НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА СВОБОДУ И ЛИЧНУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ

Глава 4.
Незаконное лишение свободы

Законодательство

Случаи ограничения свободы граждан по мотивам, не связанным с деятельностью правоохранительных органов, имели место на территории Пермской области. Однако в силу сложности доказывания данной категории правонарушений и поглощения в отдельных случаях этого состава преступления другими видами преступных деяний нельзя четко установить действительное количество таких фактов. Тем не менее, в аналитической записке, направленной прокурором Пермской области в органы исполнительной власти, указывается, что правоохранительными органами были направлены в суды уголовные дела по 13 фактам незаконного лишения свободы и похищения людей. Официальная статистика УВД Пермской области указывает на несколько другие цифры: "…количество зарегистрированных случаев похищения людей - 23, привлечено к уголовной ответственности - 14".

Для того, чтобы проиллюстрировать, что фактов незаконного ограничения свободы людей, возможно, несколько больше, чем это было установлено правоохранительными органами, приведем два случая:

1. 66-летний пьяница Вениамин Д. ходил по деревне, говорил, что он президент, и, дабы избраться на второй срок, просил подписаться за его "президентскую" кандидатуру. Потом ему начали мерещиться "дудаевцы". Он воровал у всех топоры и зачем-то складывал их подальше от посторонних глаз - в свой сарай.

Вот односельчане и решили: "поехала у Вени крыша". Так рассудил и его сын Михаил. Однажды он приволок пьяного отца домой и без лишних разговоров прицепил ему на ногу железный обруч, и тяжелой цепью приковал папу к тракторному колесу. Привязь была почти пятиметровой длины, узник мог передвигаться по железно определенной траектории, добираться до умывальника и туалета. Сын получал его пенсию, кормил отца два раза в день, два раза в месяц водил пленника под конвоем в баню. И так продолжалось полтора года!

Самое удивительное в этой истории - Михаил даже не скрывал от соседей, что содержит отца таким вот образом. В милицию никто не сообщал, и все-таки правоохранительным органам об этом факте стало известно. Сотрудники милиции выехали на место происшествия, поговорили с сыном, но Миша спускать отца с цепи категорически отказался: "Если отпустите, - все равно на привязь посажу". Был уверен в своей правоте и необходимости таких жестких, но эффективных мер.

2. Второй случай имел место в 1997 году, но мы считаем возможным его привести, поскольку он подтверждает наше утверждение о сложности установления фактов ограничения свободы. Во время предвыборной кампании по избранию мэра города Перми одно издательство, принадлежавшее двум частным предпринимателям Б. и М., изготовило листовки, содержащие контрагитацию на одного из кандидатов на пост мэра Ю. Трутнева. Члены его предвыборного штаба, узнав об этом, путем психического принуждения в ночное время вывезли этих предпринимателей для "беседы" в офис кандидата на пост мэра. Предприниматели провели "в плену" остаток ночи, с ними была проведена "профилактическая беседа", в результате которой они "раскаялись" и стали активно "содействовать в устранении правонарушения". В присутствии членов предвыборного штаба листовки были изъяты из редакции и переданы в органы внутренних дел на том основании, что листовки не указывали всей необходимой информации об опубликовавших их лицах и точного объема общего тиража. Откуда потом весь тираж таинственно исчез. Впоследствии предприниматели при участии Правозащитного центра обратились с заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела по факту их похищения, но получили прямо противоположный эффект. Прокуратура возбудила против них уголовное дело. Ю. Трутнев стал мэром.

Утверждать, что указанные выше случаи ограничения свободы сопровождались принудительным или подневольным трудом, мы не имеем оснований. В Пермской области нет высокодоходных, вроде наркотических, производств, на которых было бы целесообразно использовать подневольный труд. Принимая все эти факты во внимание, можно утверждать, что факты подневольного или принудительного труда жертв уголовного насилия на территории Пермской области, скорей всего, отсутствуют. К сожалению, это не означает, что труд жителей Пермской области не используется в других странах и регионах России и стран СНГ. Однако подтверждения фактов "продажи" жителей Пермской области зарубеж и другие регионы России имеют только косвенный характер: объявления о высоко оплачиваемой работе зарубежом или в далеких регионах России, стран СНГ различными агентствами, информация СМИ о росте проституции среди выходцев из России в других странах. Официально это оформляется либо как усыновление (удочерение), либо как устройство на работу по контракту. Возможность нарушений в сфере усыновления и положения детей-сирот подтверждается тем, что прокуратурой за 1998 года было опротестовано 176 незаконных правовых фактов, было внесено 472 представления. Наличие подпольных цехов с использованием принудительного труда (лиц без определенного места жительства или детей) на территории Пермской области в настоящее место не зафиксировано. Однако вполне допустимо, что такие случаи могут иметь место, судя по степени увеличения числа бездомных людей и беспризорных детей. Более подробно эта информация сотрудниками правоохранительных органов не освещается: возможно, по причине оперативного характера этой информации.

Говорить об использовании принудительного труда в семье очень сложно в силу ряда причин:

    психологические особенности взаимоотношений внутри семьи накладываются на национальные особенности, прежде всего, патриархальные традиции;

    отсутствие правовых оснований для вмешательства, за исключением небольшой категории уголовных дел, где объектом преступления выступает ребенок (вовлечение в преступную деятельность, преступления на сексуальной почве, склонение к употреблению наркотических средств);

    отсутствие официальной методики работы с такого рода категориями дел.

Безусловно одно: в настоящее время в России присутствуют объективные условия для принудительного использования детского труда:

    низкий уровень благосостояния населения;

    экономический кризис;

    отсутствие правовых оснований для пресечения такого труда (воспитание трудом как одна из методик воспитания ребенка признана действующим законодательством);

    отсутствие единой государственной методики учета детей из неблагополучных семей и работы с ними.

Правда, детальным исследованием принудительного детского труда до настоящего времени никто не занимался. Однако только за 1998 год органами внутренних дел было произведено задержание около 20 000 несовершеннолетних за бродяжничество. Предполагается, что количество их больше, поскольку органы внутренних дел не всегда вправе производить задержание несовершеннолетних (например, задержание допустимо на объектах железнодорожного транспорта после 22 часов).

На улицах городов Пермской области много малолетних попрошаек. Кто-то собирает деньги на клей (малолетние токсикоманы), кто-то на то, чтобы прокормиться. Есть дети, которых сами родители (как правило, алкоголики) отправляют на улицы побираться. Однако фактов привлечения родителей или других лиц к ответственности по этому основанию не установлено из-за сложностей их доказывания (среди работников правоохранительных органов статьи о вовлечении несовершеннолетних в антиобщественные действия называются мертвыми статьями, по которым, как правило, уголовные дела не возбуждаются). Обычно в этих случаях органы власти идут по пути лишения родительских прав, где факт попрошайничества расценивается, если не как принудительный труд, то как фактическое склонение родителями своих детей к этой деятельности.

Имеют место случаи, когда ребят используют для переноски тяжестей на рынках. Одна из посетительниц Правозащитного центра, возмущаясь, рассказывала, как "лица кавказской национальности" заставляли перетаскивать тяжелые арбузы детей 10-12 лет, а вместо оплаты давали покурить "травку". В печати иногда появляется информация об использовании взрослыми детей в качестве "приманки" при собирании милостыни.

Такие факты подтверждаются работниками правоохранительных органов. Однако, как говорят они сами, "дальше профилактических бесед дело не идет": возникают проблемы с доказательственной базой. Уголовных дел по такого рода случаям не возбуждалось. Все остается на уровне профилактической работы с подростками и постановкой на неофициальный учет взрослых, занимающихся таким "бизнесом".

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.