НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет / Публикации

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УТИЛИЗАЦИИ РАКЕТ - ЗАДАЧА № 1

Главная
Документы
Публикации

Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет

"Зеленая волна" на пути утилизации

Недавний визит в Пермь делегации под руководством председателя комитета по международным делам Конгресса США Ричарда Лугара спровоцировал новую волну экологических инициатив

Один из главных идеологов американской доктрины безопасности, конгрессмен Лугар и его коллеги прибыли в Прикамье, чтобы убедиться: завод "Машиностроитель" - один из производителей твердотопливных ракет СС–24, снятых с вооружения российской армии, имеет для их уничтожения нормальную технологическую базу. Гость увиденным остался доволен. А экологические организации и движения, с 1995 года ведущие перманентную борьбу против утилизации ракет на территории Пермской области и Удмуртии, вновь получили повод для разворачивания крупномасштабных политических акций.

Местные экологи и правозащитники на прошлой неделе призвали главу Перми инициировать проведение соответствующего референдума, так как, по мнению "зеленых", "подготовка к выжиганию ракет идет лихорадочными темпами".

В письме на имя Аркадия Каменева, подписанном руководителями Пермского отделения Союза "За химическую безопасность", группы "Зеленая Эйкумена", Общественного экологического комитета, Пермского правозащитного центра, Пермской гражданской палаты и т.д., в частности, говорится об опасном методе утилизации, "навязываемом" американской стороной. Общественные организации предлагают оказать необходимую поддержку референдуму и другим гражданским действиям, связанным с проблемой утилизации твердотопливных ракет в Перми.

Гражданские действия уже последовали. В Перми появились листовки пугающего содержания, на очереди, по–видимому, митинги и пикеты.

Похожие "сражения" Пермь переживала в 1995–1997 годах, когда впервые зашла речь о выполнении межправительственного соглашения, заключенного между США и Россией. Тогда законодатели Соединенных Штатов утвердили программу помощи республикам бывшего Советского Союза в деле обеспечения безопасности хранения находящихся на их территориях ядерных вооружений, а также ликвидации избытков ядерных боеприпасов и средств их доставки.

Программа была названа по фамилиям сенаторов Сэма Нанна и Ричарда Лугара, основных инициаторов принятия Конгрессом США решения об экстренной и весомой помощи России, Белоруссии, Казахстану и Украине. За время ее действия Россия получила $1,7 млрд.

Сегодня приоритетными направлениями программы Нанна–Лугара являются обеспечение сохранности и учета ядерных боезарядов в местах хранения и при транспортировке, прекращение производства оружейного плутония, строительство хранилищ для ядерных материалов, ликвидация ракетного топлива. В этом году на реализацию таких проектов Конгресс США выделил около $450 млн.

Однако нынешняя ситуация кардинально отличается от той, что существовала шесть - восемь лет назад.

В тот момент американская сторона брала на себя практически все работы, связанные с утилизацией ракетных двигателей. В США был проведен тендер на выбор технологий и подрядчика, который должен был непосредственно заниматься утилизацией. В ходе тендера появился победитель - компания Lokchid Martin, хотя, по мнению российских специалистов, она предлагала не самые лучшие технологии. Фирма была заинтересована в контракте, ее представители приезжали в Пермь. Но это был обыкновенный коммерческий проект, который инициаторы намеревались в рамках существующего межгосударственного соглашения реализовать на деньги американских инвесторов. Он не выходил на правительственный уровень.

Головными в этом проекте выступали московские организации, которые, по свидетельству очевидцев, были заинтересованы только в одном: всеми правдами и неправдами сделать так, чтобы проект не был реализован в Перми. Они добились своего, "перевели стрелки" на Воткинск, где все и заглохло.

Еще одна особенность минувших дней: тогда невозможно было принять постановление правительства о создании в Перми базы утилизации, поскольку в 100–километровой зоне от предполагаемого строительства находилась ракетная база "Бершеть". А такое соседство по существующей в недрах военных ведомств нормативной базе категорически не допускалось.

Сейчас все не так.

За минувшие годы у американской стороны возникло другое понимание процесса. Если раньше желание дать России деньги базировалось на плачевном состоянии российской экономики, а также на опасениях, что наша страна на сможет сама цивилизованно уничтожить ракетный потенциал, теперь американцы укрепились во мнении, что свои обязательства Россия должна выполнять самостоятельно. Более того, если США и будут ей в этом помогать, то только там, где сочтут нужным. Они уже не берут на себя ответственности за решение российских проблем.

Визит сенатора Лугара эту позицию подтвердил. Он прибыл не просить и не предлагать. Он приехал посмотреть уровень интересующего его промышленного производства, а также состояние политической составляющей региона. Недаром он побывал только на ГП "Машиностроитель". Пока руководители завода им. Кирова и НИИПМ размышляли о том, что показывать Лугару на производстве, а что - нет, конгрессмен просто проигнорировал их.

Сегодня американцы говорят: "Российское государство способно самостоятельно выполнять свои международные обязательства. Каким образом - его проблемы. Хотите - сжигайте свой арсенал, хотите - подрывайте, хотите - закапывайте. Это не наше дело". Единственное, за что США согласны платить, это сам факт уничтожения. При этом сумма выплат будет зависеть от той технологии, которую Россия сочтет нужным применять.

При таком подходе России придется выполнять свои международные обязательства в рамках государственного оборонного заказа, федерального бюджета, по защищенной статье, которая не подлежит секвестированию.

По этой причине акции, которые организуют сегодня представители экологических движений, приобретают принципиально иное смысловое значение. Если раньше экологи боролись с "происками" американцев, которые хотели на территории Прикамья построить вредное производство, которого нет в США по причине его исключительной опасности для граждан, то сегодня они по факту должны бороться против госзаказа.

Получается неувязка. С одной стороны, и администрация Пермской области, и работники пермских оборонных предприятий призывают государство обеспечить им государственный оборонный заказ. С другой стороны, когда этот заказ реально появляется, начинаются демонстрации протеста.

Есть совершенно очевидный факт: предприятие, производившее двигатели для твердотопливных ракет, их должно и уничтожить. В любом случае, даже без американской программы "совместного уменьшения угрозы", хотя бы потому, что срок эксплуатации этого оружия уже подходит к концу. Процесс производства и утилизации вооружений взаимосвязан, и его нельзя прекратить референдумом.

Геннадий Кузьмицкий, генеральный директор ФГУП "Пермский завод им. С.М. Кирова":
- Процесс понимания, что же происходит на самом деле, идет очень быстро. Раньше мы могли демонстративно заявлять, что отказываемся от предложений "супостатов". Теперь нам никто ничего не предлагает. Нам пытаются помочь. Если мы заявим, что помощь не нужна, то - ради Бога. Они не будут этого делать и предоставят нам выполнять свои обязательства самостоятельно.

Сегодня американцы предлагают нам помощь в оптимизации технологической цепочки. Промежуточное хранилище на заводе им. Кирова - это российская инициатива. Она возникла потому, что на "Машиностроителе" по существующим нормативам на разборке может находиться ограниченное количество двигателей. По американским нормам - только две штуки. Для того чтобы процесс не прерывался, предлагается на заводе им. Кирова построить промежуточное хранилище (по сути, обыкновенный производственный промежуточный склад), где будет находиться тоже штучное количество этих двигателей. Снятые с эксплуатации ракеты будут храниться там, где и сейчас - в воинских частях. Промежуточное хранилище просто позволит "Машиностроителю" вести технологический процесс в нормальном режиме.

Сегодня у нас есть возможность получить на строительство такого хранилища деньги от американской стороны. По крайней мере, этот вопрос обсуждается. Но если эта идея будет отвергнута, то работы придется вести в рамках бюджета оборонного заказа.

Государство, наконец, нашло деньги на завершение строительства экологического закрытого стенда на НИИПМ, предназначенного для сжигания твердого топлива, который строится еще со времен Советского Союза. Он будет сдан в эксплуатацию в сентябре нынешнего года. После этого планируется поставить на реконструкцию открытый стенд, на котором до сих пор производились такие работы, и сделать его закрытым. Но на проведение работ по сжиганию твердого топлива есть конкуренты - Кемерово и Бийск. Говорят, что госзаказ будет размещаться в ходе тендера.

А теперь - о финансовой стороне вопроса. Компетентные источники говорят о том, что, по предварительным прикидкам, строительство хранилища американцы могут профинансировать на сумму $30 млн. Эти деньги могли бы получить подрядные строительные организации Перми.

По неофициальной информации, сжигание ракетного топлива стоит от $80 до $160 тыс. за штуку. Разборка ракет - около $400 тыс. за штуку, хранение на промежуточном складе - $30–40 тыс. в месяц.

Впрочем, величина экономического эффекта, который могут получить пермские предприятия, во многом будет зависеть от дальнейшего развития событий. К примеру, если на стенд НИИПМ не будет достаточной нагрузки, то его содержание быстро "обрушит" весь бюджет предприятия.

Окончательное решение об объемах утилизации еще не принято и заранее не предопределено. И, по мнению наблюдателей, нет никаких причин принимать решение в угоду какой–то ситуации. Вопрос будет решаться после проведения государственной экологической экспертизы нового экологического стенда и экономических расчетов.

В этой ситуации важно понять, что поиск "врага" уже не актуален (американцы, кроме денег, сюда ничего своего не везут), а также тот очевидный факт, что для проведения работ по уничтожению твердотопливных ракет сейчас не нужно никаких президентских указов, правительственных постановлений и референдумов. Они (работы по уничтожению) идут и будут идти в рамках гособоронзаказа "Росавиакосмоса". Обсуждаются лишь его объемы, а также то, насколько цивилизованными и финансируемыми будут такие программы.

Губернатор Пермской области Юрий Трутнев пообещал, что процесс обсуждения этой проблемы будет идти открыто и гласно. Придерживаться такой позиции нелегко. Например, директор НИИ полимерных материалов Анатолий Талалаев отказался комментировать информацию о деятельности по сжиганию твердого топлива на стенде, расположенном на его территории. По мнению Талалаева, не стоит будоражить население какой–либо информацией на эту тему. Тем более что институт, по его словам, несмотря ни на что, выполняет и будет выполнять поставленную перед ним задачу. "Пусть те, кто уверен, что надо приоткрыть завесу по вопросам уничтожения ракет, и отвечают на все вопросы", - считает Талалаев.

Татьяна Власенко
"Новый компаньон", 26.08.2003
Размещено 29.08.2003

 Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.