НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год

Доклад "Соблюдение прав человека в Пермском крае в 2006 году"

РАЗДЕЛ 2
ГРАЖДАНСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА

Глава 6. Свобода слова и доступа к информации

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Статья 19
Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает в себя свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 29
1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

СВОБОДА ИНФОРМАЦИИ включает свободу искать, получать, передавать, производить и распространять информацию, свободу выражать свое мнение и идеи, право на информацию, свободу слова и свободу массовой информации.

ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ включает право на беспрепятственный доступ к государственным информационным ресурсам, право на получение информации, касающейся деятельности органов власти и местного самоуправления, государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц, затрагивающей права и законные интересы граждан, представляющей общественный интерес.

СВОБОДА СЛОВА представляет собой возможность публично выражать свое мнение. Свобода массовой информации - составная часть свободы слова, подразумевает право свободно учреждать средства массовой информации, свободно издавать и распространять любую печатную продукцию, а также запрет цензуры.

Ограничения свободы информации возможны: в отношении информации с ограниченным доступом (конфиденциальной информации и информации, содержащей государственную тайну); в интересах защиты репутации, чести и достоинства, прав других лиц; в интересах следствия и правосудия. Запрещается распространение информации, в том числе с использованием средств массовой информации: возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду; содержащей пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства; содержащей призывы к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства; содержащей пропаганду войны, распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости; о способах, методах изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств и психотропных веществ; скрытых вставок, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье.

Перечень ограничений на свободу слова может быть расширен в период действия режимов чрезвычайного и военного положения.

Общий обзор

В Пермском крае с населением 2,9 млн. человек в настоящее время реально действуют и регулярно выходят около 170 средств массовой информации, среди них печатные издания, телекомпании, радиокомпании, интернет-издания. Особенностью последних лет стал выход федеральных изданий с местными (региональными) вкладками, такими как "Аргументы и Факты - Прикамье", "Российская газета-Прикамье", "Комсомольская правда-Пермь", "Коммерсант-Пермь", "Известия-Пермь" и др.

В последние годы активно развивается местное телевещание на так называемых "фоновых" федеральных телеканалах: телекомпания "Рифей" на фоне "Ren TV", телекомпания "Уралинформ ТВ" на фоне телекомпании "Петербург-пятый канал" и, кроме того, "Уралинформ ТВ" имеет сетевых партнеров "MTV-Пермь" и радиостанцию "Союз-FM". Телекомпания "ТНТ-Пермь" имеет устойчивого партнера "ТНТ", аналогично "СТС-Пермь" размещается на фоне "СТС". Телекомпания "Авторадио-ТВ" устойчиво сотрудничает с федеральным каналом "ДТВ". Особенностью сетевого партнерства становится то, что все большее развитие получают местные телепрограммы на данных каналах, создается оригинальный телепродукт.

Другой особенностью, говорящей о развитии СМИ в регионе, является появление информационных Интернет-изданий. Помимо оригинальных, исключительно интернет-продуктов (Интернет-газеты "Пермская" и "Пермские соседи", медиа-портал "Несекретно" и др.) практически каждое печатное СМИ в регионе дублируется на своем сайте в Интернете.

Положительной приметой времени стало появление региональных информационных агентств, которые создают свои сайты и делают online-рассылку по электронной почте ("Новый Регион-Пермь", "Перископ", "Верхнекамье", "Интерфакс-Пермь", "УралПолит.Ру-Пермь" и др.).

Наиболее доступным и массовым для населения края остается телевидение, в основном, федеральные телеканалы, а также вещающая по федеральным сетям Пермская телерадиокомпания "Т7". По результатам осеннего 2006 года исследования, проведенного институтом "Уралинсо", 98% пермских семей имеют дома телевизор. 79% взрослого населения Перми ежесуточно смотрят телевизор. Число телезрителей, одновременно находящихся у телеэкранов, достигает 57% населения Перми в будние дни и 47% - в выходные.

Возможность слушать радио по результатам осеннего исследования имеют 88% жителей Перми 14 лет и старше. В том числе, в среднем в сутки радиослушателями становятся 44,7%. В настоящее время слушателями эфирного радио в среднем в сутки являются 36,4% взрослого населения Перми, а радио по радиотрансляционной сети - 9,6%. (Институт Урал-Инсо, пресс-релиз от 23.11.2006)

В Пермском крае традиционно, уже несколько лет, нет средств массовой информации, учредителем которых выступала бы областная (краевая) информации. К государственным СМИ можно отнести Пермскую телерадиокампанию "Т7", а также газету "Досье 02", учредитель которой - Главное управление УВД по Пермскому краю. В то же время на местах - в городах и районах края - сохраняется сеть СМИ, учредителем которых выступает соответствующий муниципалитет. Таким образом, на периферийных территориях существуют более 40 СМИ, учредителем которых является местная власть. В городах и районах работает 13 телекомпаний (Барда, Березники, Добрянка, Кунгур, Лысьва, Нытва, Оса, Оханск, Соликамск, Чайковский, Частые, Чернушка, Чусовой).

Несмотря на некоторое расширение количества и качества СМИ в последние годы наблюдается устойчивая тенденция к тому, что наиболее тиражны, а соответственно, востребованны рекламные газеты и журналы или общественно-политические издания, распространяющиеся бесплатно, такие как "Местное время" или газета "Пермский край" (выходит практически только в периоды выборов). Качественное изменение произошло и на радио. Практически на всей территории края идет процесс свертывания проводного радиовещания. При этом, если в городах автоматически увеличивается количество аудитории FM-станций или другого эфирного радио, то на селе такой вид СМИ как радио постепенно исчезает.

В Пермском крае традиционно действует старейшее объединение журналистов - Пермское отделение Союза журналистов в России. Такие отделения СЖ после всех реформ остались не в каждом субъекте РФ. Пермское отделение считается одним из активных, по-прежнему идет регулярный прием в члены Союза журналистов России. При Пермском Союзе журналистов недавно создано Большое жюри, которое призвано решать проблемы и конфликты СМИ. Теле- и радиокомпании Пермской области объединены в Пермскую Ассоциацию Радио и Телевидения (ПАРТ).

Что касается содержательной, а не формальной независимости СМИ от власти и крупного бизнеса, то почти все региональные СМИ в той или иной степени демонстрируют такую зависимость. Ее обычными проявлениями являются явно односторонние (в пользу власти и/или крупных коммерческих структур) и предвзятые трактовки событий либо резко приоритетное несимметричное предоставление возможности высказывания одной стороне. Механизмом зависимости служит как финансовая (размещение заказов на публикации, в том числе, на скрытую рекламу), так и собственно административная ангажированность СМИ. Исключениями здесь является группа резко оппозиционных губернатору и мэру СМИ, принадлежащих предпринимателю Игорю Гринбергу (он же владелец охранного предприятия "Альфа") - газета "Пермский обозреватель", интернет-газета "Пермские соседи", интернет-портал "Несекретно". К оппозиционным можно отнести и газету "Вечерняя Пермь" с той же политической направленностью. Она контролируется постоянным оппонентом губернатора, предпринимателем с неоднозначной репутацией Владимиром Плотниковым. Особняком стоит газета "Личная дело", издаваемая Пермской гражданской палатой и Пермским региональным правозащитным центром, основная цель которой - выявление нарушений прав человека во всех сферах жизни региона.

Неравные условия функционирования для различных СМИ, преследование журналистов

Наиболее системными нарушениями в СМИ в 2006 году стали конфликты в муниципальных СМИ с учредителями. Особенно это проявилось после очередных перевыборов глав городов, районов и поселений, а также в связи с проведением муниципальной реформы. На встрече специалистов Пермского регионального правозащитного центра с редакторами и журналистами газет 1 ноября 2006 г. в г. Очере (присутствовали представители СМИ г.г. Очера, Оханска, Частых, Большой Сосновы, Верещагино) высказывались претензии к главам муниципальных образований. Чиновники вмешиваются не только в финансирование СМИ, несмотря на то, что большинство из них сами обеспечивают себя материально, но и в редакционную политику, творческий процесс. К сожалению, законодательство не дает в полной мере возможности лишить чиновника права вмешательства, поскольку он и является учредителем СМИ.

Слишком явных нарушений не допускается. Но идет значительное давление на журналистов под угрозой лишения финансирования или увольнения с работы. В то же время образовать независимое от учредителя СМИ практически невозможно по финансовым причинам - все имущество, принадлежащее и приобретенное редакцией, фактически остается в руках муниципалитета. В результате в редакциях создается нервозная обстановка, коллективы делятся на два лагеря - "за" и "против" чиновников, появляются "любимчики", "оппозиционеров" чаще всего не пропускают на страницы изданий. В правовом поле эта ситуация пока неразрешима.

Пример 1

    В декабре 2005 года в г. Чусовом на место директора и главного редактора местного телеканала "Союз-ТВ" Юлии Ляхович по распоряжению "свежеизбранного" главы Чусового Николая Симакова был поставлен Александр Ганюшин, житель соседней Удмуртии. По мнению сотрудников местного телеканала, а также самой Ю. Ляхович, главная причина снятия перспективной журналистки - поддержка бывшего мэра г. Чусового Виктора Бурьянова в период борьбы в 2005 году за пост главы города. Телеканал "Союз-ТВ" является муниципальной собственностью, и Ю. Ляхович, будучи его директором, во время предвыборной компании просто не имела возможности поддерживать соперника В. Бурьянова - Николая Симакова. По словам Ю. Ляхович, в конце 2005 года к ней неоднократно от некоторых сотрудников администрации г. Чусового, назначенных Н. Симаковым, поступали как мягкие предложения подать в отставку самой, так и жесткие угрозы типа: "Не уйдешь сама - уберем!". Вскоре это и произошло.

    Журналистка обратилась по поводу увольнения в суд. 16 января 2006 г. в суде г. Чусового было рассмотрено дело о незаконном увольнении Юлии Ляхович с занимаемой ею на протяжении полутора лет должности. Как выяснилось, причиной увольнения Ю. Ляхович стал ряд грубых нарушений, якобы допущенных ею и выявленных в результате внеплановой проверки, инициированной представителями администрации. По словам Ю. Ляхович, подобной проверки в действительности не проводилось, а требование редактора телеканала объяснить, какие конкретно нарушения ею были допущены, осталось неудовлетворенным. Суд восстановил редактора в должности, но работать под давлением стало невозможно, и Юлия Ляхович уволилась сама. По ее убеждению, местью местных властей за сопротивление стало гонение на семью Ляхович. Летом 2006 г. на ее мужа Ляховича Михаила Петровича, шофера по профессии, было заведено уголовное дело, и он был осужден за сбыт наркотиков и совершение хулиганских действий на 8,5 лет строгого режима. Как считает журналистка, осуждение произошло по полностью сфабрикованным фактам: наркотические вещества, якобы изъятые при задержании Михаила Ляховича, были подброшены ему сотрудниками милиции. Сама Юлия Ляхович была вынуждена оставить родной город и в настоящее время живет в Перми, поскольку в Чусовом для нее закрыты все двери.

Пример 2

    С 1 января 2006 года в г. Краснокамске постановлением мэра города Владислава Жукова закрыто МУ "Краснокамский информационный радиоцентр - Краснокамский вестник" (городское проводное радио), учредителем которого являлась городская администрация. Как написано в постановлении, "…по причине организации местного самоуправления". Все сотрудники были уволены. Редактор радио Владлен Федотов с решением В. Жукова не согласился, попытался оспорить постановление мэра и подал в суд с исковым требованием восстановить его, Федотова, на работе и выплатить недополученную за период незаконного увольнения зарплату. В. Федотов уверен, что закрытие радио напрямую связано с поддержкой "Краснокамским вестником" оппозиционного кандидата на выборах мэра. Для В. Федотова это уже не первый конфликт с администрацией Краснокамска: до этого он уже опроверг через суд обвинения в растрате. Поддержку Федотову в этом процессе оказали юристы ПРПЦ. В результате процесса деньги Федотовым были отсужены, однако на работе он восстановлен не был, а "Краснокамский вестник" так и не возобновил своего существования. Как считает В. Федотов, действия главы администрации являются давлением на СМИ из-за самостоятельной эфирной политики радио Краснокамска.

Другие нарушения проявляются регулярно в "сезоны" выборов.

    Так, весной 2006 года проходили выборы главы города Перми. Накануне выборов мэра Перми в ночь на 9 марта 2006 года по решению Пермского городского избирательного комитета на территории типографии ОАО "Мотовилихинские заводы" был изъят тираж газеты "Вечерняя Пермь". Часть тиража газеты пытался вывезти на своей машине депутат Законодательного собрания Пермской области и один из авторов публикаций Вячеслав Вахрин. Милиция устроила за ним гонку по улицам города, настигла у здания Законодательного Собрания, при изъятии газеты избила, а затем обвинила в административном правонарушении. Дело кончилось представлением об устранении грубейших нарушений законодательства со стороны милиции, которое прокурор края Александр Кондалов направил начальнику краевого ГУВД Юрию Горлову. В документе говорилось, что эти нарушения "являются недопустимыми, свидетельствуют о ненадлежащем исполнении служебных обязанностей, подрывают авторитет правоохранительных органов".

    17 марта сотрудники ОВД Орджоникидзевского района г. Перми арестовали часть тиража спецвыпуска газеты "Пермский обозреватель". Чуть позже к операции подключилось и Ленинское УВД Перми. Всего было изъято около 25 тысяч экземпляров. Общий тираж спецвыпуска "Пермского обозревателя" составлял 400 тысяч экземпляров. Арест проводился по заявлению кандидата на пост главы города Игоря Шубина (впоследствии победившего и ставшего главой Перми), которое горизбирком якобы получил накануне 16 марта вместе с приложенным к нему экземпляром газеты.

    17 же марта, в день ареста тиража, в офис охранного предприятия "Альфа"(издателя и учредителя газеты "Пермский обозреватель") незаконно нагрянули сотрудники ГорУВД. Они принесли постановление об обыске некоего предприятия, не зарегистрированного по адресу Кирова, 39а. Руководство "Альфы" обратилось в прокуратуру по поводу незаконного нахождения милицейских сотрудников в офисе. Все автомашины, выезжающие с территории охранного агентства "Альфа", задерживали сотрудники ГАИ. В результате еще одну машину с тиражом спецвыпуска "Пермского обозревателя" задержали на углу улиц Сибирской и Кирова. Происходящее зафиксировали бригады телекомпаний "Уралинформ-ТВ", "ВЕТТА", "Авто-ТВ" и "ТНТ-Пермь".

    Вечером в этот же день Кировская областная типография отказала в печати очередного номера еженедельника "Пермский обозреватель" на основании обращения Пермской городской избирательной комиссии. Пермский горизбирком разослал руководителям полиграфических организаций письмо с требованием сообщать комиссии о любых материалах, связанных с выборами главы Перми. Цитируем: "В последнее время участились случаи изготовления подложных агитационных материалов, а также агитационных материалов, выпущенных с нарушением закона, в том числе незаконной предвыборной агитации…" (По материалам газеты "Пермский обозреватель" и "Вечерняя Пермь").

    Попытка изъятия тиража оппозиционной власти газеты "Вечерняя Пермь" произошла в ночь на 22 сентября 2006 г. Правоохранительные органы г. Березников сначала задержали, а позднее отпустили автомобиль, в котором находилась часть тиража газеты "Вечерняя Пермь" (70 тыс. из 500 напечатанных), предназначенная для населения г. Березники. Милиционеры придрались к договору о транспортной экспедиции, но так и не смогли предъявить конкретных претензий.

В Пермском крае появились и пока еще редкие прецеденты преследования за размещение информации в Интернете.

    В мае было возбуждено уголовное дело по факту клеветы, содержащихся в высказываниях на свободном Интернет-форуме. 25 мая 2006 г. состоялись обыски и изъятия серверов, на которых размещался Интернет-форум. Поскольку серверами пользовались три издания - Интернет-газета "Пермские соседи", Интернет-портал "Несекретно", а также редакция газеты "Пермский обозреватель", работа этих изданий была парализована.

    В результате обысков и ареста имущества, состоявшихся позднее (по тому же уголовному делу), 2 июля 2006 г., в офисе охранного агентства "Альфа", где располагалось имущество вышеназванных редакций, неожиданно было заведено совсем другое уголовное дело: на фотокорреспондента газеты "Пермский обозреватель" Владимира Королева, пенсионера МВД. Королев был взят под стражу и помещен в СИЗО, где находится и в настоящее время. Ему предъявляется обвинение в разглашении гостайны. Ранее Королев был сотрудником правоохранительных органов, выйдя на пенсию, стал работать в "Пермском обозревателе". В гостайну, которую якобы разгласил Королев, он был посвящен, по версии суда, во время работы в органах МВД. Долгое судебное разбирательство продолжается. Сотрудники газеты "Пермский обозреватель" уверены, что уголовное преследование журналиста - это способ гонения на оппозиционное власти СМИ. Происходящие периодически судебные заседания сопровождаются уличными пикетами, которые проводятся сочувствующими Королеву общественными силами, в частности, Координационным советом протестных действий г. Перми. В силу тайны следствия и закрытости судебного процесса невозможно получить всю информацию, требуемую для правовой оценки дела. Таким образом, дать ответ на вопрос, насколько оправдано преследование Королева, невозможно.

    2 августа 2006 года в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий по возбужденным уголовным делам по статьям 137 УК РФ "Неправомерное вмешательство в частную жизнь" (речь идет о досье на 600 граждан, проживающих в г. Перми.) и 283 УК РФ "Разглашение государственной тайны" были изъяты практически все электронные носители (дискеты, флэшки, диски и т.п.) сотрудников редакций "Пермский обозреватель" и "Пермские соседи".

Препятствия журналистам в их профессиональной деятельности

Проблемы с допуском к информации сохраняются в регионе в 2006 г., но эти факты журналисты привычно относят к специфике работы. Из-за отсутствия внятных правил аккредитации и посещения публичных мероприятий, проводимых властью, часто бывает, что СМИ делятся на избранных и изгоев, поскольку некоторые СМИ, естественно, ближе к власти и лояльнее.

    Так, весной с.г. журналисты издания "Пермский обозреватель" и вещательного канала "ТНТ-Пермь" не были допущены на инаугурацию мэра Перми. Сотрудники пресс-службы городской администрации объяснили сотрудникам "Пермского обозревателя", что место на инаугурации не предусмотрено даже для фотографа, а заявку на участие в официальных торжествах необходимо было подать заранее. Не оказалось места и для съемочной группы компании "ТНТ-Пермь", также по причине неподачи заявки.

6 октября 2006 г. в Перми был создан важный судебный прецедент: в регионе впервые был вынесен обвинительный приговор за воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов.

    В ноябре 2005 года репортер Оксана Асауленко и оператор Андерс Энтальцев телекомпании "ВЕТТА" были задержаны во время съемок на территории бывшего муниципального автопарка № 1 г. Перми. Оператор пытался снять внешний вид базы. Однако охранники почему-то сочли это непозволительным и на несколько часов заперли тележурналистов в одном из своих помещений. Оператору удалось снять процесс незаконного задержания на камеру, и эта видеозапись впоследствии послужила основным доказательством в суде. Позже выяснилась и причина такой бдительности. Автопарк № 1 был к этому моменту уже фактически и юридически развален, и на его территории с попустительства мэрии разместились 19 обществ с ограниченной ответственностью, занявшихся перевозками пассажиров. При этом территория бывшего автопарка использовалась ими незаконно. Еще один нюанс - именно в эти дни частные автоперевозчики устроили пермякам свой известный бойкот и не вышли на трассу, требуя повышения тарифа. В городе появились неизвестно кому принадлежавшие "газели", собиравшие с маявшихся на остановках пермяков за переезд по привычным маршрутам по 50 рублей черным налом. Как раз на территории бывшего автопарка № 1 и парковались эти "газели". Именно поэтому их владельцы и были не заинтересованы в визите журналистов, да еще с видеокамерой.

    Разбирательство длилось около года и встретило сильное сопротивление правоохранительных органов, и не только их. Так, например, к журналистам лично обращался тогдашний председатель комитета по транспорту администрации г. Перми Олег Боровик и предлагал уладить дело миром. Свердловская районная и краевая прокуратуры полгода под разными предлогами отказывали в возбуждении уголовного дела, хотя все признаки преступления были совершенно очевидны. Впоследствии, уже на стадии суда, обвинение, представленное прокуратурой, было настолько слабым и неубедительным, что потерпевшим пришлось рассчитывать лишь на свои силы и на профессионализм их адвоката.

    Отсутствие энтузиазма у правоохранительной системы понятно: на скамье подсудимых оказался человек родом из самой этой системы. Начальник службы безопасности автотранспортного предприятия, подполковник милиции в отставке Александр Дербенев много лет проработал в органах бывшего Главного управления исполнения наказаний. В итоге ему присудили год условного заключения. Кроме статьи за воспрепятствование журналистской деятельности (ст. 144 Уголовного кодекса РФ), он был осужден и по ст. № 127 за незаконное лишение свободы журналистов.

В России это всего лишь второй случай наказания за воспрепятствование журналистской деятельности - в сентябре того же года за давление на СМИ был осужден бывший руководитель комитета по информационной политике Республики Алтай.

Нарушение прав граждан на доступ к информации

Право граждан на доступ к информации, по-видимому, одно из наиболее часто нарушаемых прав человека. Отсутствие четкого объема обязательств органов власти и местного самоуправления по размещению и опубликованию информации о своей деятельности и иной информации, значимой для населения, административные барьеры, сужающие возможность получения информации по запросам и обращениям граждан способствуют закрытости властных институтов, влекут частые нарушения иных прав и интересов человека.

    Пенсионерка К. 67 лет, инвалид II группы, гражданка Казахстана, прибыла в г. Пермь 6 октября 2006 года. После пожара, который случился в её квартире в Казахстане, у неё ничего не осталось. Местные власти отказались что-либо компенсировать. После чего пенсионерка решила вернуться в Пермь, т. к. родилась и жила длительное время в Пермской области, здесь ее родина. По прибытии перед пожилой женщиной встали сразу несколько задач: оформить получение пенсии, и, по возможности, выплату социальных пособий, получить постоянную регистрацию по месту жительства.

    Первоначально К. пыталась получить информацию по пенсионному обеспечению. По поводу оформления пенсии пенсионерка обратилась в управление пенсионного фонда по Кировскому району г. Перми. Специалист управления, внимательно выслушав историю К., сообщила, что выплата пенсии будет произведена только после получения Комендровской гражданства, но за весь период с момента ее прибытия в Пермь, т. е. с 06.10.2006. В середине ноября при помощи ПРПЦ К. в ускоренном порядке получила вид на жительство. В тот же день она обратилась в управление пенсионного фонда с просьбой начать выплату пенсии (в течение месяца у К. вообще не было никаких доходов). Однако, уже другой специалист управления (выслушав историю пожилой женщины, "подняв" ее документы) сообщила, что выплата пенсии возможна только после получения российского паспорта. Паспорт был получен К. только в середине января 2007 г. С октября 2006 г. по январь 2007 г. (почти 4 месяца) К. не имела никаких источников существования.

    В день получения паспорта пенсионерка обратилась в УПФ по Кировскому району, где специалист указанного учреждения сообщила ей, что пенсия будет назначена с момента получения паспорта, а не со дня прибытия в Пермь (6 октября 2006 года). На вопрос "почему не с октября 2006 года?", специалист управления ПФ показала некий документ (прикрыв ладонью верхнюю часть (!), где, по всей видимости, было указано наименование учреждения, издавшего его), который содержит категории граждан, имеющих право на получение пенсии с момента прибытия. На просьбу К. предоставить номер, дату и автора документа, сотрудник управления ответила отказом. Причину отказа указать также отказалась. Кроме того, сотрудник УПФ сообщила, что в связи с тем, что временная прописка К. на исходе, ей может быть приостановлена выплата пенсии. В начале февраля К. направила в УПФ по Кировскому району письмо с просьбой разъяснить, на каком основании начисление ей пенсии производится не с момента прибытия, а с момента получения российского паспорта, а также с просьбой разъяснить, как она сможет получить пенсию в случае отсутствия временной прописки. В марте 2007 года К. получила ответ, в котором ей сообщалось, что начисление пенсии с октября 2006 года связано с отсутствием у нее на момент прибытия в г. Пермь постоянной прописки, выплата пенсии при отсутствии временной прописки будет выплачиваться по месту пребывания.

    Итак, К. четырежды обращалась в УПФ по Кировскому району г. Перми по одному и тому же поводу (ее интересовало получение пенсии), каждый раз получая противоречивую информацию. Четырежды сотрудники управления "поднимали" ее дело, выслушивали историю, однако никто не предпринял никаких попыток оказать реальную помощь (например, учитывая ситуацию, направить в собес для получения статуса малоимущей). Сотрудники по-разному отвечали на вопросы пенсионерки, письменный ответ отличался от данных ранее, устных ответов. Кроме того, за "расшифровкой" полученного ответа К. также была вынуждена обратиться в общественную организацию. Все указанное может свидетельствовать об отсутствии каких-либо правил предоставления информации в УПФ по Кировскому району г. Перми, о разной осведомленности сотрудников, о формальном подходе при предоставлении информации без учета конкретных ситуаций.

    Вторым аспектом ситуации стало получение К. информации о получении статуса малоимущего. Для расчета суммы пенсии К. была направлена в отдел социального обеспечения Кировского района г. Перми. Размер пенсии составил 1300 рублей (минимальная пенсия составляет 2500 рублей). К. занималась сбором информации о трудовой деятельности за прошлый период в г. Перми. Она регулярно контактировала со специалистами отдела социального обеспечения, в том числе интересовалась, в чем причина такой маленькой пенсии. Однако никто из сотрудников упомянутого отдела не предложил ей (в связи с крайне тяжелым материальным положением и отсутствием родственников) получить статус малоимущей, что в случае предоставления хоть какой-то помощи (натуральной или денежной) могло бы облегчить жизнь пенсионерке. О том, что такое возможно, К. узнала лишь в общественной организации (ПРПЦ). Она сразу же решила позвонить в комитет по социальной защите и уточнить, какие именно документы необходимо предоставить для получения указанного статуса. Специалист отдела, не представившись, резко ответила: "У нас есть стенд, вот приходите и смотрите". На звонок по другим двум телефонам, указанным в справочнике, никто не ответил.

    Третьим аспектом "информационной" проблемы К. стало получение информации о социальной поддержке одиноких пенсионеров. Практически в каждом районе при комитете социальной защите создан территориальный центр по социальной работе с населением района. Центры призваны оказывать срочную социальную помощь людям пожилого возраста, не имеющих родственников, имеющих маленькую пенсию. Несмотря на то, что К. регулярно обращалась в Министерство социального развития, отдел по социальному обеспечению, комитет социальной защиты, нигде ей не было предложено обратиться в территориальный центр за получением помощи. О том, что существует такая возможность, К. узнала в общественной организации (ПРПЦ). Созвонившись со специалистами Центра, пенсионерка рассказала свою историю, попросила оказать помощь. Специалист отдела Центра по оказанию срочной социальной помощи была удивлена, что сотрудники социальных служб, в которые обращалась К., сразу не направили ее в Центр.

    Таким образом, можно предположить, что сотрудники социальных служб, как правило, предоставляют информацию, руководствуясь принципом "конкретный вопрос - конкретный ответ". Они часто склонны минимизировать предоставление информации. Это может указывать на формальный подход к предоставлению информации. Специалисты смежных социальных служб даже в случае возникновения явной необходимости не информируют о деятельности друг друга. Это может свидетельствовать об информационной обособленности каждой из них. Специалисты комитета по социальной защите искренне считают, что на этапе "размещение на стенде" задачу информирования граждан можно считать выполненной. Можно предположить, что информационный обмен не отражен в должностном функционале сотрудников (нет правил предоставления информации).

    Наконец, четвертым аспектом проблемной ситуации с К. стало получение информации о регистрации. С вопросом, как получить постоянную прописку К. неоднократно устно обращалась в администрацию г. Перми, однако ответа по существу так и не получила. Тогда она письменно обратилась в Департамент по имущественным отношениям администрации г. Перми с вопросом о возможности получения постоянной прописки в старом заброшенном доме (без света, газа и воды), где ранее проживали ее умершие родители. В своем обращении она описала ситуацию, в которой оказалась, а также четко указала, что в настоящее время в доме никто не проживает. На данное письмо пенсионерка получила ответ, в котором значилось: "…предоставить Вам постоянную регистрацию … может только наниматель или собственник этого жилого помещения". Данным ответом департамент фактически признает, что он не имеет доступа к информации о доме по адресу, указанному К. Полученный ответ можно считать формальным, т. к. он не разъясняет процедуру получения регистрации по указанному в письме заявителя адресу, не учитывает конкретной ситуации заявителя.

Несмотря на подробную информацию о структуре органов местной власти и органов местного самоуправления, их полномочиях и др., размещенную на региональных сайтах, в том числе на региональном сервере www.perm.ru, у граждан довольно часто возникают затруднения с адресацией запроса, заявления, жалобы. Причиной этого является недостаточность объявленной информации о компетенциях специалистов в решении профильных вопросов, недоступность для целого ряда категорий граждан интернета (неумение, отсутствие доступа, платность услуги), отсутствие названной информации в традиционных источниках ее распространения: в СМИ, в издаваемых органами власти справочниках, на информационных стендах в соответствующих профильных учреждениях.

Одной из преград, ограничивающих доступ к информации, является платность ее предоставления. Спектр коммерческого предложения информации достаточно широк. Речь может идти, например, о предоставлении официальной информации наиболее дорогим способом. Так, местные нормативные акты часто печатаются в "Российской газете", достаточно дорогом для подписчиков издании. Органы власти не предпринимают усилий для минимизации расходов потребителей информации. Следует указать и на то, что органами власти и местного самоуправления не контролируются расценки на услуги по предоставлению информации, на выдачу документов, справок как собственно учреждениями, так и хозяйствующим субъектами, которым государство делегировало эти полномочия.

Нередко электронные и печатные СМИ излишне "увлекаются" персонифицированной репортажностью, что больше напоминает рекламу доблестей и заслуг представителей органов власти и местного самоуправления, снижает информационную ценность материалов. В ряде случаев возникают сомнения в понимании административными работниками критериев причастности находящейся в их распоряжении информации к категории общественно-значимой.

    Так, например, принятое Пермской городской думой № 2490 от 28 декабря 2006 года о повышении платы в детских садах с января 2007 г. нигде не было опубликовано. Не было представлено и разъяснений о причинах и уместности этой крайне непопулярной меры. Родители более 30 тысяч детей были поставлены перед фактом увеличения вдвое оплаты за пребывание ребенка в детском саду, что вызвало явно выраженное недовольство некомпетентностью органов местного самоуправления и недоумение. Родители были возмущены тем, что, названное постановление в целом противоречит государственным мерам по снижению собственных расходов родителей на содержание детей в дошкольных учреждениях.

Также часто граждане указывают на отсылочные ответы на их запросы, ответы не по существу ("отписки"), на искажение и неполноту представленной информации, превышение установленных сроков ответов на запросы. В некоторых случаях информация по запросам не предоставляется безо всяких объяснений, в других, в информации отказывают, ссылаясь на ее служебный характер. Обращает на себя внимание то, что органы государственной власти стремятся сделать в принципе недоступной для отдельных заинтересованных граждан и широкой общественности ряд информационных ресурсов, доступ к которым со стороны указанных субъектов, по мнению этих самых органов власти и их должностных лиц, является вредным. Для этого используются различные средства, самым "ходовым" и эффективным из которых является присвоение грифа "ДСП". При этом зачастую информация, ограниченная таким образом, имеет важное значение для осуществления прав и свобод граждан и организаций, удовлетворения их законных интересов. В то же время указанные ограничения доступа к информации зачастую имеют произвольный характер, то есть не имеют правовой основы и правомерных целей. Спектр объектов ограничиваемой в доступе информации довольно широк - от нормативно-правовых актов до материалов проверок по жалобам и заявлениям граждан.

    Пермское отделение межрегиональной общественной организации "Союз за химическую безопасность", а также редакция газеты "Личное дело" несколько раз на протяжении 2006 г. делали запросы в разные инстанции о предоставлении заключений государственной экологической экспертизы проектов реконструкции так называемых закрытого и открытого стендов для утилизации ракет. Эти документы являются открытыми и общедоступными согласно нормам федеральных законов "Об экологической экспертизе" и "Об охране окружающей среды". Сжигание межконтинентальных баллистических ракет РС-22 на указанных стендах ведётся ФГУП "Научно-исследовательский институт полимерных материалов" уже несколько лет, сопровождается выбросами токсичных веществ в атмосферу, разрешения на которые отсутствуют. Поэтому заключения экспертиз, являющихся единственной попыткой легитимизировать сжигание, представляют очевидный общественный интерес. Документы при этом не имеют статуса содержащих государственную либо коммерческую тайну. Однако запросы, сделанные в администрации Пермского края и города Перми, в управления Ростехнадзора и Росприроднадзора по Пермскому краю, в головные федеральные структуры этих ведомств, в Министерство природных ресурсов РФ не дали никаких положительных результатов. Ничего не принесли и жалобы в прокуратуры разных уровней, документы по сей день остаются недоступными.

Среди потребностей на доступ к информации следует выделить специализированные потребности, такие, как обязательное сообщение участникам процесса о вынесенных должностным лицом решениях, особенно органами дознания на досудебном этапе. В частности, может не предоставляться информация о возбуждении уголовного дела, о принятии/непринятии ходатайств, могут не передаваться копии постановлений и т.д.

Выводы

В современных условиях сформировались достаточно специфические угрозы для свободы слова. В силу нерентабельности большинства российских СМИ возникают мощные механизмы профанации журналистики как сферы деятельности. Проблемы СМИ явились следствием преимущественно не политического давления, а "цензуры денег", "цензуры хозяев".

В Пермском крае сложилась формально независимая от властей система СМИ. Имеется достаточное количество печатных и электронных СМИ для удовлетворения потребностей населения края. Активно развивается Интернет, и появляются информационные агентства, специализирующиеся на сборе и предоставлении местной информации. Тем не менее, все более сказывается на качестве и полноте представленной информации низкая профессиональная подготовленность журналистских кадров. Зачастую СМИ, особенно электронные, ограничиваются подачей сходных сюжетов на разных телеканалах с пресс-конференций и официальных брифингов, не утруждая себя собственными выводами и независимой, аналитической информацией. Практически исчез жанр журналистского расследования. Из-за непрофессионализма, бездеятельности СМИ отсутствует критический подход к действиям властей, крупных предприятий, организаций, влияющих на благополучие населения края.

Не в последнюю очередь право на выражения мнения ущемляется органами исполнительной власти, налагающей незаконные ограничения на производство и распространение оппозиционных СМИ. Отсутствие в регионе реально независимых СМИ является явной и актуальной проблемой Пермского края.

В Пермском крае отсутствует концепция информационной политики власти. Вызывает критику подход к конкурсу на размещение официальной информации в местных СМИ. Нет общепонятной системы доступа к информации. Вопиющей является практика широкого использования бюджетных средств для рекламирования действующих политических и хозяйственных руководителей. Явной проблемой является и правовое и профессиональное невежество части журналистов, а также явное пренебрежение требованиями корпоративной этики.

Значимым препятствием в осуществлении права на информацию является информационная замкнутость российских органов власти всех уровней, в том числе, пермских, агрессивное пренебрежение чиновников информационными правами граждан. Доминируют формальный подход к предоставлению информации со стороны сотрудников учреждений, отсутствие учета особенностей ситуаций. Явно наличествует информационная обособленность смежных по деятельности учреждений. Отсутствует единая информационная политика (правила информационного обмена). Особенно затруднен доступ к информации, которая имеет экономическую составляющую.

Информированность самих чиновников часто неоднородна на разных уровнях власти, как правило "нижние чины" располагают меньшим объемом информации, чем "верхние" в связи с тем, что информационный обмен не включен в должностные инструкции чиновников. В связи с этим, чиновники в сфере предоставления информации в первую очередь руководствуются "сложившейся практикой". Предоставление информации часто бывает формальным, не учитывающим конкретные ситуации и людей. Качество и объем предоставления информации часто зависит от конкретного чиновника (его состояния, настроения, мнения относительно "важности" запрашиваемой информации для просителя) и от личности конкретного просителя (его статуса, правовой грамотности). Имеются и пробелы в законодательстве в сфере обеспечения права граждан на информацию.

Несмотря на все вышесказанное, государственные органы власти более открыты и прозрачны, нежели некоторые другие структуры общества, в частности, коммерческие предприятия. Не умея выстроить даже собственную информационную политику, государство, к сожалению, не устанавливает степень открытости для различных ОАО, ЗАО и пр. Между тем, общественный интерес к таким компаниям как монополии связистов, нефтяников, энергетиков и т. п. высок, информация о их деятельности существенно влияет на жизнь населения.

Рекомендации

  • Провести специальное независимое экспертное исследование свободы слова и доступа к информации, на основе которого провести изменения в законодательстве края.

  • Создать эффективное положение о конкурсе на размещение официальной информации в СМИ (нормативных актов и др.), учитывая тираж и доступность СМИ.

  • Положить конец порочной практике использования многомиллионных бюджетных средств на политическую рекламу в региональных и местных СМИ.

  • Создать концепцию информационной политики края с принятием ее Законодательным собранием.

  • Способствовать развитию интернет-технологий для более свободного доступа к информации в официальных органах Пермского края.

  • Создать систему свободного доступа к информации из властных структур за исключением информации, доступ к которой ограничен законом.

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.