НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет / Публикации

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА УТИЛИЗАЦИИ РАКЕТ - ЗАДАЧА № 1
Главная
Документы
Публикации

Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет

Я - против!

Общественная экологическая экспертиза проекта утилизации ракет на территории Пермской области вынесла заключение по первому объекту, документация которого была представлена на рассмотрение, - по печи для переработки ракетных корпусов. Сказать, что заключение отрицательное, было бы слишком мягко. Оно крайне отрицательное, что проскальзывает даже в сухих строчках делового отчета. «Экологическая авантюра» - под этой оценкой подписались все 12 экспертов.

В том числе и кандидат физико-математических наук, доцент аэрокосмического факультета Пермского политехнического университета Эргаш Нуруллаев, которого «экстремистом» никак не назовешь:

- Хочу опровергнуть слухи о том, что на участников общественной экспертизы оказывалось какое-то давление. Оно могло бы быть, если бы нас воспринимали серьезно. На деле же задействованные в проекте структуры до такой степени пренебрегают любыми общественными движениями, что кое-кто из экспертов жалобами об угрозах просто пытался привлечь к себе внимание.

Об отношении к общественной экспертизе в частности и к экологи и вообще лучше всего говорит состояние присланных нам документов. На пресс-конференцию, посвященную заключению по рабочему проекту «корпуса термического обезвреживания отходов», мы принесли самые лучшие образцы. И то они выглядели страшно. Все остальное представляет из себя хлам из разлохмаченных, а подчас и просто нечитаемых листов, которые годами изучали разве что мыши.

Поскольку я не химик, не стану касаться «диоксиновой проблемы». Остановлюсь на том, что насторожило меня как физика и как ученого, то есть человека с логическим складом ума.

Во-первых, в представленных нам документах, касающихся не только проекта пиролизной печи, совершенно отсутствуют физико-механические характеристики утилизируемых объектов, то есть ракет. Чего уж там говорить о самой утилизации, если не ясно, насколько безопасны ракеты даже при транспортировке! Между тем существующая сеть железных и автомобильных дорог Перми и Кировского района такова, что для доставки «объектов» на полигон неизбежно придется везти их через центр города. Что, кстати, и происходит. И пока что мы даже не знаем, как влияет на состояние ракетного топлива обычная тряска в пути, не говоря уж о мине или пуле снайпера-террориста. Вообще-то твердотопливные ракеты - это громадные емкости с порохом.

Конечно, если вернуться к печке, пустые оболочки после утилизации уже не так опасны, но готовиться надо ко всему. В представленных нам документах нет никаких планов мероприятий на случай нештатных ситуаций и тем более аварий.

Во-вторых, даже мне, не экологу, очевидна устарелость расчетов по предельно допустимым нормам выбросов. Все они сделаны на основе нормативов, в лучшем случае, начала 90-х годов, то есть до принятия Закона об экологической экспертизе. Расчет загрязнения атмосферы, например, выполнен по программе «Эфир-6.03», разработанной в 1989 году на ЭВМ еще «советского» образца ЕС-1036. Разбирающиеся в компьютерах люди просто со смеху упадут. Санитарно-защитная зона печи рассчитана по нормам 1971 года и составляет всего 50 метров! По ныне действующим СанПиН, принятым в прошлом году, печь для переработки корпусов межконтинентальных баллистических ракет приравнена к... чаеразвесочной фабрике.

А в целом это значит, что нам, простите, подсунули тот же самый проект, что и в 1996-1997 годах. Не изменив в нем ни строчки. Изменилось только одно - отношение к проекту со стороны местной власти.

Точно так же вызывают сомнения расчеты и по другим объектам, в большинстве своем сделанные «теоретическим» путем. Происходит это следующим образом: все сопутствующие исследуемому процессу (в данном случае - утилизации) условия уменьшаются в 1000 раз, проводится маленький такой эксперимент, а потом его результаты во столько же раз увеличиваются. Согласитесь, что решать на таком уровне вопросы, от которых зависит здоровье миллиона жителей города Перми, по меньшей мере безответственно. Полномасштабных же исследований того, что образуется во время сжигания ракет и переработки корпусов, никто не проводил. До сих пор остается неизвестным и химический состав твердого топлива, из-за которого, собственно, и разгорелся весь сыр-бор. Без учета этого основополагающего фактора даже проект утилизации ракетных корпусов (последний в технологической цепочке) выглядит как-то неубедительно.

Далее. Все расчеты сделаны без учета фоновых показателей, то есть без привязки к конкретному месту. Словно сжигать ракеты будут в чистом поле. А как будет влиять на распространение выбросов «роза ветров», как будут взаимодействовать с продуктами утилизации выбросы соседних предприятий, разработчиков почему-то не интересует. Между тем Кировский район и без того насыщен промышленными предприятиями, пахнущими далеко не амброй. Если на полигоне будет выделяться углекислый газ, а на соседнем предприятии - водород, в результате выпадет кислотный дождь, в котором напрямую вроде бы никто не виноват.

В конкретном проекте печи, например, вообще нет ОВОС – оценки воздействия на окружающую среду. Между тем, с точки зрения экологии, этот раздел - самый главный. Его отсутствия уже вполне достаточно для отклонения проекта.

Слабо проработан и вопрос захоронения твердых отходов, остающихся после переработки корпусов. Предполагается, что все это будут зарывать ... в соседней канаве. Кстати, таким же образом сторонники утилизации планируют избавляться и от фильтрующих материалов, с помощью которых на закрытом стенде они намерены улавливать до 96 процентов газов. Оказывается, грунтовых вод на полигоне, расположенном среди болот, разработчики не обнаружили.

Я уже говорил, что диоксины - не моя тема, но даже мне известно, что разлагать их пока еще никто не научился.

Стоит ли добавлять, что идущее сейчас строительство корпуса термообезвреживания не прошло Государственную экологическую экспертизу, без которой любые работы являются правонарушением? Впрочем, то же самое касается и всех остальных объектов проекта, включая основной - закрытый стенд.

О стенде стоит сказать особо. Прежде всего, непонятно упорное стремление сторонников проекта намертво связать между собой реализацию проекта и завершение строительства стенда. Мол, будет проект - будет и стенд, не будет проекта - будем жечь ракеты старым добрым «открытым» способом.

Но тогда для чего в 1995 году принимали Закон об экологической экспертизе? Для обмана мирового сообщества? Ведь для того чтобы убедиться в опасности идущих в городской черте Перми работ, совсем не обязательно проводить митинги или общественную экологическую экспертизу. Достаточно просто соблюсти российское законодательство. А в соответствии с ним государство просто обязано сделать все для защиты экологии многострадального Кировского района и здоровья его жителей.

У меня вызывают сомнение и цифры, с помощью которых общественность пытаются убедить в полезности проекта для экономики Прикамья. Большая часть из обещанных 6,7 миллиарда рублей инвестиций уже вложены в строительство того самого стенда, который, как все «долгострои», понемногу начинает « сыпаться ». Оставшиеся деньги пойдут на поддержание его же в рабочем режиме.

Кроме того, для работы на стенде заводу им. Кирова понадобятся от силы 20-30 человек. Для разборки ракет «Машиностроителю», скорее всего, дополнительные рабочие руки вообще не нужны. Несколько десятков новых рабочих мест откроет НПО «Искра». И все. Где же тут 500 рабочих мест, на которые так любят ссылаться директора задействованных в проекте предприятий? Да и стоят ли они той цены, которую заплатят за них 3 миллиона жителей Прикамья?

Напоследок, как ученый, должен признать, что для нас очень много значат корпоративные интересы. Некоторые сторонники проекта вне стен своих организаций говорят совершенно другие вещи. Но как только приходят на работу... Пермский госуниверситет, где работает половина экспертов нашей экспертизы, на том же основании обвиняют в зависти к техническому университету, который когда-то участвовал в разработке проекта. Мол, просто идет борьба за деньги.

Но я-то работаю как раз в техническом университете. Правда, нашему факультету ни при каком раскладе «не светит» пристроиться к денежному потоку, идущему на утилизацию ракет. Зато никто и не назовет Нуруллаева «придворным ученым», карьерой или зарплатой связанного с этим проектом. Со всей ответственностью заявляю, что я независим.

И я - против!

Записал Алексей Клочихин

Опубликовано:
"Пермские новости", 12.03.04

Размещено 30.05.2004

 Главная / Самое актуальное / Общественная экологическая экспертиза утилизации ракет / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.