Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА:
пермский эксперимент

 

Роман Маранов
ПРАВО НА ДОСТОИНСТВО

 

Ситуация с признанием права на АГС

Как уже говорились, в Российской Федерации право на замену военной службы альтернативной гражданской службой в связи с убеждениями гарантировано ныне действующей Конституцией, принятой 12 декабря 1993 года. Статья 59 часть 3 основная, хотя и не единственная правовая норма в Конституции, которая позволяет отстаивать свое право на отказ от воинской службы по убеждениям. Возникает вопрос: достаточно ли этого для реального осуществления права на альтернативную гражданскую службу?

В Конституции РФ сформулировано "право на замену", право это подразумевает возможность прохождения АГС взамен военной службы. Однако прохождение АГС подразумевает весьма специфические отношения между гражданином и государством, чтобы их можно было регулировать по аналогии с военной службой или с государственной службой. Отсутствие закона невозможно компенсировать наличием других законов, поскольку трудно найти сходные отношения.

Невозможно реализовать данное право и через судебные решения, поскольку суд может лишь признать незаконным действия и решения призывной комиссии, но не может направить на альтернативную гражданскую службу или указать условия ее прохождения.

Таким образом, право на альтернативную гражданскую службу в России есть некое право - призрак: о нем говорят, на него ссылаются в законах, но его в реальности не существует.

Говорить о реализации права на альтернативную гражданскую службу можно будет тогда, когда гражданин будет проходить альтернативную гражданскую службу в соответствии с законом. Именно на уровне закона возможно возложение обязанности прохождения альтернативной гражданской службы взамен военной.

Обязанность прохождения альтернативной гражданской службы сопоставима, с нашей точки зрения, с обязанностью по исполнению воинского долга. Каждая из обязанностей является требованием, которые предъявляются к человеку и гражданину, каждая связана с необходимостью его участия в обеспечении интересов общества, государства.

Право на альтернативную гражданскую службу - есть конституционное право на замену одной из конституционных обязанностей другой конституционной обязанностью. Другими словами, право человека заключается в выборе между обязанностями, и если человек выбирает право на прохождение альтернативной гражданской службы, - он выбирает исполнение обязанностей, которые влекут ограничение его других прав и свобод (например, право на свободу передвижения).

На гражданина по его выбору возлагается обязанность, и она должна быть предусмотрена законом, поскольку возложение обязанности, законом не предусмотренной - нарушение прав человека.

Надо признать, что сейчас в России в случае, если убеждениям гражданина или его вероисповеданию противоречит несение военной службы, он имеет право на освобождение от обязанности ее прохождения без возложения на него всякой иной обязанности. Другими словами, в России реально сформировалось неписанное право, правовой обычай, а именно: ПРАВО НА ОТКАЗ от военной службы по убеждениям или вероисповеданию. Это право вытекает не только из ч. 3 ст. 59 Конституции РФ, но также из ст. 28, 29 Конституции РФ. Самое главное, "право на отказ" и "право на замену" по своей сути различаются очень сильно. Основания для признания права остаются одними и теми же, но содержание "права на отказ" гораздо либеральней "права на замену".

Приведем обоснование "права на отказ". Согласно ст. 28 каждому гарантируется свобода совести, включая право свободно выбирать, иметь и распространять убеждения и действовать в соответствии с ними. Согласно ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к отказу от убеждений. Получается, что гражданин имеет право действовать в соответствии со своими убеждениями, какими бы они ни были. Существует лишь одно ограничение: следование своим убеждениям не должно нарушать права и интересы других граждан. Например, убеждения, содержанием которых являются шовинизм, расизм, экстремизм и пр., а также действия в соответствии с такими убеждениями будут противоречить закону. Пацифистские и религиозные убеждения Конституцией РФ охраняются в особом порядке (хотя прямо это не записано). Именно поэтому предусмотрено право на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу.

Но поскольку предоставить возможность проходить АГС в настоящее время не возможно, то должно быть признано право, по крайней мере, не служить с оружием в руках, не проходить военную службу по убеждениям. Это вытекает из принципа, закрепленного в ст. 2 Конституции РФ: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью". Причем значимость этой статьи состоит еще и в том, что она помещена в главу 1 Конституции РФ "Основы конституционного строя". Именно исходя из этого принципа следует вывод о том, что право придерживаться своих убеждений имеет большее значение и преимущество перед обязанностью по защите Отечества. Точно так же это означает, что высшей ценностью провозглашены не нужды государства, например, комплектование армии, а права и свободы человека.

Кроме того, если запретить человеку поступать в соответствии со своими убеждениями, это повлечет ограничение его прав, а согласно п. 3 ст. 55 Конституции права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Поэтому суд должен освободить гражданина от несения воинской обязанности в целях соблюдения его права на убеждения, если военная служба противоречит им.

Парадоксально, но факт: сегодня Россия находится ближе к добровольной (не профессиональной!) армии, чем если бы существовал Закон "Об альтернативной гражданской службе". Отсутствие закона, с одной стороны, нарушает права человека, с другой - способствует их более полной реализации. Сейчас в России более одной тысячи человек (менее 0,1% от общего числа призывников) воспользовались данным правом. Никто не вправе их обязать проходить военную службу, так как она противоречит их убеждениям, но никто не вправе обязать их проходить и альтернативную гражданскую службу, поскольку эта обязанность соответствующим законом не урегулирована. Парадокс нашей российской действительности. Из-за "нерасторопности" законодательной власти, происходит полное освобождение гражданина от конституционной обязанности.

По большому счету это приводит к дискриминации по отношению к другим гражданам, имеющим иные "непацифистские" убеждения или придерживающимся вероисповедания, которому не противоречит несение военной службы. Убеждения, а особенно те, с которыми закон связывает столь важные последствия - тонкая материя, и в чем-то сама себе противоречащая.

Мы считаем, что наиболее правильным было бы признание права каждого свободно выбирать между альтернативной гражданской службой и военной службой. Мы исходим из того, что поскольку за каждым человеком признается право иметь убеждения, свободно их менять и действовать в соответствии с ними, то любой человек, имеющий такие убеждения, вправе требовать АГС, а если он требует АГС, то он может иметь такие убеждения. Нельзя человеку сказать, что эти убеждения некачественные или плохие, человек вправе иметь любые убеждения и действовать в соответствии с ними, если это не противоречит закону. Несправедливо делить людей на тех, кому можно разрешить пройти АГС, и на тех, кто не смог доказать свои убеждения и лишился такого права.

В этом состоит специфика замены военной службы на АГС, поскольку все остальные конституционные обязанности не могут быть изменены или отменены в отношении конкретных граждан (обязанность платить налоги не может быть отменена, какие бы убеждения или религию человек не исповедовал).

Особый вопрос о соотнесении тягот военной и альтернативной служб. Мы считаем, что в отношении военнослужащих по призыву действуют неоправданные ограничения их прав. В сентябре 1998 года Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла Европейскую хартию о правах военнослужащих № 1380. Хартия рекомендует странам-участницам гарантировать сохранение гражданских прав за призывниками на срочную службу по формуле "граждане в военной форме" в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека.

В России практически всю тяжесть военной службы на своих плечах несут призывники, хотя они гражданское население, которое не связывает свою карьеру с военной службой. Военная повинность, как недобровольное и значительное ограничение прав человека, сама по себе уж если и существует, то должна реализоваться в такой форме, чтобы ограничивать эти права минимально. Но об этом пока не идет даже речи.

Итак, право гражданина на отказ от военной службы может быть реализовано и в отсутствие специального закона. Для этого не нужно ничего более, чем то, что уже установлено в Конституции РФ. Единственное, чего сегодня не хватает, - это унификации и систематизации судебной практики по такого рода делам. Мы считаем, что отсутствие единообразной судебной практики не может быть объяснено только отсутствием специального закона. Даже на основании существующего законодательства и массы судебных дел, связанных с отказами молодежи служить в армии по убеждениям, Верховный Суд РФ мог бы принять ряд рекомендаций, которые облегчили бы рассмотрение дел в суде и сняли бы ту напряженность, существующую именно в связи с отсутствием единообразной судебной практики.

Трудность в отстаивании права на АГС заключается еще и в том, что сейчас оно не несет в себе какого-либо реального положительного содержания. Признавая за молодым человеком право на АГС, суд не может указать, что именно понимается под АГС и что это право подразумевает. Отсюда мы делаем вывод - решения судов, выносимые сейчас в пользу призывников, в которых признается право на АГС, могут быть в дальнейшем оспорены самими отказниками, поскольку при принятии таких решений не было известно о том, что такое АГС. В связи с этим, более правильным выходом в сложившейся ситуации было бы вынесение судебных решений о признании права на отказ от военной службы, основываясь на ст. 28 и п. 3. ст. 59 Конституции РФ. И только после принятия закона призывная комиссия должна будет вынести новое решение о направлении отказника на АГС.

Таким образом, право на отказ от военной службы по убеждениям, гарантированное Конституцией, с юридической точки зрения, остается неотъемлемым правом граждан даже в условиях отсутствия специального федерального закона об альтернативной гражданской службе.

Право на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу хотя формально и признается, но в связи с отсутствием закона не может быть реализовано. Соответственно призывная комиссия не может принять решение о направлении призывника на альтернативную гражданскую службу, хотя такие полномочия прямо предусмотрены действующим Законом "О воинской обязанности и военной службе". Единственный выход, к какому пришли военные, это направление пацифистов в строительные и железнодорожные войска, дабы исключить возможность их контакта с оружием. Это своеобразная альтернативная военная служба, сомнительная полумера, которая устраивает Министерство обороны.

Во многих случаях заявления призывников о замене военной службы на АГС военкоматы и призывные комиссии вообще не воспринимают всерьёз.

Так, призывник Алексей К. потребовал предоставления ему АГС в связи с тем, что он является антимилитаристом и выступает не против насилия вообще, а против предлагаемой службы в современной российской армии. В призывной комиссии долго выясняли, что это за непонятное слово такое - "антимилитарист", но, так ничего и не поняв, направили призывника к … психиатру. У психиатра Алексей К. говорил то же самое, и психиатр ничего другого не смог придумать, как выписать направление на … стационарное психиатрическое обследование. Такие случаи встречаются довольно часто.

Судебная практика относительно отказа от военной службы по убеждениям или вероисповеданию в России складывается весьма противоречиво. В суды обращаются тысячи призывников с жалобами на решения призывных комиссий и требованиями признания за ними права на замену военной службы альтернативной гражданской службой. В одинаковых случаях судьи (иногда одного и того же суда) выносят диаметрально противоположные решения. Одни судьи, со ссылкой на Конституцию РФ, признают за призывниками право на альтернативную службу (в этом случае призывник фактически получает отсрочку до выхода закона), другие судьи отказывают в удовлетворении жалобы со ссылкой на "недоказанность убеждений" или отсутствие закона об альтернативной службе.

Таким образом, в России есть определенное количество призывников, за которыми суд признал право на замену военной службы альтернативной. Вместе с тем есть случаи, когда призывники подвергаются уголовному наказанию в виде лишения свободы за отказ от военной службы по убеждениям.

Один из последних таких случаев процесс над отказником по убеждениям Дмитрием Неверовским, который провел пять месяцев в следственном изоляторе г. Обнинска (Калужская область), а затем был приговорен судом по ст. 328 УК РФ (уклонение от прохождения военной службы) к полутора годам лишения свободы, но сразу же амнистирован.

Случай Неверовского - это пример уголовного преследования отказника. Однако подавляющее большинство дел рассматривается в порядке гражданского судопроизводства. К сожалению, Верховный Суд РФ никак не обобщает судебную практику по такого рода делам. Единственное разъяснение, данное Верховным Судом, сводится к тому, что "…граждане, заявляющие требование о замене воинской службы альтернативной гражданской службой, не освобождаются от обязанности доказывать, что несение воинской службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию"12.

В отсутствие каких - либо специальных законов, регулирующих процесс отказа от военной службы, кроме упоминания об альтернативной службе в статье 59 Конституции, возникает ситуация, когда судьи весьма произвольно подходят к трактовке понятия "убеждения" и способам их доказывания. При вынесении решения судья часто указывает, что "призывник не представил доказательств наличия убеждений". Непонятно, что этот судья имел в виду: какими, с его точки зрения, доказательствами можно доказать наличие убеждений. Почти во всех случаях сам судья не знает, что же можно расценивать как доказательство наличия убеждений. С нашей точки зрения, Верховный Суд как раз должен определить одинаковые для всех "правила игры", приняв соответствующее постановление о практике рассмотрения судами такого рода дел.

27 сентября 2000 года на заседании Совета безопасности при Президенте РФ было принято решение о сокращении численности Вооруженных Сил РФ и других силовых ведомств более чем на 400 тысяч в период с 2001 по 2010 год. В наибольшей степени этот процесс затронет Министерство обороны (350-365 тысяч). Столь радикальные меры объясняются неспособностью государства в полном объеме финансировать запросы силовиков13. Возможно, данное сокращение положительно повлияет на решение вопроса о принятии закона об альтернативной службе.

Вместе с тем, одна из основных "сверхцелей" военной реформы - переход к профессиональной армии. Данное понятие в первую очередь подразумевает добровольное комплектование армии, отмену системы призыва. В середине 90-х годов в России уже была продекларирована скорейшая отмена (к 2000 году) призыва на военную службу. Вооруженные Силы и другие войска предписывалось перевести на комплектование должностей рядового и сержантского состава на основе добровольного приема граждан на военную службу по контракту14. В настоящее время сроки перехода на профессиональную армию отодвинуты на 2005 год. Но даже такие сроки представляются нереальными, поскольку отсутствует чёткий план осуществления такого перехода.

Остается одно - как можно быстрее принять недискриминационный закон "Об альтернативной гражданской службе", внедрить в России "европейскую модель" альтернативной службы.


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV