Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА:
пермский эксперимент

 

Ирина Кизилова
НА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ОРБИТЕ АГС

 

И прокуроры не всегда правы

В одной из предыдущих глав говорилось о том, что администрация области, хотя и не поддержала официально наш эксперимент, но и не препятствовала его проведению. Но все-таки нашлись в Прикамье две структуры, попытавшиеся поставить нам подножку. Прежде всего, это (ну, конечно, читатели уже догадались) областной военный комиссариат в лице генерала А. Самойлова.

Через полтора месяца после начала нашей работы над проектом генерал прочитал в местной газете информацию под заголовком "Пермские альтернативщики уже работают" и, наверное, очень рассердился. Ну, как не рассердиться, если на территории, где, по его мнению, все парни, достигшие призывного возраста, должны подчиняться только ему, вдруг какая-то общественная организация начинает ратовать за введение альтернативной гражданской службы. Да еще проводит смущающий молодых людей эксперимент. Самоуправство!

Именно так, самоуправством, назвал облвоенком наши действия, связанные с отработкой модели АГС, в письме на имя прокурора области В. Семенова. И потребовал возбуждения уголовного дела.

И началась "разборка". Председателя областного отделения "Мемориала" и директора Центра поддержки демократических молодежных инициатив А. Калиха несколько раз вызывали к следователю прокуратуры для "дачи объяснений". Что ж, мы давали объяснения. Считаю необходимым привести здесь полностью ответ А. Калиха В. Семенову.

Прокурору Пермской области
государственному советнику юстиции II класса
Семенову В.С.
от председателя областного отделения
международного общества "Мемориал"
Калиха А.М.

01.12.1999.

Исх. №72

По фактам, изложенным в обращении генерал - майора Самойлова от 15.11.1999 г., поясняю следующее:

  1. Считаю данное обращение очевидным недоразумением. Возникшее между облвоенкомом и общественной организацией "Мемориал" непонимание вполне могло бы разрешиться при личной встрече заинтересованных сторон, а не через посредство областной прокуратуры.
  2. "Мемориал" никоим образом не вмешивается в вопросы воинской обязанности и военной службы. Наша принципиальная позиция заключается в том, чтобы иметь дело только с теми призывниками, в отношении которых: а). принято решение суда о признании права на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу (АГС); б). которые обратились в суд с жалобой на решение призывной комиссии, отказавшей им в просьбе о замене военной службы альтернативной. Как известно, вплоть до принятия судебного решения военкомат не может призвать призывника на военную службу. Именно в этот период мы предлагаем молодому человеку добровольно поработать в социальной сфере, оказать помощь старым и больным людям;
  3. Ст.59 Конституции РФ предоставляет молодым людям право на замену военной службы на альтернативную. Однако отсутствие закона об АГС, который Государственная Дума не смогла принять в течение 5 лет, создает лазейку для многих призывников. Получив через суд право на прохождение АГС, они как бы освобождаются и от военной и от гражданской службы. Мы считаем такую ситуацию нетерпимой, по сути криминальной. "Мемориал" предлагает таким призывникам исполнить свой долг в социальной сфере.
  4. К сегодняшнему дню десять молодых людей добровольно трудоустроились в центрах социальной защиты населения, в благотворительных общественных организациях и занимаются тяжелой и крайне низко оплачиваемой работой (от 160 до 260 рублей) по уходу за бездомными детьми, старыми и больными людьми. Нет никаких оснований считать эту добровольную работу альтернативной службой. Но для "Мемориала" патриотический поступок молодых людей является примером, основой для наблюдений и анализа, возможностью воссоздать и отработать различные модели АГС. Когда во время беседы в областной прокуратуре нас спросили, кто дал разрешение на эксперимент, мы объяснили, что чье-то разрешение здесь попросту неуместно. Добровольцы трудоустраивались на основе Кодекса Законов о Труде. Действия "Мемориала" определяются его Уставом и действующим законодательством;
  5. "Мемориал" почти два года занимается проблемами, вытекающими из тупиковой ситуации, сложившейся вокруг осуществления конституционного права молодежи на прохождение альтернативной гражданской службы. В октябре 1998 года мы обратились к губернатору области с предложением провести эксперимент по отработке модели АГС с участием минимального количества призывников, получивших право на прохождение АГС через суд. Губернатор не только поддержал нашу инициативу, но предложил гораздо более радикальный путь, создав рабочую группу по подготовке проекта регионального закона о прохождении АГС на территории Пермской области. Председателем рабочей группы был назначен генерал - майор Самойлов, среди членов группы были и три представителя "Мемориала". Рабочая группа подготовила, на наш взгляд, вполне приемлемый проект.

    По предложению администрации области при активной помощи Законодательного Собрания области был проведен "круглый стол" с участием депутатов всех уровней, представителей облвоенкомата, управлений и служб областной и городской администраций, общественных организаций. "Круглый стол" в целом поддержал инициативу "Мемориала". Однако были высказаны и критические замечания и предложения. Безусловно, главной проблемой стал вопрос о финансовой основе предлагаемого проекта закона. Разгорелась также дискуссия о праве субъекта федерации на принятие подобного закона. Примечательно то, что заключения руководителей юридических служб различных органов власти диаметрально отличались - от признания возможности принятия закона до категорического отрицания такой возможности.

  6. Анализ материалов "круглого стола" привел нас к выводу, что условия для принятия регионального закона об АГС еще не созрели (в этом мы не сомневались и раньше). Поэтому было решено вернуться к первоначальной идее минимального эксперимента с участием 10 добровольцев. Прошедшие после заседания "круглого стола" месяцы "Мемориал" потратил на поиск средств для проведения эксперимента по отработке модели прохождения АГС. Сотрудник "Мемориала" участвовал в поездке организованной Госдумой РФ делегации по изучению опыта организации прохождения АГС в Германии, Италии, Болгарии. Нами создана группа специалистов, призванных вести юридический, социологический и психологический анализ всех проблем, в том числе организационных и финансовых, с которыми могут встретиться организаторы АГС и сами служащие в случае введения в действие закона об АГС. Цель - на основе накопленного в течение года опыта отработать и предоставить региональным и федеральным властям полный пакет документов и рекомендаций по возможным моделям АГС в нашей стране.
  7. Считаю необходимым заявить, что некоторые сотрудники военкоматов, представители призывных комиссий всеми правдами и неправдами пытаются нарушить конституционное право молодых людей на замену военной службы на альтернативную службу. Были случаи угроз и запугивания призывников со стороны офицеров военкоматов. Некоторые призывные комиссии намеренно затягивают вынесение решений по заявлениям призывников с просьбой предоставить право на прохождение АГС. Вокруг тех, кто по законным основаниям добивается права на АГС, специально и злонамеренно распространяется мнение о них как уклонистах, дезертирах и т.д. Тем самым наносится не только моральный ущерб этим в своем большинстве прекрасным ребятам. Еще опаснее то, что таким поведением в сознание молодежи внедряется неуважение к Конституции РФ, представление о необязательности исполнения основного закона Российской Федерации;
  8. На сегодняшний день в Пермской области право на АГС получили лишь немногим более 20 молодых людей. Примерно столько же заявлений с просьбой о предоставлении права на АГС рассматриваются в судах. Вряд ли можно считать это мизерное количество альтернативщиков какой-то угрозой компании призыва на военную службу. Наш опыт однозначно убеждает в том, что настоящие уклонисты от военной службы, узнав о требованиях АГС, о необходимости выполнять самую тяжелую работу в социальных и медицинских учреждениях, больше не обращаются с просьбами о предоставлении права на АГС.
  9. "Мемориал" готов организовать встречу представителей прокуратуры, областного и районных военкоматов со всеми участниками эксперимента по отработке будущей модели АГС, познакомить с истинными условиями труда молодых людей, задачами проводимого эксперимента. "Мемориал" готов сотрудничать со всеми разумными, объективными людьми, уважающими Конституцию страны, заботящимися о судьбах молодого поколения россиян.

С уважением,
Председатель областного отделения
общества "Мемориал" А. М. Калих.

Вроде бы все четко и ясно изложено. Ан, как оказалось, ясно, но не для прокурора. В один не совсем прекрасный день мы получили за подписью В. Семенова на официальном бланке так называемое "Предостережение о недопустимости нарушения закона". Деятельность "Мемориала" и ЦПДМИ по отработке модели АГС в документе признавалась противоправной и ее требовалось прекратить.

В случае же неисполнения изложенных требований и за продолжение неправомерных действий прокурор области был намерен привлечь А. Калиха к уголовной ответственности по ст. 330 УК РФ.

Проконсультировавшись у юриста, мы поняли, что такое предостережение само по себе уже является частью уголовного наказания. Ничего себе!

Что было делать в этой ситуации? Прекратить эксперимент, как того добивается облвоенкомат, а теперь уже и прокуратура? Но что будет с десятью ребятами, доверившими нам свои судьбы? И с самой идеей как-то повлиять на слишком затянувшийся процесс введения альтернативной гражданской службы в России?

Нет, конечно, мы не могли смириться и написали жалобу в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, в которой сообщали, что предостережение прокурора Пермской области считаем незаконным и просим его отменить.

Как водится, главный прокурор России спустил жалобу по инстанции, и ее отправили для рассмотрения… прокурору нашей области. Круг замкнулся.

Мы не стали пытаться его разомкнуть, чтобы не тратить понапрасну время и силы, которые нам были гораздо нужнее для продолжения эксперимента.

А что же генерал Самойлов?

Он тоже после этого как-то вроде бы успокоился. Но время от времени в разных интервью на радио или в газетах по случаю очередного призыва главный военачальник области заявлял странные вещи. К примеру, что все желающие проходить АГС - это обыкновенные "косильщики". Что те, кто по суду добился права на замену военной службы альтернативной гражданской, в следующем призывном сезоне этого права лишатся, так как решение суда действует только до указа президента страны о начале нового призыва.

Слушая это, наши юридически подкованные альтернативщики только улыбались. Люди в погонах, ведающие призывом новобранцев, боятся, что когда в России будет принят закон об АГС, юноши валом повалят в альтернативщики, и спущенный сверху план по набору новобранцев не будет выполнен. А это для военкоматовского начальника чревато бооольшой головомойкой. Вот почему он смотрит на нас и на участников эксперимента как на своих личных врагов и утверждает, что мы разваливаем армию.

Но разве можно развалить то, что само разваливается изнутри?

Старший помощник главного военного прокурора РФ полковник П.С. Демиденко на семинаре в Перми, посвященном проблемам введения АГС в России (март 1999 г.), заявил, буквально, следующее: "…Количество лиц, совершающих суициды в Вооруженных Силах, не уменьшается из года в год. Независимо от той большой работы, которую проводят и военные психологи, и военные юристы, и командование, к сожалению, эта проблема остра. И есть очень большой процент людей именно из тех, кто не создан для подобной службы. Здесь огромное значение могло бы иметь привлечение их к альтернативной невоенной службе".

За введение АГС высказываются и военачальники, служащие в действующей армии, что подтверждают социологические исследования, проведенные в разных регионах России. Настоящим служакам (в самом хорошем смысле этого слова) военкоматовские рапорты о выполнениях и перевыполнениях планов, как говорится, сидят в печенках. Они-то знают, что ради хороших отчетов призывные комиссии (в которых обычно верховодят военкоматчики) заставляют медиков закрывать глаза даже на самые явные болезни призывников. А что уж говорить о тех парнях, чьи психологические особенности не позволяют адаптироваться к "дедовщине", к жизни в казарме и другим реалиям военной службы? Или о тех, кто здоров, но по убеждениям не хочет брать в руки оружие? Получит армейский командир такого призывника и мучается с ним, тщетно пытаясь переделать в солдата.

Известны случаи, когда армейские командиры подавали иски в суды на военкоматы за то, что те направили на военную службу больных ребят. Но военкоматам неймётся, продолжают свою политику "широкого захвата".

Позже генерал Самойлов обратился в прокуратуру еще раз - все с тем же требованием возбудить уголовное дело. Но мы уже были спокойны, да и прокуроры слушали нас со все большим сочувствием…

А эксперимент, как шел, так и продолжался дальше.


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV