НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Архив

АРХИВ

Стафорд - Пермь - транзит

Исаев Сергей Владимирович
Закон "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности" не принят. Пока? Проект прошел первое чтение в нижней палате Федерального Собрания, законодатели имеют серьезное намерение вернуться к работе над ним сразу после парламентских каникул. Между тем, уже действует Общественный совет при министре юстиции РФ по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы. А правозащитники рисуют возможные схемы реализации не существующего еще закона.
Сергей Исаев, директор Пермского регионального правозащитного центра - участник дискуссий, которые ведутся вокруг законопроекта. К нему мы адресуем вопросы о том, чего добиваются сторонники общественного контроля.

- Сергей Владимирович, тюрьму контролирует суд, ведомство, прокуратура. Разве мало контролеров?

- Государственный контроль - часть системы управления. Государство может навязывать свою волю людям и использовать силу принуждения. Решения исполняют конкретные должностные лица, которые не свободны от слабостей, страстей, интересов. Они могут злоупотреблять доверенной им властью, имея в виду не только корыстные, но и текущие потребности государства.

Не потому ли так часто неэффективен прокурорский надзор? "Око государево" представляет интересы государства и осуществляет контроль за... государством в лице его органов, учреждений. Такого противоречия в процедуре общественного контроля быть не может.

- "Неэффективный надзор" нужно заменить общественным контролем?

- Речь не идет о механической замене одного другим. Общественный контролер - представитель местного сообщества. Он не наделяется властными полномочиями. Более того, ему запрещено вмешиваться в дела органа власти или учреждения. В систему общественных отношений должен прийти новый институт. Смысл общественного контроля: человеку в изоляции необходимо знать, что он не выключен из общества, не отвергнут. Тогда и рецидива будет меньше. Местное сообщество может и должно содействовать тому, чтобы в местах изоляции преобладала гуманитарная составляющая.

Уважительное отношение к правам человека способно оказать влияние на ценностные ориентиры человека. Это одна из самых значимых задач УИС, но по разным причинам она постоянно уходит на второй план.

- Не о том ли пекутся, например, попечительские советы исправительных учреждений?

- Попечительские советы могут сделать много полезного для исправительного учреждения. Чем больше организаций вовлечено в дела исправительных учреждений, тем более серьезным можно считать участие общества в проблеме сокращения преступности.

Насколько я знаю, большинство попечительских советов акцентируют внимание на материальной помощи. Конкретный человек не находится постоянно в поле зрения попечителя.

- Сергей Владимирович, у вас нет ощущения, что мы говорим о чем-то неактуальном, что будет совсем нескоро?

Авторы не сомневаются, что проект скоро станет законом. Среди них - Валерий Борщев, бывший депутат Госдумы, а ныне ее советник (и председатель Общественного совета при министре юстиции - ред.), бывший судья, доктор юридических наук, преподаватель МГУ Сергей Пашин и другие. Наиболее оптимистично настроенные правозащитники считают, что законопроект будет одобрен Госдумой уже в сентябре.

Так это будет или иначе, но уже сегодня важно отработать механизм его выполнения на местах, в территориальных органах уголовно-исполнительной системы. Чтоб не получилось так, что закон есть, а как его выполнять - никто не знает. Этому был посвящен "круглый стол" в Госдуме. В его работе участвовали представители ГУИН Минюста России, сотрудники системы исполнения наказаний из Мордовии, правозащитники, политики, "лоббирующие" закон, а также члены британской добровольческой организации "Независимые контролирующие миссии" ("Советы визитеров").

- Ветер новаций дует с Северного моря?

- Большинство участников "круглого стола" действительно недавно знакомились с опытом работы британских "визитеров" в тюрьмах Бирмингема, Стафорда и других городов. В Англии уже не один век осуществляется общественный контроль за местами содержания под стражей. Поэтому опыт этой страны особенно ценен.

- Расскажите, пожалуйста, о работе "посетителей".

- Эта добровольческая организация состоит из 137 комиссий (столько в Британии тюрем). Визитерами становятся местные жители. В основном, это люди свободных профессий и пенсионеры. Тюрьмы они посещают ежедневно (каждый день в соответствии с графиком в тюрьме бывает один или несколько визитеров), а это занимает достаточно много времени. Кроме того, работа их не оплачивается (также будет и у нас). Нередко работодатели к "визитерам" относятся с пониманием и разрешают "совмещение". Примечательно, что в Британии криминальное прошлое человека не может являться препятствием для посещения тюрьмы в качестве визитера.

К визитам добровольцев и сотрудники, и заключенные в тюрьме относятся как к привычному явлению. Каждый из визитеров имеет разные возможности, поэтому среди них существует "разделение труда". Кто-то, например, просто контролирует вывоз мусора или качество питания. Кто-то участвует в работе административных комиссий. К примеру, в штрафной изолятор заключенного на определенный срок помещает начальник тюрьмы, а санкционировать продление наказания сверхустановленного срока можно только с разрешения визитера. Другие рассматривают жалобы заключенных.

- ... и пишут доклады о нарушенных правах?

- Это не является самоцелью. Никто не нацелен на то, чтобы "выносить сор из избы". Для визитера главное решить возникшую проблему, поэтому администрация тюрьмы и визитеры решают вопросы совместно и очень эффективно. К министру внутренних дел (тюрьмы подчиняются МВД) обращаются только в самых сложных случаях. Кстати, правило таково, что заключенный сначала должен обратиться с вопросом к администрации тюрьмы и только потом - к визитеру.

Во встрече с визитером не могут отказать никому и ни при каких обстоятельствах... Один заключенный, по оперативной информации сотрудников тюрьмы, задумал захват заложника. Он пожелал "побеседовать" с добровольцем. Встречу организовали в широком коридоре. Так, чтоб сотрудники тюрьмы наблюдали за беседой, но не могли слышать разговор. Увидев, что беседу предполагается проводить на открытом пространстве, заключенный развернулся и ушел.

- На что жалуются визитерам британские узники?

- Был, например, такой случай. Заключенный пожаловался, что до освобождения ему осталось три месяца, а его до сих пор не посетил представитель службы пробации. (Сотрудники этой службы какой-то период помогают человеку решать вопросы обустройства на свободе и несут за это ответственность). В другом случае мы наблюдали, как администрация тюрьмы и визитер рассматривали заявление человека, которому угрожали заключенные. Выяснилось, что это давняя вражда, возникшая еще на свободе. Один из чернокожих заключенных пожаловался визитеру, что сотрудники тюрьмы постоянно к нему придираются. В его камере был неисправен санузел. Он попросился в другую камеру. Ему дали горшок со словами: "У себя на Ямайке туалетами вы не пользуетесь". Когда стали изучать личное дело этого молодого человека, выяснилось, что он отличается крайне неуживчивым характером. Однако очевиден и факт дискриминации по национальному признаку.

- В тюрьмах Соединенного Королевства большие проблемы с той самой "гуманитарной составляющей"?

- Такие проблемы есть, наверное, в любой тюрьме. В британских тюрьмах уголовные авторитеты порой пытаются устанавливать свои правила. Заключенный может стать объектом насилия. "Борьбой с травлей" занимаются специальные сотрудники.

В Бирмингемской тюрьме сотрудники демонстрировали нам действия при неповиновении заключенного. Они выстраиваются треугольником, один фиксирует голову, двое других - руки, так могут вести заключенного достаточно долго. Спецсредств у них нет, только наручники. Нарушителей содержат в своих же камерах, но запирают их на определенное время, и это считается там очень эффективной мерой воздействия.

Вообще в Британии всем заключенным присваивают одну из четырех категорий. Заключенный категории "А" считается очень опасным и содержится в особо охраняемых тюрьмах. Категория "D" - открытая тюрьма: заключенные могут выходить из нее в определенное время. Тюрьмы отличаются не видами режима - он везде одинаков, а степенью изоляции, охраной, и выбирает категорию тюрьмы не суд, а тюремное начальство, специалисты.

Что касается гуманности, хочется сказать о добровольцах - "слушателях", которых готовит благотворительная организация The Samaritans. С ними можно поговорить, если тяжело на душе. В тюрьме эту функцию выполняют сами заключенные, одобренные как организацией, так и специальным сотрудником тюрьмы. Обязанность самаритян - слушать все, чем заключенный захочет поделиться. Они признают, что работа у них тяжелая. Тюремное начальство считает это одним из способов предотвращения самоубийств.

- Судя по вашему рассказу, без помощи населения сотрудники британских тюрем просто бы не смогли выполнять свою работу... Но сыщутся ли добропорядочные добровольцы, которые посвятят себя радению о тюремном населении в наших Верхней Колве или Пильве?

- В британской модели "визитирования" много интересного, опыт их может иметь практическое значение и для организации общественного контроля у нас. Но в целом вы правы, российское общество существенно отличается. Думаю, нам ближе опыт Болгарии, где общественный контроль осуществляют комиссии. Так, скорее всего, будет и у нас.

- И было? В Советском Союзе наблюдательные советы при исполкомах не эти ли функции выполняли?

- В некотором роде. Кроме представителей местной власти в эти комиссии входили представители советских общественных организаций. В вопросах постпенитенциарной адаптации работа комиссий была очень эффективна. Например, директору предприятия говорили, что он должен принять на работу такое-то количество освободившихся граждан, это его партийный долг. Комиссии прекратили существование вместе с органами советской власти.

Я, кстати, считаю, что в состав этих комиссий должны входить не только правозащитники.

- Почему?

- У нас свои тараканы в голове. Есть стремление абсолютно все оценивать с позиций нарушенных прав.

Беда в том, что посещение исправительных учреждений для местных неправительственных организаций - сегодня не очень-то привлекательная работа. Людей можно понять. Преступность растет, в Прикамье она одна из самых высоких в стране. Много потерпевших, жертв преступлений. Откуда тут возьмется забота о преступнике.

Но, с другой стороны, когда у осужденного возникает чувство, что он "чужой", возникает агрессия или апатия. И то и другое таит в себе огромную опасность.

Беседу вел Андрей Игнатьев
Опубликовано в газете "Преступление и наказание"
Размещено 26.09.2003

 Главная / Архив






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.