Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС ФСБ

 

Стараясь разобраться в сути произошедшего 12 ноября 2002 года в редакции газеты "Звезда" мы столкнулись с тем, что в электронных и печатных СМИ, интервью, устных заявлениях и других различного рода обращениях преобладают оценочные суждения. Масло в этот эмоциональный винегрет из слухов и домыслов подливает угрюмый (невнятный) и несловоохотливый комментарий официальных лиц.

В материалах, опубликованных "Звездой", предположительно явившихся причиной действий УФСБ, действительно содержится информация, которая может относиться как к государственной тайне, так и к данным предварительного расследования. За разглашение государственной тайны, равно как и данных предварительного расследования, установлена уголовная ответственность (ст.ст.283, 310 УК РФ).

Поэтому указанные публикации вполне могли стать поводом для проведения проверочных мероприятий на предмет наличия оснований для возбуждения уголовного дела, а впоследствии - и поводом для проведения необходимых следственных действий и по уже возбужденному уголовному делу.

Что касается содержания и формы самих следственных действий (т.е. допросов, обыска, изъятия при этом определенных документов и вещей), то и здесь требования закона формально не нарушены. За "скандальные" публикации ни редакция газеты, ни кто-либо из журналистов к какой-либо ответственности не привлекаются (во всяком случае, пока). Что же все-таки настораживает общественность? А настораживает сам факт обыска. Современный нормальный человек воспринимает обыск в редакции газеты как дикость, как нечто старорежимное, пережиток тоталитарного прошлого.

Серьезные сомнения возникают относительно того, были ли действия сотрудников УФСБ реально необходимы (в конституционном значении этого термина - см. ч.3 ст.55 Конституции РФ), то есть, могло ли УФСБ иными, помимо обыска, законными средствами собрать необходимую для следствия информацию. Для дилетанта в делах спецслужб вопрос, казалось бы, риторический, но он позволяет сформулировать гражданскую оценку случившегося.

Принимая решение о проведении обыска в редакции "Звезды", руководство пермского УФСБ не могло не понимать, что это - скандал. Как мы знаем, обычно спецслужбы избегают скандалов со своим участием, и если осознанно идут на это, то по какой-то серьезной причине. Нам видятся две возможные причины.

Первая: пермские чекисты настолько дисквалифицировались, что уже не умеют собирать необходимую им информацию тихо, не привлекая к себе внимания, во что, по правде сказать, верится с трудом.

Вторая причина: пермскому УФСБ нужен был именно скандал. Если так, то обыск 12 ноября был не рядовым следственным действием, а акцией давления (воздействия, устрашения и т.п.). Являясь формально законным, обыск вполне мог быть использован УФСБ исключительно или одновременно как:

  • способ давления на редакцию и ее сотрудников в целях принуждения их к сотрудничеству со следствием по возбужденному уголовному делу;

  • месть за прошлые, нанесенные газетой, обиды;

  • средство демонстрации своего доминирующего на сегодняшний день положения по отношению к СМИ, в связи с изменившейся политической ситуацией.

Эти предположения кажутся тем более обоснованными, если взглянуть на звездинские события в контексте общероссийских тенденций во взаимоотношениях "Власть-СМИ-Общество". Тенденции эти очевидны. Власть стремится ограничить свободу СМИ: там, где возможно формально-правовое ограничение - исправляют законы (последние поправки в законы "О средствах массовой информации" и "О борьбе с терроризмом"), там, где невозможно - используют спецслужбы (события вокруг холдинга "Совершенно секретно", петрозаводской газеты "Губерния", нашей "Звезды" и т.д.).

Директор
Пермского регионального правозащитного центра
С.В. Исаев

Председатель
Пермской гражданской палаты
И.В. Аверкиев

Юрист
Пермского регионального правозащитного центра
З.С. Жуланов

Все материалы по теме

Размещено 18.11.2002


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV