Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ЕСЛИ РЕШИЛ СЛУЖИТЬ СОВЕСТИ,
ТЫ ЕЕ УЗНИК. РЕПОРТАЖ ИЗ КУЧИНО

 

24 августа.
С 17 по 28 августа в летнем межрегиональном волонтерском лагере “Пермь-36” в деревне Кучино Чусовского района впервые проходит особая смена: сюда приехали участники эксперимента по отработке модели альтернативной гражданской службы.

- Косить кто-нибудь умеет? - громко спрашивает начальник лагеря Роберт Латыпов, колоритная личность в армейском камуфляжном костюме. В ответ раздается мужской здоровый хохот. “Косить” умеют все. Сначала “косили” от армии обычным способом: теряли повестки, прятались и пр. Затем узнали об альтернативной гражданской службе. Почти всех ребят из Астрахани, Брянска, Волгограда, Дзержинска, Иваново, Москвы, Нижнего Новогород в Пермь отправили местные правозащитные организации.

Модель АГС в лагере отрабатывается по суровым армейским правилам. Роберт перечисляет: не материться, не курить в спальном корпусе, уважать чужой труд. Дежурные (они же дневальные) моют посуду и драют туалеты. Остальные отправляются после завтрака на “зону”. Участок особого режима бывшего лагеря для политзаключенных “Пермь-36” располагается в 300 метрах от лагеря для волонтеров. Кстати, их 32 человека, столько же мотало срок на особом режиме.

Вот здесь вьюноши и будут косить высокую траву, что вымахала на территории. Таскать мусор из длинного барака, под крышей которого располагались и камеры, и карцеры, и медсанчасть, и котельная. Красить наблюдательную вышку. “Труд тяжелый, неквалифицированный” - чеканит, как старшина для новобранцев, Роберт. - Наша задача - музеефицировать бывшую зону”. Звучит, как мумифицировать. Здание, выкрашенное как и в 80-е годы, белой известкой, чем-то напоминает мертвеца. Жутковато торчит натянутая “колючка”. Можно увидеть все системы защиты от побега - “шиповник”, МЗП (мало-заметное препятствие) “ночь 12”, когда по тоненьким проводам пускали ток, а система срабатывала, чувствуя даже температуру тела.

За три года, что работает волонтерский лагерь, здесь восстановили заграждения, нашли, залатали и навесили те ворота, что когда-то пропускали узников совести в зону. Обили железными листами стены в крошечных прогулочных двориках, в которых небо “в клеточку”. Мальчишки притихли, задумались. Политзаключенные отвечали здесь за свои убеждения. Им тоже придется это делать, только на “воле” и законным способом в суде.

Научить, как это делать - еще одна задача лагерной смены. Рабочий день длится всего 5 часов. Остальное время - психологические тренинги, встречи. Роберт Латыпов будет показать музейные материалы “Перми-36”. 23-го - 24-го должен приехать Сергей Ковалев, председатель всероссийского общества “Мемориал”. Ждут юриста Романа Маранова. (На счету у него 30 выигранных дел, по которым он помог истцам доказать свое право на альтернативную службу).

Вечером обитатели лагеря топят баню, ныряют после парилки голышом в узкую извилистую Чусовую. За костром следят трое мальчиков лет 9-10: абориген Толик, которого приютили в лагере, и два пацана-беспризорника, которых привез с собой Владик Сутоцкий, волонтер общественной организации “Шаг к дому”.

Но это свои, а чужих решено не пускать. Во-первых, местная молодежь привыкла чуть что устраивать разборки. И диалог с внешним миром у волонтеров превращается в драку. Во-вторых, могут забрести “дурики”, как называют пациентов психо-неврологического диспансера.

Корпуса диспансера, самые цивильные по сравнению с остальными деревенскими постройками, располагаются рядом с другим объектом “Перми-36” - зоной строгого режима. У “дуриков” тоже два режима. Буйных держат взаперти, а тихие дауны вольно ходят по Кучино. Чтобы не маяться от вынужденного безделья, могут вычистить коровник, перерубить машину дров местным жителям за пачку сигарет. Тоже своего рода волонтеры. Их бы на благо общества...

Хотя кто знает, все ли они настоящие “дурики”? Сережа Шафран из Брянска тоже “косил” под дурака, чтобы не идти в армию. Ему поставили на личном деле литеру “Г”, что означает “идиот”. Но тут он спохватился, что тогда ему не сдать экзамен на машиниста локомотива. Стер буковку и пошел на комиссию. Военком увидел непорядок и жирным фломастером обвел эту злочастную “Г”. Серега послюнявил палец и опять ее стер. Решил, что лучше отстоит свои убеждения в суде и пройдет альтернативную гражданскую службу.

Многие ребята уже попробовали, что такое “АГС”. Митя Никулин из Нижнего Новгорода ходит к одиноким бабушкам как волонтер медико-психологического центра “Забота”, пермяк Женя Выльюров работает волонтером в общественной организации “Хоспис”.

Психолог Глеб Иванов рассказывал: за три года отработки модели только двух молодых людей, плохо служивших, исключили из эксперимента. Но даже избалованные маменькины сынки привыкают к тяжестям альтернативной гражданской службы - например, ухаживать за парализованным стариком. Если решил служить совести, ты ее узник.

Марина Вяткина
Новости "Raid.ru"



Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV