Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА

 

10.3. Философские убеждения

Философия по праву считается наукой наук. Она дает ответы на самые важные вопросы, с которыми сталкивается человечество. Один из основных вопросов философии - место человека в мире и смысл человеческого существования. Каждый философ, живший на земле, отвечал на этот вопрос по-своему. В процессе накопления человечеством знаний и развития науки появлялись философские направления, течения, школы.

Начиная с Гераклита античные философы искали решение извечного вопроса о войне и мире. Они то склонялись к мысли о неустранимости войны как "естественного" средства разрешения международных споров и конфликтов между людьми, то искали способов - подчас наивных - "отмены" войны.

Первый взгляд был классически сформулирован Гераклитом, изрекшим, что "война - отец всего и всего царь; одним она определена быть богами, другим - людьми; одних она сделала рабами, других свободными". У этого взгляда было и есть немало сторонников. Вместе с тем, начиная с глубокой древности, предлагались проекты "вечного мира". Центральный вопрос выдающихся памятников античной философии и политической мысли - "Государства" Платона и "Афинской политии" Аристотеля - вопрос о войне, мире и возможностях государственной власти обуздать войну в интересах мира.

Античные мыслители подметили, что не только война, но и подготовка к войне, несут с собой необратимые деструктивные последствия, деформируя сложившийся механизм общественных отношений и даже вовсе разрушая его, особенно при завоевательных войнах. Руины Северной Африки и Индии, Средней Азии и Мексики, Ближнего Востока и Китая - наглядные свидетельства пагубных последствий войны. Цветущие цивилизации разрушали не только варвары.

Древние философы и историки, осуждая войну и использование военной силы для достижения честолюбивых политических целей, ценили, как правило, понятия высокой морали, призывали к уважению человеческого достоинства, блага и справедливости, как во внутренней, так и во внешней политике. Мыслители средних веков и эпохи Возрождения, гуманисты и сторонники социально-справедливых отношений между людьми также оставили немало политических, исторических и литературных памятников в защиту мира и взаимопонимания между народами.

Идея всеобщего мира получила особенно широкое распространение в новейшее время. Теоретики развивали теории непрерывного, идущего по восходящей линии, социального прогресса.

Философы-просветители, опираясь на идеи естественного права и общественного договора, рисовали радужные перспективы всеобщего благоденствия, которое наступит в случае принятия и проведения в жизнь их предложений по регламентации международных отношений (Гроций, Пуфендорф, Гобсс, Сен-Пьер, Дидро, Руссо, Кант, В. Ф. Малиновский, Вл. Соловьев). Все они утверждали, что война вовсе не является неизбежным спутником человеческих обществ, скорее она является следствием всякого рода общественных неустройств, которые могут быть искоренены с помощью разумных мер по упорядочению государственных и межгосударственных отношений.

Многочисленные проекты "вечного мира", включая предложения о законодательном запрещении войны как орудия национальной политики, сыпались как из рога изобилия. Они были различными по характеру - от монархо-аристократических до революционно-демократических. Руссо, будучи романтическим скептиком, не думал, что вечный мир может быть установлен "при помощи отдельной лишь книги". Он полагал, что трудности решения проблем войны и мира неимоверны, но многое зависит от исторически значительных личностей, которые силой своей политической воли и незаурядного интеллекта сумеют продвинуть вперед дело взаимопонимания народов и добьются высшей цели всеобщего мира и благоденствия народов.

Проекты и планы вечного мира были большей частью проектами гениальных одиночек, гуманистов и просветителей, сочувствовавшим бедствиям человечества, желавших ему блага и искавших пути прогресса в мире без войн. Но за ними не стояло и их не поддерживало сколько-нибудь влиятельное общественное движение, хотя определенные социальные чувства и умонастроения они выражали. Отсутствие массовой поддержки определило неудачу всех этих проектов выдающихся личностей.

Однако придерживаться того или иного учения, разделять его никому не воспрещается. Хотя большинство проектов были утопическими по своей сути, в них усматривается достаточно логики для того, чтобы действовать сообразно учениям.

* * *

Л. Н. Толстой создал оригинальное религиозно-нравственное учение, получившее название толстовства. Ненасилие в точном смысле слова как отказ от насилия означает, что человек не берется быть судьей другим людям, ибо это прерогатива бога. В данном случае речь идет не о том, чтобы вообще отказываться от оценки (суда) других людей, а о том, чтобы не оценивать (не судить) людей как людей, чтобы не покушаться на их свободу, нравственное достоинство само их право самим определять свою жизнь. Тем самым человек относится к другим как к братьям. Брат не судит брата. Это делает отец.

Придя к выводу о ненасилии как истине любви, Толстой со всей решительностью ополчается на государственное насилие. Как бы ни оценивать анархизм Толстого, ему нельзя отказать в последовательности. Ненасилие, продуманное до конца, не только предполагает отрицание государственного насилия, но делает это в первую очередь, поскольку здесь идет речь о чем-то большем, чем факты насилия, - о праве на насилие.

Толстой видел разницу между различными проявлениями насилия - например, между насилием разбойника с большой дороги и насилием государственных деятелей (царей, президентов, генералов и т. д.). Оправдать нельзя никакое насилие. Но если насилие разбойника хоть как-то можно понять, то насилие государственного деятеля понять нельзя, не говоря уже об его оправдании - оно много хуже, т. к. претендует на узаконивание, в том числе и нравственное. Разбойник с большой дороги, как правило, понимает, что он делает что-то недостойное, он не выставляет своего душегубства напоказ, не мобилизует разум для его оправдания. Разбойник на троне гордится насилием, изображая его как благо, требование разума. И этим он отвратителен вдвойне.

Толстой считал, что насилие можно оправдать лишь в рамках каннибальского сознания. Но его нельзя обосновать в рамках сознания, признающего, что все люди являются братьями. Ненасилие является ответом на конфликтную ситуацию, при которой одни люди считают злом то, что другие считают добром, и наоборот. И ответ этот состоит в том, что человеку не следует вести себя так, будто он знает, что является злом, а что нет.

В представлении Л. Толстого, зло имеет своего рода цепную реакцию: раз возникнув, оно порождает ответные действия, которые даже будучи оправданными, как правило, не удерживаются в рамках справедливости, порождают новое зло, причем еще в больших масштабах, чем прежде. И так происходит до бесконечности - до всеобщей катастрофы. Поэтому единственным средством остановить этот разрушительный процесс является решимость воздержаться от возмездия за причиненное зло, в том числе, и от права на самооборону. Но главное не в самом этом отказе от мести, а в том просветленном чувстве, которое движет нравственно совершенным человеком - в чувстве любви ко всем людям без исключения.

В учении Толстого своеобразно переплетаются евангелические христианские идеи с традиционным подходом восточных религий.


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV