/Главная

Аверкиев Игорь Валерьевич

Страницы Аверкиева

Страна на заре - 2


ВВЕДЕНИЕ

Тихий ужас завтрашнего дня

Жирно смазанная нефтью, трусливо зажмурившись, Россия тихо скользит вниз. Скользит к своему концу - жалкому распаду. Стоит планете чуть увеличить наклон, и тихое скольжение превратится в стремительное падение. Без нефти, газа и ржавых ракет мы действительно ничего из себя не представляем. Мир изменяется быстрее нас. Сегодня России нечем ответить на взрывы новой человеческой и нечеловеческой активности.

***

Новые массы кочевников проснулись к большой жизни. Они хотят лучшей доли. Перед ними раскинулись богатые и почти беззащитные земли Северного мира. Их, как всегда, тьмы, этих новых кочевников. Они все более организованны, дороги им известны, средства доставки доступны. Кто удержится от соблазна?

Новые технологии так взнуздали жизнь, что сегодняшний человек физиологически не справляется ни со скоростью, ни со смыслами технологических изменений. Прогресс сошел с ума и мчится уже во все стороны сразу. Тотальное ускорение и усложнение жизни с такой неотвратимостью несут нас к биологическим пределам вида Homo sapiens, что новая варваризация представляется едва ли ни единственным способом спасения вида. Спасение через насильственное обретение более здоровых темпов и смыслов жизни.

Климат ворвался в обыденную жизнь миллионов людей. Что-то в живом теле планеты накопилось, набухло и просится наружу. Может быть, это и не смертельно, но уж точно очень хлопотно и ужасно затратно.

Человечество притерпелось к ужасам экологических прогнозов и не заметило, как пришло время им сбываться. Череда техногенных эпидемий, полуподпольные водные войны, вирусы с планетарных помоек… это только начало, это неостановимо.

Северный мир самовымирает. Оказалось, что даже относительно благополучной цивилизованной жизни деторождение просто противопоказано. Но все в мире взаимосвязано. Начали безлюдеть Европа и Америка - и человечество тут же пришло на помощь: началось новое переселение народов, наука совершила прорыв в клонировании. Мигранты вовремя заполнили рабочие места на стройках, в прачечных, в ресторанах. Через 15-20 лет, когда они тоже перестанут рожать, подоспеет массовое производство клонов. Без рабочей силы Север не останется. Но что станет с людьми Севера?

Мир сотрясается от "крестового похода наоборот". Великое пробуждение Ислама это, конечно, божья кара. Кара Западному миру за многовековое надругательство над Восточным. Кара за цивилизованное расчеловечивание человека. Да, мир просыпается от бессмысленности постмодерна и мультикультурализма, от удушающих объятий "золотого миллиарда", но просыпается под флагом Ислама. Так вышло. И справедливость опять купается в крови собственных жертв.

На востоке Евразии Китай гигантской воронкой всасывает в себя ресурсы окружающих народов. Его необъятное чрево поглощает все, что плохо лежит. Китай не виноват. Он просто очень большой и очень хочет жить по-человечески, и у него это получается, по крайней мере, пока. Скоро полмира будет китайским хозяйством. Масштаб китайского ренессанса поражает воображение. Его мягкий, безразличный к сопротивлению, напор парализует политическую волю целых государств. Китай не агрессор, но наши дальневосточные сограждане уже капитулировали.

Европа умирает. Это правда. Она достигла предела - человеческая жизнь в Европе стала сверхценной. В европейском мире нет ничего, что достойно обмена на человеческую жизнь. Человек драгоценен. Но как можно употребить драгоценность? Ни гвоздя ею заколотить, ни от удара ею защититься - только носить и получать удовольствие. В итоге в Европе стремительно растет число "незаколоченных гвоздей" и пропущенных ударов. Истории нужна жертвенность - она топливо и цена перспективных решений. Не способен жертвовать - не имеешь будущего. А жертвовать - это уже не про Европу.

Европа умирает и сама по себе, и как любимая российская мечта, как смысл российской политической жизни в последние три столетия. Чем нам жить, если не будет Европы? К кому тянуться, с кем соревноваться, где отдыхать мятежной душе? В Китае? Вот тут и становится ясно, кто мы и с кем мы.

Идеологический хаос окутал планету. Привычные с детства политические доктрины обессмысливаются на глазах, в быту миллиардов людей. Отсутствием социалистического или либерального уже ничего не объяснить в жизни людей. И, наоборот, наличие социалистического или либерального не гарантирует ни социалистической справедливости, ни либеральной свободы. Вечная война между свободой и справедливостью продолжается, но на каких-то новых полях. Кто эту войну опишет, чтобы понять ее смысл и вести ее по правилам? Ведь жить без идеологий нельзя - политика без идеологий бездушна, будущее без идеологий не ясно. Но брать идеологии у Запада уже не получится - там они закончились и новых не ожидается. Переключаемся на Восток? Впервые пытаемся сочинять свои? В любом случае, впереди старые грабли: новые идеологии, обновленные религии, горячая вера, фанатизм, мракобесие, смерть.

Демократия теряет человеческий смысл, обесценивается как благо. Демократия перестала быть универсальным знаменем борьбы за лучшую жизнь. Мир столкнулся с диктатурой демократии, с новейшим тоталитаризмом в облике демократии. Многопартийность и парламентаризм переживают скрытый, но острый кризис, в том числе и кризис доверия. Парламентская демократия уже не порождает народовластия. Власть уходит из демократических институтов. Оказалось, что к демократии постоянно нужно что-то добавлять, чтобы она была демократией: права человека, рыночную экономику, отсутствие массовой коррупции, высокую производительность труда, гражданское общество, поголовное среднее образование, социальное государство и т.д. и т.п. Демократическое благо оказалось слишком уязвимым. Не надо диктатур, достаточно немного коррупции, черного PRа и народной пассивности - и нет демократии. Оказалось, что демократия не получается без трехсотлетней стрижки газонов под нее.

Стержень современного мира - ООНовский миропорядок - втягивается в последнюю стадию затянувшегося кризиса. Тихое увядание принципов планетарной жизни, сформулированных после Второй мировой войны, в любой момент грозит обернуться стремительным обвалом. Но какие страны умеют жить не по-ООНовски? Кто умеет решать проблемы границ, войны и мира, стихийных бедствий без Совбеза и комиссий ООН, без международных конвенций, без прав человека, без ВТО?

***

Россия - очень большая и очень богатая страна, с вялым и малочисленным населением внутри, со слабой и безответственной властью вверху, с сильными и активными соседями снаружи - такая страна долго жить не может, она - не жилец на такой планете.

Нас не надо завоевывать силой оружия, мы сами уступим свое экономическое и духовное пространство экономической мощи Китая, духовной силе Ислама или еще кому-нибудь. 145 миллионов человек не погибнут физически: большинство семей найдет свое место под солнцем - мы просто перестанем быть Россией. Как цивилизация - мы растворимся в истории, как нация - мы деградируем, как государство - распадемся, станем кучкой марионеток. Конечно, наша очередь вторая после Европы и США, но мы в той же очереди.

На рубеже тысячелетий Россия оказалась меж трех стремительных водоворотов, которые жадно всасывают в себя ее будущее: умирание Великого Запада, возрождение Великого Ислама, гегемония Великого Китая. А где-то сбоку или сверху разворачивает свою гигантскую спираль величайший ураган грядущих климатических и экологических катастроф. Какой же запас прочности нужно иметь стране, чтобы остаться на поверхности!

Китай, Ислам, Природа - нам не враги. Они наши соперники на нашей территории. И мы должны выиграть у них нашу территорию. Одно успокаивает - выиграть нам нужно только Россию, а не всю планету, как обычно.

Пока же мы уступаем почти всем, с кем имеет смысл себя сравнивать. Уступаем во многом и в главном. Уступаем и Западу, и Востоку. Уступаем каждую минуту нашей жизни.

В сравнении с западными и дальневосточными странами в большинстве отраслей промышленности мы имеем самую низкую производительность труда. Среди развитых стран в России - самая низкая эффективность государственного управления. При все большем финансировании у нас безумно неэффективная и несправедливая система социального обеспечения. Образование и академическая наука деградировали и не восстанавливаются.

Мы проигрываем европейцам и дальневосточным соседям в организованности и дисциплине на производствах, мы проигрываем и западным, и восточным людям в предприимчивости, в здоровой жажде обогащения. Мы проигрываем Исламу в силе духа, в стремлении изменить жизнь к лучшему.

При этом нас все меньше. Как и европейские страны, Россия вымирает. Не только из-за катастрофического снижения рождаемости, но и потому, что люди в России все меньше живут. Российские мужчины оказались слабее многих своих собратьев - они просто не справляются с жизнью и умирают на 5-15 лет раньше европейцев, азиатов, латиноамериканцев. Десятки тысяч мальчиков не берут в армию из-за дистрофии, дефицита веса, наркомании, интеллектуальной неполноценности.

Среди развитых мы - самые криминальные, самые коррумпированные, самые пьющие, самые бедные.

***

Из России ушли труд, гордость и успех. Старшие поколения перегорели и увяли к исходу 70-летнего советского эксперимента. Сменяющая их человеческая поросль пока невнятна и бледна в поступках и взглядах.

Россию поглотило новое варварство. Страна разграблена, растащена собственным народом. Бедные кивают на богатых, богатые на - бедных. Причастны все.

В стране не принято зарабатывать. В стране принято отстегивать, пилить, приватизировать, делить. Делить уже нечего, умножать некому. Бедность стала способом зарабатывания на жизнь. Полстраны живет мыслями о льготах и пособиях.

Рушится солидарность поколений. Все более формальны заботы родителей о детях. Взрослые дети миллионами бросают состарившихся родителей на произвол государственной социальной политики.

В среде бывшей интеллигенции не принято быть успешным. Свою профессиональную деградацию образованные люди оправдывают чуть ли не социальным протестом, свою неспособность вписаться в новую жизнь прячут в рассуждениях о "честной, благородной бедности". Духовные силы интеллектуалов уходят в новое "богоискательство-богостроительство".

Россия - страна социального мазохизма: люди упиваются бедностью, низостью, сиростью и убогостью. Богатые неприличны, бедные - не лучше.

В стране торжествует коррупция как национальный способ жить. Коррупция, увеличивая затраты, делает неконкурентными наши товары. Коррупция убивает саму конкуренцию, делает бессмысленными даже здравые инициативы властей.

Народная коррупция, народная безынициативность и вера в начальство, как народная безответственность, убивают страну. Убивают как сообщество, способное время от времени то Достоевского родить, то спутник запустить, то войну выиграть.

Всенародное недоверие всех ко всем лишает нас солидарности, пять человек не могут объединиться вокруг общих интересов. Обыденная жизнь превратилась в партизанскую холодную войну каждого с каждым.

Народные коррупция, безынициативность и безответственность породили безответственный и безразличный к судьбе родины правящий класс и слабое, отчужденное от страны, государство. Все втроем сидим на нефтяной игле и в мелких ссорах делим дозу.

Россия никогда не станет Кувейтом. Нас слишком мало, чтобы содержать в порядке такую большую страну, но слишком много, чтобы ничего толком не делая, жить на доходы от ее природных ресурсов, даже если эти доходы делить поровну.

Мы остались одни на планете - у нас нет ни союзников, ни противников. В мировом общественном мнении Россия не вызывает ни восторга, ни уважения, ни сочувствия, ни даже ненависти. Мы - никакие для окружающих народов: серая малоприятная масса где-то на Востоке или на Севере. В международном разделении труда мы поставщики нефти, газа и леса, бандитов, проституток и сумасшедших VIP-туристов. Наших ученых мир уже переработал и освоил, еще раньше он это сделал с "деятелями культуры и искусства". Страна не вызывает в мире никакого интереса, кроме сырьевого, плюс некоторая озабоченность нашей неспособностью контролировать собственный ядерно-химический боезапас. На Западе представления о России вновь обретают привычные с 18-го века очертания анекдотически неуклюжей хамоватой азиатской деспотии с европейским лицом. На Востоке мы вызываем либо разочарование, либо презрение.

Нам хуже всех - мы "ни рыба, ни мясо", наше будущее в тумане. Но, если и есть у России какое-то преимущество, то, наверное, в этом.

***

Современная Россия - недоделанная страна. Страна с избытком форм и дефицитом содержаний. Все в ней есть и ничего в ней не работает. Не работает как положено. Есть рынок - нет свободы предпринимательства. Есть демократия - нет народовластия. Есть государство - нет порядка. Есть реформы - нет изменений. Правительство правит, но ни за что не отвечает. Президент за все отвечает, но ничего не может. Парламент избирается народом, но народ не представляет. Все изменилось, и все по-старому: работодатели делают вид, что платят, работники делают вид, что работают; граждане участвуют в реально свободных и альтернативных выборах, но жизнь от их участия в выборах не меняется; Советский Союз распался - страна делает вид, что Российская Империя жива.

После 1991-го года народ и власть будто одолжение кому-то делали, сдавая "под ключ" все эти новенькие государственные институты. Понаделали конституций, парламентов, президентов. В жизнь пришли гулкие новые названия, не наполненные новым содержанием, бессмысленные без новой жизни внутри. Поставщик новой жизни - народ. Народ с поставками не торопится. По-настоящему, по-взрослому лишь цены отпустили да собственность поделили - этим сейчас и живем, но как-то через пень-колоду. Только благодаря коррупции в России еще хоть как-то работает государство и пробивают себе русло рыночные отношения.

Почему мы еще живы? Потому что не все еще прожили из несметных советских запасов - дома, заводы, школы, железные дороги, плотины еще стоят. Потому что России, так по-глупому, повезло с нефтью и газом. Потому что "простой народ", с его натуральным дачным хозяйством, вынослив до крайности, до вреда самому себе. Потому что наш пресловутый малый и средний бизнес, еле просачивающийся на утрамбованную государством, монополиями и бандитами поверхность, все-таки кого-то кормит, кому-то дает работу, кого-то одевает. Потому что доживающий свой век ООНовский мир гуманен к колоссам на глиняных ногах.

***

Если нет в нас предприимчивости и силы духа для возрождения, то, может быть, не надо ждать худшего. Может быть, стоит собрать последние силы и сыграть на опережение хотя бы в одном: нужно найти стратегического покровителя. Нужно начинать переговоры о том, кому и на каких максимально выгодных для страны условиях продаться, чьими стать, чтобы хоть что-то сохранить до лучших времен. Если продаваться, то, наверное, Китаю. Он хоть и обдерет как липку, но души не тронет.

Если же никому не отдаваться, то что остается? Только штурмовать небо. Посмотришь вокруг… как-то тяжело с небесными штурмовыми батальонами.

Всегда, конечно, есть третий вариант: продолжать делать вид, что ничего не происходит.

***

России как цивилизации, стране, нации, государству предстоят суровые, возможно, гибельные испытания. Задача ее проста - выжить во всех этих качествах (или не во всех?). Чтобы выжить, России нужно стать лучшей. Лучшей не во всём, но во многом.

Да, Россия остывает, но никто в этом мире не знает: это временно, как было у многих, или навсегда, как тоже было у многих. Значит, как минимум, есть смысл попробовать разогреться.

У России есть шансы, есть выходы, но все они требуют труда и воли, широких и смелых решений, очень смелых.

Далее

К началу статьи

/Главная

На сайт ПРПЦ-ПГП
Designed by VNV

[an error occurred while processing this directive]