НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Доклады / Доклад за 2000 год

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 2000 ГОДУ

Личные права

Глава 3.
Запрет рабства, подневольного и принудительного труда

Под "рабством" понимается "положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все правомочия, присущие праву собственности" (Конвенция о рабстве. 1926 г.). Иначе говоря, с рабом обращаются как с вещью: раба можно продать, подарить, использовать любым удобным для владельца образом и даже уничтожить. По данным ООН, сегодня около 12 миллионов людей все еще живут в условиях рабства в Латинской Америке, Африке, Средней и Южной Азии. Динамично развивается этот варварский институт на юге России, в кавказских республиках, где в рабство обращают российских военнопленных и "бомжей".

Подневольный труд - усеченный вариант рабства, связан в основном с сохранившимися до наших дней обычаями родовых и феодальных отношений, однако подневольный труд могут порождать и современные российские условия "дикого капитализма", когда криминализированный бизнес закабаляет человека, пользуясь его бедностью и социальной неустроенностью. "Под лицом в подневольном состоянии понимается лицо, находящееся в состоянии или положении, создавшемся в результате институтов или обычаев:

    долговой кабалы, т.е. положения или состояния, возникающего вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда зависимого от него лица, если надлежаще определяемая ценность выполняемой работы не засчитывается в погашение долга или если продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен;

    крепостного состояния, т.е. такого пользования землей, при котором пользователь обязан по закону, обычаю или соглашению жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, и выполнять определенную работу для такого другого лица или за вознаграждение или без такового, и не может изменить это свое состояние;

    любого института или обычая, в силу которых:

    женщину обещают выдать или выдают замуж без права отказа с ее стороны ее родители, опекун, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой;

    муж женщины, его семья или его клан имеют право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом; или

    женщина по смерти мужа передается по наследству другому лицу;

    любого института или обычая, в силу которого ребенок или подросток моложе 18 лет передается одним или обоими своими родителями или своим опекуном другому лицу, за вознаграждение или без такового, с целью эксплуатации этого ребенка или подростка или его труда" (Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством. 1956 год).

Пермский региональный правозащитный центр не располагает абсолютно достоверной информацией о фактах, свидетельствующих о распространении на территории Пермской области рабства или подневольного труда. Вместе с тем, сведения, поступающие из близлежащих регионов, всевозможные пермские слухи и, к сожалению, трудно проверяемые жалобы не позволяют сделать и противоположный вывод об однозначном отсутствии этого явления в Прикамье. Во всяком случае, тысячи пермских беспризорников, бездомных и нищих - беззащитных перед любым произволом, - потенциально являются готовым и легко доступным "материалом" для рабского и подневольного труда в теневом бизнесе, который всегда нуждается в дешевой рабочей силе и имеет достаточно укромных мест для ее использования.

Более определенно можно говорить об использовании принудительного труда на территории Пермской области. Информация, поступающая из самых различных источников, позволяет сделать выводы о явно неблагополучной ситуации в этой сфере.

"Принудительный или обязательный труд означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг" (Международная Организация Труда. Конвенция №105). Принудительный или обязательный труд не включает в себя:

    всякую работу или службу, требуемую в силу законов об обязательной военной службе и применяемую для работ чисто военного характера;

    всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей граждан полностью самоуправляющейся страны;

    всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа, при условии, что эта работа или служба будет производиться под надзором и контролем государственных властей и что указанное лицо не будет уступлено или передано в распоряжение частных лиц, компаний или обществ;

    всякую работу или службу, требуемую в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случаях войны или бедствия или угрозы бедствия, как то: пожары, наводнения, голод, землетрясения, сильные эпидемии или эпизоотии, нашествия вредных животных, насекомых или паразитов растений, и вообще обстоятельств, ставящих под угрозу жизнь или нормальные жизненные условия всего или части населения;

    мелкие работы общинного характера, то есть работы, выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива, и которые поэтому могут считаться обычными гражданскими обязанностями членов коллектива при условии, что само население или его непосредственные представители имеют право высказать свое мнение относительно целесообразности этих работ.

И-в обратился в Пермский региональный правозащитный центр с жалобой на сотрудников приемника-распределителя областного Управления внутренних дел. Являясь лицом без определенного места жительства, он был задержан с целью установления личности, когда обратился с заявлением о выдаче ему утерянного паспорта. Однако вместо определенного законодательством десятидневного срока он находился в приемнике в течение трех месяцев. При этом каждый день его выводили на работу, которую не оплачивали, объясняя это тем, что документы необходимо отработать (возможно, имелась в виду государственная пошлина за бланк и оформление паспорта - всего 50 рублей), и кормили всего один раз в день.

Впоследствии с подобными жалобами в ПРПЦ обратились еще несколько человек из так называемой "рабочей камеры" приемника-распределителя.

Положение, в котором оказался И-в, можно характеризовать как "ограничение свободы с нарушением закона", "привлечение к труду с использованием служебного положения при отсутствии добровольного согласия на его осуществление". Поскольку содержание его под стражей продолжалось более установленного законом срока, соответственно, привлечение его к труду в "сверхнормативный" период является незаконным. Находясь в местах содержания под стражей, И-в в силу ряда факторов объективного и субъективного характера оценивал возможность отказа от работы как угрозу наказания. Подтверждением субъективных факторов наличия такой угрозы и являлось, в том числе, ограничение свободы с нарушением закона. Следовательно, труд И-ва в этой ситуации может быть охарактеризован как принудительный.

По-прежнему остается повсеместной и обыденной практикой принудительный труд заключенных и военнослужащих срочной службы.

Принудительный труд военнослужащих, не связанный с "задачами несения военной службы и гражданской обороны", используется как для удовлетворения строительных и прочих бытовых нужд офицеров, так и в качестве бесплатной рабочей силы на коммунальных и сельскохозяйственных работах на территориях, не относящихся к воинским частям. Практикуется "передача в аренду" отделений и целых рот. Самый простой и очевидный для пермяков пример - привлечение военнослужащих для уборки областного центра после "всенародных праздников" вроде Дня города. Праздники эти как бессмысленное, массовое, публичное пьянство, конечно, можно отнести к стихийным бедствиям, но уборка мусора после них явно не относится к ведению Министерства обороны, потому что не связана с "задачами несения военной службы и гражданской обороны". При этом курсант не имеет возможности отказаться от выполнения данной повинности, т.к. знает, что будет наказан, в соответствии с уставом, как бы за то, что отказался выполнять эти самые "задачи несения военной службы".

Что касается использования труда солдат срочной службы в личном хозяйстве офицеров, то достаточно вспомнить весьма распространенную в Перми картину: при заселении почти каждого нового дома можно увидеть солдат, занимающихся перетаскиванием мебели, снующих туда-сюда со строительным мусором, обоями, раствором. Через знакомых офицеров для всевозможных неквалифицированных работ солдат "одалживают" школы, детские сады, магазины и даже общественные организации. Самое печальное, что практически все участники этих сделок, даже самые просвещенные и интеллигентные, воспринимают происходящее как нечто само собою разумеющееся. По всей видимости, сказывается традиционно российское представление о взаимоотношениях начальника и подчиненного, где начальник не "руководитель", а "хозяин".

Имея в виду естественный и массовый характер использования офицерами труда солдат в личных целях, может быть, следует восстановить в российской армии институт денщиков. Правда, принимая во внимание объем социально-бытовых проблем, обрушившихся на наших офицеров в последнее десятилетие, как бы не пришлось записывать в денщики целыми отделениями и взводами.

Практически такая же ситуация складывается и в местах лишения свободы по отношению к заключенным. Речь идет не об обязательном труде для поддержания чистоты и порядка в исправительных учреждениях и не о труде как средстве социальной реабилитации осужденных, связанном с производственным процессом, который является источником дохода как самого осужденного, так и исправительного учреждения в целом. Принудительным для заключенного труд становится тогда, когда он направлен на удовлетворение частных нужд частных лиц и (или) не связан с исполнением наказания, а отказ от такого труда может повлечь для заключенного то или иное наказание. На практике многие сотрудники системы исполнения наказания используют заключенных как домашнюю прислугу, а также на сельскохозяйственных, строительных и т.п. работах.

Справедливости ради надо заметить, что труд на личное благо "начальников" для многих солдат и заключенных представляется отдушиной в тяжелой, беспросветной и, как правило, унизительной жизни армейских казарм и тюремных бараков. Тем более, что труд этот часто сопровождается режимными послаблениями. В этом случае можно говорить о некотором, достаточно извращенном аспекте добровольности в данном труде.

Безусловно, информация, которой располагает ПРПЦ, о случаях нарушения права на свободу от рабства и запрет на принудительный и подневольный труд, а также общее представление о ситуации, складывающейся в закрытых от большей части общества социальных институтах, не позволяют сделать выводы о реальных масштабах нарушения данного права. Но, тем не менее, сама по себе такая ситуация позволяет говорить о практически неограниченных возможностях для нарушений в этой сфере прав человека.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные угрозы

    Закрытость, непрозрачность органов внутренних дел, воинских частей и пенитенциарных учреждений.

    Господство патриархальных отношений в пенитенциарных, армейских и других закрытых учреждениях, где к "подопечным" изначально относятся как к лично зависимым лицам, находящимся не только в функциональном, но и в социально-бытовом подчинении у "начальников".

    Бедность, социальная неблагополучность многих россиян.

 

Предложения

Принятие нормативных актов, вводящих эффективную систему общественного контроля в учреждениях, в той или иной степени ограничивающих свободу граждан.

 Главная / Доклады / Доклад за 2000 год







При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.