/Главная

Аверкиев Игорь Валерьевич

Страницы Аверкиева

Страна на заре - 2


К началу статьи

ГРАЖДАНСКИЙ МАРШРУТ В ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ

Когда политическая система страны не работает как система, когда государство институционально слабо и нет политической силы, которая бы смогла, ОПИРАЯСЬ НА ДОВЕРИЕ НАСЕЛЕНИЯ, исполнить миссию "глобальной доделки" страны, в этой ситуации очень важно, чтобы "недоделанную страну Россию" НЕ возглавляли люди содержательные, харизматически и идеологически обремененные. В этом смысле, и в конкретный исторический момент, Владимир Путин и "Единая Россия", как никто другой, подходят нашей стране: имея под собой слабое государство и не имея в себе глобального национального проекта - они, как минимум, ничего не ухудшают, не перенапрягают ситуацию чрезмерной мессианской активностью, и при этом гарантируют, что уж совсем отморозки к власти не придут. Рядовой избиратель все это чувствует и, перестраховываясь, голосует за Владимира Путина как за наименьшее зло. При нашем немощном, но самодостаточном государстве даже Явлинский или Зюганов в качестве президента были бы просто разрушительны.

Искреннее спасибо Владимиру Путину за адекватное исполнение столь важной миссии. Но простое поддержание страны на плаву не может продолжаться вечно, нужно плыть к какому-то берегу.

***

Так или иначе, в современной России нет политической силы, которая может возглавить российский поход в будущее. Более того, такая политическая сила не может появиться в рамках стандартного для современной России политического процесса, запущенного в начале 90-х. Чтобы такая сила появилась, нужны новые способы зарождения и продвижения политических инициатив в России.

Суть современного российского "политического генезиса" в том, что политические инициативы, организации и группы давления формируются вне населения, вне какого бы то ни было общественного заказа на политическое влияние. Публичная политика в России - всего лишь ЧАСТНОЕ ДЕЛО, в лучшем случае - бизнес.

Формируясь вне реального гражданского заказа, российские партии лишены главного - осознанной поддержки населения и потому, естественно, им остается рассчитывать только на поддержку режима.

В постсоветской России освоены три маршрута вхождения во власть, в статусы политического влияния. Один из них символический, два - реальных.

  1. Традиционный для России, "номенклатурный" маршрут - по бюрократической вертикали и/или через очередную "партию власти". В итоге - власть и статус.

  2. Инновационный для России, олигархический маршрут - через создание значимого для участия в принятии политических решений административно-финансового капитала. В итоге - власть без статуса.

  3. Символический для России, партийно-парламентский маршрут - через исполнение ритуальных процедур российской синтетической демократии. В итоге - статус без власти.

Все три маршрута на разных этапах, по несколько раз проходят через "блокпосты правящего режима". Кандидаты должны пробегать блокпосты пританцовывая, успевая на ходу раздавать деньги, оставляя в залог принципы, программы, карьеры, капиталы. Все три маршрута, естественно, не приспособлены для тех, кто обременен неудобной ношей не выдуманных общественных интересов, кто тащит на себе возрожденческие инициативы. Им нужен другой маршрут - в обход.

***

Почему номенклатурный и олигархический маршруты бесперспективны для "ходоков в будущее" - более или менее очевидно. Непонятно, почему партийный маршрут до сих пор популярен среди людей, обремененных комплексом "деятельной заботы о судьбе Родины", популярен, несмотря на очевидную бесперспективность российских партийных проектов для политического влияния.

Все понимают, что современные российские политические партии[12] и группы никого не представляют, кроме самих себя и, иногда, тех, кто оплачивает их деятельность ("уходящая натура" КПРФ и профсоюз работников административно-олигархического труда под названием "Единая Россия" - не в счет). Публичные политические организации в России даже не являются политическими субъектами: как организации они не причастны к процессу принятия политических решений. Партийная политика, в лучшем случае, отдана на откуп парламентским фракциям, которые по сути своей превратились в независимые от партий лоббистские клубы. От решений партийных съездов ничего не меняется в жизни государства, даже в самых малых его сегментах. Более того, от решений партийных правлений, пленумов и съездов ничего не меняется даже в жизни самих партий - одни утратили, а подавляющее большинство партий и не имели потенциала развития. Оно и понятно - непорочных политических зачатий не бывает. Политического духа недостаточно. Необходимо осознанное участие в деле хоть сколько-нибудь значимой части живого населения, озабоченного публичным отстаиванием своих интересов. В результате, в качестве партийного суррогата выступают конкретные партийные лидеры, благодаря высокому личному "индексу влияния", объему лично контролируемого административного капитала, лоббистским возможностям и т.п.

Наши партии это политические штабы, болтающиеся в воздухе над телом страны. Имея почти нулевой общественный капитал, они, всего лишь, дресс-код постсоветского политического режима, стеснительно претендующего на западную идентичность.

Само по себе политическое болтание в воздухе не страшно - всегда можно попытаться приземлиться. И многие политические группировки сегодня пытаются это делать (один "политический бэби-бум" чего стоит). Беда лишь в том, что те партии, которые сегодня могут рассчитывать на хоть сколько-нибудь осознанную поддержку хоть сколько-нибудь значимых групп населения (КПРФ, "Родина") - могут рассчитывать только на "прошлые части" народа. Они дожевывают советский человеческий капитал. "Люди офисов"[13] - формирующийся становой хребет новой России (нравится это кому-то или нет) за ними не пойдут. "Людям офисов" не за кем идти в современной России. Засохшие в идейном либерализме "правые" для них так же бессмысленны, как перегруженные прошлыми пафосами "левые" и "патриоты".

Современные системные оппозиционеры, "коммунисты" и "либералы", "патриоты" и "регионалы" - плоть от плоти постсоветских режимов. Они дети бесконечных верхушечных сговоров и обменов. Их воля скована тысячами сиюминутных обязательств, обеспечивающих политический комфорт, но не политический прорыв. И главное, они так же далеки от, извините, народа, как и пасущий их режим. Ни одна из сегодняшних политических группировок, от Зюганова-Рогозина до Явлинского-Белых, не способна стать Новой властью, завоевав старую.

До тех пор пока под давлением населения российский государственный механизм не обретет современных форм и содержания - все равно кто у власти, по крайней мере, с точки зрения будущего страны.

***

Четвертый маршрут в сферу политического влияния - гражданский маршрут. Его неудавшийся вариант - партия "Солдатских матерей". Но это всего лишь первый блин: слишком узкой была "материнская" гражданская платформа; слишком много якорей из прошлой жизни тащили они за собой; слишком привязаны были к "негражданским" инструментам парламентской демократии; дорогу объясняли на не актуальном языке "демократии и прав человека". Одним словом, чуть слишком хотели быть партией, чтобы рассчитывать на реальное политическое влияние. Но в начале своем маршрут был правильный.

Да, политическая институциализация "Солдатских матерей" имела смысл, была нужна, но не в качестве одной из многих парламентских партий. Реальные результативные гражданские акторы, каковыми и являются лидеры "солдатских матерей", по определению не могут играть по правилам синтетической демократии, это не их поле, там нет живых людей с их теплыми человеческими желаниями и интересами. Нужно было создавать "партию нового типа" - "гражданскую партию", не претендующую на парламентскую власть, но благодаря своему гражданскому авторитету, претендующую на серьезное не прямое политическое влияние (Green Peace, чтобы влиять на правительства, не надо быть парламентской партией). Основа политического влияния "гражданской партии" не парламентский статус, а общественный капитал, доверие миллионов, создающее мощнейшую "атмосферу влияния", позволяющую "делать предложения, от которых нельзя отказываться". В случае отказа, тот же общественный капитал позволяет гражданской партии оказывать прямое давление на власть через всевозможные акции влияния. Но этим всем нужно заниматься, это новый для России тип политического менеджмента, иной PR, иные или существенно переработанные политические технологии (лоббирование, не основанное на формальном представительстве, реализация политической программы без претензии на авторскую реализацию "в случае прихода к власти" и т.д.).

В России "общественный капитал как доверие миллионов" не может конвертироваться в поддержку миллионов на выборах - так устроена синтетическая демократия. Доверие людей реально, современные же российские выборы существуют в ирреальном, для большинства избирателей, политическом пространстве.


[12] Отдельный вопрос: являются ли наши партии партиями, и что такое современная партия. (вернуться)

[13] Все, от секретаря до генерального директора, кто делает или собирается делать "офисную карьеру", карьеру, не связанную с непосредственным производством товаров и услуг для населения. (вернуться)

Далее

К началу статьи

/Главная

На сайт ПРПЦ-ПГП
Designed by VNV

[an error occurred while processing this directive]