НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Гражданские дискуссии / "Депровинциализация России"

ГРАЖДАНСКИЕ ДИСКУССИИ

Проект Пермской гражданской палаты
"Пермская Ассамблея - Гражданские дискуссии"
При поддержке института "Открытое общество"
(Фонд Сороса). Россия

"Страна локальных миров…"

"Между столицей и провинцией в России сегодня пропасть. Внутри московской кольцевой дороги сконцентрированы основные ресурсы нации. Провинция лишь поставщик этих ресурсов - и не более того. Такое "разделение труда" в 21 веке крайне неэффективно и опасно для будущего России, - сказал Игорь Валерьевич Аверкиев, председатель Пермской гражданской палаты, открывавший дискуссию.

Вячеслав Михайлович Раков, доцент Пермского государственного университета, кратко напомнил историю: "Проблема центра и периферии возникла в 50-е годы нашего века, когда началась модернизация страны. Понятно, российский центр - это ядро, монстр. Но в последнее время провинция перестает быть нивелированной, достаточно посмотреть на Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск… Мало кто заметил, как город Пермь стал "открытым" в 1987 году, когда его тихо вычеркнули из списка "закрытых". Но Пермь продолжает "держаться за колесо". Почему? Потому что нет смелых инициатив, положительных лидеров. При этом реакция на Москву - агрессивная. Лично я выступаю за умеренный регионализм, поскольку Москва необходима нам как сильный собеседник".

Базисную суть проблемы вычленила ведущая дискуссии, Светлана Геннадьевна Маковецкая, которая возглавляет общество развития предпринимательских инициатив Прикамья: "Пермь - это прежде всего экономическая провинция. Выхолащивается сам принцип экономического менеджмента на местах, поскольку все решается в Москве. В соревнованиях предприятий выигрывают те, которые ближе к федеральному центру, где принимаются самые ответственные решения. Ситуация изменится только тогда, когда предприниматели будут платить налоги здесь - и здесь создавать рабочие места.
Почему ребята из провинции не могут побывать в Москве? Чтобы посетить музеи, галереи, театры. В рамках школьной программы".

Светлане Геннадьевне тут же возразила Галина Александровна Янковкая, преподаватель историко-политологического факультета ПГУ: "Сегодня происходит демонизация образа Москвы. Это каждому москвичу необходимо гарантировать поездку в провинцию, у которой мощный потенциал, никому не уступающий.
С другой стороны, почему, например, на пермском телевиденье мало национальных лиц? Почему власть будет стоять насмерть, но не отдаст Кудымкару картины Субботина-Пермяка? Потому что ведет такую же политику, как Москва по отношению к Перми".

Депутат Законодательного собрания области Борис Иванович Светлаков согласился с Маковецкой в том, что сегодняшнее состояние дел в бизнесе во многом зависит оттого, "кто к кому прислонился... Прежде всего нашу провинцию определяет уровень жизни, экономического благополучия граждан, когда платежеспособный спрос на услуги культуры отсутствует. Когда люди выживают только потому, что у них есть свой огород. Но все равно необходимо, надо что-то делать".

Но что? Выступающие с трудом пытались найти ответ на этот вопрос. Пытались - и не находили. Но почему?

Вспомните классику: "Гении рождаются в провинции, а умирают в столице". Сегодня гении по-прежнему рождаются в провинции - в столице они вырождаются. Конечно, это сильно сказано, образно, но если вспомнить примеры Виктора Астафьева и Варлама Шаламова, то можно смело утверждать, что гении уже в прошлом веке жили и умирали в провинции. Писатель Венедикт Ерофеев вообще утверждал, что центр культуры находится в его квартире. И, правильно, как оказалось, делал. А Варлам Тихонович писал: "Идеальная цифра - единица. Помощь единице оказывает Бог, идея, вера". Личность по определению находится в центре мира. Понятно, Ломоносову надо было уйти на юг, в Москву - с санным обозом, а Леонардо да Винчи жить во Флоренции. Но третье тысячелетие, я уверен, позволяет более широкий выбор. И возникает только один вопрос: каковы возможности реализации личности в том месте, где она находится?

Каждому, надо думать, приходилось встречаться с людьми, для которых проблема провинциальности вообще не существует. Для которых ничего не существует, кроме гвоздя в собственном сапоге. "Пермь - город люмпенов, бомжей или людей с деньгами, но без других ценностей," - как заметил по этому поводу Вячеслав Раков. Поэтому проблема существует только для созидателей, которых мучает не комплекс неполноценности, а недостаток возможностей.

Мой школьный друг Валера Южанинов окончил провинциальную школу с одной четверкой, регулярно занимая призовые места на областных олимпиадах. Институт окончил без одной четверки - с красным дипломом. Отказался от предложенного ему места в научно-исследовательском институте и уехал в провинциальный город. Сделал карьеру - и бросил престижную должность, став капитаном яхты, еще раз продемонстрировав стиль свободного человека. Его сын, Антон Южанинов, поехал поступать в столицу, в знаменитый Бауманский университет, где для провинциалов было оставлено три (!) места - на всю Россию. Конкурс - тридцать пять человек на каждое из этих трех мест. Антон поступил. К настоящему времени отучился четыре года - параллельно работает, обслуживает компьютеры - и высказывает недовольство уровнем преподавания в Бауманском университете… Скажите мне - этот мальчик, он из провинции? Его сестра Наташа учится в медицинской академии. У этих детей не было сотового телефона, компьютера, денег для учебы за границей. Зато они бегали на лыжах, ползали по горам, плавали под парусами, играли на струнных, читали книги, общались с неординарными людьми. Эта семья - провинциальная? Вероятно, необходимо развести два понятия - провинция и провинциальность.

Провинция - это отсутствие оперативной связи с миром и доступа к высшим его достижениям: произведениям искусства, литературы, технического прогресса. А провинциальность - это стиль жизни, уровень духовности, мышления и сознания.

Отношение Бауманского университета к абитуриентам - три места на Россию - ярко демонстрирует отношение столицы к стране. И не надо строить иллюзий, чтобы не терпеть крушений: Москва относится к нам как дотационным регионам и ясычным территориям.

Надо думать, это тормозит развитие страны. Игорь Валерьевич Аверкиев по этом у поводу заметил, что "в столице настолько перенасыщенная среда, что мешает принятию решений. С другой стороны, у нас ищут, к чему бы "прислониться", а там - где бы заработать - и это хорошо, в этом их плюс".

При этом провинция имеет свою четкую негативную характеристику: "низкая конкурентность среды, сопротивляемость, отсутствие серьезных культурных центров - библиотек, творческих коллективов, - как убежден Владимир Васильевич Абашев, ученый-филолог, возглавляющий фонд культуры "Юрятин". - И местная власть определяет слишком много, поэтому необходимо менять ее вектор".

Высказал свою точку зрения Михаил Геннадьевич Нечаев, директор Государственного общественно-политического архива Пермской области: "Россия - не Франция, не Германия, это "страна локальных миров", самодостаточных".

Действительно, в 90-е годы российская культура стала региональной. О чем Маковецкая высказалась в завершении: "Необходимо противодействовать консервации провинциальности. Страна не может позволить себе во время проведения реформ существование двух цивилизаций". А Абашев заметил, что "нельзя заниматься любованием самобытности"

Чего добиваться, кажется, было ясно всем: равных возможностей со столицей, культурного, экономического выравнивания, развития горизонтальных коммуникаций. Что для этого есть: средства связи, интернет, частная собственность, технологии. И что необходимо: создание новых точек роста, мощного сообщества созидателей.

"Пермь перестанет быть провинцией, когда люди перестанут уезжать из этого города, - образно определил цель Вячеслав Раков, - надо помнить, что и Москва сегодня - провинция, которую люди покидают, уезжая на Запад".

Павел Кичигин

Размещено 22.03.2003

 Главная / Гражданские дискуссии / "Депровинциализация России"






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.