НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год

Доклад "Соблюдение прав человека в Пермском крае в 2006 году"

РАЗДЕЛ 1
ЛИЧНЫЕ ПРАВА

Глава 2. Запрет пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Статья 5
Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 21
1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или другим опытам.

ПЫТКОЙ является любое действие, умышленно причиняющее сильную физическую или душевную боль или страдание, не связанное с правовыми санкциями.

Все должностные лица по поддержанию правопорядка должны быть полностью осведомлены о запрещении пыток. Приказы вышестоящего должностного лица не могут служить оправданием пыток. Должностные лица по поддержанию правопорядка имеют право применять силу только, когда это совершенно необходимо.

Применение ПЫТКИ ИЛИ ДРУГИХ ЖЕСТОКИХ, БЕСЧЕЛОВЕЧНЫХ ИЛИ УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ ОБРАЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ связывают со следующими признаками:
1. Противоправность деяния, выраженное как в форме действия, так и в форме бездействия (оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии);
2. Общественно-опасные последствия в виде сильной боли, физических или моральных страданий человека, к которым применялась пытка;
3. умышленное причинение страданий и боли, характеризующееся осознанием противоправности своих действий, предвидением закономерного причинения боли и страданий и желанием достижения намеченного противоправного результата;
4. Целенаправленность применения пытки и жестокого обращения. Целью пытки может выступать: а) получение от лица, которому причиняются страдания, или от третьего лица сведений или признания; б) наказание его за действие, которое совершило оно или третье лицо, или в совершении которого оно подозревается (профилактические меры); в) запугивание или принуждение его или третьего лица; г) любая иная причина, основанная на дискриминации любого характера;
5. Субъект применения пытки - государственное должностное лицо или иное лицо, выступающее в официальном качестве, или по его подстрекательству, либо с его ведома или молчаливого согласия.

Законодательные меры, направленные на защиту граждан от недопустимого обращения со стороны должностных лиц правоохранительных органов содержат: прямой запрет недопустимого обращения; ограничения на применения оружия, физической силы и спецсредств должностными лицами правоохранительных органов; процедуры проведения оперативно-розыскной деятельности, следственных и административно-процессуальных действий, исключающие возможность недопустимого обращения; право на квалифицированную юридическую помощь; право на медицинскую помощь и освидетельствование в случае недопустимого обращения, право на подачу жалобы в условиях ограничения свободы в случае недопустимого обращения; основания и порядок проведения проверок по сообщениям о недопустимом обращении; основания и порядок получения пострадавшим возмещения вреда, причиненного недопустимым обращением.

Оценка ситуации

С 01.01.2006 г. по 31 ноября 2006 г. в ПРПЦ от граждан поступили сообщения (заявления и жалобы) о 14 имевших место в 2006 г. случаях недопустимого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов (милиции)[1]. Из них: 4 - о пытках в целях получения "признаний" в совершении преступления (на данный момент 2 нашли подтверждение в ходе общественного расследования, официально - ни одно); 3 - о необоснованном или явно выходящем за пределы необходимого применении физической силы и специальных средств в процессе задержания подозреваемого в совершении преступления (2 нашли подтверждение в ходе общественного расследования, официально - ни одно); 4 - о необоснованном или явно выходящем за пределы необходимого применении физической силы и специальных средств в процессе административного задержания (2 нашли подтверждение в ходе общественного расследования, официально - ни одно); 3 - иное (2 нашли подтверждение в ходе общественного расследования, официально - ни одно).

В прошлом году за тот же период времени в ПРПЦ было зафиксировано всего 8 сообщений о недопустимом обращении.

По официальным данным, за первые 3 месяца 2006 г. в Пермском крае органами прокуратуры было возбуждено 7 уголовных дел по фактам незаконного применения сотрудниками милиции насилия в отношении граждан[2]. По итогам первых 7 месяцев 2006 г. количество указанных уголовных дел выросло до 10[3]. За весь 2005 г. в отношении сотрудников милиции по фактам насилия в отношении граждан было возбуждено 31 уголовное дело[4].

Приведенные выше данные о количестве сообщений о недопустимом обращении, зарегистрированных в ПРПЦ, по нашему мнению, сами по себе недостаточны для утверждений о том, что по сравнению с 2005 г. в 2006 г. произошел значительный рост соответствующих правонарушений в деятельности сотрудников милиции. С нашей точки зрения, приведенные выше официальные данные не могут рассматриваться в качестве достаточного основания для выводов о том, что уровень преступности, связанной с насилием в отношении граждан, в милицейской среде в 2006 г. снизился по сравнению с 2005 г. Представляется, что рост числа сообщений в ПРПЦ в 2006 г. по сравнению с 2005 г. как раз и объясняется снижением в тот же период времени уровня официально регистрируемой должностной преступности, а, по сути, ослаблением в 2006 г. по сравнению с 2005 г. деятельности органов прокуратуры по уголовному преследованию сотрудников милиции за совершение преступлений, связанных с применением насилия к гражданам.

По словам начальника УСБ ГУВД Пермского края на пресс-конференции, проходившей в августе 2006 г., обращений о нарушении законности сотрудниками милиции от жителей Прикамья по-прежнему много, но лишь 10-17 % от них находят подтверждение[5]. В целом, положение дел с личным составом в Пермском крае вызывает беспокойство[6].

Деятельность прокуратуры

Правоохранительная деятельность по проведению проверок сообщений о недопустимом обращении, расследованию соответствующих уголовных дел и привлечению к уголовной ответственности виновных должностных лиц является одним из факторов, оказывающих существенное влияние на ситуацию с соблюдением права человека не подвергаться недопустимому обращению. Осуществление указанной деятельности в связи с сообщениями о недопустимом обращении со стороны сотрудников органов внутренних дел по действующему российскому законодательству возлагается на органы прокуратуры.

Выше были приведены данные официальной статистики о количестве возбужденных органами прокуратуры Пермского края уголовных дел по фактам недопустимого обращения со стороны сотрудников милиции. Однако сами по себе эти данные не позволяют оценить эффективность деятельности органов прокуратуры.

В то же время, следует отметить, что ни по одному из 14, поступивших в ПРПЦ сообщений о случаях недопустимого обращения, имевших место в 2006 г., по результатам проведенных проверок органами прокуратуры не было возбуждено уголовного дела. Во всех случаях по результатам проверок выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом, так же как и в предыдущие годы, мы отмечаем, что более чем в половине случаев первоначальные проверки по сообщениям о недопустимом обращении проведены неполно, а вынесенные по их результатам постановления об отказе в возбуждении уголовного дела являются незаконными и необоснованными.

В случае обжалования и отмены таких отказных постановлений в подавляющем большинстве уголовное дело не возбуждается, а направляется на дополнительную проверку, по результатам которой вновь выносится неправомерное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом органы прокуратуры, включая прокуратуру Пермского края и Генеральную прокуратуру РФ, считают допустимым, когда по одному и тому же сообщению о преступлении без возбуждения уголовного дела многократно проводятся проверки на протяжении многих месяцев, а то и нескольких лет. Для иллюстрации приводим несколько примеров.

Пример 1.

    Около 1 час. 00 мин. 14.01.2006 г. сотрудниками ОУР ОВД Ленинского района г. Перми и УВД г. Перми по подозрению в совершении грабежа в подъезде собственного дома был задержан несовершеннолетний Д., 1988 г.р. При задержании сотрудники милиции сразу же стали применять к Д. физическую силу, в частности, заламывали ему за спину руки, повалили на пол, наступали ногами на кисти рук. Выводя из подъезда, они ударили Д. головой о железную входную дверь. При этом в нарушение ст. 5 ФЗ "О милиции" на неоднократные требования Д. разъяснить причины (основания) его задержания, сотрудники милиции всякий раз грубо отвечали отказом. Зная о том, что задержание Д. происходит в подъезде, где находится квартира, в которой Д. проживает со своими родителями, сотрудники милиции в нарушение ч. 3 ст. 423 УПК РФ не приняли никаких мер по уведомлению родителей (законных представителей) Д. о его задержании. Не сделали они этого и в последующем в течение всего времени задержания Д.

    После вывода Д. из подъезда он был посажен в автомашину, на которой его доставили в УВД Индустриального района г. Перми (далее - РУВД). По дороге в РУВД один из задерживавших Д. сотрудников милиции, сидевший рядом с ним на заднем сидении, применял в отношении Д. физическое насилие, в частности, неоднократно наносил удары кулаком по голове, в том числе по лицу, хватал за волосы, прижимал руками голову Д. к коленям, а также унижал и оскорблял Д. словесно.

    После доставления в РУВД Д. был приведен сотрудниками милиции в один из кабинетов, где в течение некоторого времени его заставили ждать, сидя на корточках. После этого сотрудник милиции, применявший к Д. физическое насилие по дороге в РУВД (далее - К.) и отлучившийся на время, вернулся в кабинет и произвел личный обыск Д. с помощью еще одного мужчины в гражданской одежде, который, судя по обстоятельствам дела, также являлся сотрудником милиции. Какого-либо процессуального оформления личный обыск Д. не получил. Затем К. нанес Д. три удара в область паха. Вскоре Д. был выведен из кабинета и помещен в камеру временно задержанных (КВЗ), расположенную в дежурной части. Пока он там находился к нему подходил один из сотрудников дежурной смены РУВД, который спрашивал у Д., имевшего свежие видимые телесные повреждения на лице, били ли его сотрудники ОУР., на что Д. ответил утвердительно.

    Через некоторое время Д. вновь был доставлен в тот же кабинет, что и ранее, где К. в присутствии еще 5-6 мужчин в гражданской одежде, являвшихся, судя по обстоятельствам дела, сотрудниками милиции, стал беседовать с Д., задавая вопросы, относящиеся к подозрению в отношении Д. Поскольку ответы Д. не устраивали К., то К. нанес Д. несколько ударов в грудь кулаком, после чего к Д. подошел еще один из сотрудников милиции, участвовавших в задержании, и также нанес удар в грудь. После этого К. подножкой повалил Д. на пол, сел на него сверху и стал угрожать Д. групповым изнасилованием, в том случае, если Д. не подпишет необходимую сотрудникам милиции бумагу. Под давлением психологического и физического насилия, реально воспринимая высказанные угрозы, Д. согласился выполнить требование К. и подписал подсунутый ему документ на одном листе, даже не ознакомившись с его содержанием. После этого Д. вновь был выведен из кабинета и помещен в КВЗ. Ближе к утру Д. был приведен в другой кабинет к следователю РУВД, который побеседовал с Д., взял обязательство о явке и отпустил его домой. Какого-либо протокола о задержании Д. сотрудниками милиции составлено не было. Сразу же из РУВД Д. направился домой.

    Придя домой, Д. рассказал о случившемся родителям, пожаловался на плохое самочувствие, показал имевшиеся телесные повреждения. Через некоторое время в тот же день Д. в сопровождении своей матери обратился в травмпункт, где были зафиксированы ушибы мягких тканей головы, лица, грудной клетки с обеих сторон, обеих кистей. В тот же день Д. обратился с заявлением по изложенным выше событиям в РУВД, откуда затем оно было передано для проведения проверки в Индустриальную районную прокуратуру г. Перми.

    По результатам проведенной в порядке ст. 144 УПК РФ проверки следователем указанной прокуратуры 27.01.2006 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, которое 28.01.2006 г. как необоснованное вследствие неполноты проведенной проверки было отменено заместителем прокурора той же прокуратуры. По результатам дополнительной проверки 01.02.2006 г. следователем вновь было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствие состава преступления. Данное отказное постановление безрезультатно обжаловалось матерью Д. сначала прокурору Индустриального района г. Перми, а затем также безрезультатно в Индустриальный районный суд. В обоих случаях отказное постановление следователя было признано законным и обоснованным. Данное постановление, по нашему мнению, является необоснованным и незаконным хотя бы уже по той причине, что в ходе проверки были получены объективные данные (медицинские документы, заключение СМЭ), которые подтверждают получение Д. в ночное время 14.01.2006 г. многочисленных телесных повреждений на различных частях тела и, в конечном счете, данные заявления и объяснения Д. о применявшемся к нему сотрудниками милиции насилии. Тогда как объективных данных, которые бы опровергали позицию Д. об обстоятельствах получения им телесных повреждений, получено в ходе проверки не было. В настоящее время ПРПЦ готовится жалоба в Европейский Суд по правам человека на нарушения прав Д., гарантированных статьями 3, 5, 6, 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Пример 2.

    Вечером 30.06.2006 г. гр-н П-ов, находившийся в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения средней степени тяжести, был задержан сотрудниками милиции ОВД Ленинского района г. Перми (далее - ОВД) и помещен в медвытрезвитель при ОВД. При помещении в медвытрезвитель П-ов не имел каких-либо телесных повреждений. При помещении в медвытрезвитель у П-ова были изъяты находившиеся у него при себе личные вещи, в том числе денежные средства в размере чуть более 600 рублей, что было запротоколировано. По прошествии некоторого времени, протрезвев, П-ов стал стучаться в дверь камеры (палаты), поскольку хотел в туалет и в то же время пить. Первоначально от подошедшего на стук сотрудника милиции П-ов получил на свои просьбы отказ.

    Вскоре, не в силах больше терпеть нужду, П-ов повторно постучал в дверь камеры в указанных выше целях. Камеру открыл сотрудник милиции, который сразу же стал применять к П-ову физическую силу. Он вытащил П-ова из камеры в коридор, развернул к себе спиной, заломил П-ову за спину обе руки и в таком положении поднял их на максимальную высоту, причиняя П-ову сильную физическую боль. Затем сотрудник милиции связал за спиной П-ова руки матерчатым ремнем и после этого толкнул П-ова в таком положении вперед, в результате чего П-ов упал, ударившись при этом о стену и пол головой и грудью. Далее сотрудник согнул ноги П-ова в коленях и привязал их также с помощью ремня к шее П-ова, от чего П-ов стал задыхаться и закричал, что может умереть от удушья. Все это время рядом с применявшим физическое насилие находился еще один сотрудник милиции. Подождав некоторое время, сотрудники милиции развязали П-ова и поместили его обратно в камеру, сказав при этом, что если П-ов будет еще стучаться, то ему будет хуже.

    Между 8 час. 00 мин. и 9 час. 00 мин. 01.07.2006 г. П-ов был выведен к дежурному, где ему вернули его личные вещи, за исключением 500 рублей одной купюрой, и отпустили. В результате указанных выше насильственных действий сотрудников милиции на теле П-ова оставались на момент освобождения телесные повреждения в виде ссадин на передней поверхности шеи с обеих сторон, ушиба (припухлости) в скуловой области слева, кровоподтека под левым глазом, ссадины в области запястья правой руки, рана в области нижней трети локтевой кости, криволинейная рана на мизинце правой стопы. Все эти повреждения П-овым были вскоре засвидетельствованы.

    04.07.2006 г. в связи с указанными выше событиями П-ов обратился с заявлением в прокуратуру Ленинского района г. Перми. По результатам проведенной проверки следователем указанной прокуратуры было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, копия которого в нарушение ч.4 ст.148 УПК РФ до настоящего времени заявителю не направлена и не вручена. Из разговора со следователем стало известно, что в ходе проведенной им проверки факт применения сотрудниками милиции физической силы и специальных средств к П-ову нашел подтверждение. Однако сотрудники милиции поясняли, что насильственные действия в отношении П-ова они совершали исключительно в целях его усмирения в связи с буйным поведением, руководствуясь при этом нормами Положения о медвытрезвителе, утвержденного Приказом МВД СССР от 30.05.1985 г. № 106. Факт "невозвращения" П-ову по освобождении из медвытрезвителя денежных средств также нашел подтверждение, однако признаков какого-либо преступления в этом следователем усмотрено не было. По нашему мнению, указанное постановление следователя незаконно и необоснованно. Это постановление будет обжаловано после получения его копии заявителем (следователь обещал вскоре направить указанный документ заявителю).

Ограничение права задержанных или арестованных на получение немедленной юридической помощи адвоката

В указанных выше случаях уголовно-процессуального задержания подозреваемым не было обеспечено право на незамедлительную помощь защитника (адвоката). При этом в период задержания и при отсутствии обеспечения права на помощь защитника с подозреваемыми сотрудниками ОУР проводились ОРМ в виде так называемых бесед, в ходе которых к подозреваемым применялось физическое насилие в целях получения признаний в совершении преступления. Такого рода необеспечение права на помощь защитника со стороны сотрудников правоохранительных органов по сей день является нормой и даже не рассматривается в качестве правонарушения соответствующими надзирающими и контролирующими структурами.

Выводы

В соответствии с изложенным, полагаем, что в целом уровень должностных правонарушений, связанных с применением насилия к гражданам, в деятельности органов внутренних дел в 2006 г. существенных изменений не претерпел по сравнению с 2005 г. и остался прежним. Также следует отметить, что по нашим наблюдениям, указанный уровень остается неизменным на протяжении последних 5-6 лет. Этот уровень можно охарактеризовать как недопустимо высокий, поскольку случаи пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения представляют собой не исключительное, а широко распространенное явление.

В то же время следует отметить, что, начиная примерно с 2004 г. и по настоящее время, компетентные органы государственной власти регионального уровня (прокуратура Пермского края, ГУВД Пермского края) и их должностные лица более активно и открыто, чем прежде, взаимодействуют с широким кругом СМИ, говорят о проблемах соблюдения законности и прав человека в деятельности правоохранительных органов, о конкретных фактах должностных правонарушений и существующей по ним статистике. Такое поведение указанных органов власти и их должностных лиц, безусловно, является одной из необходимых мер по профилактике и борьбе с рассматриваемыми должностными правонарушениями. Однако такого рода меры сами по себе не могут коренным образом в положительную сторону изменить ситуацию с соблюдением права человека не подвергаться недопустимому обращению в силу своего "надстроечного" характера.

При таких обстоятельствах работа региональных органов прокуратуры по проверке сообщений о недопустимом обращении, расследованию соответствующих уголовных дел и привлечению к ответственности виновных должностных лиц оценивается нами как неудовлетворительная. Такая оценка остается неизменной на протяжении всего времени, в течение которого ПРПЦ систематически занимается проблемами нарушения права человека не подвергаться недопустимому обращению (последние 6 лет). По нашему мнению, рассматриваемая деятельность органов прокуратуры ориентированна до настоящего времени, в лучшем случае, на удержание существующего уровня должностных правонарушений, связанных с недопустимым обращением, на недопущение его дальнейшего роста, но не на его снижение.

Представляется, что главная причина такого положения вещей на сегодняшний день заключается в неясности, противоречивости и отчасти пробельности законодательного регулирования порядка обеспечения права задержанного подозреваемого на помощь защитника (адвоката). В частности, нормы п. 3 ч. 4 ст. 46 и ч. 4 ст. 92 УПК РФ в правоприменительной практике толкуются следующим образом: свидание с защитником должно обеспечиваться задержанному подозреваемому соответствующим должностным лицом органа дознания или следствия лишь непосредственно перед его первым допросом, не ранее того. Указанные выше правонарушения, регистрируемые в ПРПЦ по сообщениям граждан и результатам проведенных по ним проверок, в качественном и количественном отношении остаются на одном и том же уровне на протяжении последних 6 лет.

Рекомендации

  • Для искоренения практики недопустимого обращения необходим серьезный качественный рост эффективности деятельности правоохранительных органов при условии соблюдения высоких требований современного права. Это, в свою очередь, требует решения существующих на сегодняшний день серьезных "базисных" проблем кадрового, материально-технического и организационного обеспечения деятельности правоохранительных органов, прежде всего, органов внутренних дел.

  • Кроме того, снижению практики пыток и жестокого обращения могут способствовать следующие меры: применение механизмов защиты жертв и свидетелей; проведение прокуратурой в полном объеме проверочных и следственных процедур; сокращение сроков предварительного следствия; настаивание на реальности наказаний за совершение тяжких должностных преступлений; увеличение размера (до справедливого уровня) компенсаций за причинение морального вреда органами власти.

  • Необходимо усилить просветительскую работу среди сотрудников органов правопорядка, ввести в образовательные программы подготовки и повышения квалификации сотрудников ознакомление с международными стандартами правоприменения.

  • Регистрируемые случаи, ограничивающие доступность защитника к гражданам, подозреваемым в совершении преступления, должны стать предметом серьезной надзорной деятельности. По нашему мнению, проблема получения немедленной юридической помощи может быть решена или острота ее может быть снята путем включения в УПК РФ нормы, которая бы запрещала проведение с задержанным подозреваемым каких-либо следственных или иных действий в целях получения от него данных, имеющих значение для дела, до обеспечения ему возможности свидания с адвокатом и (или) в отсутствие адвоката.


[1] Данные по сообщениям о недопустимом обращении со стороны сотрудников УИС (ФСИН) в отношении подследственных, подсудимых и осуждённых приводятся в другом разделе настоящего доклада. (вернуться)

[2] Письмо (ответ на запрос ПРПЦ) начальника управления по надзору за следствием, дознанием и ОРД Пермской краевой прокуратуры от 13.04.2006 г. №15-8-06. (вернуться)

[3] РИА "Новый Регион", со слов начальника УСБ ГУВД Пермского края Е. Ситника (вернуться)

[4] Письмо (ответ на запрос ПРПЦ) начальника управления по надзору за следствием, дознанием и ОРД Пермской краевой прокуратуры от 13.04.2006 г. №15-8-06. (вернуться)

[5] РИА "Новый Регион" (вернуться)

[6] Радио "Эхо Москвы" в Перми (вернуться)

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.