НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации

СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ЮГО-КАМСКОМ
Новости
Публикации
Другие СМИ
Документы

Суд рассудит...

Казалось, что ситуация вокруг последствий техногенной катастрофы в поселке Юго-Камском уже давно замята и вряд ли получит какое-либо скандальное продолжение. Предпосылок к громкому судебному разбирательству, действительно, не было: очистные работы на территориях, пострадавших от техногенной катастрофы, шли по плану, в ход был пущен водопровод. Однако 44 исковых заявления югокамцев, два из которых уже направлены в суд, вновь взбаламутили тихий омут, казалось бы, решенной проблемы. Теперь ЛУКОЙЛ-Пермнефтепродукт будут судить на предмет все тех же денег, которые намерены получить в качестве моральной компенсации жители Юго-Камского.

В основном все желающие судиться с ЛУКОЙЛом обращаются сейчас в Пермский правозащитный центр, который предлагает бесплатную юридическую помощь в оформлении исковых документов. Большинство из них пенсионеры, которые проживают в многоэтажных домах с водопроводом, то есть люди, ограниченные в движении. Несложно догадаться, в чем заключается суть их претензий, ведь воду из развозных цистерн им приходилось носить в квартиры самостоятельно. Некоторые из них попросту оплачивали доставку воды себе домой, расходуя на это скудный свой "пенсионный" бюджет.

Однако главным аргументом, который будет представлен в суде, является серьезное ухудшение здоровья некоторых потерпевших.

- Целых два дня после аварии меня никто не оповещал, что водой из-под крана нельзя ни мыться, ни тем более пить ее, - рассказывает Андрей Полыгалов, чье исковое заявление будет рассмотрено в конце октября судом Орджоникидзевского района города Перми, - я был в сложном положении: совсем недавно я перенес операцию и воду в квартиру носить не мог. В результате у меня воспалились послеоперационные швы, здоровье мое в значительной степени ухудшилось. Кроме этого меня беспокоит и другое. Квартиру в Юго-Камском мы с женой хотели обменять на пермскую, однако после аварии квартиры в нашем поселке в значительной степени обесценились.

Свой моральный и материальный ущерб я оценил в 300 тысяч рублей, это по сто тысяч на каждого члена моей семьи. Чего и говорить, все мы страдали от последствий катастрофы в одинаковой степени.

Не факт, что в ближайшее время поток исковых заявлений попросту может захлестнуть районные суды города Перми. От последствий техногенной катастрофы пострадали в равной степени все жители Юго-Камского. Среди потерпевших числятся и дети, в организме которых были найдены опасные для здоровья нефтепродукты. Вот некоторые примеры, основанные на выписках из историй болезни: Марина Аувердян (7 лет) - превышение по бензолу в моче в 25,68 раз, по толуолу - в 15 раз; Ольга Каменских (5 лет) - превышение по толуолу в крови в 3 раза. Всего Пермским институтом экопатологии было обследовано 25 детей. Однако не все материалы исследований вызывают у местных жителей полное доверие. Иначе как можно объяснить тот факт, что независимую экспертизу жители Юго-Камского заказали аж из Москвы, собрав на это предварительно 55 тысяч рублей из собственных кошельков.

Расследование трагедии в Юго-Камском, или, проще говоря, официальная оценка морального и материального ущерба, имеет в движении своем некоторые проволочки. Согласитесь, начинать громкий судебный процесс без объективных доказательств было бы неразумно. Могут ли рассчитывать потерпевшие на помощь опытного адвоката? С этим вопросом мы обратились к уполномоченному по правам человека в Пермской области Сергею Матвееву:

- Вы будете каким-либо образом помогать югокамцам в судебном процессе?

- Если граждане обратятся, конечно же буду. Однако если им будет достаточно тех рекомендаций, которые дает Пермский правозащитный центр, то вмешиваться в этот процесс мне не имеет никакого смысла.

- Ну а подобные обращения со стороны граждан вы уже получали?

- По самой катастрофе были. По ним была проведена полная проверка. В адрес главы Юго-Камского было направлено заключение "О нарушении прав граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды". По возмещению материального ущерба вопрос стоял в самом начале, но я сразу говорил, что решать его нужно в судебном порядке. Делать выводы о виновности кого-либо в этой трагедии я как уполномоченный по правам человека не должен. Я должен говорить о нарушении прав граждан, а виновность пусть устанавливает прокуратура.

- И все-таки, исковые заявления граждан будут подкрепляться какой-либо вашей информацией?

- На сегодняшний день всю информацию я готов передать непосредственно представителю общественности поселка Юго-Камский Светлане Рожиной. Никаких конфликтов у нас с ней не было. В частности, с директором Пермского правозащитного центра мы также обсуждали эту проблему. Он в курсе, что у меня есть ряд материалов, которые в судебном процессе можно использовать.

- С вашей точки зрения, исковые заявления граждан ускорят процесс ликвидации последствий аварии?

- Я не понимаю, зачем гражданам объяснять, что лукойловцы могли повернуться к этой проблеме как-то иначе, когда они повернулись именно так, как надо. На сегодняшний день мне важно, чтобы все работы по ликвидации аварии двигались дальше, а не были бы остановлены в результате очередного конфликта, обусловленного амбициями сторон.

Однако, как оказалось, материалы, собранные Сергеем Николаевичем, требовать пока никто не собирается. Вот что говорит по этому поводу представитель общественности поселка Юго-Камский Светлана Рожина:

- В основном за консультациями мы обращаемся в Пермский правозащитный центр. А с Сергеем Николаевичем у меня лично нет более желания встречаться. На собрании поселковой администрации Юго-Камского он при всех стал мне доказывать, что я не являюсь официальным председателем общественно-экологической комиссии и, следовательно, отстаивать интересы жителей поселка не имею права.

Своей позиции придерживается и исполнительный директор Пермского правозащитного центра Сергей Исаев:

- С уполномоченным по правам человека в Пермской области координировать свою работу мы не планировали. Мне лично кажется это бессмысленным, поскольку у Сергея Николаевича в этом деле совершенно полярная нам позиция. Он считает, что все в Юго-Камском идет нормально и шум поднимать не из-за чего.

Два слова о самом ЛУКОЙЛ-Пермнефтепродукте. Его представители все больше в недоумении пожимают плечами: "Какой еще суд может быть против нас, если все согласованные с местной администрацией мероприятия мы полностью выполняем? К тому же в данном процессе мы также являемся потерпевшей стороной, как и жители Юго-Камского".

Действительно, не слишком ли дерем с ЛУКОЙЛа за нелепый "теракт" на продуктопроводе Пермь - Альметьевск? С такими мыслями и приступал я к работе над этим материалом. "А ты подумай, - сказал мне на это один знакомый, бывший работник СЭС, - взяли бы с тебя деньги за ремонт, если бы ты нечаянно затопил соседей этажом ниже? Содрали бы только так! Кому какое дело, что у тебя труба в квартире лопнула?!"

Как показывает мировая практика, в подавляющем большинстве случаев судебные процессы против корпораций, чьи производственные мощности стали причиной техногенных аварий, истцами были выиграны. Причина здесь простая и веская - твое оборудование, ты и отвечай. Нужно ли в России рассуждать иначе? Спорить на эту тему я бы не стал ни с уполномоченным по правам человека, ни с самим ЛУКОЙЛом. За нас этот вопрос суд решит.

Алексей Трапезников

Опубликовано 17.09.02,
газета "Капитал Weekly"

Размещено 20.09.2002

 Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.