НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Доклады / Доклад за 2000 год

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 2000 ГОДУ

Гражданские и политические права

Глава 12.
Запрет на пропаганду войны, на подстрекательство к дискриминации и насилию

В целом в Пермской области в 2000 г. запрет на пропаганду войны, на подстрекательство к насилию и дискриминации серьезно не нарушался. Однако на общей атмосфере не могли не сказаться военные действия, которые на протяжении всего года велись федеральными силами в Чечне. Причем нагнетание агрессивных, в какой-то степени шовинистских настроений, исходило большей частью из Москвы и осуществлялось через некоторые центральные средства массовой информации. Пермские журналисты с тревогой писали о том, что "в общественном мнении, зачастую при поддержке СМИ, формируется образ чеченца-"врага". Страна все больше начинает напоминать военный лагерь, где может быть только одна - "официальная" правда".68

В то же время отношение к событиям на Кавказе в Пермском регионе было достаточно сдержанным. Не произошло вспышки античеченских и антикавказских выступлений и после того, как в марте 2000 г. в Чечне погибло несколько десятков пермских омоновцев (часть из них попали в плен и были расстреляны). Публикации в пермских газетах по этому поводу и материалы, подготовленные журналистами электронных СМИ, были свободны от эмоциональных перехлестов и примитивных объяснений случившегося. Акцент делался на трагедийной стороне происшедшего и попытках разобраться в подлинных причинах случившегося.

Однако подобная, достаточно критическая по отношению к чеченским событиям, позиция не вызывала поддержки и понимания у ряда руководителей силовых структур. И, по крайней мере, в тех случаях, когда речь шла об их непосредственных подчиненных, они стремились оказать определенное давление.

В пермской областной газете "Звезда" был опубликован дневник начальника дежурной части Чернушинского ОВД майора милиции П., который он вел во время трехмесячной командировки в Веденский район Чечни (местный временный районный отдел милиции в течение года комплектовался милиционерами из Прикамья). В дневнике содержались критические оценки действий федеральных сил и говорилось о враждебном отношении населения Ведено к новым органам власти.69 Публикация была пронизана скептицизмом по поводу возможности сохранения и укрепления федеральной власти в Чечне. Данный материал имел значительный резонанс в регионе. Через месяц в газете "Звезда" был опубликован еще один материал, посвященный П., в котором, в частности, говорилось: "В ГУВД Пермской области состоялось внеочередное заседание аттестационной комиссии, которая аттестовала и начальника дежурной части ОВД г. Чернушки майора милиции П., вернувшегося из Чечни и опубликовавшего 23 июня в газете "Звезда" свой дневник "Пороховые дни и ночи". Комиссия сделала вывод, что "майор милиции П. занимаемой должности соответствует, с учетом устранения указанных недостатков". Однако ему в устной форме было сказано о нецелесообразности представления его к государственной награде, а представление к присвоению звания "подполковника милиции" считать преждевременным. При этом было заявлено, что данное решение не имеет никакого отношения к опубликованному чеченскому дневнику, которым, кстати, зачитывалась вся область. Так ли это? О награждении П. медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени и о повышении его в звании ходатайствовало руководство Веденского ОВД. ... Из-за чего же службисты перечеркнули все заслуги боевого офицера? Почему П., прекрасно аттестованного чеченской войной, по возвращении из командировки вытащили на "ковер" аттестационной комиссии? Внеочередной к тому же. Отозвали даже из отпуска, в нарушение приказа Министра внутренних дел, согласно которому должностные лица обязаны создавать участникам войны условия для социальной реабилитации... Чеченский дневник, который П. вел ежедневно, переполошил почти все начальство еще до его публикации. А после публикации отношение милицейского начальства к П. резко изменилось. Между тем утверждают, что никакой связи тут с дневником нет. П. наказан за допущенную грубость, рукоприкладство. Майора обвиняют в том, что он болезненно воспринимает критику в свой адрес. Мол, не всегда правильные делает для себя выводы, стал безответственно относиться к проведению инструктажей нарядов, заступающих на службу". "Я бы поверил всем этим утверждениям, - писал далее журналист И. Гурин, - если бы еще до публикации не знал, что П. собираются наказать. Когда я готовил дневник П., меня неожиданно пригласили для беседы в ОВД г. Чернушки, где заместитель начальника Т. Габидуллин и начальник штаба А. Дружбин попросили меня отдать дневник П. Оба плакались в жилетку, говорили, что если дневник будет опубликован, то им не избежать наказания, а главное - накажут П.: не наградят медалью, не присвоят звания (что и случилось!). Дело в том, пояснили Габидуллин и Дружбин, что П. нарушил два пункта приказа ГУВД Пермской области, касающегося взаимоотношений с прессой. Суть приказа в том (мне его показывали), что любая публикация в газете офицера или рядового милиционера должна пройти проверку руководства ОВД или ГУВД во избежание, якобы, ошибок. П. же о предстоящей публикации начальство не оповестил. Оно узнало о дневнике окольными путями. И атака началась. Поскольку П. открыто наказать за публикацию чеченского дневника нельзя, то аттестационная комиссия напрочь "забыла" о серьезном, казалось бы, нарушении двух пунктов приказа ГУВД (о печати) майором П., а ставку сделали на его конфликт с Г., хотя в немалой степени сами сотрудники ГУВД виноваты в случившемся".

В течение 2000 г. в Прикамье продолжали распространяться агитационные материалы РНЕ, хотя в целом активность этой организации, особенно во второй половине года, явно пошла на спад. На прилавках книжных магазинов иногда можно было встретить издания, в прямой или завуалированной форме пропагандирующие ксенофобию, идею национального и расового превосходства, оскорбляющие чувства тех или иных этнических групп.

О том, что агрессивно-расистские настроения встречаются среди части пермской молодежи, свидетельствует, в частности, факт избиения в августе 2000 г. темнокожего студента-африканца, прибывшего в г. Пермь с христианской миссией. Факт этот имел место в светлое время суток в центре города. О случившемся сообщили все основные местные газеты.

Как весьма тревожный сигнал может быть расценен тот факт, что в 2000 г. в Прикамье появились случаи, когда в ходе предвыборных кампаний соперничающие команды выдвигали друг против друга не только привычные уже обвинения в использовании "грязных технологий", подкупе или связи с преступным миром, но и стали навешивать более серьезные ярлыки, формируя образ врага, изображая противника ставленником неких "темных сил".

Так, руководителя кампании одного из кандидатов на пост главы Пермского района С. соперники обвинили в "хаббардизме" и "сатанизме". В своем агитационном издании70 они необоснованно приписали ей членство в хаббардистской организации. При этом название материала "На пермской земле окопалась враждебная народу сатанинская секта" и многие содержащиеся в нем положения (например, "У врага рода человеческого много имен. Одно из них - американец Рон Хаббард. Хаббардисты активно вторгаются в нашу жизнь. Их цель продвинуть во власть своих ставленников", "Мы плохо живем потому, что в последнее время нами правили люди, которыми управляли сектанты Хаббарда" или "хаббардисты внедряются на производство и во власть") вкупе с призывами "победить зло" и "изгнать Сатану" представляли собой по сути новый вариант "теории заговора", распространенный, по официальным данным, тиражом в 10 тысяч экземпляров. В защиту С. выступила Пермская ассоциация политических экспертов и менеджеров (АСПЭМ), были поданы иски о защите чести и достоинства в суд. Однако официальные власти не высказали никакой четкой позиции по данному конфликту. Конечно, использование такого хода носило ситуативный характер и было связано со стремлением устранить неугодного конкурента, однако все это создавало опасный прецедент разжигания ксенофобии и игры на религиозных и национальных чувствах.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные угрозы

    Бедность.

    Продолжение чеченской войны.

    Бытовой национализм, в том числе среди работников правоохранительных органов.

 

Предложения

    Нужны нормативные акты, которые бы четко определили предмет и политику государства в отношении организаций и лиц, "возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду", пропагандирующих "социальное, расовое, национальное, религиозное или языковое превосходство" и дали бы обществу эффективный инструмент правовой защиты.

    Власть и правоохранительные органы должны найти в себе силы для четкого обозначения своей позиции по отношению к публичным проявлениям ксенофобии и, при необходимости, принимать все необходимые меры для пресечения деятельности, направленной на разжигание национальной и социальной розни.

 Главная / Доклады / Доклад за 2000 год







При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.