НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Доклады / Доклад за 2000 год

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 2000 ГОДУ

Соблюдение прав человека в отношении наиболее уязвимых групп населения

Глава 25.
Положение жертв политических репрессий

Самое громкое нарушение конституционных прав репрессированных случилось на высшем законодательном уровне: на заседании Государственной Думы 4 октября 2000 года был отклонен в первом чтении проект федерального закона, по которому вносились изменения и дополнения в Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий". Четыре года шла подготовка этого проекта, направленного на установление равного статуса с репрессированными для их детей, других близких родственников, считающихся по действующему закону "пострадавшими от политических репрессий". И все напрасно? И это несмотря на соответствующее постановление Конституционного Суда (от 23 мая 1995 г.), в котором указывалось, что Федеральному собранию "надлежит (!) внести в закон дополнительные изменения с целью наиболее полного восстановления прав детей…". Более того, было проигнорировано и определение КС (от 18 апреля 2000 г.) по тому же поводу. В своем определении Конституционный Суд не только подтверждал неизменность первого решения по этому вопросу, но также признавал противоречащим Конституции положение части 1 ст. 2-1 закона, по которому дети, оставшиеся без попечения одного или обоих родителей, относятся к пострадавшим от политических репрессий, а не репрессированным.

По оценке И.А. Зекцера, председателя ассоциации жертв политических репрессий Пермского областного отделения общества "Мемориал", этот беспрецедентный случай характеризует уровень правосознания и политической ответственности российских парламентариев. Но дело не только в Госдуме. Генеральная прокуратура РФ, формально поддержав в этой части Конституционный Суд, воспрепятствовала региональным органам прокуратуры реабилитировать упомянутую категорию лиц "до решения Госдумы", что является нарушением Закона РФ "О Конституционном Суде". В создавшейся ситуации ассоциация жертв репрессий приняла решение о предъявлении в индивидуальном порядке требований (жалоб) о реабилитации лиц данной категории.

В 2000 г. Минфин прекратил финансирование льгот репрессированным, начиная с третьего квартала, а вслед за этим "отличилось" и финуправление областной администрации. На пригородном автотранспорте незаконно прекратили льготные перевозки репрессированных. Порядок был все же восстановлен, но виновные чиновники ни к какой ответственности привлечены не были.

В федеральный бюджет на 2001 год вновь заложено частичное приостановление финансирования закона о реабилитации жертв репрессий. В очередной раз проводится атака на "раздутые льготы", хотя в отношении репрессированных всем должно быть ясно, что это всего лишь частичные и крайне незначительные компенсации гражданам, пострадавшим от собственного государства. Отказывая в этих компенсациях, депутаты нарушают не только нормы элементарной справедливости, но и Конституцию: 53-я статья предоставляет каждому право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц.

Возмещение или денежная компенсация за конфискованное имущество репрессированным идет с большими перерывами, государство - вечный должник перед невинно пострадавшими. Налицо дискриминация внуков репрессированных лиц, ведь если они лишены права на компенсацию, то в этом случае нарушаются еще и нормы наследственного права.

В качестве примера можно привести многолетнюю борьбу за свои права Бориса Александровича Козминых, уроженца пос. Суксун. Семья его деда М. Д. Козминых - семь человек - была выслана на север Пермской области. По закону о реабилитации внук получил лишь символическую компенсацию за незаконно конфискованное имущество - сто минимальных размеров оплаты труда в 1995 г. составили сумму 4370 руб., выплачены из средств местного, Суксунского бюджета с последующим возмещением из областного бюджета. У семьи деда имелось два дома (в них потом долго размещалась милиция), надворные постройки, лошадь, корова. Описи имущества в деле М. Д. Козминых нет, но удалось получить выписку из протоколов допроса трех свидетелей-односельчан, которые и подтвердили объем имущества, конфискованного у "кулака-мироеда". Б. А. Козминых получил техпаспорт на фамильные домовладения и справку БТИ о стоимости дедовских строений (весьма внушительная сумма).

В своем письме, адресованном в газету "Пермские новости", Борис Александрович признается, что ему хотелось добиться того, чтобы все было по закону, что он хотел создать прецедент в деле компенсации. Однако длительная переписка, походы по судам, архивам ни к чему не привели…кроме того, конечно, что историю своих предков Козминых знает теперь гораздо лучше, чем прежде. Они занимались производством знаменитых самоваров, торговлей, литьем не менее знаменитых колоколов.

Комментарий И.А. Зекцера: "Несмотря на рекомендации, принятые в 1996 году областной комиссией по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, в 2000 г. продолжалось ущемление местными комиссиями прав раскулаченных лиц на возмещение (денежную компенсацию) утраченного имущества. Из-за таких действий местных комиссий немало бывших раскулаченных не смогли в установленный законом трехгодичный срок добиться положенного им в той или иной форме возмещения. А это - прямое нарушение 52-й статьи Конституции РФ. Нередко комиссии отказываются признать достаточным для назначения компенсации официально установленный факт раскулачивания. Ясно же, что сегодня найти двух свидетелей такого противозаконного действия властей, спустя столько лет, практически невозможно. И не надо, потому что необходимое документальное подтверждение содержится в каждой справке о реабилитации, там всегда приводится основание для репрессии. К сожалению, это очень трудно доказывать в суде".

Не выполняется закон и в отношении жилья. Например, остро стоит жилищная проблема для семьи М. Н. Мурашевой (г. Пермь), отец которой, Н. А. Русских, был реабилитирован только в 1997 году. Просьбы, заявления дочери остались без внимания. И таких, как она, много. Проблема "заморожена". Сегодня - тем более, потому что строительство муниципального жилья практически прекратилось, а "очередников" все больше.

В 2000 г. продолжалось лишение жертв репрессий, проживающих в частном, кооперативном жилье, льгот по оплате за коммунальные услуги. Ассоциация добилась прекращения дискриминации, но рецидивы все еще случаются.

Не все, однако, в данной сфере так плохо. Благодаря активной работе областного общества "Мемориал" и Ассоциации жертв политических репрессий, удалось добиться взаимопонимания с областной администрацией, Законодательным собранием. Несколько примеров.

Областным законом предусмотрено предоставление безвозмездных субсидий тем жертвам репрессий, которые остро нуждаются в улучшении жилищных условий (за счет бюджета Пермской области).

На региональном уровне решен вопрос по выплатам на погребение умерших жертв политрепрессий. Губернатором Г.В. Игумновым (теперь уже бывшим) было издано распоряжение, которым устанавливался перечень гарантированных ритуальных услуг для реабилитированных лиц в случае их смерти (стоимость которых государство обязано по закону выплатить родственникам или другим лицам, осуществившим погребение). На данный момент эта сумма составляет 2 400 руб.

По инициативе членов областной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политрепрессий (председатель - Н.А. Девяткин) был подготовлен проект и в декабре 2000 г. Законодательным собранием был принят закон, распространяющий на проживающих в частном жилье льготы по оплате коммунальных услуг и устанавливающий для всех жертв политических репрессий льготы по абонементной плате за телефон, за пользование радио и коллективной телеантенной.

 Главная / Доклады / Доклад за 2000 год







При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.