Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ №7

Выпуск №7

Оглавление:

  • Боги и люди Павла Лунгина
  • "Фантомас" или 3,5 часа безумия
  • Как стать автором своей жизни
  • Шнур: оправдание жизни
  • "Кислотный" культурный толчок
  • Другие выпуски
  • Газета "Личное дело"
  • киновидение

    Боги и люди Павла Лунгина

    Дмитрий Чупахин

    "Остров", Россия, 2006. Режиссер - Павел Лунгин. В ролях: Петр Мамонов, Виктор Сухоруков, Дмитрий Дюжев.

    Петр Мамонов в роли отца Анатолия. Фото с сайта Кино России www.linti.ru
    Рассуждая о вечном посредством кинематографа, легко удариться в крайность. Велик риск быть обвиненным в профанации и морализаторстве. Тем более - если речь идет о религии. В данном случае ничего не стоит неожиданно для самого себя оказаться навязчивым атеистом или религиозным фанатиком. Поэтому, размышляя о боге, режиссеры часто идут другим путем: либо возводят веру в гротеск ("Последнее искушение Христа" Мартина Скорсезе), либо делают ее фоном и подтекстом без выдвижения ее на первый план ("Андрей Рублев" и "Жертвоприношение" Андрея Тарковского). Однако не перевелись еще смельчаки, что готовы рубить сплеча, вещать просто и без затей, ставить на кон имя и репутацию. Один из таких - Павел Лунгин, режиссер долгожданного "Острова".

    Лунгин был также осведомлен, что в его положении и не заметишь, как хватишь через край. Поэтому историю отшельничества, чуда, человека в боге, совершения и искупления греха он рассказал с атеистических позиций. Ему удалось сделать повествование ненавязчивым, но в то же время тяжеловесным, героев - простыми, но не "плоскими", сюжет - логичным, но подверженным неожиданным поворотам. Есть остров, и есть монах, по совместительству отчаявшийся грешник, который словно наказан тем, что способен обнадеживать и исцелять, не имея возможности обнадежить и исцелить самого себя. Есть монастырь и нескончаемая очередь пришельцев с материка, которые разбавляют одиночество старца, с другой стороны, окончательно усугубляя его и не давая забыть, что он, старец, давным-давно, в далекие годы Второй мировой нарушил шестую заповедь и убил друга ради спасения собственной жизни. В картине очевиден лишь один бог - грех. Остров и есть грех. С острова легко бежать - за океаном одиночества маячит материк, что манит, влечет, кажется единственно возможным выходом. Но останавливает понимание того, что материк - такой же остров, только больший по размерам, гуще заселенный, интенсивнее довлеющий. Бог Лунгина не требует поклонения, ему смешны ритуалы, он живет собой, он слегка эгоистичен. И единственная милость, на которую он может сподобиться для истово верующего, - скорая и безболезненная смерть.

    У фильма совершенно отсутствует динамика, диалоги кажутся излишком, картину дополняют долгие и тягучие молитвы и кадры, наполненные вязкой тишиной. Однако все это смотрится взахлеб, как качественная умелая короткометражка. Мимоходом успеваешь поразиться силе картины, хочется продолжения, но зритель, как известно, предполагает, а режиссер располагает.

    Отдельного упоминания заслуживают актерские работы. От Сухорукова (отец Филарет) и Дюжева (отец Иов) не ожидалось ничего, кроме качественной самоотверженной игры, и они оправдали ожидания. Но особенно хочется отметить Петра Мамонова - исполнителя главной роли. Он, который страдал и терпел, от которого отворачивались и которого презирали, он, который не мог найти себе место и обретался в мрачноватых ролях в "Игле", "Такси-блюз" и других. Он, для которого Советский Союз был его единственным и нерушимым островом, - он, только, исключительно и именно он был способен сыграть отца Анатолия, так как одиночество и отшельничество знакомы ему, увы, не понаслышке. Он будто шел к этой роли всю свою многотрудную и долгую жизнь и теперь, когда он выложился на все сто и иссяк, ему остается только уйти на заслуженный покой.

    В этом смысле, кстати, Петр Мамонов очень схож с режиссером картины. Они почти ровесники с Павлом Лунгиным, оба в пик своего творческого подъема были притесняемы властью, обоих не понимали, в случае с Лунгиным ситуация была еще безнадежнее - он вынужден был уехать во Францию, где по-настоящему развернулся его талант, где его оценили, где ему готовы были возносить молитвы. Но как истинный изгой и отшельник Лунгин не вправе был запамятовать свою родину. Поэтому он снимает лишь о России и для русских. "Свадьба", "Олигарх", "Бедные родственники" - фильмы, все как один осыпанные почестями и похвалами, простые, задушевные и напрочь исключительные. А ведь были еще документальные картины о народе эскимосов, о русских в Ницце, о Маяковском. Однако в "Острове" как бы сгенерировался весь талант режиссера, все, что было им пройдено, прожито, осмыслено и снято.

    "Остров" прошивает насквозь, ранит навылет, остается на дне сознания осадком неизбывной грусти - тихой, безмятежной, которую хочется лелеять и от которой испытываешь почти садистское удовольствие. После "Острова" постыдно быть самим собой. Нет, фильм не обращает в православие, скорее он способен вызвать праведный гнев церковников. Но "Остров" действительно изменяет, перекраивает и, если хотите, прививает изысканное чувство художественного вкуса.

    Греет мысль, что еще остались люди, способные снимать такое кино. Ибо такие картины - подвиг. А режиссеры, сценаристы и актеры, причастные к этим картинам, - воистину герои. Честь им и хвала.

    Размещено 11.12.2006

    счетчик посещений contadores de visitas mate1.com

    Designed by VNV

    [an error occurred while processing this directive]