НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Гражданские дискуссии / "Имидж Пермской области" / Публикации

ГРАЖДАНСКИЕ ДИСКУССИИ

Проект Пермской гражданской палаты
"Пермская Ассамблея - Гражданские дискуссии"
При поддержке института "Открытое общество"
(Фонд Сороса). Россия

Открытое партнерство "ПЕРМСКАЯ АССАМБЛЕЯ"

Почему Пермь путают с Пензой?

По инициативе «Пермской гражданской палаты» в конце декабря состоялась общественная дискуссия, посвященная проблемам маркетинга региона

Несмотря на предновогодний студеный день, дискуссия собрала множество заинтересованных людей: депутатов областного Законодательного собрания и представителей политических партий, историков и культурологов, деятелей науки и искусства, журналистов. Все собравшиеся приняли как постулат то, что «продвинутость» Пермской области и Перми во «внешнем» общественном сознании близка к нулю. А вот о причинах говорили много.

На протяжении своей не такой уж длинной истории Пермь неоднократно меняла имя и скрывалась под псевдонимами. В самом начале своей городской «карьеры» это был поселок Егошиха. В расцвете лет город именовался Молотовым. Вениамин Каверин в «Двух капитанах» вывел его как город М., а Борис Пастернак в «Докторе Живаго» - как Юрятин. В настоящее время в Перми действует множество организаций, чье имя начинается со слова «Уральский», «Западно–Уральский» или «Прикамский». Есть даже «Восточно–Европейское телеграфно–телевизионное агентство». Плюс к тому Пермь каким–то образом оказалась в Приволжском федеральном округе. Все это не способствует географической идентификации. Обитателям других регионов просто непонятно, где находится Пермь. В этой связи симптоматична недавняя оговорка ведущего теленовостей канала ТВС Михаила Осокина, который сказал: «В Сибири умер Салман Радуев».

Кроме того, нет такого предмета, который прочно, на уровне пословицы или поговорки, ассоциировался бы с прилагательным «пермский», как, например, «вологодское масло» или «вологодские кружева», «тульские пряники» или «тульские самовары». Нет крылатых выражений, слоганов («Иваново - город невест», «Крым - всесоюзная здравница»). Нет и «легендарного», вписанного в историю страны предприятия или события, такого как Уралмаш, Магнитка, ДнепроГЭС и т. д. Ныне действующие предприятия региона не являются раскрученными на обывательском уровне, а наиболее крупные из них, те, что в Березниках и Соликамске, к тому же позиционируются отдельно от Перми.

И все же какой–то имидж региона существует. Пусть размытый, слабый, невыдержанный, но он есть. И имидж этот - негативный. Пермь со времен Герцена известна как край ссыльно–каторжный. Присутствовавший на дискуссии политолог Олег Лейбович привел цитату из «Былого и дум»: «Повеситься легче, чем три месяца здесь прожить».

Нынешние информационные поводы не лучше: месяцами и годами Перми как будто не существует, а потом в соликамской тюрьме умирает Салман Радуев, и всему миру российские СМИ напоминают о том, что в Прикамье есть зоны и лагеря. В те же самые дни информационным поводом для упоминания в российских СМИ Екатеринбурга было строительство в этом городе небывалого по архитектурной смелости здания вокзала. Такие вот ассоциативные ряды: Пермь - лагеря - преступность - смерть; Екатеринбург - строительство - творчество - масштабность.

Согласно рейтингу журнала «Эксперт», Пермь находится на 86–м месте по инвестиционной привлекательности среди российских регионов. Напомним: в России 89 регионов, и на 89–м месте - Чечня. Как же так? А дело в том, что один из показателей, согласно которому высчитывается рейтинг, - количество преступлений на 1 тыс. жителей, и здесь Прикамье действительно «впереди планеты всей». Пока не учитывается этот показатель - Пермь на 10–11–м месте. А ведь это еще один парадокс статистики: количество преступлений велико, но влияние криминала на экономику гораздо ниже, чем в том же Екатеринбурге!

Сложившуюся ситуацию нужно и можно переломить. В качестве позитивного примера изменения имиджа региона председатель «Общества развития предпринимательских инициатив» Светлана Маковецкая рассказала о шахтерской провинции Клермон–Ферран во Франции. Имидж промышленного региона показался его властям непривлекательным, и тогда символом Клермон–Феррана были избраны горы, полностью обновлена вся символика, представительская полиграфия, выверены тексты... Теперь вся Франция там катается на лыжах. А шахты по–прежнему работают!

Есть и в России не менее, а может быть, и более показательные примеры, и ходить за ними далеко не надо. Нижний Новгород, в отличие от Перми, сумел выгодно использовать возвращение исторического имени. Вместе с названием «Горький» ушел в прошлое образ города из советской глубинки, где отбывал ссылку академик Сахаров. Теперь даже младший школьник вряд ли перепутает Нижний Новгород и Новгород Великий, потому что первый - это Волга, Нижегородская ярмарка, новые технологии, молодое поколение российских политиков и менеджеров; а второй - это Ильмень–озеро, Садко и вечевой колокол.

История и современность - две составляющие регионального имиджа, и они должны быть не врагами, а союзниками имиджмейкеров.

Автор: Юлия Баталина
опубликовано в Новом компаньоне
№ 1 (244) 21.01.2003

Размещено 30.01.2003

 Главная / Гражданские дискуссии / "Имидж Пермской области" / Публикации






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.