НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год

Доклад "Соблюдение прав человека в Пермском крае в 2006 году"

РАЗДЕЛ 2
ГРАЖДАНСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА

Глава 7. Свобода убеждений, совести и религии

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
Статья 18
Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков.

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статья 14
1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Статья 28
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Каждый человек имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой.

Каждый человек имеет право действовать в соответствии со своими религиозными убеждениями.

Каждый человек имеет право распространять свои религиозные или атеистические убеждения.

Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии.

Никто не может быть принужден к исповеданию религии или к отказу от религии.

Никто не может быть принужден к участию или неучастию в религиозных обрядах и церемониях.

Никто не может быть принужден к обучению религии.

Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения.

Запрещается обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей.

Тайна исповеди охраняется законом.

СОБОДА СОВЕСТИ - это свобода каждого человека от любого идеологического и духовного контроля, право каждого человека самостоятельно выбирать для себя систему духовных ценностей, не подвергаясь преследованиям и дискриминации со стороны государства и общества. Свобода совести является абсолютным правом, она не может быть ограничена ни при каких условиях.

Деятельность религиозной организации может быть запрещена в судебном порядке, при: нарушении организацией общественной безопасности и общественного порядка; принуждении к разрушению семьи; посягательстве на личность, права и свободы граждан; нанесении ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонении к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствовании получению обязательного образования; принуждении членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствовании противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; побуждении граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей.

В России государство и школа отделены от церкви. Конституция России (статья 24) запрещает устанавливать какую бы то ни было религию в качестве государственной или обязательной. Запрещено преподавание религий в государственных школах.

Ситуация в регионе

Пермь на протяжении нескольких лет была специфична и известна деятельностью Межконфессионального консультативного комитета Пермского края, объединявшего руководителей шести традиционных пермских религиозных общин: православных (РПЦ), католиков, лютеран, иудеев, мусульман-суннитов и старообрядцев Белокриницкого согласия. МКК, зарегистрированный как некоммерческое партнерство, был активно действующей организацией, обладал авторитетом для власти и общественности, и многие решения в сфере пермской религиозной и околорелигиозной жизни предварительно обсуждались на его заседаниях. Однако новый епископ Пермский и Соликамский Иринарх, пришедший в 2003 г. на место скончавшегося архиепископа Афанасия, с самого начала проявил некоторый скепсис и отсутствие энтузиазма в отношении деятельности МКК.

В начале 2005 г. со своего поста выдавливается один из энтузиастов создания и бессменный секретарь МКК Валерий Вяткин. Деятельность МКК постепенно стихает и формализуется и на сегодня пребывает в "полузачахшем" состоянии. Параллельно с МКК по инициативе епископа Иринарха создается Межрелигиозный совет Пермского края - структура, аналогичная Межрелигиозному совету России. В состав этого совета уже не включают католическую и лютеранскую церкви. Впрочем и деятельность краевого Межрелигиозного совета также носит сегодня формалистический характер. Утрата реального активного органа взаимодействия религиозных групп принесла, бесспорно, ущерб общественной жизни Прикамья.

В 2006 г. в Перми возникла конфликтная ситуация, связанная с покупкой в апреле 2005 г. Пермским епархиальным управлением христиан веры евангельской (ХВЕ - крупнейшая пятидесятническая протестантская Церковь на Урале) у ОАО "Мотовилихинские заводы" Дворца культуры имени Ленина. Был заключен договор, согласно которому управление ХВЕ перечислила ОАО "Мотовилихинские заводы" 48 млн. рублей. В результате этой сделки в пермских СМИ сложился отрицательный по отношению к этой церкви дискурс. В частности, некоторые журналисты и чиновники заявляли, что "людям с таким вероисповеданием вообще не место в России".

Еще в 2005 г. возле купленного церковной общиной бывшего Дворца культуры прошел митинг протеста против состоявшейся продажи, в котором приняло участие около сотни человек. Организатором митинга выступил Пермский краевой комитет КПРФ. Известно, что Дворец играл важную роль в системе досуга и дополнительного образования детей в Мотовилихинском районе. Пастор церкви "Новый Завет" и епископ Пермского епархиального управления ХВЕ Эдуарда Грабовенко уверял, что "чиновники обещали в любом случае отобрать бывший Дворец культуры у церкви и настроить против нее националистов, коммунистов и национал-большевиков". Отделения Национал-Большевистской Партии в Перми нет, так что последнее заявление звучит довольно странно. Грабовенко уверен, что за стремлением чиновников администрации Пермской области отобрать у церкви Дворец культуры стоят, в том числе, и коммерческие интересы.

По мнению руководства церкви "Новый Завет", 2,5 га территории в центре города привлекают и представителей власти, и коммерсантов, которые, якобы, намеревались изъять Дворец культуры у церкви, разрушить его и на его месте построить свой деловой центр или что-либо подобное, в то время как церковь сохранила Дворец культуры и, более того, сделала его прибыльным, а не убыточным, как это было ранее, как говорят в "Новом Завете". Это звучит вполне убедительно, поскольку от ранее работавших во Дворце Ленина муниципальных кружков и секций церковь за 2006 г. избавилась. В результате детские творческие коллективы Мотовилихинского района города остались без помещения. Правда, "Новый Завет" заявляет, что вместо них церковь в рамках своего социального служения создала свои собственные церковные детские коллективы. Адекватность этой замены вызывает большие сомнения.

По словам главного специалиста Отдела по работе с общественностью и развитию самоуправления администрации г. Перми Сергея Баталова, органы власти и местного самоуправления "вынуждены были выражать свое мнение по ситуации, что было связано не с отношением к конкретной религиозной организации, а с требованиями общественности и жителей города. Позиция властей была реакцией на обращения общественности, которая проводила публичные мероприятия у Дворца культуры". Баталов подчеркнул, что администрация г. Перми делала все для того, чтобы проблема не привела к открытому противостоянию и выражению протеста. Как заметил представитель мэрии, к давно существующей в Перми церкви "Новый Завет" у властей ранее не возникало никаких претензий (из интервью С. Баталова корреспонденту портала Credo.Ru).

Противостояние вокруг здания вылилось в целый ряд судебных процессов. По версии церкви, под давлением администрации Пермского края представители предприятия фактически отказались придти в регистрационную палату с тем, чтобы официально зарегистрировать переход права собственности к Церкви, несмотря на то, что деньги за Дворец культуры были перечислены. Церковь подала иск в Арбитражный суд с тем, чтобы "Мотовилихинские заводы" выполнили условие договора и зарегистрировали право собственности церкви на Дворец культуры. Суд первоначально признал состоявшуюся сделку ничтожной, однако в апреле 2006 г. апелляционная инстанция суда признала сделку действительной, и Арбитражный суд обязал Федеральную регистрационную палату зарегистрировать право собственности Церкви на Дворец культуры.

После этого перед Пермским епархиальным управлением ХВЕ сразу возникло другое препятствие: Департамент культуры и искусства администрации Пермской области подал иск о признании недействительной сделки между ОАО специального машиностроения и металлургии "Мотовилихинские заводы" и Пермским епархиальным управлением ХВЕ. Основанием для этого было заявлено то, что Церковь не может приобретать здания, не предназначенные для богослужений, а государство имеет преимущественное право покупки памятника культуры, каким является Дворец культуры. Позже было подано ходатайство о приостановлении дела, а департамент уже подал иск в тот же Арбитражный суд Пермской области об изъятии "бесхозяйственно содержимого объекта культурного наследия", то есть Дворца культуры имени Ленина, у ОАО "Мотовилихинские заводы", которое в тот момент формально все еще обладало правами собственности на Дворец культуры. Департамент объяснил свое намерение изъять бесхозный памятник культуры тем, что Церковь начала реставрировать здание Дворца культуры без надлежащего разрешения Областного центра охраны памятников.

Еще одним поворотом в истории стал несостоявшийся митинг церкви "Новый Завет". 31 августа 2006 г. представители церкви обратились в мэрию с просьбой разрешить проведения митинга в защиту прав и свобод верующих в воскресенье 10 сентября для того, чтобы обратить внимание всех граждан на "вопиющие факты дискриминации" и попыток отобрать у церкви дворец. Позже Церковь "Новый Завет" отказалась от своего намерения о проведении митинга "против чиновничьего беспредела". По словам вышеупомянутого сотрудника мэрии Сергея Баталова, организатор митинга, пастор миссионерского служения Виталий Хайдуков, принял это решение, поскольку "церковь намерена искать иные пути решения проблемы, чтобы не вызывать ответную реакцию широкой общественности в городе… ситуацию вокруг бывшего Дворца культуры имени Ленина предполагается решать в правовом поле". Так, собственно, и произошло. В декабре суд подтвердил права церкви на здание Дворца культуры им. Ленина, а перед самым Новым годом, по информации из "Нового Завета", произошла регистрация права собственности церкви на Дворец.

Традиций толерантности и взвешенности не всегда удается придерживаться во взаимоотношениях различных конфессий, представленных в регионе, а также в отношениях государственных органов к представителям таковых. Характерный пример привел в своем интервью представитель пермского старообрядчества, пожелавший остаться неизвестным. Он отметил, как по-разному идет выделение помощи со стороны областной администрации на православный Белогорский монастырь и на другие церкви. "После того, как Крестовоздвиженский храм был передан в начале 1990-х Пермской епархии Московской патриархии, он начал весьма быстро восстанавливаться за счет мощного финансирования. По денежным затратам его восстановление выглядит пермским подобием строительства храма Христа Спасителя в Москве. Кроме уже вложенных колоссальных средств, в том числе, из бюджета области, для полного завершения работ здесь предстоит вложить еще более четверти миллиарда рублей. Для сравнения: доходная часть в бюджете города Перми составляет порядка пяти миллиардов рублей. И это при двух десятках монашествующих в обители! Но ведь кроме Белой горы в Пермской епархии насчитывается еще более 200 церквей, многие из них нуждаются в ремонтно-восстановительных работах.

В то же время на строящийся в Перми кафедральный собор Уральской епархии старообрядцев, понесших не меньший, если не больший урон, выделено государственной помощи аж… на 5000 рублей. И это на самую что ни на есть традиционную религию Урала. О традиционности старообрядчества более красноречиво, чем участие в межконфессиональном комитете шести традиционных конфессий Прикамья, свидетельствуют древние иконы и книги, хранящиеся в пермских музеях. Как это сочетается с равенством религий перед лицом государства, не является ли это ущемлением прав верующих и дискриминацией определенных конфессий? Послужит ли на благо нашему обществу столь масштабное участие государства в восстановлении Белогорского монастыря, как прообраза монстра государственной казенной церкви, задобренной подачками власть предержащих? Белогорский миссионерский монастырь создавался для борьбы со старообрядчеством. Отголоски страшных гонений слышатся и сейчас.

В брошюре О. Федорущенко, посвященной истории Белогорского монастыря (вышедшей двумя изданиями), приведено высказывание бывшего владыки Афанасия: "Сегодня старообрядчество действительно грозной силы не представляет. Осталось их в нашей епархии немного. Но даже если останется всего один раскольник, святая церковь будет считать своим долгом обратить и его в православие". Такое высказывание духовного вождя епархии показалось странным и московскому корреспонденту газеты "Крисчен Сайнс Монитор", которая так выразила удивление: "Неужели у вас на дворе еще XIX век!". Прозвучало это в наше время, когда, казалось бы, давно отменена оскорбительная кличка "раскольники" (кстати, запрещенная российским законодательством еще при Екатерине Великой), когда Собором Русской православной церкви 1971 г. отменены клятвы (запреты - ред.) на старообрядцев, древнерусские чины признаны равночестными и спасительными, как и новые обряды. Да и сам Собор принял постановление, согласно которому "любовно объемлет старообрядцев, свято хранящих древние русские обряды" (по материалам книги В.Ф. Гладышева и А.П. Кудриной "Свет Белой горы").

Другой пример - Пермское духовное управление мусульман получило в безвозмездное пользование на 15 лет нежилое здание по ул. Большевистской, 62 в городе Перми. Такое решение на заседании Пермской городской думы принято 26 сентября 2006 г. В этих действиях просматривается явная приоритетность в глазах власти православия и ислама по сравнению с другими религиями (по результатам мониторинга пермских СМИ: "Пермские новости", "Звезда", "Новый компаньон", "Местное время", "Вести с Урала", "Мера", "Мировоззрение").

В минувшем году губернатор Пермского края Олег Чиркунов огласил в послании Законодательному собранию решение о передаче Спасо-Преображенского кафедрального собора (ныне - здание Пермской картинной галереи) Пермской епархии Русской православной церкви. На практике в первую очередь дело коснулось здания Архиерейского дома, где сейчас находится (и находился многие десятилетия) Пермский областной краеведческий музей. Договор о передаче здания в собственность церкви между руководителем территориального управления Росимущества по Пермскому краю Леонидом Ли и Епископом Пермским и Соликамским Иринархом был подписан 5 июня. Кроме того, 29 июня решился вопрос о передаче Епархии Троицкого собора в Соликамске, в котором сейчас тоже располагается музей. Последнему предстоит сменить место жительства, так же как галерее и пермскому краеведческому музею. Если с передачей РПЦ зданий соборов не возникает особых сомнений, то перенос краеведческого музея из Архиерейского дома породил дискуссию, так как приспособленных для экспозиционных потребностей помещений в городе нет. Запросы же РПЦ могли быть удовлетворены другим способом, не нарушая сложившихся в городе традиций, не создавая препятствий в доступе к культурному наследию. Фактически Архиерейский дом никогда не был культовым зданием, он был жилым помещением.

Впоследствии краеведческий музей окажется рассеянным по территории города, историческая экспозиция расположится в Доме пароходчика Мешкова, природная - в здании филиала музея на Сибирской, 15. Известно, что при переезде часть экспозиции погибнет, поскольку просто не подлежит переносу. Речь идет о нескольких уникальных природных диорамах и макетах природных ландшафтов, изготовление которых длительный и сложный процесс. Как прогнозируют специалисты, погибнут, вероятно, и многие чучела животных, в частности, крайне хрупкие чучела рыб, и крупные старые чучела птиц. Огромные панно, написанные специально для зала с мамонтом, окажутся, вероятно, бессмысленными, поскольку их просто некуда будет вешать в здании на Сибирской, 15. Вообще, зал на 4-м этаже здания по Сибирской, 15, куда собираются "вселить" естественно-природоведческую экспозицию, представляет собой помещение гораздо меньшее по размеру, чем прежнее, и с более низкими потолками. Крайне сложно перевести и скелеты мамонта, пещерного медведя и уникального уральского эстемменозуха - скелеты эти подлежат полному демонтажу.

Отделу истории музея также будет нанесен значительный ущерб: фактическая (без подвалов) площадь, на которой можно будет разместить экспонаты, окажется в два раза меньше, чем та, которую отдел занимает сейчас. Полагаем, что решение вопроса о переезде музея - вопроса, затрагивающего интересы всего пермского сообщества, должно было быть вынесено если не на референдум, то хотя бы на публичные слушания или опрос горожан. В реальности вопрос об этом переезде решился кулуарно, в бюрократических кабинетах, в ходе чиновничье-церковных переговоров, без какого-либо участия общественности, в том числе, академической. Более того, когда музейные работники решили узнать у людей, каково их мнение об идее выселения музея в пользу церкви, то за несколько недель собралось более 2,5 тысяч подписей в защиту музея, не считая записей в специальной книге. Однако и эта попытка общественного влияния была проигнорирована властью. Совершенно очевидно, что последняя хотела, несмотря ни на что, удовлетворить желание иерархов РПЦ.

Отказ в реализации права на прохождение альтернативной гражданской службы по соображениям совести

Отказа в реализации права на прохождение альтернативной гражданской службы по причинам ограничения свободы совести не зарегистрировано. Отдельные нарушения носят характер несоблюдения (отклонения от) установленной Федеральным законом "Об альтернативной гражданской службе" процедуры.

Так, по данным Центра поддержки демократических молодежных инициатив, один молодой человек, получивший направление на АГС, не хотел ехать к месту службы в Екатеринбургский психоневрологический интернат, так как работодатель предлагал ему проживать не в общежитии, а в приспособленном помещении в лечебном корпусе психоневрологического интерната. Таким образом, был нарушен Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе". Другой молодой человек, претендент на АГС, жаловался на нарушение права при принятии заявления военкоматом: сотрудник военкомата отказывался в нарушение ФЗ "Об альтернативной гражданской службе" принимать заявление. Трое молодых людей, собиравшихся подавать заявления, просили разъяснить права претендентов на АГС и не получили такого разъяснения.

Выводы

Наиболее частым и очевидным нарушением принципов свободы совести и религии по всей стране являются использование бюджетов разного уровня для финансирования религиозных мероприятий, строительства и ремонта культовых объектов, а также пропаганда православия на государственных теле- и радиоканалах. В Пермском крае также просматривается явная небеспристрастность в отношении властей к разным конфессиям. Предпочтение, очевидно, отдается традиционным. При этом, власти пренебрегают устоявшимся механизмом решения вопросов в Межконфессиональном консультативном комитете, тем самым руководители края рискуют межконфессиональным согласием и миром. Просматривается явно критическое отношение власти и общества к христианам веры евангельской. Наряду с этим наблюдается широкая благотворительность по отношению к РПЦ и муфтияту за счет бюджета, что подрывает концептуальные основы формирования бюджета, как "бюджета развития", а также принципы светского государства. Маневры власти по перемещению краеведческого музея из приспособленного и обжитого десятилетиями здания создают препятствия в доступе населения к культурному наследию.

Рекомендации

  • Сделать процесс принятия решений о бюджетном финансировании религиозных организаций, а также о предоставлении им недвижимости и любых преференций в Пермском крае, как минимум, прозрачным и демократичным.

  • Выносить эти, а также иные вопросы взаимодействия местного сообщества и органов власти с религиозными организациями на обсуждение Межконфессионального консультативного комитета, а также на общественные слушания. Это особо актуально в связи с ведущимися властью переговорами с Армянско-Григорианской апостольской церковью о строительстве в Перми храмов этой церкви.

  • Приостановить выполнение решения о выселении Пермского областного краеведческого музея из занимаемого им здания и вынести вопрос на обсуждение городской и региональной общественности.

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 2006 год






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.