Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ №2

Выпуск №2

Оглавление:

  • "Приключения духа"
  • Записки охотника. Сезон летних блокбастеров
  • Классика от Мильграма
  • Другие выпуски
  • Газета "Личное дело"
  • Пермские премьеры

    Классика от Мильграма

    Ольга Богданова

    А.М. Горький "Варвары", спектакль в постановке Б. Мильграма

    На сцене пермского драматического театра поставили "Варваров" Максима Горького. Борис Мильграм, художественный руководитель театра и режиссер спектакля, опять удивил зрителей "новыми формами". Теми самыми, которыми удивлял в прошлогодней постановке "Чайки". На вручении премии "Волшебная кулиса" его наградили именно за поиск новых форм. Тут уже несколько удивился сам Мильграм. Какие новые формы? То, что для Перми ново, в Москве, где раньше работал худрук драмтеатра, новым назвать сложно. Но зритель на премьере "Варваров" вновь столкнулся с непривычной театральной трактовкой классиков.

    Два пермских спектакля Бориса Мильграма - "Чайка" и "Варвары" - во многом близки. Еще на постановке чеховской пьесы режиссер показал, что свободно умеет обращаться со сценическим пространством. Сцену тогда немного продлили в зрительный зал, и актеры играли не только за рампой, но и среди сидевших в зале. На этот раз Мильграм вынес сцену в середину зала. Ради столь замысловатой перестановки пришлось немало потрудиться. По обеим сторонам сценического помоста разместились зрительские кресла. Получилось так, что зритель на спектакле видит актеров и "самого себя" - зрителей на противоположной стороне за сценой. Кажется, актеры стали свободнее, избавившись от обязанности быть постоянно обращенными лишь в одну сторону.

    Мильграму как будто мало пространства самого спектакля и классической формы "актер играет - зритель смотрит". Его спектакли переливаются через собственный край и вынуждают зрителей стать соучастниками происходящего. Перед началом "Варваров" на сцене появляется актер Сергей Семериков и как дирижер настраивает артистов на предстоящую игру, спрашивает, все ли готовы. После первой части главный герой Егор Черкун еще остается, задумавшись, сидеть на сцене, а в зале уже зажжен свет, монтировщики уносят декорации. Мильграм не перестает играть со зрителем, провоцируя его реакцию. Будет это возмущение или восхищение… важен любой отклик.

    Узнать режиссерскую манеру в "Варварах" можно и по длительности спектакля. У него, как у самой жизни, нет четкой заданности во времени. "Чайка" длится, как указано в программе, "не менее 180 минут". О том, сколько идет премьерный спектакль Мильграма, тоже сложно сказать точно. Зайдя в театр на "Варваров", зритель рискует выйти из него не раньше чем через три с половиной часа. Не каждый выдержит такое длительное погружение в параллельную, сценическую реальность.

    Актеры театра драмы в "Варварах" вновь дали возможность насладиться интересной игрой, когда придирчивое "не верю" Станиславского уже с первых слов спектакля растворяется в воздухе. Актерам хочется верить. Здесь даже эпизодические роли прорисованы с удивительной прилежностью. Есть в "Варварах" и маленькие актерские "сюрпризы". Зритель, давно уже привыкший к абсолютно безволосой голове актера Михаила Чуднова, удивится, увидев его блондином. Интересно посмотреть на Дмитрия Захарова. Он, сыгравший далеко не в одном спектакле ведущие роли, в "Варварах" получил совсем небольшую роль - провинциального дурачка Гришки, неуклюжего простака, завернутого заботливым папашей в огромную шубу - чтобы от жары похудеть и не идти в солдаты. Кажется, никто из актеров не отнесся с небрежностью к каждой своей реплике, произнесенной на сцене.

    С пристальным вниманием к пьесе отнесся и сам режиссер. Он уловил и поднял на поверхность все мотивы, настроения пьесы, заложенные автором. Борис Мильграм поставил в драмтеатре Горького. Но кажется, что пьесу на пару с ним писали Островский и Чехов. Появилась некая интертекстуальная вещь, вобравшая в себя опыт прошлого. Пошлость и мещанская ограниченность героев заставляют вспомнить уездные города из пьес русских классиков. Зрителя постоянно отсылают то опять к той же к "Чайке", то к "Грозе", то к "Бесприданнице". В "Варварах" жизнь тоже полна абсурда. "Вот идиотский город! Все вверх в нем вверх дном. Доктор должен лечить, а он наносит раны", - говорит один из героев. Люди едят, пьют, страдают от безделья и скуки, а между тем проходит их жизнь. И тем она абсурдней, что даже понимающие свою несостоятельность, ничего не могут и не хотят менять. И оканчиваются "Варвары" тоже выстрелом. В "Бесприданнице" стреляют в Ларису. В "Чайке" застрелился Треплев. Здесь финальная нота самоубийства тоже словно выносит приговор героям: вы убили человека. Убили своей пошлостью и жестоким равнодушием. И в воздухе, совсем по-чеховски, вытягивается как струна низкий, тревожный звук кларнета.

    Размещено 09.06.2006

    счетчик посещений contadores de visitas mate1.com

    Designed by VNV

    [an error occurred while processing this directive]