Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА:
пермский эксперимент

 

Роман Маранов
ПРАВО НА ДОСТОИНСТВО

 

Философия и идеология ненасилия

Под философией ненасилия мы подразумеваем систему этических, нравственных, психологических, социологических и собственно философских идей, теорий, взглядов, касающихся ненасильственного бытия человека в обществе, в духе отрицания войны и любой иной формы насилия.

Современная российская политика и государственная идеология постсоветского периода не только демонстрируют неприятие самой идеи ненасилия, но одновременно показывают провал концепции насильственного метода решения политических вопросов.

Особый интерес, однако, представляет не столько насилие, исходящее от власти, сколько насилие, осуществляемое самими гражданами, точнее - внутренняя готовность к осуществлению насилия1. Важным представляется не только готовность человека к совершению актов насилия, но и его отношение к тем, кто совершает такие акты. Растущая терпимость к насилию, готовность оправдывать его высшими соображениями, благом государства и т.д. может обеспечить необходимые условия для проявления агрессивных тенденций у части граждан, которые могут решиться на насилие, считая, что их действия будут одобряться окружающими. Терпимость к насилию, фактический отказ от традиционных моральных норм определяются, помимо прочего, еще и ощущением переходности нынешнего периода. Экстремальность, временность обстоятельств "списывают" и ложь, и жестокость. "Тот, кто так легко убил многих, разве он остановится перед убийством одного, если он того пожелает?", - говорил Эразм Роттердамский.

Вспышки насилия происходят повсюду, где утрачивается контроль над реорганизацией общественного и государственного целого. В России произошла грандиозная "приватизация государственной монополии на насилие"2.

Войны, которые вело человечество и продолжает вести до сих пор, являются самой жестокой и крайней формой проявления насилия. В реальном историческом процессе, в целом, ненасилие превалировало над насилием, было преобладающей тенденцией. Однако сейчас человечество вступило в полосу глобальных опасностей, стало заложником созданных им же самим колоссальных средств разрушения, которые способны трансформировать единичное насилие, частное зло во всеобщую непоправимую катастрофу3.

Мы вынуждены констатировать: российскому обществу идеи ненасилия сегодня чужды, кажутся неприемлемыми. Эти настроения определяются множеством причин: историей и культурными традициями народа, конкретной политической и экономической ситуацией, личными качествами носителей власти, степенью развитости или неразвитости структур гражданского общества, политикой, которую проводит Русская православная церковь. Как известно, РПЦ одобряет службу в современной армии, которая представляет из себя систему структурированного коллективного насилия. Армия является социальным институтом, применяющим насилие в интересах государства4.

Мы должны различать у человека два совершенно разных вида агрессии. Первый вид, общий и для человека, и для всех животных, - это генетически заложенный импульс к атаке (или к бегству) в ситуации, когда возникает угроза жизни. Эта оборонительная, "доброкачественная", агрессия служит делу выживания индивида и рода; она имеет биологические формы проявления и затухает, как только исчезает опасность. Другой вид представляет собой "злокачественную" агрессию - это деструктивность и жестокость, которые свойственны только человеку и практически отсутствуют у других млекопитающих…5

Насилие негативно по определению. Это разрушительная сила, которая унижает, насилует, подавляет, эксплуатирует кого - либо. Насилие проявляется в различных и многообразных формах и степенях: физическое и психологическое, межличностное и структурное, социальное, политическое, военное, экономическое, культурное, религиозное и т.д.6

В определении понятия насилия существует два подхода, один из которых можно назвать абсолютистским, другой прагматичным.

Согласно первому, понятие насилия несет выраженную негативную оценочную нагрузку. Насилие прямо отождествляется со злом вообще. Насилием именуется только такое внешнее принуждение человека, которое достойно осуждения. Насилие воспринимается общественным сознанием как действие обидное, незаконное7.

Однако в общественном, наряду с обозначенным пониманием насилия как зла, присутствует также тезис, допускающий случаи его нравственно оправданного применения. Считается, что иногда насилие может быть использовано во благо. Тем самым оно получает этическую санкцию. В оправдание приводятся такие аргументы: насилие как справедливое возмездие, насилие ради блага тех, против кого оно применяется, малое насилие ради предотвращения большого.

И.А. Ильин для случаев этически оправданного применения силы ввел новый термин - "заставление". Он считал, что насилием нельзя противиться злу, а "заставлением" можно. Существует мнение, что понятие насилия является принципиально двойственным. Этическая дискредитация насилия необходима, поскольку речь идет о насилии, направленном против "нас": или этическое оправдание насилия необходимо, поскольку речь идет о насилии против "них". Как видим, оправдание насилия возможно только в форме моральной демагогии.

Другой подход, прагматический, подразумевает нейтральное и объективное определение насилия и отождествляет его с экономическим и физическим ущербом. Насилием признается то, что очевидно является насилием: убийство, ограбление и пр.8 Однако не существует единицы измерения насилия, поэтому будет очень сложно определить количество насилия, которое необходимо причинить, чтобы предотвратить большее насилие. Насилие, запланированное как временное и локальное, легко перехлестывает через любые заранее определенные барьеры.

Военная служба сама по себе предполагает исполнение приказов о применении насилия. Л.Н. Толстой писал, что "поступление в военную службу не есть безразличный поступок, а дурной, постыдный поступок, - не только попущения, но и участия в убийстве"9. Получается, логическим завершением идеи ненасилия должен стать следующий поступок: человек полностью порывает с государством, которое олицетворяет насилие и является главным его источником. Однако такое решение проблемы насилия, в сущности, невыполнимо для индивидуума. Хотя исторические примеры таких поступков имеются, но все они сопровождались уходом не только от государства, но и от общества, другими словами - добровольным изгнанием.

Но даже разрыв всех социальных связей, не уменьшает зло. Ильин резонно замечает, что "…Л.Н. Толстой и его последователи стараются прежде всего обойти эту проблему или снять ее с обсуждения"10. Уход от насилия не есть борьба против насилия, а есть лишь примитивная попытка ухода от самой проблемы.

Реакция людей на насилие и несправедливость возможна в трех формах: пассивности, ответном насилии, активном ненасилии. Пассивность рассматривалась М. Ганди как подчинение злу, уподобление человека рабу. Пассивность противостоит активному ненасилию и должна быть безусловно отвергнута. Когда же мы используем ответное насилие, мы тем самым позволяем своему противнику (агрессору или врагу) также прибегать к силе. Следовательно, делая так, мы отрицаем свои собственные принципы (уважение к человеку) и цели (стремление к большей справедливости и миру). Злые средства, даже если они используются во имя благих целей, разрушают нашу человечность.

Активное ненасилие представляет собой философию, образ жизни, которые на основе верховенства правды любви предполагают личные, социальные и межнациональные изменения ради преодоления несправедливости, в достижении мира, примирения. Цель ненасилия - не достижение победы над противником или врагом, но в преодолении несправедливости, в решении конфликтов и посредством этого создании условий справедливой жизни для всех. Ненасилие устанавливает власть справедливости, правды и любви. Ненасилие разворачивает борьбу за преодоление несправедливости на уровне совести. Оно организованно отказывается повиноваться несправедливым порядкам и законам или действовать в ситуации несправедливости и подавления прав человека. Ненасилие делает невозможным функционирование несправедливой системы, но при этом оно не разрушает человеческие жизни и не уничтожает материальные ценности.

Принцип ненасилия в разрешении конфликтов предполагает свою концепцию человека и своё отношение к человеку:

1. Человек является высшей ценностью среди всего, что существует. Поэтому к нему следует относиться с безусловным уважением, не допускающим каких бы то ни было исключений (даже в отношении к врагу). Человечество рассматривается как единое и неразобщенное, и все люди равны в своем достоинстве и праве на уважение.

2. Каждый человек обладает совестью и, значит, несет в себе возможность развития, сознание справедливости и готовность к изменению своей позиции. Ненасилие направлено против несправедливости, а не против людей.

3. Необходимость изучать основанную на ненасилии деятельность, её методы и стратегию. Это предполагает самосовершенствование и самодисциплину, понимание несправедливости, а также то, как она обнаруживается в различных ситуациях, обучение ненасилию и практическим действиям ненасилия, ведению диалога, медитации, а также неучастию и гражданскому неповиновению.

Принцип ненасилия предполагает соответствующую систему образования, экономики и политики, а в равной мере и формирование системы ненасильственной обороны на национальном и интернациональном уровнях, и отработку способов мирного решения конфликтов.

Это предполагает внимание к сохранению экологического равновесия, сохранению ресурсов и потребность в высоком нравственном порядке, основанном на признании достоинства и абсолютном уважении к человеческой жизни и человеческому сообществу. Человеческая жизнь, сориентированная на эти идеи, приблизится к основанному на справедливости миру.

Ненасильственная борьба (сатьяграха) - выход, предложенный М. Ганди. Сатьяграха не является физической силой. Сатьяграха не причиняет страданий противнику, не стремиться к его уничтожению. Сатьяграха никогда не прибегает к помощи оружия. В применении сатьяграхи нет ничего враждебного. Сатьяграха - чистая сила духа. "Ненасилие - высшая дхарма". Ненасилие - это покой, но активное ненасилие - это любовь. Обманутые западной цивилизацией, мы забыли нашу древнюю цивилизацию и поклоняемся силе оружия, - писал Ганди.

Ненасилие исходит из убеждения в самоценности каждого человека, как свободного существа и, одновременно, взаимной связанности всех людей в добре и зле.

Для любви нужно больше кругозора и больше мужества, чем для кровной мести, дуэли или иной физической расправы с врагом. Ответное насилие и активное ненасилие - разные ступени, стадии зрелости человеческих усилий, направленных на борьбу за социальную справедливость. Норма "Не убий", сформулированная в "Ветхом завете" трансформируется до нормы "Возлюбите врагов ваших".

Сказанное выше не является каким - то теоретическим изысканием, которое невозможно применить на практике. Стоит упомянуть о примечательной книге директора Центра исследований мира Свободного университета Брюсселя (Бельгия) Йохана Низинга "Общественная оборона как логическая альтернатива. От утопии к выбору"11.

Под общественной обороной понимается система устрашения, основанная на способности населения ненасильственным путем оказывать сопротивление агрессору (внутреннему или внешнему), предотвращать его нападения, создавать невыносимые для него условия в случае вторжения, чтобы вынудить его прекратить оккупацию и уйти. Любая система обороны состоит из двух слагаемых: твердого оружия и "мягкого оружия" (психологические условия) - это психическая устойчивость и здоровье нации, убежденность граждан в неограниченных возможностях ненасильственной обороны, силы духа, культуры ненасилия, способность противостоять фрустрациям (разочарованиям), вытекающим из пережитого организационного и физического насилия, не впадать в ненужную агрессивность, воздерживаться от нагнетания насилия; высокий уровень самостоятельности в мышлении и поведении и т.п. Здесь важен не столько героизм одиночек, сколько "тихий молчаливый саботаж" большинства населения.

Ненасильственное сопротивление населения может выражаться в следующем: "тихий саботаж", отказ от сотрудничества, изобретательное игнорирование приказов оккупационных властей, массовые акции протеста (включая различные формы забастовок); уничтожение информации (документов, архивов и т.п.) без которой оккупанты не могут организовать деятельность на занятой территории, осуществлять репрессии; обструкция, живые стены на пути войск и т.п.

В общей сложности практикой опробованы несколько сотен методов, приемов и форм ненасильственного сопротивления. Замена традиционной обороны общественной преследует предельно широкие и далеко идущие цели. Она выступает альтернативой войне, приходит на смену ей, неизбежно ведет к отмене военного аппарата, ликвидации главного инструмента войны - армий, технической и организационной базы войны. Это - система, которая не содержит угрозы дальнейшему существованию человечества, уводит его на безопасный путь развития. В некоторых государствах (Швеция, Швейцария и др.) идея общественной обороны признана и утверждена в доктринах безопасности, является объектом политического планирования, практически введена как дополнение (компонент) к силовым средствам сопротивления агрессору.

Все это свидетельствует о постепенном формировании "общества антивойны", и данный процесс по оптимистическим прогнозам может занять не менее 1 - 1,5 веков. Сегодня идея ненасилия кажется неисполнимой, почти фантастической. Но если её поддержит один, второй человек, каждый из нас, всё общество - за ней будущее.


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV