Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА:
пермский эксперимент

 

Ирина Кизилова
НА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ОРБИТЕ АГС

 

"Пятидесятники", пацифисты, антимилитаристы…

Прежде, чем начать эту главу, хочу расставить точки над "и". Автор этих строк по своему мировоззрению - не пацифист в чистом, если можно так сказать, виде. Да, я считаю, что все конфликты должны решаться мирным путем, без применения оружия. Но понимаю, что этот постулат годен для идеальной ситуации, когда вокруг только друзья, нет агрессоров.

Увы, реальный мир далеко не так хорош: и недруги, и агрессоры существуют. Поэтому я допускаю, что наша страна, как и другие, пока еще не может обойтись вообще без армии, но убеждена, что армия должна быть не такой, какую сегодня имеет Россия. Нормальным выходом, по моему мнению, может быть профессиональная армия.

Но ждать скорого перехода к профессиональной армии наивно. Поэтому я и мои коллеги пытаемся содействовать введению в России альтернативной гражданской службы как переходного варианта на пути к профессиональной армии.

Альтернативщиков работники военкоматов часто называют "косильщиками", "не патриотами". Заявляю однозначно: это абсолютно безграмотные, основанные на заскорузлом стереотипе обвинения. Настоящие "косильщики" во время призыва прячутся от военкоматов по щелям и углам, стараясь тихо пересидеть опасное для себя время. Или откупаются от армии крупными взятками военным, кто-то покупает себе "белобилетную" болезнь (тоже за немалые взятки, но уже медикам).

Не берусь осуждать всех "косильщиков", потому что, скорее всего, большинство из них заставила прятаться от армии боязнь оказаться козлом отпущения в войсках, где всем правит "дедовщина", где достоинство человека не ставится ни во что. И, наверное, многие из этих ребят даже не знают, что Конституция РФ, принятая в 1993 году (ст. 59. ч. 3), дает каждому призывнику право на замену военной службы альтернативной гражданской в соответствии с его верованиями или убеждениями. Военкоматы тщательно скрывают эту информацию от молодежи.

Я лишь хочу провести грань между "косильщиками" и альтернативщиками. Альтернативщиков, в отличие от "косильщиков", в России пока очень мало, всего 0,1 процента от общего числа отказников. Они не прячутся от военкоматов, не дают взяток, а приходят в призывную комиссию и открыто заявляют о своем намерении добиваться замены военной службы альтернативной гражданской. Не их вина, что Государственная Дума до сих пор не приняла федерального закона об АГС, вопреки своим обещаниям при вступлении в Совет Европы. Конституция - основной, высший закон страны, и ее статьи, особенно касающиеся прав человека, имеют прямое действие, то есть "работают" даже в отсутствие соответствующего закона. "Мемориал" и Центр поддержки демократических молодежных инициатив имеют дело только с альтернативщиками.

Честно говоря, мы и сами толком не знали об альтернативной гражданской службе до того самого первого волонтерского лагеря "Пермь - 36", о котором я уже рассказывала. Там об АГС нам поведали зарубежные добровольцы. А в 1996 году в пермский "Мемориал" снова приехал один из них, немецкий юноша Тим Бозе, направленный проходить альтернативную гражданскую службу благотворительной организацией "Инициатива христиан для Европы".

Проходя АГС, Тим ухаживал за одинокими престарелыми и больными жертвами политических репрессий, работал в хосписе. А мы - активисты "Мемориала" - постоянно организовывали его встречи с молодежью: в собственном офисе, в вузах, школах, на каких-то "тусовках". "Натравливали" на него журналистов из всевозможных средств массовой информации: газет, телевидения, радио. Нам хотелось, чтобы с помощью немецкого АГСника среди населения Пермской области, и особенно среди молодежи, как можно шире распространилась информация о том, что в цивилизованных странах давно изжиты стереотипы понимания патриотизма, что там для юношей призывного возраста быть патриотом не значит быть обязанным обучаться военному делу. В Германии, например, для тех, кто по своим убеждениям не хочет идти "под ружье", созданы 150 тысяч рабочих мест в государственных и общественных социальных службах, действуют специальные учебные заведения, готовящие к прохождению АГС.

Наша работа с Тимом Бозе привела к тому, что пермяки узнали о существовании АГС. За 1996 - 1997 годы семь пермских юношей заявили в призывные комиссии о желании заменить военную службу на альтернативную гражданскую. Но, получив отказ, подали жалобы на решение призывной комиссии в суд и при поддержке юриста Пермского регионального правозащитного центра Романа Маранова выиграли дело. Пятеро из них - члены церкви христиан-пятидесятников, а двое - волонтеры "Мемориала". Об этих двоих мы расскажем чуть позже подробнее.

А сейчас вывод: мы рекомендуем общественным организациям эффективно использовать для пропаганды идей волонтерства и АГСного движения молодых зарубежных добровольцев и альтернативщиков, работающих в городах России.


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV