимволическую сумму в 25 тысяч рублей, на которую удалось организовать копирование, сканирование, междугороднюю пересылку документов, междугородние телефонные консультации и т.д. Под страхом страшного проклятия не имею права назвать здесь им этой организации. "Посмотрим, что из этого всего получится, тогда, может, и назовёмся …" - сказали нам в этой партии.

А ракеты - горят

Между тем, ракеты за Камой уже горят. Природоохранные органы убеждают нас, чтобы мы не волновались, что это они горят ещё по-старому, пока не в рамках новой программы утилизации. Говорить им, что гореть ракеты не могут в любом случае, поскольку у предприятий, как недавно выяснилось, нет, к примеру, даже утверждённых санитарно-защитных зон, естественно, бесполезно. Тотальная непробиваемость власти и широкий арсенал её инструментов воздействия заставляет и нас искать самые разные способы действия. Экологические и правозащитные организации попытались убедить пермского мэра Аркадия Каменева провести референдум по вопросу утилизации ракет, но успеха не добились. Была предпринята целая серия походов к депутатам разных уровней с тем, чтобы обрести союзников в их рядах, и тоже с нулевым результатом. Мы вынуждены скандировать теперь под окнами Законодательного Собрания:

    Депутатам - лимузины,
    Пермякам - диоксины!
    Депутатам - санатории,
    Жителям - крематории!

Ни одна пермская респектабельна политическая сила, включая тех, что позиционируют себя как больших друзей зелёного движения, не смотр на наши обращения не рискнула издать даже писка супротив "проракетной" позиции, освящённой губернаторским одобрением. Вообще, единственные надёжные союзники, которых нашли пермские зелёные в своей антиракетной эпопее - это правозащитники в лице регионального правозащитного центра и Пермской гражданской палаты, а также романтики-троцкисты, мечтающие победить антинародный буржуазно-бюрократический режим и построить счастливое ненасильственное коммунистическое общество. Именно при значимой поддержке последних, именующих себя Революционной рабочей партией (РРП), движение "Анархо-Экологическое Сопротивление" (АЭС), Союз "За химическую безопасность" и "Экологическая самооборона" проводят периодически уличные протестные акции типа: "Сжигайте ракеты в своих кабинетах!" и "Покажи депутатам свою ракету". Однако, с некоторых пор власть не хочет терпеть наших выходок в виде сжигания под окнами администрации картонных макетов ракет, или демонстраций, скандирующей на центральной улице:

    Петровичу выдался выгодный торг:
    Пермь превратится в огромный морг.

Нам перестали согласовывать мероприятия, нас начали забирать в милицию, составлять протоколы, судить за нарушение общественного порядка и накладывать штрафы. Перед самым Новым годом активистов АЭС и РРП вызывали на дачу показаний в связи с тем, что беспокойство по поводу их деятельности про вило ФСБ: начальник Регионального управления ФСБ по Пермской области полковник Юрий Лопарёв направил главному прокурору Пермской области письмо. В нём он просил обратить внимание на то, что данные радикальные молодёжные группы своими уличными выступлениями против утилизации ракет "создают очаги социальной напряжённости". Чем дальше, тем жёстче становится реакция власти. На последней акции милицией было задержано 23 человека, большинство из которых ожидают сейчас суда за административное правонарушение. Но мы не намерены отступать.

Четверо руководителей общественных организаций - Анархо-Экологического Сопротивления, Пермского отделения Союза "За химическую безопасность", "Экологической самообороны" и "Зелёной Эйкумены" - недавно встречались с губернатором. Чтобы опять, уже лично, услышать, что региону нужны инвестиции, и отказываться от них недопустимо. И что утилизация если и будет проходить, то под жёстким контролем специалистов, при строжайшем соблюдении всех технических регламентов, что он, губернатор, никогда не дал бы разрешения на рискованный проект, и что всё под контролем.

Мы обрадовались, что всё под контролем. А через несколько дней к нам в руки попала по неофициальным каналам справка по результатам недавней проверки, проведённой на предприятиях-переработчиках Главным управлением природных ресурсов по Пермской области. Она предназначалась для очень внутреннего употребления, и её появление в нашем распоряжении вызвало бурную  ярость в некоторых кругах. Эта бумага за подписью и.о. начальника ГУПРа констатирует, что на всех четырёх предприятиях, участвующих в реализации пермского проекта сжигания ракет - заводе "Машиностроитель", ФГУП "НИИ ПМ", НПО "Искра" и заводе им. Кирова - грубо нарушаются все возможные нормативные и технологические требования. А именно: осуществляются незаконные строительство и реконструкция объектов без государственной экологической экспертизы, превышаются нормативы предельно допустимых выбросов и сбросов, ведётся незаконное сжигание опасных отходов открытым способом, а также захоронение их прямо на промплощадках, фальсифицируется государственная отчётность и т.д., перечислять всё здесь не стоит, поскольку список чудовищных нарушений не влезает на три страницы.

И тут мы во второй раз обрадовались, на этот раз тому, как же здорово, что у нас такой храбрый губернатор, который за всё берёт на себя ответственность и не боится ничего и никого на свете.

P.S. Через пару дней после того, как материал был отправлен в редакцию, в Пермь пришла сногсшибательна новость о том, что наш губернатор Юрий Трутнев переместился в кресло министра природных ресурсов России. Требуется сказать по этому поводу чего-нибудь этакое умное или хотя бы остроумное, но мысль журналистская буксует. Что же на самом деле есть это известие в контексте нашей истории: нелепое совпадение или железная закономерность? Что сулит это известие нам, пермякам: шанс на перелом ситуации или, напротив, гибель последних надежд? И что сулит оно России?..

А в общем, пермское зелёное сообщество уже ответило для себя на эти вопросы: только что принято решение о том, что летом сего года в Перми состоится всероссийский радикальный анархо-экологический протестный лагерь, посвящённый борьбе с противозаконной программой утилизации ракет. Если вы готовы встать в наши ряды, звоните Лидии Степановне Поповой (3422) 95-74-46. Нам нужна ваша помощь.

Роман Юшков

Опубликовано:
журнал "Экология и право" (СПб) N13
(март 2004 г.)

Размещено 23.04.2004

 Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.