НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Доклады / Доклад за 2006 год

Доклад "Соблюдение прав человека в Пермском крае в 2006 году"

Права человека в России - современная ситуация

Российское государство и права человека

Права человека, признанные в западном мире достижением цивилизации, остаются в России в значительной мере невостребованной моделью отношений "человек-государство". Притом, что формальные ограничения и запреты, препятствующие воплощению основных принципов демократии и рыночной экономики, безусловно, сняты, права человека "не работают" как должно, не становятся гуманитарным фоном развития страны.

Права человека работают неочевидно, так как не имеют практического значения при организации деятельности государственных органов и учреждений. Попранное человеческое достоинство не является фактором и основанием для поиска средств его отстаивания, привлечения к строгой, в том числе влияющей на карьеру, ответственности должностных лиц. Не столь частые и не столь многочисленные публичные выступления возмущенной и протестующей части населения не понуждают государство принимать решения, уничтожающие риск нарушения прав человека.

Граждане к правам человека могут относиться сугубо прагматично, используя их как прикрытие коллективных и частных интересов, добиваясь субвенций, дополнительных статусов и льгот, разумеется, искажая изначально заложенный в них смысл естественности и универсальности. Множество различных интересов и объединяют, и сталкивают людей. Более того, доминирующие интересы часто становятся источниками и опосредованной причиной нарушения прав человека. Государство в связи с этим выступает то в роли арбитра, то в роли "чуткого" администратора и даже благотворителя, но чаще нарушителя прав человека. Ложно трактуемые права человека, в обыденном сознании значительно обедняются (проигрывают), так как становятся препятствием для реализации интересов, утрачивают свой неумаляемый и обязывающий характер.

Время от времени к правам человека государство обращается на уровне высокой межгосударственной риторики в связи с упреками в нарушениях прав человека, рассмотрением отчетов государства о выполнении обязательств по международным договорам. Государство демонстративно развернуто на международный, то есть внешнеполитический аспект, следующий (вытекающий) из прав человека. Это обязательное условие исключения из числа государств-изгоев и сведения возможного осуждения сообществом демократических государств к перебранке в респектабельных условиях установленных регламентов.

Парадоксальное состояние современного российского общества в огромной степени вызвано тем, что, находясь в окружении международных норм о правах человека и имея возможность апеллирования к ним, оно не демонстрирует способности и желания к их ценностному развитию у себя в стране. Государство же вопреки принятым обязательствам в этих необязывающих условиях сознательно и подчас заинтересованно обходит их вниманием, откровенно их профанирует, без всякого ущерба для себя уклоняется от полемики о наполняемости прав человека в России. В переходный период оно закономерно привлекает электорат лозунгами, на которые последний не может не откликнуться. Это лозунги об укрепление вертикали, как средства от распада государства, расхлябанности, криминализации власти; укрепление обороноспособности, жесткость по отношению к недружественным государствам и критике России, как средство укрепления международного престижа; "национальные проекты", модернизация страны, опять же, как средство от тотального технологического отставания страны. Сюда относится и новый социальный патернализм государства, который учитывает новые условия и новые целевые группы.

В подмене прав человека интересами государство проявляется постоянно. В определенной степени оно призвано делать так - сами люди, организованные группы, обстоятельства подталкивают его агентов к этому. Поэтому мы должны сказать, что настаивание на правах человека не есть задача государства, но задача и процесс гуманитарной кооперации людей.

Российское население и права человека

Подавляющее большинство населяющих страну людей по-прежнему позволяет государству вмешиваться в частную жизнь и отмерять человеку объем его свободы. Люди предпочитают смирять достоинство перед чиновничьей хамоватостью, по большей части по-прежнему не стыдят себя за это, не рассматривают других людей в качестве естественных обладателей прав и сподвижников в их отстаивании, не сострадают в безысходности. Дискомфорт доставляют лишь периодические порицания проросшего гуманитарным благополучием Запада, но и этому государство за них дает исчерпывающее объяснение.

В 90 - е годы общество оказалось неспособным к восприятию прав человека. Переворот, произошедший в коллективистском общественном сознании под воздействием иных индивидуально ориентируемых ценностей, ожидаемо расслоил общество на известное количество частных, автономно существующих интересов. Но такого толчка оказалось недостаточно для похода за личной свободой. За событийной стремительностью, обвалом уровня жизни не осталось возможности осмысления универсальной человеческой сути. Отказ лидеров либеральных правительств от рассмотрения человека и его потребностей в качестве единственного объекта всех производимых преобразований и вовсе оттолкнул граждан двусмысленностью, вернул аргументы их критикам. Изменение принципов оказалось перечеркнуто декларативностью исполнителя. Чуда обновления человеческого духа не случилось.

Несмотря на резкие оценки общественной несостоятельности в отстаивании прав человека, мы должны сказать, что ценности не слагаются и не осваиваются в одночасье. Либеральная и диссидентская интеллигенция - выразители ожиданий стремительной европеизации России - не могли предвидеть конкуренцию других ценностей, явных и гипертрофированных, но, по-видимому, необходимых людям в России в пореформенный период.

Современная ситуация: востребованность и перспективы прав человека

Другие ожидания связаны с приходом волевого, мудрого и порядочного патриарха, "отца нации", "твердой руки". Это может показаться странным, но после жутковатых 90-х люди до сих пор ищут причину личных невзгод и испорченности общества в неблагородности руководства. На устойчивость и упорство этих взглядов могут повлиять только поколенческие изменения.

Между тем государство ведет себя крайне прагматично. Рационально мыслящие политики достаточно давно и довольно цинично используют государственный инструментарий для "уминания" демократии, которой не пользуются граждане, и прореживания социальных благ и достижений, которых граждане не ценят и не способны отстоять. Когда отдают просто так, и нет причин чтобы не взять, и нет традиций, моральных и вещных препятствий, мешающих этому, - политики, разумеется, не откажутся от соблазна.

Заполняя государством образовавшиеся пустоты, тем не менее, они воздерживаются от заполнения государством всех сторон жизни человека. Историческая мода на тоталитарные режимы прошла. Управленческую, социальную, экономическую эффективность убежденно связывают со свободой предпринимательства. Российское государство остается структурно демократическим и ищет решения в демократических процедурах. Более того, избавляясь от паллиатива прежних решений, правительство следует курсом рыночных реформ, внося их в каждый дом и семью. Реформы, в которых акцент делается на перенос ответственности и расходов с государства на самого человека, при несбалансированности доходов сопряжены с падением уровня жизни населения. Нужные обществу и проводимые "сверху" реформы, естественно, наталкиваются на крайнее неприятие граждан.

Круг замыкается, доминирующее положение чиновника в проведении реформ не обязывает его согласовывать решения с представителями общества, диагностировать возможные результаты, вносить коррективы. Среди отвратительной вседозволенности не может появиться стремление к очеловечиванию государственной политики. Конечно, у государства есть ресурс. Современный человек, чаще всего, не живет вне рамок (границ) национального государства, поэтому заинтересован в его существовании, даже если оно не очень усердно печется о своих гражданах.

Известно, что картина меняется, если граждане настаивают на безусловном уважении и защите людей, отстаивании их частных и общественных интересов государством и его многочисленными представителями. Выясняется, что выданный государству кредит доверия небезграничен. Когда государство лишено поддержки общества, оно утрачивает свою всеобъемлющую пафосность и вынуждено приноравливаться к потребностям человека. Дорога в цивилизованное государство, которую еще предстоит пройти всем нам, будет длинной, ни с чем не сравнимой и непроторенной. Понятно только, что пройти следует маршрутом от государственников к поборникам ограничения абсолютного доминирования государства. На этом пути предстоит найти и постигнуть многое, освоить, приобрести опыт, вобрать в себя множество культурных напластований пореформенного периода, чтобы выработать разделяемое всеми представление о непреложной ценности жизни каждого человека, непозволительности вмешательства в его свободу и умаления человеческого достоинства.

При всей безрадостности оценки современных взаимоотношений между человеком и государством, мы должны сказать, что все эти годы они развивались, прорастали большими и малыми результатами и непременными приращениями к базовым либеральным ценностям. Общество естественно и поступательно прогрессировало и заявляло о совершенных им, характерных для изменившегося мира, открытиях. Наше воспрянувшее эго уже не мирится с надругательством над личностью. Сознание прорывается через идеологическое и религиозное окукливание. Мы свободны в мыслях и способах их выражения. Гражданские практики расцветают образцами солидарного отстаивания интересов, чести, достоинства. Иные сумели настоять на неприкосновенности своей частной жизни. Даже лозунги модернизации страны, с точки зрения национальной самоиндентификации, выглядят явно привлекательно.

Возможно, увеличение количества этих примеров, их содержательного объема и системности и будет означать складывание традиций взаимоотношений общества и государства, привычки добиваться от власти учета общественных потребностей, настаивать на развитии гуманности государства. Права человека, конечно же, явятся бесспорной основой этих взаимоотношений.

Но есть примеры и другого порядка, которые и образуют (задают до сего дня) векторность жизни страны. Пока ведутся разговоры об избыточных функциях государства, бюрократия опрокидывает все социальные новации, создавая привычные барьеры и цепочки зависимости. Из отмеченных грандиозностью государственных забот складывается новый государственный патернализм, из укрепления вертикали власти - "вертикализация" всей страны (всей общественной жизни в стране). Не без поддержки государства взрастает клерикализм, а на волне кампаний за отстаивание национальных интересов множатся проявления национальной нетерпимости. Права человека нарушаются массово, на уровне административных практик.

Основные нарушения прав человека

Наиболее грубые нарушения прав человека допускаются сотрудниками правоохранительных органов - милиции, системы исполнения наказаний, прокуратуры. На первом месте, безусловно, находятся сотрудники МВД. Из них наиболее часто применяют недопустимое обращение сотрудники следующих подразделений: 1) подразделения ППС; 2) подразделения уголовного розыска; 3) ОМОН.

Наиболее часто встречающимися (регистрируемыми), и в этом смысле типичными для нашего региона, являются следующие виды недопустимого обращения, классифицируемого по основанию и (или) цели применения:

  • необоснованное (при отсутствии необходимости либо с явным превышением пределов необходимого) применение физической силы и спецсредств при задержании подозреваемого в совершении преступления;
  • применение физического и (или) психического насилия в отношении подозреваемого в совершении преступления в целях получения от него "признания" ("явки с повинной", "признательных показаний");
  • необоснованное применение физической силы и спецсредств в отношении лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения, в ходе его доставления и задержания, в целях устрашения либо наказания.

Кроме названных видов недопустимого обращения нередко возникают вопросы обеспечения права на безопасную жизнь, права на личную неприкосновенность.

Пермский край - один из наиболее насыщенных пенитенциарными учреждениями регион Российской Федерации. Традиции системы исполнения наказаний часто основаны на применении маргинальных правил, введении неадекватных и непропорциональных ограничений, наложении непропорциональных взысканий, не вызванное необходимостью применение физической силы и специальных средств. Характер нарушений прав человека является массовым, проецируемым на все общество "образцом" выхода из различного рода ситуаций, порождает правовой нигилизм, недоверие к правовым институтам, ведет к росту рецидивной преступности.

Сотрудники органов прокуратуры также часто, по смыслу Конвенции ООН против пыток, соучаствуют в недопустимом обращении. Это происходит потому, что, как правило, оперативная работа с подозреваемыми и обвиняемыми по уголовным делам, подследственным прокуратуре, в рамках которой применяется недопустимое обращение, проводится сотрудниками уголовного розыска МВД с ведома, молчаливого согласия, а порой и под непосредственным прикрытием следователя прокуратуры. То же можно сказать о проверках фактов жестокого обращения и наказания, проводимых прокуратурами по надзору за соблюдением законов в ИУ.

Армия также является источником самых грубых нарушений прав человека. Причем к старому насилию офицеров и "старослужащих", к казарменному рабству добавляются новые проблемы, связанные с переходом вооруженных сил на контрактные условия службы. Это принуждение к подписанию контрактов, вымогательство и т.п.

Насилие, сопоставимое с жестоким обращением, и унизительные формы наказания нередко применяются работниками муниципальных учреждений, особенно учреждений интернатного типа.

Нередко объектами насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов становятся лица, имеющие явные (видимые, известные) объективные или субъективно приписываемые признаки "пониженного" социального статуса или социальной незащищенности. К ним относятся лица, ранее судимые, ранее попадавшие в поле зрения (в разработку) правоохранительных органов; несовершеннолетние, состоящие на учете в ОДН органа внутренних дел; лица без определенного места жительства и (или) без определенного места работы; люди, ведущие асоциальный образ жизни: злоупотребляющие алкоголем; употребляющие наркотики и т.п.; лица, имеющие низкий уровень доходов; инвалиды; сельские жители; лица, в отношении которых имеется личная неприязнь у соответствующих представителей правоохранительных органов; лица, имеющие явно нерусскую внешность.

Перечисленное дает основания говорить о наличии дискриминационных практик в деятельности силовых и других ведомств. Отделы внутренних дел: злоупотребления при проверке документов, решении вопросов законности пребывания на территории Пермского края мигрантов, нарушение личной неприкосновенности, незаконные поборы с торгующих - представителей национальных общин, - превышение сроков и бесчеловечные условия содержания в центре изоляции лиц, незаконно находящихся на территории России и др. Пенитенциарные учреждения: нежелание учитывать национально-культурные особенности групп, запрет обрядов и отказ в создании необходимых условий для отправления культа; унижение или потворство унижению лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, "опущенных"; создание нетерпимых условий для лиц с инфекционными заболеваниями; тяжелые условия отбывания наказаний осужденных с ограниченными возможностями; нарушения при регулировании трудовых отношений с гражданами, отбывающими наказание и др. Суды: не учитывают языковые особенности; есть грубые нарушения установленных процедур при ведении административных, гражданских и уголовных дел и др. Органы местной власти: потворство в навязывании религиозных взглядов несовершеннолетним; признание доминирования в духовной жизни титульных конфессий; создание непрозрачных условий проживания на территории края и работы иностранных граждан, порождающих коррупцию и милицейский "рэкет" и т.п. Работодатель (крупнейшим из которых является государство, органы местного самоуправления): отказ в приеме на работу или увольнение по дискриминационным признакам; нарушение равенства при оплате труда и т.п.

В последнее время появились новые "темы", связанные с деятельностью местной власти. В частности, силовые методы борьбы с оппозицией и запрет права на свободное выражения мнения; наступления на частную жизнь граждан (принудительное проведение биометрических тестов на выявление употребления наркотических и психотропных средств; системы учета персонифицированных сведений при слабом обеспечении гарантий от свободного доступа к базам данных); неудовлетворительной реализацией социальных реформ, когда их последствием становится нарушения равного доступа к социальным институтам и услугам.

Одной из очевидных проблем, снижающей доверие населения к институтам власти, консервирующей развитие гражданской правосубъектности, является затрудненный доступ к правосудию. Потребность в эффективном судебном контроле над представительной и исполнительной властями возрастает по мере проведения социальных реформ.

С нашей точки зрения, основные институциональные проблемы, связанные с самостоятельностью и независимостью судебной власти, за небольшим исключением решены. Полагаем, что Пермский край, с этой точки зрения, имеет шансы рассчитывать на подобную оценку. При всем этом, мы не можем утверждать, что зависимость судебных органов от исполнительной власти полностью преодолена, полностью устранены коррупция, "телефонное право", "заказные" дела и т.д. Население постоянно сталкивается с проявлением корпоративности при разрешении жалоб на действия судей и, как следствие, с недостаточным контролем и низкой степенью ответственности за качество судебного решения. Фактически происходит ущемление, профанация принципа народовластия при отправлении правосудия.

Проблемы порождает неразделенность требований выполнения гражданских обязанностей и требований бесплатного выполнения различных повинностей, относимых к принудительному труду.

С нашей точки зрения, существует проблема вторжения в частную жизнь учреждений, оказывающих массовые услуги, предоставляющих услуги социального характера (школы, детские дома, дома инвалидов и престарелых). Во многих кадровых службах предприятий работники используют закрытые базы данных правоохранительных органов, содержащие сведения о судимостях, о привлечении к административной ответственности.

Повествование о формах нарушения прав человека на территории Пермского края продолжает настоящий Доклад. Нам же остается добавить, что каким бы ни было нарушение прав человека, оно тяжело переживается и, безусловно, отражается на его судьбе, отзывается скверной на будущем нашего Отечества.

С.В. Исаев,
директор Пермского регионального
правозащитного центра

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]

 Главная / Доклады / Доклад за 2006 год






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.