Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ЧЕРНОЕ ДЕЛО

 

Выбивание показаний, самооговоры, вербовки - все это, верилось, навсегда осталось в том страшном веке. Вот почему невероятной и дикой кажется эта история. А началась она весной прошлого года.

8 апреля, около 16 часов в Перми, на бульваре Гагарина, около дома N 72 произошла драка. Подвыпившие хулиганы избили, а потом, угрожая ножом, отобрали бумажник ценой в 400 рублей у будущего аптекаря (студента фармакадемии). Им был подданный марокканского короля - Эх Шарки Х.

Примерно в это же время слушателя Пермского института МВД РФ Виталия Николаева (фамилии и имена изменены) пригласил на беседу сотрудник ФСБ Потапенко. Выбор был не случаен. Николаев увлекался историей различных тайных обществ, политическими режимами, писал на эту тему рефераты и научные работы, отмеченные отличными рецензиями в вузах Перми. Был период, когда он из любопытства посещал собрания Русского национального единства.

Потапенко все это, разумеется, знал и сразу взял быка за рога.

- К нам пришло специальное сообщение из Москвы, - помахивая какой-то бумажкой, сообщил он Николаеву, - о том, что ты являешься председателем Национал-большевистской партии в Перми. Ты хранишь листовки и прокламации этой запрещенной партии. А также прячешь склад с оружием для нужд этой организации.

Ошарашенный Николаев начал оправдываться в том, что он знать не знает ни про тайные прокламации, ни про какое-то оружие. Выждав некоторое время, Потапенко снисходительно прервал Виталия:

- Верю, знаю, что ты хороший парень и наши коллеги в Москве могут ошибаться. Но ты же знаешь, где я работаю? У нас ерундой не занимаются. А этих негодяев из националистических структур надо к ногтю прижимать. Согласен?

- Наверное, - пробормотал еще не пришедший в себя Николаев.

- Поэтому ты будешь сообщать мне обо всех сходках, собраниях. Ты же знаком с ребятами-скинхедами, неформалами. Вот про них и станешь рассказывать. А если будешь хорошо докладывать, я тебя на работу в ФСБ возьму.

Николаев сказал, что подумает, и побыстрее ушел. Вербовка не получилась.

Время шло. Удалось найти одного из участников апрельского нападения на Эх Шарки Х. Это оказался некий Демидов. И вроде бы все ясно. Привлекайте его к ответственности за разбойное нападение, направляйте дело в суд. Но не все так просто. И в недрах ФСБ, которое отслеживает все происшествия с иностранцами, родилась идея. Идея просто блестящая.

Решили этому уголовному преступлению придать политический характер. А именно изобразить, что не случайные пьяные хулиганы махали ножом с целью быстрого обогащения, а хорошо организованная группа спланировала и провела операцию по разжиганию межнациональной розни. Подтолкнули ФСБ еще и показания Эх Шарки Х. о том, что когда шпана катала его ногами по асфальту, один из них сказал: «Зачем ты, негр, сюда приехал?»

Решено - сделано. Стали лепить из Демидова вдохновителя расизма в Перми. Но он, бомжеватый с виду парень, не отличающийся большой грамотностью, не подходил на эту роль. Стали думать, кого бы назначить уральским ку-клукс-клановцем. Думали вместе с Демидовым. И то ли он, то ли чекисты вспомнили про Николаева. Идеальная фигура. Увлекается историей, есть знакомые в РНЕ и приятели-неформалы, умный парень, да и будущий мент к тому же. Тем более, что у Демидова были с тем напряженные отношения (пьяный Демидов как-то нагадил на памятник Пушкину в скверике клуба УВД, а Николаев жестко это пресек). В итоге Демидов заключает перемирие с марокканцем, проходящее под контролем ФСБ (или в тюрьму, или показания на Николаева), и становится свидетелем обвинения. Но одного свидетеля мало. Что же делать? Следующий этап - опознание Николаева потерпевшим. Происходило это так. Сами сотрудники ФСБ светиться не хотели, как всегда - все в «шпионов» играют. Поэтому в середине мая 2002 года Николаева снял с учебы сотрудник управления собственной безопасности при ГУВД Пермской области. Сначала он долго втолковывал про организованную тем акцию против жителя Черного континента. Тот, естественно, ничего не понимал. Потом повез Виталия в Мотовилихинское РУВД, где и опознал его ограбленный год назад Эх Шарки Х. Опознал он его по ушам и грудной клетке! Уши у Николаева вполне нормальные, не слоновьи, и грудная клетка не как у Квазимодо. Но неважно. И парня закидывают на трое суток в изолятор временного содержания.

Вместе с показаниями Демидова таким образом появилось второе доказательство. Пока парень с «приметными» ушами томится в камере, следователи ищут еще доказательства. Точнее, ищут способы добыть улики. Нашли. Женщину, которая в момент драки проходила мимо. Привезли ее в изолятор временного содержания, и там она через год уверенно опознала Николаева по носу! (При том, что Николаев не похож на Сирано де Бержерака, а на Буратино тем более). Бред? Безусловно. Тем более, что у Николаева есть ряд особых примет. Во-первых, он рыжий, во-вторых, имеет хорошо заметный шрамик на лбу, в-третьих, сломан передний зуб. Но на это никто внимания не обратил.

Итак, уже три доказательства вины Николаева в уголовном деле.

А как же пришить ему межнациональную рознь и расовую пропаганду? Вспомнили про увлечение Николаева историей русских сект. И в квартире Николаевых начали происходить разные странные вещи. Например, оказались спутаны файлы в компьютере ни с того, ни с чего. Дальше, отец Николаева, придя домой на обед, обнаружил, что двери закрыты на все замки, хотя он уходил последним и запер дверь на один замок. Домочадцев дома не было. Чудеса. Полтергейст какой-то? Конечно, это был не барабашка, а, очевидно, оперативники из ФСБ проводили негласный осмотр жилища, при этом тайно следя за семьей Николаева, чтобы никто из них внезапно домой не вернулся.

И грянул обыск. Солидный, с размахом. На двух битком набитых «Волгах» приехали чекисты. И начали шмон. Что искали? В это поверить невозможно, но подрывную, запрещенную литературу. Изъяли: журнал «Наследие предков», газету «Я - русский», лист бумаги со словом «Израиль», книгу «Удар русских богов», фотографию футбольных фанатов.

По поводу изъятия одной книжечки понятая поинтересовалась: «А я ее в магазине видела! А нельзя ее покупать, что ли?» Чекист твердо сказал: «Она (книга) запрещенная». «А почему?» Оперативник подумал и неуверенно добавил: «Чиво-то про евреев». (На заметку хозяевам книжных магазинов. Ассортимент согласовывать со спецслужбами во избежание неприятностей).

Но маловато одной литературы. Не тянет она одна, сама по себе, на серьезное доказательство. Надо чем-то подкрепиться. Это и в ФСБ понимают. И привлекают к участию в этом деле некого Сергея Сергейчука. Очень темная личность. 19 лет. Склонен к садизму (убивал кошек и собак, подпаливал им живым шерсть). По слухам, циркулирующим в молодежной среде, причастен к двум убийствам (одно - в сквере оперного театра, второе - в «Колизее», тоже с последующим подпаливанием волос). Есть за ним и другие грехи. Но постоянно выходит сухим из воды. Может быть потому, что частенько бывает на улице 25 Октября.

И вот этот Сергейчук дал показания на Николаева, а именно: «Николаев призывал к свержению основ конституционного строя». Ни больше, ни меньше.

Доказательства мощные и бьют со всех сторон.
1. Показания Демидова о произведенном разбое вместе с Николаевым.
2. Опознание по ушам.
3. Опознание по носу.
4. Изъятая нелегальная литература.
5. Показания Сергейчука о подготовке государственного переворота.

Но не хватает чего-то. Чистосердечного признания, как в старые, добрые для чекистов времена. Ну, не кается Николаев. Что же делать?

В игру вступает один из следователей Мотовилихинской прокуратуры. Он несколько раз предлагает родителям Николаева заключить с обиженным арабом мировую.

- Да чего нам мириться? Мы ни при чем, - удивляются те.

- Понимаете, - лисой растекается следователь, - ситуация такая... в общем, лучше помириться. Я вам как работник прокуратуры говорю. И все кончится. Все. Все ваши мытарства.

И поверили Николаевы представителю государства. Черт с ним, примириться и закончить эти мучения. Эх Шарки Х. парень не промах. Слупил за мир 20 тысяч рублей. Расписку о примирении принесли Николаевы следователю. Довольные, что наконец-то все закончилось. А следователь говорит: «Ну если вы примирились, значит было за что. Значит ваш сын действительно все это совершил. А иначе зачем бы мириться и деньги платить!» Молодец следователь. Поймал в ловушку Николаева. Хоть косвенное, но признание в деле есть.

Итак, все готово для первого в Перми со времен начала перестройки политического процесса. Тут и иностранцы, и запрещенная литература. А также почетные грамоты и значки за отличную службу нашим чекистам.

Кстати, все участники этой истории отказываются от комментариев. По сообщению пресс-службы ФСБ, офицера, который вел дело Николаева, никто не знает. Следователь прокуратуры в отпуске и находится неизвестно где. Сотрудник управления собственной безопасности при ГУВД перевел стрелки на своего начальника Ситника. Милейший же Евгений Иванович Ситник заявил, что он только что из отпуска и ничего еще не знает (видимо, отпуск начался в мае и закончился в октябре). То есть с участниками этого дела со стороны государства поговорить не удалось.

Дело по обвинению Николаева в грабеже, хулиганстве и разжигании межнациональной розни прошло прокурорскую проверку и благополучно направлено в Мотовилихинский суд, где и будет рассмотрено. С одной стороны следователи, свидетель Сергейчук, оперативники, с другой - подсудимый Николаев. Там - сшитое на живую нитку с целью выслужиться перед начальством уголовное дело, здесь - обманутый и растерянный двадцатилетний парень.

Что будет дальше, решит, конечно, суд, точнее, судья. Но уже сейчас можно сделать вывод: захотят из человека расиста сделать - сделают. И не только расиста. Было бы соответствующее желание. И чья-то злая воля.

Константин Бахарев

опубликовано в газете "Звезда"
12 ноября 2002 года

Все материалы по теме

Размещено 14.11.2002


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV