НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации

СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ЮГО-КАМСКОМ
Новости
Публикации
Другие СМИ
Документы

Нефтяная стратегия: движение к безопасности и чистоте

В Перми прошел "круглый стол" группы предприятий ОАО "Лукойл", работающих в Прикамье, в котором приняли участие Уполномоченный по правам человека в Пермской области С.Н. Матвеев, заместитель губернатора Пермской области А.Г. Минаков, председатель комитета по социальной политике и правам человека ЗС Пермской области Б.И. Светлаков. На правах организаторов "круглого стола" выступили представитель президента ОАО "Лукойл" А.А. Тульников и генеральный директор ООО "Лукойл-Пермнефть" Н.И. Кобяков. Приняли участие и другие представители органов государственной власти и местного самоуправления, корпорации "Лукойл", общественных организаций, Уполномоченные по правам человека в Московской, Свердловской, Волгоградской областях и Республике Татарстан.

Начальник отдела охраны окружающей среды ОАО "Лукойл" В.К. Загвоздкин, представляя экологическую политику компании, обратил внимание собравшихся на то, что в прошлом году уровень переработки отходов на предприятиях компании превысил уровень их образования. Процесс накопления нефтеотходов остановлен, началась подчистка собранного в предыдущие десятилетия. Чтобы это случилось, компания затратила за последние пять лет на охрану окружающей среды более 27 миллиардов рублей. Работа идет планово, системно, с особым упором на создание условий для безопасной эксплуатации трубопроводов, глубокой переработки и утилизации отходов, рекультивации затронутых промышленной деятельностью земель.

К сожалению, наше излишне огосударствленное прошлое оставило нам такие экологические проблемы, которые и по сей день не так-то просто преодолеть. Одна из них порождена в шестидесятые годы прошлого века. Это была эпоха увлечения будто бы исключительными способностями "мирного атома" легко справляться с хозяйственными проблемами, трудно разрешаемыми иными способами. Например, серией открытых "народнохозяйственных" атомных взрывов на севере Пермской области проложить среди болот канал для переброски части воды из рек, текущих к Ледовитому океану, в мелеющий Каспий – через Колву, Вишеру, Каму и Волгу. Или тем же взрывом, на это раз в земных недрах, поправить дела с нефтеотдачей теоретически богатых, но практически, по геологическим условиям, не очень-то щедрых нефтяных месторождений.

Сейчас, спустя годы, особенно ясно видно, насколько авантюрны были эти замыслы. Хотя на государственном уровне были приняты необходимые постановления об их будто бы радиационной безопасности и экономической эффективности. Отделенные во времени последствия не принимались в расчет вообще. Оказалось, строя коммунизм, наши тогдашние руководители о реальном будущем серьезно-то и не задумались.

В ту пору я работал старшим механиком на Каменноложском нефтепромысле. Жил в барачной комнате на двоих с Валерием Вотинов, молодым человеком редкой для нефтяников той поры профессии – сварного дела. Однажды под большим секретом он рассказал мне - его привлекли к подготовке подрыва ядерных зарядов в двух скважинах Осинского нефтяного месторождения. Из недр наружу ни в коем случае не должны были прорваться продукты атомного распада. Все резьбовые скрутки, все муфты должны быть тщательно сварены. Этим делом тогда Валерий и занимался.

Присутствовал он и при атомном подрыве. Автомашина, с которой подрыв осуществлялся, была отведена от скважины на безопасное расстояние. Валерий сидел на земле. Вдруг на мгновение оказался в воздухе. По земле прошли волны. Гребень земляной волны, уйдя из-под Вотинова, оставил его в воздухе, а следующий принял на себя, как следует поддав снизу. В этот миг он взглянул в сторону скважины, увидел над нею нечто вроде пресловутого "гриба", "вырвался наружу из скважины", - мелькнула мысль.

Все оказалось проще. Это взлетели с земли взбитые взрывом рассыпанные вокруг скважины сухой цемент и пыль. Стоял сентябрь 1969 г., осень была сухая.

Сам факт подрыва нефтяного пласта рассекретили для широкой публики лишь в начале 1990 года, хотя в домах в Осе вылетевшие текла пришлось вставлять сразу же. И развалившиеся печи перекладывать заново.

Не случайно и на нынешнем "круглом столе" одним из первых выступил начальник управления промышленно-экологической безопасности и охраны труда ООО "Лукойл-Пермнефть" С.И. Белозеров с информацией о современном состоянии той давнишней экологической болячки. Главный вывод таков: "Экономическая эффективность использования подземных ядерных взрывов для увеличения нефтеотдачи пластов не подтвердилась". Боле того – "…взрывы отрицательно повлияли на последующую разработку месторождения".

Если бы не подоспевший вскоре после подрыва в Осе ядерных зарядов международный договор о запрете испытания ядерного оружия, неизвестно, сколько бы еще подобных "болячек" было бы нанесено "мирным атомом" нефтеносным недрам России и в других местах…

А каковы экологические последствия?

В окрестностях полостей, оставленных взрывом, оформились очаги радиоактивного загрязнения недр, земной поверхности и технологического оборудования. Это было усугублено бурением двух "прокольных скважин" в зону взрывов. "Проколы" вызвали в недрах разгерметизацию образовавшихся там полостей, заполненных загрязненными радионуклидами "водами".

Вывод доклада на "круглом столе": "Отбор жидкости из прокольных скважин и возврат загрязненной радионуклидами воды в систему поддержания пластового давления привели к загрязнению объекта разработки и территории месторождения".

Вот какой багаж эпохи советского хозяйствования достался нынешним лукойловцам. И все это было усугублено тем, то с 1994 г. прекратилось федеральное финансирование работ по изучению путей миграции радионуклидов. "Лукойл-Пермнефть" был вынужден принимать собственную программу обеспечения радиоактивной безопасности, на которую уже потрачен 251 миллион рублей за счет налоговых льгот, в том числе 75 миллионов рублей собственных средств. Этой немалой ценой "удалось добиться стабилизации параметров радиационной обстановки на территории Осинского нефтепромысла и сохранить темп отбора нефти из залежей". Но источник радиоактивного загрязнения в недрах и потенциальна опасность радиоактивных аварийных ситуаций теоретически сохраняются, что не дает нефтедобытчикам расслабиться. Только по этой причине на нефтепромысле были ликвидированы 66 скважин с так называемыми "заколонными перетоками" жидкостей, регулярно проводятся исследования технического состояния других скважин.

Выполнена одна программа, разработана и принята следующая, опять-таки с прежними условиями ее финансирования – без федеральной поддержки. А ведь только радиационный контроль в рамках мониторинга предусматривается более чем на 1600 объектах месторождения.

Но санитарно-эпидемиологическое заключение и одновременно оценка сделанному таковы: нефть, добываемая на Оиснском месторождении, радиоактивно чистая.

- Нет превышений радиации и в сельхозпродукции, - добавляет генеральный директор ООО "Лукойл-Пермнефть" Н.И. Кобяков.

Главный инженер ООО "Лукойл-Бурение-Пермь" С.Д. Глухов, выступая на "круглом столе", рассказал о целом комплексе мер, резко снижающих экологические ущербы, наносимые бурением природной среде. Эти меры были проверены при ведении буровых работ и ремонте скважин в заказниках и в охранных зонах рек у нас в области. Здесь был освоен так называемый "безамбарный" способ бурения.

Теперь комплекс применяемого на буровой нового оборудования позволят обходиться вообще без шламовых амбаров, что в условиях, например, Заполярья просто цены не имеет. Из поднятого на поверхность раствора удаляются шлам, ил, песок. Все это упаковывается в почти сухом виде в контейнеры и вывозится в мета утилизации. Оставшийся использованный раствор частично пускается в дело еще раз, частично "хоронится" – закачивается в так называемые "депонирующие" скважины. Словом, все отходы бурового производства по мере их накопления удаляются в разделенном виде с рабочей площадки. Настоящая экологическая революция на буровой!

Особое внимание "круглого стола" было обращено на отходы, возникающие при добыче нефти. Как быть с ними? И вообще, что такое нефтеотходы?

Оказывается, единого для всей России перечня нефтеотходов пока нет. Но в Пермской области пришли к выводу: это такая "твердофазная" составляющая, которую уже нельзя использовать в существующем нефтеперерабатывающем цикле. Экономически выгодно нефтеотходы размещать "в окружающей среде", что в общем-то разрешено. Но, как подчеркнул на "круглом столе" начальник отдела охраны окружающей среды "Пермнефти" А.В. Черепанов, "предприятия, сознавая свою социальную ответственность перед населением", приняло решение отходы не "хоронить", а утилизировать, причем все - и накопленные более чем за 70 лет, и вновь образующиеся.

Полностью с этим солидарно и ЗАО "Лукойл-Пермь", о чем на "круглом столе" в своем докладе сказала ведущий инженер департамента промышленной безопасности и экологии Е.В. Новикова. Причем в этом обществе серьезное внимание обращено и на еще одну экологическую угрозу, возникающую на давно эксплуатирующихся скважинах – как нефтяных, так и поддержания пластового давления: с годами герметичность обсадных колонн этих скважин нарушается. Это ведет к загрязнению пресных подземных вод – за счет перетока на их горизонты жидкости через разгерметизированные обсадные колонны. Отсюда особое внимание уделяется планомерном у обследованию этих колонн и ремонту как нагнетательных, так и нефтедобывающих скважин. В ЗАО "Лукойл-Пермь" таких ремонтов в год производится до 750 стоимостью около 170 миллионов рублей.

Затраты большие, но что делать. Сохранение здоровья природе в процессе ее эксплуатации человеком стоит немалых денег и еще - крупных интеллектуальных и трудовых затрат. Лукойловцы для этих целей ни того, ни другого не жалеют. Тем более что здоровье человека в свою очередь целиком зависит от здоровья природы.

С. Журавлев
"Звезда" № 92, 26.06.2003
Размещено 01.07.2003

 Главная / Самое актуальное / Юго-Камский / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.