Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА:
пермский эксперимент

 

Ирина Кизилова
НА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ОРБИТЕ АГС

 

Деловая игра длиной в год

Принимаясь за отработку модели АГС, мы поставили себе задачу создать условия, приближенные к тем, какие могли быть, по нашим представлениям, если бы федеральный закон об АГС был уже принят. За основу был взят упомянутый выше проект закона (вернее его первоначальный вариант) В. Борщева и Э. Воробьева. Одним словом, началась очень серьезная деловая игра.

Но в отличие от других деловых игр, наша должна была продолжаться не час-два и даже не день, не месяц, а целый год. И на целый год мы взяли на себя ответственность за судьбы десяти вполне реальных молодых людей, решившихся добиваться для себя замены военной службы альтернативной гражданской. Мы еще не знали тогда, что появится возможность продлить эксперимент на два года. И новые ребята придут на смену "старичкам", придет новая ответственность за каждого из них…

Назвавшись груздем, полезай в кузов. Хотя автор этих строк прежде, чем стать руководителем проекта, изучала опыт организации альтернативной службы в Германии, Италии и Болгарии, российская действительность все равно постоянно заставляла "творить, выдумывать, пробовать". Нам пришлось учиться выстраивать отношения с различными государственными структурами, очень неоднозначно относящимися к идее АГС. Самим разрабатывать для себя необходимые документы: положение об участии в эксперименте, договор о сотрудничестве с Комитетом социальной защиты населения администрации области (в учреждения которого мы устроили семь своих "альтернативщиков"). Отрабатывать формы контроля за прохождением эксперимента и многое другое.

Все это удалось сделать довольно быстро и, как показал потом ход эксперимента, вполне грамотно, во многом благодаря тому, что мы пригласили участвовать в проекте, молодого, но очень толкового, современно мыслящего юриста Романа Маранова. Хотя творчески подходили к делу и все остальные сотрудники нашего проекта. К примеру, ведущий координатор Людмила Плаксина разработала для АГСников очень удачную форму "Дневника самоконтроля". Психолог Глеб Иванов создал оригинальную методику психотренинга для подготовки участников эксперимента к судам и социальной работе. О ней подробнее вы узнаете в разделе, который написал сам Г. Иванов.

Как мы отбирали участников эксперимента?

Сначала была проведена информационная кампания: через средства массовой информации, а также с помощью объявлений, развешиваемых в учебных заведениях и микрорайонах города, сообщалось о начале эксперимента, о том, где и когда молодые люди могут получить более подробную информацию о нашем проекте и о своем праве на АГС. Проводились также информационные встречи в общеобразовательных школах, вузах, училищах…

В результате осенью 1999 за консультацией по АГС обратилось 32 юноши призывного возраста (за весь период реализации первого проекта юридические консультации по АГС были проведены для 120 человек). С каждым из них сначала разговаривал наш юрист, делая отбор по своей собственной методике (о ней читайте в главе, написанной Р. Марановым). Оставшиеся после "просеивания" через "сито" Романа Маранова приходили к руководителю проекта, и тот беседовал с ребятами не по одному часу, выясняя, "кто чем дышит, как он слышит". И снова кто - то выпадал из числа будущих участников эксперимента, ведь их надо было набрать всего десять (здесь важно уточнить: юридическая помощь в подготовке к судебным процессам оказывалась всем отказникам - и подходящим и не подходящим под наше понятие альтарнативщик).

Причины отсева были разные. Одни, узнав о тяготах предстоящей работы, сами не захотели проходить АГС и предпочли военную службу. Другие вызвали у нас отторжение тем, что явно искали легкий способ "закосить". Кто-то не прошел отбор после общения с психологом Глебом Ивановым и с его компьютерными тестами.

Когда осталось всего 12 претендентов, мы устроили для них трехдневный выездной информационно - установочный семинар, в одном из загородных профилакториев. Три дня шло глубокое погружение в проект. Председатель Пермского областного отделения "Мемориала" А. Калих говорил с молодыми людьми о войне и мире. О трудностях продвижения нашей страны к гражданскому обществу. О молодежной политике (точнее, о ее отсутствии) федеральных властей. О задачах "Мемориала" и о том, в каком ответственном не только для области, но и в целом для России эксперименте предстоит участвовать нашим альтернативщикам.

Руководитель проекта И. Кизилова (автор этих строк) рисовала словесные картины из жизни АГСников за рубежом и делилась соображениями о предстоящей работе над пермским экспериментом. Заместитель председателя Комитета по социальной защите населения администрации области З. Замараева сетовала на то, как не хватает ее службе крепких мужских рук, и рассказывала, в чем конкретно заключается социальная работа. Психолог Г. Иванов провел психологические тренинги. Юрист Р. Маранов раскрыл суть конституционных статей, позволяющих добиваться права на замену военной службы альтернативной гражданской по убеждениям. Врач "скорой помощи" И. Соснина учила оказывать доврачебную помощь внезапно плохо почувствовавшему себя старому человеку. Медсестра хосписа Н. Кассихина показывала, как измерять давление и делать массаж больному. Ведущий координатор проекта Л. Плаксина организовала питание для участников семинара, а просто координатор проекта В. Шаталов в перерывах между занятиями развлекал собравшихся пением под гитару.

После семинара один из его участников подошел ко мне и сказал, что все, о чем тут говорилось, ему было интересно, но путь АГСника - не для него. Он попытается найти другой подход к волнующей его проблеме "как не пойти в армию". Что ж, по крайней мере, это было честно. Еще один "семинарист" исчез из нашего поля зрения, даже не попрощавшись. Оно и к лучшему, решили мы, поскольку и сами, в конце концов, поняли бы, что это "не наш" человек.

Зато оставшиеся с нами ребята, заполняя анкету, написали очень хорошие отзывы и, что было самым важным для нас, выразили желание выполнять все необходимое для отработки модели прохождения АГС.

При содействии областной и городской администраций все участники эксперимента были трудоустроены. Семерых взяли к себе штатными социальными работниками Комплексные районные центры социальной помощи населению. Хоспис и общество "Мемориал" обеспечили работой двух отказников. И один юноша работал в общественной организации "Дети без дома".

Берясь за проект, мы поставили перед собой задачу опытным путем получить ответы на следующие вопросы:

  • каким должен быть срок прохождения альтернативной гражданской службы?
  • какие организации могут стать базовыми для прохождения альтернативной службы (только ли государственные и муниципальные, или общественные тоже)?
  • каковы должны быть размеры денежного содержания служащих АГС?
  • как организовать подготовку и обучение служащих АГС?
  • как организовать режим дня служащего АГС (питание, рабочий день, отдых)?
  • как решать вопросы психологической адаптации служащих АГС к условиям работы в хосписе, центре социальной помощи населению и т.д.?
  • где должны проживать служащие АГС (дома? в общежитии?)?
  • как наладить контроль за прохождением АГС каждым из служащих?
  • какой должна быть система санкций за нарушения порядка прохождения АГС и поощрений за добросовестное исполнение обязанностей?

* * *

Одно дело - запланировать что-либо, другое-претворять все это в жизнь в условиях эксперимента, когда еще никто никогда ничего подобного в нашей стране не делал. Зато эксперимент давал нам право по ходу его менять то, что оказывалось неподходящим или добавлять что-то.

Вот лишь один пример. Предвидя, что нашим альтернативщикам будет нелегко, несмотря на их внутреннюю готовность общаться со старыми больными людьми, мы запланировали проводить для ребят ежемесячные семинары с психологическими тренингами. Но в первый же месяц работы над проектом поняли: такие семинары должны стать еженедельными.

Вскоре, когда парни начали готовиться к судебным процессам, к участию в еженедельных субботних семинарах подключился и юрист Роман Маранов со своей "пьесой-тренингом" (кстати, написание ее тоже в проекте не планировалось).

Мы старались создать в эти дни в офисе непринужденную обстановку. Перед началом семинаров устраивали чаепития. В перерывах в распоряжении ребят была купленная специально для них гитара (оказалось, что добрая половина АГСников умеют играть). Все это вместе способствовало тому, что участники эксперимента довольно быстро подружились между собой и стали чувствовать себя членами одной команды.

Особое внимание мы уделяли выстраиванию наших отношений с организациями и учреждениями, предоставившими рабочие места для альтернативщиков. Так, во время личных встреч с заместителем Комитета социальной защиты администрации области З. Замараевой был отработан текст "Договора о сотрудничестве". Комитет взял на себя трудоустройство участников эксперимента и обучение их социальной работе. Мы, в свою очередь, взяли ответственность за психологическую подготовку ребят к работе в социальной сфере и контроль за их трудовой дисциплиной (текст договора - в приложении).
Когда договор был подписан, З. Замараева пригласила в свой рабочий кабинет всех директоров районных Комплексных центров Перми и участников эксперимента. Это было очень правильное решение, так как директора до этой встречи, по сути, ничего не знали о том, что такое альтернативная гражданская служба и сначала весьма настороженно отнеслись к предложению принять ребят.

Необходимо сказать, что доброжелательное и заинтересованное отношение к эксперименту Зинаида Петровна проявляла на протяжении всей нашей работы над проектом. Однако директора Комплексных центров социальной помощи не сразу поняли, как им работать с ребятами. В связи с этим иногда возникали напряженные ситуации. Так, в одном из центров альтернативщика заставили выполнять обязанности секретарши, ушедшей в отпуск, и парень, настроенный совсем на другое дело, как-то сразу "скис", потерял уверенность в себе. Ведущему координатору Л. Плаксиной пришлось не раз встретиться с руководителем этого центра, пока все уладилось.

Но, если даже никаких тревожных сигналов не поступало, все равно координаторы проекта еженедельно встречались с непосредственными кураторами АГСников в Комплексных центрах. Каждый координатор имел при себе так называемый "Деловой дневник", в который записывал все, что делал за день по проекту, и какие проблемы возникали у его подопечных. В конце дня руководитель проекта знакомился с этими записями и затем вместе с координатором решал, что надо предпринять для устранения проблем.

Сами участники эксперимента ежедневно должны были заполнять "Дневники самоконтроля", отражая не только, что и где делали в этот день, но и какие при этом возникали трудности. Руководитель проекта и координаторы знакомились с этими записями во время субботних семинаров.

К решению психологических проблем участников эксперимента подключался Г. Иванов. А такие проблемы у ребят иногда возникали. Ведь общаться со старым больным человеком даже родственникам не так-то просто. Некоторые из подопечных капризничают, срывая на окружающих досаду на свою тяжелую участь.

Умение спокойно переносить капризы одиноких старичков и старушек не сразу пришло к ребятам, иногда кто-то из них и сам оказывался на грани нервного срыва. Но психологические тренинги и индивидуальные беседы Глеба Леонидовича приводили их состояние к норме. А со временем альтернативщики с помощью психолога научились сами прогнозировать и сглаживать конфликтные ситуации.

Впрочем, мы использовали не только психологические способы снятия стрессов у юношей. Организовали для них занятия волейболом и баскетболом по выходным дням, что тоже не было предусмотрено проектом. Пришлось арендовать спортивный зал, купить мячи.

* * *

Было бы неправдой утверждать, что усилия адаптировать ребят к социальной работе, увенчались успехом на все 100 процентов. Один из десяти соискателей АГС нас здорово подвел. Первые три месяца после начала эксперимента он безупречно работал в Комплексном центре социальной помощи. А потом пошли сигналы тревоги от его куратора: парень стал куда - то отлучаться во время рабочего дня. Сколько мы ни беседовали с ним, ни предупреждали о том, что такое отношение к труду не совместимо с его претензией на АГС, не помогло. В конце концов, с неудавшимся альтернативщиком пришлось расстаться.

Нам было, конечно, очень обидно, что не сумели разглядеть парня в самом начале пути. Немного утешились, вспомнив утверждение ученых, что в эксперименте даже отрицательный результат полезен. Кроме того, я успокаивала себя и тем, что, изучая опыт организации АГС в западных странах, тоже встречалась с подобными "проколами". Однако тамошние организаторы АГС не впадали в отчаяние, считая стопроцентное попадание в цель желательным, но, по сути, редко достижимым.

И все-таки мы тяжело пережили собственную неудачу, потому что она, по нашему мнению, бросает тень на саму идею АГС, которая и без того трудно пробивает себе дорогу.

Вывод из случившегося: даже при тщательном отборе претендентов на АГС, могут быть ошибки. Можно себе представить, сколько подобных неудач будет, когда закон об АГС войдет в действие. Но это не значит, что надо отказаться от самой идеи введения альтернативной гражданской службы в России. Необходимо еще более внимательно относиться к каждому альтернативщику. Если он не справляется со своими обязанностями на одном рабочем месте, следует подыскать ему другое, где, возможно, он проявит себя гораздо лучше. Как это делается, к примеру, в Германии. И только, когда даже после нескольких перемещений с одного рабочего места на другое не достигается положительный результат, применять к провинившемуся самую строгую меру - исключение из числа альтернативщиков, - с вытекающими из этого последствиями (см. в приложении наш проект федерального Закона "Об альтернативной гражданской службе в Российской Федерации").


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV