/Главная

Аверкиев Игорь Валерьевич

Страницы Аверкиева

Страна на заре - 2


К началу статьи

Российская власть - диктатура немощи

Российская власть слаба - и это главное ее качество.

Панические рассуждения об ужасной "вертикали власти" - не более чем байки, запущенные либеральными и социалистическими активистами для оправдания своей общественной невостребованности. "Страдания от режима" в их подсознании призваны компенсировать отсутствие пользы для общества. В действительности "путинская диктатура" - это немощь государства, помноженная на частный стихийный произвол чиновников, олигархов и бандитов. В знаменателе должно быть "гражданское общество", т.е. миллионы разнообразных групп граждан, активно продвигающих и защищающих свои интересы, но в знаменателе - совсем чуть-чуть. Вот и получается - "диктатура".

Современный российский произвол - это не государственный произвол (т.е. произвол, спланированный и запущенный государством в интересах правящей верхушки, как было, например, при сталинизме и германском фашизме), а произвол приватизировавших публичную власть чиновников, олигархов, бандитов, "экспертов" - анархия статусов, капиталов, силовых и интеллектуальных ресурсов. Современный российский произвол порожден слабостью государства и неразвитостью гражданского общества. Последнее, несмотря на замусоленность либеральным официозом, оказалось вещью вполне материальной и бесконечно ценной для России. При объективно слабеющем государстве и активизации новых охотников за человеческими телами и душами[2], становящееся в России "гражданское общество" предстает единственным для страны шансом и гарантом безопасности и процветания.

Причем, если современное российское государство умудряется переживать сразу два кризиса (в нем мучительно умирает советское административно-командное естество на фоне общего для "северных стран" цивилизационного кризиса институтов национального государства и парламентской демократии), то гражданские ткани России только формируются - за ними будущее.

Российская власть слаба. Вертикаль восстанавливается, демократия управляется - власть не усиливается, энтропия не уменьшается. "Глупость или измена" продолжают править бал в коридорах, кабинетах, конференц-залах. Современное Российское государство, как древняя деспотия, упивается властью над судьбами начальников и их сокровищ, но к судьбе страны это властвование не имеет никакого отношения, разве что случай может сыграть неожиданно, но сильно.

Депутатский корпус и высший политический менеджмент, за обладание которыми воюют наши элиты, - лишь крохотный набалдашник на гигантской обрюзгшей туше российского государства. Поэтому Президент Путин (Президент Зюганов, Президент Жириновский, Президент Рогозин, Президент Явлинский, Президент Иванов, Президент Лимонов, Президент Ходорковский) может хотеть что угодно, но эта туша сделает лишь то, до чего сможет дотянуться, куда успеет доползти и что сумеет понять. Мы можем бесконечно менять президентов и правительства, мы можем вооружать их самыми мудрыми и квалифицированными экспертами, но российская государственная машина хоть и будет, как старый ожиревший пес, пытаться услужить, что-то исполнить, подстроиться под новые веяния, но так и останется старым ожиревшим псом.

Не будучи кровно связанной с населением, российская власть, несмотря на всю свою активность, не изменяет российскую действительность к лучшему. Даже если жизнь в России улучшается - то сама собой, в силу стихийных процессов, выпущенных на волю на рубеже 80-х и 90-х годов, а не потому, что исполняются какие-то законы, программы, национальные проекты. В определенном смысле, стратегическая пассивность российской власти сегодня для страны полезнее ее реформистской активности.

Российская власть слаба. Национальные проекты - это то, что российская власть не может реализовывать по определению. Они потому и проекты, что нацелены на созидание, на создание новой социальной реальности, причем в сжатые, четко определенные сроки, с ясно описанными целями. Быстро создать в стране новое, хорошее и долговременное без поддержки значительных групп населения просто невозможно. Что же такое должна сделать путинская ("зюгановская", "явлинская", "рогозинская" и пр.) власть, чтобы значительная часть российских граждан поверила в эти проекты и искренне включилась в их реализацию?

Все предыдущие "национальные проекты" постсоветские режимы реализовать не смогли:

  • Замирение Чечни. Война продолжается, превратившись в криминально-кровную войну всех против всех. Последнее "политическое урегулирование" - очередной позор российского государства: республика отдана на откуп одному из банд-формирований - кадыровцам. И сейчас федеральная власть беспомощно наблюдает, как формируется очередной "феодально-байский" режим, сосущий из страны ресурсы как черная дыра из вселенной.

  • Восстановление вертикали власти. Вертикаль восстановлена - качество политических решений, скорость их прохождения и качество исполнения не улучшились ("монетизация" тому пример). Парламент стал полностью подконтролен Президенту - Президент утратил последние каналы обратной связи с населением - пришлось придумывать Общественную палату. Министерства реорганизованы, губернаторы подчинены Президенту - реформы все равно не идут, буксуют и извращаются - пришлось сочинять "национальные проекты". И так до бесконечности: восстанавливая одно, рушат другое.

  • Реформа системы социальной защиты, она же - "монетизация льгот". В проекте хороша только цель. Нормативное обеспечение, подготовка и исполнение - позор государственного менеджмента. В результате - протест - дальнейшее реформирование приостановлено - государственная система социальной защиты осталась растратно неэффективной и опасно несправедливой.

  • "Объединение с Беларусью", "Мирное сосуществование с братской Украиной" - и смех, и грех, и стыд!

  • "Реформа ЖКХ", "административная реформа", "судебная реформа", "военная реформа". Стиль реализации этих глобальных государственных проектов - "шаг вперед - два шага назад", временные потери почти невосполнимы, эффективность минимальна. Слава богу, что миру грозит потепление, а не похолодание. Слава богу, что под нефте-газо-долларовым дождем страна может обойтись без эффективного государственного управления. Слава богу, что подавляющее большинство населения, решая свои проблемы, пока обходится без судов. Слава богу, что всерьез с нами никто воевать не собирается.

  • И т.д. и т.п.

Последний, доведенный до конца и имеющий конкретные, долговременные, но очень по-разному оцениваемые результаты, национальный проект - "Приватизация". Чубайс - это отлично исполненное исключение из всех российских правил.

Пик государственной мощи постсоветского режима последних лет - расправа над "ренегатом" Ходорковским. Лидер ЮКОСа - кровь от крови, плоть от плоти этого режима, рожденный им и повязанный с ним миллионами нитей зависимости, обрезать которые особого ума не надо. Административного ресурса и казенного PRа власть угробила немерено. Переругалась внутри и со всем миром. И "правых" обидела, и "левые" не похвалят (всего за одного-то "кровопийцу"). В итоге государство победило миллиардера - великая заслуга перед народом и отечеством?

Самый последний пример очевидной, на публику, демонстрации государственной мощи - мелочное третирование правозащитных и прочих гражданских организаций. Причем, преподносится это как серьезная борьба чуть ли не с внутренними врагами российского процветания. Зачем, спрашивается? Ведь никакой реальной политической угрозы режиму эти организации не представляют: на митинги против войны в Чечне собирают по 30 человек да помогают недорослям от армии "косить", что последние и без них делали, ограничиваясь солидарностью мам и бабушек. Реальная и основная работа сегодняшних правозащитных организаций - советом и "гуманитаркой" помогать солдатам и заключенным в их тяготах и лишениях, да тысячами консультировать наших пожилых сограждан по поводу недополученных льгот и протекающих потолков. Плюс "зеленые" пускают в государственное небо тревожные ракеты по поводу каждого разлива нефти. Все остальное - слова, при повсеместном неумении гражданских организаций ими пользоваться в интересах собственной миссии. В общем, рационально-политически эту "антиобщественную кампанию" путинского режима никак не объяснить. Все говорит о том, что в основе нее - что-то вроде личной обиды Президента и его ближайшего окружения (впрочем, как и в истории с Ходорковским).

Среди правозащитников есть люди очень жесткие на язык в адрес "диктаторского режима Путина". Обычный самозаводной дем-кураж по поводу "ужасов диктатуры"[3], но только применительно к нашей бестолковой действительности. К этим людям с вниманием относятся на Западе. Их несколько примитивная критика режима очень удачно ложится на такие же клишированные западные настроения в отношении России и, видимо, время от времени ставит Президента в не очень серьезные, но все-таки неловкие ситуации оправданий-объяснений. Одним словом, почти как фарс повторяется история с советскими диссидентами. Кремлю бы проявить величие и не заметить, но нет, нашли время на "тонкие ходы" и "операции по нейтрализации". Причем, как всегда, все неуклюже, натянуто, с неадекватным пафосом. Детский сад.

***

И вот со всем этим "потенциалом" российского государства нам предстоит достойно, без больших политических потерь, уйти с Кавказа и не отдать Сибирь китайцам; перенести столицу в Иркутск или Красноярск, радикально изменить геополитическую ориентацию страны с Запада на Юго-Восток; как-то договориться с Исламом внутри и снаружи. Внутри, после "гражданской доделки" страны, предстоит сложнейшая "техническая переделка" государства, перепрофилирование значительной части властвующего аппарата в обслуживающий, т.е., как минимум - "перезагрузка" и завершение 42-х провалившихся "путинских реформ". Кроме того, предстоит, во что бы то ни стало, остановить криминализацию национального уклада жизни; к минимуму свести поле коррупции; остановить опустение страны, найти баланс в миграции; решить животрепещущую проблему увеличения доли заработной платы в доходах предприятий (раскрепостить трудовой потенциал нации); как-то наладить мирное сосуществование бедных и богатых, установить мягкие, но прочные ограничители чрезмерной дифференциации в доходах; запустить депровинциализацию страны, преодолеть, наконец, старорежимный, имперский раскол нации на метрополию и провинции. А лет через 20-40 предстоит заново стать сильным и надежным старшим братом многим нашим бывшим советским соседям; приютить великие останки Европы с частью ее миссии, не дать втянуть себя в воронку краха Западного мира, но и не оставаться уж совсем в стороне от его беды; понять, что делать с "институционализацией бедности" и "интеллектуализацией богатства"; найти наиболее гармоничное для страны сочетание старых государственных и новых негосударственных центров власти; найти управу на новых эксплуататоров, паразитирующих на информации; остановить или хотя бы ограничить тоталитарное перерождение здравоохранения, образования, средств массовой информации. Да мало ли что еще…

И вот все это бремя берет на себя сегодняшний Кремль с областными филиалами? А через 20 лет какая-нибудь партия "Родина" или еще кто-нибудь из сегодняшних? Ведь это даже непредставимо.

Проблема России не в политическом режиме, его замене или сохранении. Не в выборе правильных лидеров, идеологий или политических программ. Проблема России в недееспособной государственной машине, в слабом и безответственном правящем классе, в никуда не годном бюрократическом сословии. Т.е., в конечном счете, в неспособности российского населения создать благоприятную духовную атмосферу и жесткие социальные рамки для формирования высокоэффективной, ответственной за судьбу страны элиты. Состояние народа до недавнего времени было таково, что путной власти он родить не мог. Народ не мог собрать способную к свершениям власть, власть не может мобилизовать на свершения народ. Но ситуация меняется.

Выживают люди семьями, живут - обществом. Десять лет большая часть населения выживала. Не до страны было, не до власти, не до общественных интересов - каждый сам за себя. Последние несколько лет ситуация быстро меняется. Все больше российских семей выходят из режима выживания и начинают жить. Речь не о всех, но о многих. Из их повседневности уходит надрыв, жизнь становится более или менее размеренной, прогнозируемой, к части рисков привыкли, часть ликвидировали. Люди приходят в себя и обнаруживают вокруг себя страну, общество, какую-то власть. И как-то все это вокруг скверно устроено: неудобно, неправильно, несправедливо.

***

Миссия "глобальной доделки страны" - это не государственная миссия. Это миссия гражданская, народная.

Миссия "глобальной доделки страны" - это не проект доделки "демократии" в России. Демократия - дело вспомогательное, инструментальное. Нормальному человеку, не озабоченному соблюдением благостных либерально-демократических ритуалов, демократия, как таковая, неинтересна. Ему интересна польза от нее. Какие инструменты окажутся удобными для принуждения российской власти к обслуживанию интересов населения, такая и будет демократия.

У миссии "глобальной доделки страны" не может быть штаба. Миссии этой можно содействовать, но управлять ею невозможно.


[2] Носители негосударственных и некапиталистических форм власти, господства и эксплуатации в лице национальных и региональных монополий, административно-олигархических, криминальных и религиозных сообществ, частных и государственных спецслужб, экстремистских политических группировок, средств массовой информации, тотализирующихся систем здравоохранения и образования и прочих профессиональных манипуляторов людьми и пожирателей человеческих ресурсов. (вернуться)

[3] Судя по тому, как всуе, с какой легкостью они говорят о диктатуре в сегодняшней России - они просто забыли или никогда не знали, что это такое, диктатура - реальное единовластие, основанное на реальном подавлении любого инакомыслия. РЕАЛЬНО подавляющее, ЛЮБОЕ И КАЖДОЕ. Нельзя сравнивать кровь, пролитую в драках местечковой и милицейской шпаны, с кровью жертв фашистских, коммунистических и прочих диктатур. Есть предел в метафорах - как минимум, это уважение к тем, кто реально пострадал в реальной борьбе с реальными диктатурами. Сегодняшний российский произвол и беззаконие - из другой оперы, не того масштаба и не той тяжести. С этим произволом нужно и можно справиться, но только этим нужно заниматься. А заниматься некогда: конгрессы нужно проводить, доклады в бесполезную ООН готовить и новые партии с политическими аутсайдерами создавать. (вернуться)

Далее

К началу статьи

/Главная

На сайт ПРПЦ-ПГП
Designed by VNV

[an error occurred while processing this directive]