НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации

СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ЮГО-КАМСКОМ
Новости
Публикации
Другие СМИ
Документы

Жизнь после катастрофы

"...И это пройдет..." - такими словами царя Соломона можно сказать о шумихе вокруг катастрофы в поселке Юго-Камском. Об аварии на продуктопроводе Пермь-Альметьевск писали многие СМИ, в том числе и наша газета. Напомним, что 23 апреля 2002 года на 36-м километре продуктопровода, принадлежащего ООО "ЛУКОЙЛ-Пермнефтепродукт", произошел выброс дизельного топлива. Достоверно причина аварии неизвестна. По данным собственника трубы, виновниками ЧП являются злоумышленники, сделавшие в ней врезку. В результате "диверсии" 150 тонн солярки попали в речку Малая Северка, впадающую в Северский пруд - источник питьевой воды поселка. Также было загрязнено 2,4 гектара земли. По версии директора ООО "Беста", производившей очистительные работы, масштабы катастрофы значительно больше: 1000 тонн солярки ушло по Северке через пруд в речку Юг и дальше в Каму. Загрязнению подверглось 13 гектаров земли.
Возможно, что скандала не было бы вообще, произойди авария не в районе водозабора десятитысячного поселка, а поблизости небольшой деревушки. Или если бы не нашлось активных, неравнодушных людей, ударивших в набат, таких как Светлана Рожина. Сейчас трудно сказать, как повели бы себя виновники случившегося, если бы не давление общественности. Однако любое событие в СМИ подобно костру: воспламеняется, горит и затухает.

По прошествии полутора лет как-то даже неудобно вновь терзать имя "ЛУКОЙЛа": им и так уже досталось от газетчиков, да и сделано как будто немало. Территорию загрязнения подчистили, новые очистные сооружения установили. Пострадавшие (желающие) судятся и получают компенсации. Правда, мизерные. Суд обязал компанию возместить семье Кольцовых моральный вред в размере 10 тысяч рублей. Ранее подобное решение было принято в отношении Натальи Медведевой (4 тыс. руб.). Ни в том, ни в другом случае не удалось доказать, что поселковая администрация несвоевременно предупредила жителей об аварии и невозможности употреблять в пищу воду из-под крана. Существующий закон "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" не оговаривает конкретные сроки и порядок оповещения населения со стороны местного самоуправления.

В сложившейся ситуации меры, предпринятые администрацией поселка, суд счел своевременными и регламентированными законом. Третий иск от семьи Полыгаловых сейчас находится в разработке. Они намерены потребовать возмещения не только морального ущерба, но и вреда здоровью как от нефтяников, так и от администрации поселка. Для экспертизы они обратились к новосибирским ученым-экологам и ждут теперь их вердикта.

А что же остальные жители Юго-Камского? Цифры, факты, предположения уже мало беспокоят людей. К тому же забывать, привыкать, смиряться человеку свойственно, а тем более - русскому. Что сегодня думают о произошедшем жители поселка, а главное - о будущем? Сразу оговорюсь, что к ситуации в поселке жители относятся по-разному, что, впрочем, неудивительно. Вспомним хотя бы пример с наполовину наполненным стаканом воды: для оптимиста он наполовину заполненный, а для пессимиста наполовину пустой.

Так вот, я не зря заговорил о воде. Молодые воду из-под крана пьют и даже хвалят. Раньше, мол, бывала мутной, а после того как поставили новые дополнительные фильтры, стала чище. Старожилы, напротив, утверждают, что вода плохая, причем характеризуют ее по-разному. Одни говорят: горькая, другие улавливают в ней запах нефти, третьи - вкус солярки. "Чай, у вас в городе тоже не сахарная", - осадила меня одна старушка. Однако все сходятся в одном: по весне, во время паводка, а также после дождей вода действительно становится масляной и мутноватой. Зимой же, когда природа погружается в сон, вода, бесспорно, чище. Тем не менее имеющие транспорт привозят воду с ключиков или со скважины. К водопроводной воде относятся брезгливо. Отвыкли.

После той аварии геологи начали искать для Юго-Камского альтернативные источники воды - подземные. В пяти километрах от поселка пробурили скважину. Но пока минимальный расход скважины неизвестен, по одному году его не определишь. Кстати, изыскательные и буровые работы проводились в рамках областной программы "Чистая вода", а не по почину нефтяников, как было поначалу заявлено.

По мнению Олега Мамонова, руководителя проекта реконструкции очистных сооружений водозабора, Юго-Камский обречен на пользование водой из Северного пруда. Это обстоятельство беспокоит югокамцев. Вот позиция рядового жителя поселка Алексея Ощепкова, инженера завода трубопроводной арматуры:
- Нам было бы спокойнее, безопаснее пользоваться водой из скважины в деревне Пашня. Во-первых, мы не застрахованы от новой аварии. Во-вторых, фильтры, установленные "ЛУКОЙЛом" на водозаборе, в школах и садиках, через некоторое время потребуют замены. И кто будет платить за новые фильтры? Этого мы не знаем. Плата за воду после реконструкции стала намного выше, да и то подорожание распределили по всему Пермскому району. Кто даст гарантию, что вскоре мы не станем платить полную стоимость воды? И еще одна проблема, о которой не говорят или не замечают. После попадания солярки в поселковый водопровод она неизбежно осела на стенках труб. Поэтому даже самые лучшие фильтры не могут гарантировать нам чистую питьевую воду в кране. Кто-то ставит дома бытовые фильтры, но ведь они очищают воду только механически. Так что аварию ликвидировали, а проблемы остались.

После аварии чуть ли не вдвое подешевели квартиры. Теперь обменять квартиру на равноценную в другом городе или поселке уже не получится. Жители Юго-Камского стали заложниками "водопроводной ситуации". Людей стали чаще беспокоить головные боли. Конечно, многие связывают это с экологической обстановкой. Думаю, что прямая связь маловероятна, скорее, дело в мнительности. Одна из врачей поселковой больницы так прокомментировала жалобы: "У них пятьдесят лет голова болит, никак не перестанет". Стоматолог Людмила Попова ответила более озабоченно:
- Последствия употребления загрязненной воды могут проявиться через много лет. Исследуя воду, делали только спектральный анализ. Даже если и нашли какие-то вещества, составляющие дизельного топлива, действие их на организм неизвестно. Мы словно подопытные. Ведь такой крупной катастрофы в России еще не было. Мое мнение таково: трубопроводы нельзя прокладывать вблизи источников воды населенных пунктов.

Статья 46 Конституции РФ прямо указывает на то, что каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба. Уполномоченный по правам человека в Пермской области Сергей Матвеев считает, что право жителей Юго-Камского на получение информации о масштабах и последствиях аварии на нефтепроводе было нарушено.

Работники Юго-Камского машиностроительного завода утверждают, что их права на информацию были нарушены как минимум трижды. Когда их не сразу оповестила об аварии местная администрация, когда во время трансляции на пермском радио репортажа Раисы Маматовой "ЧП районного масштаба" в эфире возникли небывалые прежде помехи и когда канал НТВ не показал уже обозначенный в программе сюжет о злополучной аварии.

Илья Виноградов, "Капитал",
№48 (447) от 10 декабря 2003
Размещено 11.12.2003

 Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.