НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Гражданские дискуссии / "Бедность сегодня" / "Яблоко" про бедных"

ГРАЖДАНСКИЕ ДИСКУССИИ

Проект Пермской гражданской палаты
"Пермская Ассамблея - Гражданские дискуссии"
При поддержке института "Открытое общество"
(Фонд Сороса). Россия

"Яблоко" про бедных

Что делать?

Бедность в России по своему происхождению может быть искусственной, ситуативной и естественной. Ситуативная бедность – наследие советского прошлого, породившего экономику, однобоко ориентированную на добывающую и тяжелую промышленность. Преодоление этой бедности связано с разработкой и реализацией региональных целевых программ ликвидации физически и морально устаревших производств, переобучения рабочей силы, внедрения новых российских и зарубежных технологий. Искусственная бедность – результат просчетов в макроэкономической политике, и потому может и должна быть искоренена. Естественная бедность – спутница исторического развития, и поэтому неустранима как явление, но ее глубина, интенсивность могут и должны быть сокращены до общественно приемлемого состояния.

Иначе говоря, в первом случае речь идет о целевых государственных инвестициях и бюджетном финансировании, о поощрении целевых российских и иностранных частных инвестиций, о внесении корректив в налоговую политику, в экспортные и импортные пошлины; во втором – о создании адекватного механизма общественного воспроизводства и о пересмотре системы оплаты труда; в третьем – о создании адекватного механизма перераспределения.

Действия, направленные на преодоление ситуативной бедности, являются темой отдельного обсуждения в контексте региональной политики и потому в данной брошюре только упоминаются.

Искусственная бедность. Эта разновидность бедности поразила людей, вполне способных и желающих обеспечивать свое благополучие самостоятельно. Более того, эти люди заняты на производстве, которое в России потенциально, а за рубежом реально является локомотивом экономического развития. Речь идет о наукоемких отраслях – приборостроении, среднем машиностроении, электронной промышленности, химии, биохимии и нефтехимии, авиа- и ракетостроении, производстве вооружений, а также о всем тянущемся за этими отраслями шлейфе – индустрии знаний и НИОКР.

В этой области вырисовываются по крайней мере три проблемы. Первая заключается в том, чтобы избавится от марксистской зашоренности. Фабричный пролетариат не является производителем прибавочной стоимости, его труд не является источником общественного благосостояния. Таких источников на самом деле два. Один – это среда обитания. Другой – то, что человек способен добавить к природным богатствам, т. е. его интеллект. Мускульные усилия, связанные с реализацией идеи, являются частью общих энергетических издержек, причем самой дорогостоящей, так как на воспроизводство биомеханической энергии человека расходуются все ресурсы земли. Генеральной линией в экономике всех развитых стран является избавление от фабричного рабочего и увеличение доли людей умственного труда.

Формулировки "материальное производство и сфера услуг" и "наука – это вид деятельности" по своей бессмысленности могут соперничать с изречением "в огороде бузина, а в Киеве дядька". Человеческая деятельность состоит из умственной и физической. Это означает, что производство может быть нематериальным и материальным. За тысячелетия появились и исчезли различные материальные производства, сохранялись, множились и развивались лишь нематериальные. Современный товар на 90% состоит из интеллекта и только на 10% – из материала и энергии. Создаваемый нематериальным производством продукт имеет непреходящую ценность для удовлетворения не только физиологических потребностей человека, но и его эмоциональных, духовных запросов.

В понимании двуединой сути общественного воспроизводства кроется отношение общества к занятости своих членов. Соответственно выстраиваются системы оплаты труда, предопределяющие экономическое поведение людей. Экономическое "чудо" США построено на европейском и азиатском интеллекте с добавкой своего. Японское "чудо" – на европейском и американском интеллекте, опять же с добавкой своего. Различие между ними лишь в том, что американцы импортировали интеллект в "живом" (людьми), а японцы – в "засушенном" (лицензиями) виде. Причина различий кроется в особенностях предшествующего исторического развития. Остальные азиатские, латиноамериканские, арабские, африканские "чуда" – это вариации в промежутке между США и Японией. Лишь Россия не только не импортирует интеллект, не только не создает условий для его импорта, но и имеющимся интеллектом не пользуется.

К началу 90-х годов из пяти занятых в народном хозяйстве двое были заняты неквалифицированным, немеханизированным трудом, двое – квалифицированным, механизированным трудом, один – всеми остальными видами труда. Теперь этот один покинул лаборатории, институты, цеха высокотехнологичных производств и торгует на базарах китайскими калькуляторами.

Вторая проблема вытекает из первой и заключается в том, чтобы изменить наметившийся курс "хозяйственников" на восстановление и развитие "реального" сектора экономики. Все это уже было и уже ввергло Советский Союз в системный кризис, приведший страну к распаду, а экономику к коллапсу. Вот некоторые выдержки из когда-то хорошо известной, а теперь, видимо, подзабытой статистики.

ПРОИЗВОДСТВО

1970

1987

США (%)

СССР
(%)

США
(%)

СССР
(%)

Электроэнергии

100

61

100

110

Чугуна 

100

103

100

261

Стали

100

95

100

197

Железной руды

100

261

100

527

Минеральных удобрений

100

88

100

182

Металлорежущих станков

100

106

100

164

Тракторов (по суммарной мощности двигателей)

100

145

100

484

Цемента

100

141

100

181

ПЕРЕВОЗКА ГРУЗОВ

1970

1987

США (%)

СССР (%)

США (%)

СССР (%)

100

98

100

136

Итог был ошеломляющим. По интеллектуальному потенциалу молодого поколения Россию (Советский Союз) оттеснили с первых мест в четвертый десяток. На каждые 10 тыс. населения было больше больничных коек и врачей, но продолжительность жизни стала сокращаться, детская смертность расти. Сотни городов и районов стали зонами экологического бедствия. Фондовооруженность в 2–3 раза превышала западные показатели, при этом основные производственные фонды не только морально устарели, но и выработали ресурс на 80–100%. Возникла опасность техногенных катастроф. Великая держава распалась на самостоятельные государства, выстроившиеся в очередь за подаяниями к зарубежным кредиторам.

Не "реальная", а наукоемкая экономика способна стать источником общественного благополучия. Для этого нужно не "отверточные" технологии внедрять, а всеми имеющимися у государствами способами и средствами стимулировать развитие наукоемкой экономики. Федеральные, региональные, местные программы развития должны быть сконцентрированы на этой задаче в ущерб всем остальным, какими бы острыми они ни были. Не решив этой проблемы, Россия не решит ни одной другой.

Решение третьей проблемы непосредственно вытекает из решения первых двух, и заключается оно в том, чтобы коренным изменением системы оплаты труда и налогообложения сделать интеллектуальный труд привлекательным, а интеллектуальное производство – прибыльным, и не на доли процента, а в десятки раз. Только таким образом можно искоренить причины искусственной бедности и создать материальные предпосылки для социальной амортизации естественной бедности. Правительство без всяких видимых результатов проявляет то аморфную озабоченность доходами населения всей страны, то шахтеров, то военнослужащих. Все проблемы вопиют, но нельзя объять необъятное. В ситуации, в которой оказалась Россия после 75-летнего выпадения из всемирно-исторического эволюционного процесса, государственная политика доходов должна быть сконцентрирована на занятых в наукоемком производстве и в индустрия знаний, с одной стороны, и на тех 6–9% населения, которые без социальной поддержки обречены на вырождение и смерть – с другой. Доходы остальных 75% населения должны саморегулироваться так, как это будет удаваться.

Естественная бедность. Существует представление, что если есть, что бедным дать, то это и есть решение проблемы. Это глубоко ошибочное мнение. Достаточно посмотреть на благополучные общества, не прошедшие через горнило социализма, чтобы убедиться в обратном. Нигде не наблюдается состояния благостного покоя. Время отвремени к власти приходит политическая сила, которая изменяет налоги, пошлины и тарифы таким образом, чтобы увеличить инвестиции в производительные силы. Одновременно сокращаются государственные ассигнования на образование, здравоохранение, культуру, помощь пенсионерам, семьям, безработным. Увеличивается выпуск продукции, рост производства обеспечивается в основном за счет технологического обновления, появляются новые товары, конкурентоспособные на мировом рынке. Доходы примерно 2/3 населения растут. У трети – нет. Рост доходов сопровождается ростом цен. Это ведет к снижению уровня жизни тех, чьи доходы не растут. Одновременно они ощущают последствия сворачивания государственных социальных программ. Испытывают затруднения и те, чьи доходы растут, но не в той степени, которая позволяет им компенсировать возникающие расходы на образование, здравоохранение и т. д. Нарастает социальный кризис при достигнутом новом состоянии производительных сил.

Кризис снимается приходом к власти другой политической силы, которая изменяет налоги, пошлины и тарифы для увеличения поступлений в бюджет. Восстанавливает все социальные программы. В стране нарастает инфляция в связи с тем, что, во-первых, средства изъяты у производителя и переданы потребителю, во-вторых, их возвращение в оборот происходит с задержкой, вызываемой их аккумуляцией в казне, а затем возвращением малыми порциями на рынок, в-третьих, тем, что они попадают к слою с низкой покупательной способностью, ориентированной на товары дешевого ассортимента. Инвестиции в новые технологии сокращаются, конкурентоспособность национальной продукции на постоянно развивающемся мировом рынке падает. Соответственно, снижаются предпринимательские доходы и налоговые поступления в казну. Нарастает экономический кризис при новом уровне жизни населения. Цикл завершается и повторяется. В России создаются предвыборные блоки, именующие себя центристскими, прежде всего имея в виду свою способность решать то, что во всем остальном мире решается в рамках альтернативных курсов. Чего в этих намерениях больше – наивности или некомпетентности, сказать трудно. Ясно одно: в случае прихода подобных сил к власти проблема бедности будет решаться не в контексте повышении уровня общественного благосостояния, а в контексте выравнивая скудного потребления на социалистический манер. Сознательно центристы такой цели перед собой не ставят, но их вынудит свернуть на этот путь логика развития событий.

Государственная поддержка способна не только снимать социальное напряжение, но и обострять его. Происходит это в двух случаях. Во-первых, когда поборы с экономически активных в пользу бедных оставляют недостаточно средств для удовлетворения их собственных нужд. Во-вторых, когда государственная помощь подавляет у ее получателей желание жить самостоятельно. Тогда масштабы бедности переваливают за рамки естественных границ, она становится бедностью, создаваемой в результате макроэкономических просчетов.

Перед социальной защитой всегда будет стоять задача проскользнуть между Сциллой и Харибдой – не требовать у общества слишком много, чтобы не вызвать недовольства дающего, не давать слишком мало, чтобы не вызвать недовольства берущего.

В России умудряются делать обе ошибки одновременно (еще один повод для того, чтобы претендовать на запись в книге рекордов Гиннесса) – власти забирают у экономически активных слишком много, а страждущим дают слишком мало. Как такое может быть? Исключительно по причине неадекватности системы перераспределения. Вопреки сложившимся представлениям о резком сокращении социальной сферы суммарные расходы консолидированного бюджета и внебюджетных фондов на социальные нужды в процентах к ВВП, а также доля расходов на социальные нужды в общем объеме государственных расходов (в сопоставимых ценах) из года в год не уменьшаются, а растут. При этом от 50 до 70% средств (по разным оценкам) попадает не к тем, кто больше всех нуждается в помощи. Когда в некоторых регионах стали отказываться от привычной схемы оказания помощи, выяснилось: чтобы многодетной семье довести душевые доходы до половины прожиточного минимума с учетом всех уже предоставленных ей законных льгот и привилегий, требуется от 1000 до 1600 рублей. Без этих денег ее члены вынуждены или питаться пищевыми отходами, или решаться на преступления. Нынешняя система адресной социальной помощи по сути своей криминогенна.

"Адресная социальная помощь" – это не свободное сочетание слов, это термин, означающий наличие определенного числа фиксированных льгот и привилегий вне зависимости от их потребительской ценности и определенных слоев и групп их получателей вне зависимости от их потребностей. Совершенствование этой системы означает отказ как от первого, так и от второго, но тогда от "адресной социальной помощи" ничего не остается. Кроме того, когда мы говорим "адресная социальная помощь", то понимаем, что целью является повышение дохода ее получателей, пусть даже несуразным способом. А если это так, совершенно нелогично называть программу помощи не по цели, а по средству ее достижения. Следует, наконец, отказаться от практики, когда думаем одно, говорим другое, а делаем третье. Проще называть вещи своими именами. Таким именем является политика поддержания минимальных доходов, в которой нет места ни льготам, ни привилегиям, ни слоям, ни группам населения, а есть нуждающиеся домохозяйства, которым предоставляется помощь в денежной и натуральной форме сообразно их реальному материальному положению и бюджетным возможностям.

Такой механизм создан. Вот уже три года он функционирует в Республике Коми. В соответствии с республиканским Законом о прожиточном минимуме, право на регистрацию и получение статуса нуждающихся имеют все проживающие в РК семьи. Для регистрации достаточно предоставить паспорт, справку из службы занятости (для трудоспособных безработных) и заполнить с помощью социального работника декларацию о материальном положении семьи. Все расчеты автоматизированы. Статус нуждающихся предоставляется семьям, у которых душевые доходы не достигают величины прожиточного минимума, устанавливаемого в данной природно-климатической зоне.

Пособие назначается семьям из числа получивших статус нуждающихся, у которых среднедушевые доходы не достигают величины гарантируемого правительством душевого дохода (ГДД). Размер пособия по нуждаемости на одного члена семьи равен положительной разнице между ГДД и душевым доходом семьи. Семейное пособие исчисляется как произведение пособия на одного члена семьи на число членов семьи. Минимальное пособие составляет 10 руб. (сумма, необходимая для открытия счета в Сбербанке). Максимальное пособие – величина не фиксируемая. Она определяется материальным положением семьи и бюджетными возможностями региона. В настоящее время максимальное пособие превышает 1500 руб.

Информация о семьях, получивших статус нуждающихся, но не получающие пособия, содержится в электронной базе данных. Они составляют резерв на включение в число получателей пособия по мере повышения ГДД или в случае сокращения их душевых доходов ниже текущей величины ГДД.

Полнота и точность расчетов душевых доходов в домохозяйствах легли в основу решения использовать их в качестве критерия для предоставления различных декларируемых, но бюджетно не обеспеченных льгот, привилегий, компенсации, пособий. Все зарегистрированные хозяйства получают справки единого образца с указанием их статуса и той суммы, которой не хватает для доведения душевых доходов до прожиточного минимума. На указанные в справке суммы им могут, по возможности, предоставляться иные, кроме пособия по нуждаемости, виды помощи (скажем, льготы по оплате детского сада или яслей, школьных обедов и т. д.) Гражданам, не имеющим статуса нуждающихся, их предоставление приостанавливается.

Методикой введен в практику механизм добровольного отказа нуждающихся граждан от льгот, привилегий, пособий, если они не желают или не имеют возможности ими пользоваться (скажем, транспортная льгота или льгота в оплате телефона). В этом случае вышеуказанные льготы, привилегии, пособия не включаются в состав дохода домохозяйств и последние могут получить их в виде пособия по нуждаемости. Местная администрация соответственно сокращает перечисление средств на счета предприятий, предоставляющих эти льготы населению.

ГДД стал региональным социальным индикатором, он пересматривается ежеквартально и устанавливается распоряжением главы Республики Коми. Величина ГДД варьируется в зависимости от стоимости жизни в природно-климатических зонах и исчисляется с помощью ЭВМ. В 1997 г. средняя величина ГДД в Коми составляла 170 рублей в месяц. В 1998 г. ГДД поднялся до 230 рублей. При этом на Крайнем Севере – 296,39 руб., в центре – 230 руб., на юге – 218,14 руб.

С внедрением регулирования минимальных душевых доходов (РМД) контингент получателей помощи изменился. В его состав вошли семьи, которые ранее никакой помощи не получали, некоторые традиционные клиенты социальной защиты отошли на второй план. Одной из причин произошедших изменений стал учет экономического (ЭПС) и трудового потенциала семей (ТПС). ТПС – это трудовые возможности членов домохозяйств самостоятельно обеспечивать свои потребности, ЭПС – это недвижимость и транспортные средства, которые могли бы приносить, но не приносят своим владельцам дополнительный устойчивый денежный доход.

 

1997

1998

Расходы на социальную помощь

38,508 млн. руб.

20,617 млн. руб.

Численность претендующих на помощь

125 000

60 000

Бюджет РМД

3,088 млн. руб.

7,000 млн. руб.

Как видно, за первые два года существования РМД сокращение на 18 млн. руб. расходов из республиканского бюджета было компенсировано ростом помощи нуждающемуся населению всего лишь на 4 млн. руб. При этом численность 125 000 формально состоявших на учете в органах социальной защиты трансформировалась в 60 000 (20 тыс. семей), на самом деле претендовавших на социальную помощь. Таким образом, происходит перенацеливание средств, сопровождающееся увеличением помощи беднейшим семьям при одновременном сокращении бюджетных расходов. В текущем году запланировано дальнейшее сокращение расходов по традиционной схеме и одновременное увеличение расходов на помощь по программе РМД до 17 млн. руб.

 Главная / Гражданские дискуссии / "Бедность сегодня" / "Яблоко" про бедных"






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.