НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА ЗАЩИТУ ОТ ДИСКРИМИНАЦИИ

Глава 6.
Положение национальных меньшинств

Законодательство

Пермскую область один поэт назвал в начале ХХ века "пристанью всяких инородств". С давних пор этот регион - исторический перекресток многих народов. Ныне на Западном склоне Уральских гор проживают представители более ста национальностей. По данным переписи 1989 года, среди постоянного населения больше всего русских - более 2, 5 миллионов человек, или без малого 84 процента. Расположена область в непосредственной близости от Башкортостана, Удмуртии и Татарстана и имеет на своей территории Коми-Пермяцкий автономный округ. Естественно, данное обстоятельство оказывает влияние на состав населения.

Наиболее многочисленны здесь следующие национальности: татары (почти 5 процентов жителей области), коми-пермяки (4), башкиры (1,7), украинцы (1,5), удмурты (1, 1), белорусы (меньше 1 процента). Немцев в Прикамье было всего 15 326 человек или 0,5 процента, евреев - около 6 тысяч, это 0,2 процента населения области (данные по двум последним группам, самым динамичным, изменились со времени переписи более остальных).

Другая особенность региона в том, что русские расселены равномерно и преобладают количественно на всей территории, за исключением Бардымского района (где 85,1 процента постоянного населения - башкиры) и Коми-Пермяцкой автономии, там также преобладает коренная национальность.

В последнее время в области идет процесс возрождения и развития национального самосознания народов Прикамья. В целом отношения различных этносов носят спокойный, особенно в сравнении с "горячими точками", и относительно бесконфликтный характер.

В регионе создано четырнадцать центров и обществ национальных культур, а действуют восемь: славянской (русских, украинцев и белорусов), удмуртской, марийской, коми-пермяцкой, польской, российских немцев; татаро-башкирский и еврейский центры получили год назад статус национально-культурных автономий. (Газета "Центр", 1998 г., декабрь).

Областной администрацией разработана целевая комплексная программа по политике гармонизации в сфере национальных отношений (Газета "Пермские новости", 1997 г., 22 ноября). В первой концепции возрождения и развития народов Прикамья, предложенной ведущими учеными, специалистами в 1995 году и обсужденной, скорректированной на межрегиональной конференции, преобладали тревожные интонации и пророчества. Анализ состояния национальных культур показывал, что они находятся на грани исчезновения. Ситуация могла вызвать серьезный социальный взрыв на фоне роста национального самосознания проживающих в области народов. Авторы концепции отмечали, что происходит повсеместное угасание естественных форм бытования традиционного фольклора, стремительно исчезают национальные традиции. Тревожило отсутствие устойчивых культурных связей с основными центрами коми, татарской, башкирской и удмуртской культур. Указывалось на небольшое количество национальных школ в регионе. Взаимопроникновение этнических культур (связанное с историческими условиями заселения Прикамья) характеризовалось как русификацией культур коренных народов, так и дерусизацией русских, живущих здесь. Отмечалось, что рост национального самосознания привел в ряде случаев к чрезмерному выделению отличий, а не объединяющих народы начал. (Авторы концепции: доктор социологии А. Антипьев, зав. сектором социологического мониторинга аппарата администрации Пермской области В. Бурко, зав. сектором по национальным вопросам областной администрации С. Сергеева, доктор исторических наук М. Суслов, зам. главы администрации Бардымского района С. Назин, представители обществ национальных культур).

Что изменилось спустя три года? Из бесед с руководителями национальных центров, а также в координационном центре по национальным вопросам администрации Пермской области можно выделить следующие узловые проблемы.

После некоторого оживления в начале 90-х резкий спад наметился в межрегиональных связях, уменьшилось количество обменных гастролей, ослабли контакты и т.д. В районах с компактным проживанием этнических групп (башкиры, татары, коми-пермяки, удмурты, марийцы, немцы) не удалось пополнить фонды библиотек. Недостаточна финансовая поддержка центров ремесел, фольклорных коллективов, национальных учреждений образования.

В настоящее время не проводятся запланированные научные исследования по актуальным темам в сфере межнациональных отношений. Замерла реализация федеральной программы "Русский язык". Хотя отметим, что в областном бюджете удалось сохранить отдельную строку о выделении средств на обеспечение этнокультурных и этнообразовательных потребностей (что сделано далеко не в каждом субъекте РФ).

Финансовая поддержка национально-культурных объединений явно недостаточна, а часто просто отсутствует, и этим объясняется многое. Многое, но далеко не все. Дополнительные национальные СМИ открыть не удается, но, хоть и с перебоями, однако выходит газета татаро-башкирской национально-культурной автономии "Халык чишмэсэ" ("Народный родник") и издание пермских евреев "День за днем". На областном Т7, несмотря на сокращение эфирного времени, пробивается творческое объединение "Истоки". Кроме того, для татарского и башкирского населения области начали выходить новые газеты в городах Чайковском и Перми, а также в Барде, для немцев, живущих в северных районах Прикамья, появилось приложение к газете "Березниковский рабочий", для коми-пермяков - детский журнал "Силькан" ("Колокольчик"). Материальную поддержку получили Коми-Пермяцкое и Бардымское книжные издательства.

В 1997-1998 годах в Перми и ряде районных центров, где компактно проживают татары и башкиры, построены или заложены мечети, зарегистрирована татаро-башкирская культурная автономия. Вместе с тем, фактом общественного достояния стали случаи раздоров, конфликтов между общинами. Раскол произошел между сторонниками Духовного управления мусульман Европейской части России (ДУМЕР, под управлением Равиля Гайнутдина) и Центрального духовного управления мусульман РФ и европейских стран СНГ, под управлением Талгата Татжутдина).

С одной стороны, звучат обвинения в адрес верховного муфтия, что Т. Татжутдин "не соответствует требованиям времени", как заявил руководитель Пермского центра изучения суфизма "Муршид". В ответ на выпады в свой адрес верховный муфтий провел чрезвычайный съезд, а в Перми состоялся меджлис, где было принято решение: "руководителями мусульманских общин не могут быть представители некоренных народов России"; введен ценз оседлости: нужно прожить в данном регионе не менее 25 лет, а также возрастной ценз: для того, чтобы стать имамом, нужно быть не моложе 45 лет.

Эти и другие положения и нововведения находятся сейчас в стадии горячего обсуждения. В рамках традиционной правозащитной парадигмы есть основания усматривать дискриминацию представителей некоренных народов при выборах в руководящие органы мусульманских общин, но, с другой стороны, речь идет о внутренних делах религиозной общины, с ее специфической этикой и естественным правом на некоторую автономию в отношении светских норм. Во всяком случае, Пермский региональный правозащитный центр на данном этапе не считает возможным активно реагировать на сложившуюся ситуацию.

В отличие от татаро-башкирских сообществ, коми-пермяки менее активны и публичны в утверждении национальной самобытности. В Пермской области коми-пермяков - 123 340 человек или около четырех процентов от общего количества жителей, в основном они живут на территории автономного округа, ставшего недавно субъектом федерации, но и в областной столице их проживает более 11 000. Коми-пермяцкий национальный культурный центр в Перми пока достаточно пассивен, почти не заметен. Тревожит местных коми-пермяков, что меньше стало учиться студентов этой национальности в Пермском педуниверситете, недостаточно средств выделяется на изучение родного языка и т. д.

В последнее время больше внимания стали уделять коренным народам Прикамья общественные организации. Например, действующий в Перми фонд "Нанук" (поддержка образования и творчества нац. меньшинств и коренных народов средствами кино и ТВ) работает над воплощением интересных проектов по правовому просвещению и информационной поддержке этих народов, провел ряд семинаров, снимает фильмы о коренных народах Прикамья. Общественный фонд поддержки заповедника "Вишерский" предпринял уникальную попытку создания своего рода мини-резервации на базе рода Бахтияровых - последних из коренных манси на территории области.

Отношение к представителям народов Кавказа со стороны населения можно назвать сложным. Имеет место известный бытовой национализм, проявляющийся в общей атмосфере недоверия к представителям этих народов, однако формы открытых конфликтов это недоверие не принимает. Исключение составляет нелепая, дикая традиция "разборок" с "кавказцами" на Центральном рынке в дни пограничника и воздушно-десантных войск. В эти "праздники" многие предприниматели - уроженцы Кавказа предпочитают просто не открывать торговлю, понимая, что защиты от власти они могут не получить. Решением администрации г. Перми День пограничника вообще объявлен выходным на всех рынках областного центра (!). С особым "вниманием" к представителям народов Кавказа относятся и правоохранительные органы. К сожалению, подвергаясь различным неправомерным действиям со стороны милицейских и других органов, представители национальных меньшинств, как правило, не обращаются с протестами ни в органы власти, ни в правозащитные организации. Поэтому о реальном масштабе ущемления их прав в настоящее время судить трудно.

В области есть чеченская диаспора, около трехсот человек. В основном это предприниматели, посредники, торговцы. Война с Чечней, конечно, сказалась и на чеченском сообществе, прежде всего, на их деловой активности. К сожалению, чеченские события отразились и на человеческих отношениях. Характерный случай произошел в Пермском театре оперы и балета. Репетитор-педагог запретил приходить на репетиции танцовщику-ингушу, когда поссорился с ним по поводу чеченской войны.

Из кавказских диаспор наиболее последовательно пытаются укорениться в Пермской области азербайджанцы. Они создали общество национальной культуры, возглавил его врач, работающий в одной из пермских больниц.

Цыгане живут в Перми издавна, временами меняя дислокацию, в последнее время место их проживания на "Чапайке", в микрорайоне Чапаевский. Живут они и в нескольких районах области, причем, по сравнению с местными жителями, уровень жизни цыганских общин часто выше, чем у крестьян. По мнению американского этнографа, специалиста по цыганам Элайн Лемон, приезжавшей в Пермь уже несколько раз, отношение к цыганам пермяков можно назвать вполне традиционным: или романтическое, сравнения с пушкинскими Алеко и Земфирой, - или недоброжелательное из-за того, что часть цыган опять же традиционно промышляет гаданием, которое воспринимается как обман. (Элайн Лемон знает английский, цыганский и русский матерный // Газета "Ведомости Пермской губернии", № 4, 1999)

О проблемах российских немцев. Оптимизм, вызванный одно время принятием федеральной целевой программы развития социально-экономической и культурной базы возрождения этого народа, оказался преждевременным. Выполнение "Президентской" программы практически оказалось сорвано. И хотя число выезжающих в Германию за последние годы имеет тенденцию к сокращению, это обстоятельство свидетельствует, прежде всего, о том, что миграционный потенциал российских немцев, в том числе пермских, исчерпывается. Молодые семьи уезжают, пожилые чаще остаются. Что особенно ярко видно по возрастному составу лютеранской общины Перми, где преимущественно старики, и общества немецкой культуры, в котором молодежь активно штудирует "муттершпрахе", с одной мыслью - об отъезде. Конкретный пример - председатель общества пермских немцев Иван Иванович Флюг, который около пяти лет ждал разрешения на выезд. Затягивание объяснялась характером его прежней службы в армии, теперь "все в порядке", и председатель у пермских немцев недавно опять сменился.

Нужно отметить, что российские немцы недовольны и правительством ФРГ, принявшим, как они считают, дискриминационные поправки к Закону о пенсиях для иностранцев. Согласно этому германскому закону пенсионеры-иммигранты могут теперь рассчитывать только на минимальный размер пенсий. Согласно другому Закону ФРГ о предоставлении жилой площади, отменена свобода перемещения для безработных и лиц, пользующихся социальными пособиями. Эта поправка принята с декабря 1997 г. Если учесть еще, что строго соблюдается обязательная сдача языкового теста, то значительное сокращение переселенцев с Востока вполне объяснимо. Наши немцы говорят, что интерес ФРГ по отношению к ним остыл. (Спорный вопрос // Московская немецкая газета, 1999 г., апрель).

Определить точное число российских немцев, состоявших на учете спецпоселений на территории Пермской области на данный момент невозможно (как следует из ответа УВД на официальный запрос Пермского общества российских немцев). Сами члены общества делают вывод о динамике отъезда в Германию по количеству справок о реабилитации (без которых "антраг", или отношение - простая бумажка). С 1992 г. отделом реабилитации УВД Пермской области было выдано 18 015 справок лицам немецкой национальности. Если в 1996 г. их получили 2 737 человек, то в 1997 г. уже на тысячу меньше, а в 1998 г. - еще меньше, 1 437 человек. В 1999 г. - 179... Выезд немцев из республик бывшего СССР имеет ту же тенденцию: в 1995 г. - 209 409 человек, в 1996 г. -172 181, в 1997 г. - 131 895 человек.

Данный расклад настоятельно требует от местных властей помочь нашим соотечественникам обрести равновесие в душе. Тем более, что их лидеры утверждают: после провала "Президентской программы" у российских немцев нет объединяющей национальной идеи (какой служило стремление воссоздать республику немцев в Поволжье).

Сложившаяся ситуация дала основание председателю Пермского Законодательного собрания Юрию Медведеву говорить о необходимости "разработки совместных (с германской стороной) программ, которые призваны удержать российских немцев там, где они родились, там, где они работают" (Газета "Новый компаньон", 1999 г., №8). Планы в этом направлении связаны, прежде всего, с дружественной землей Прикамья - Нижней Саксонией. Укрепляется сотрудничество и с институтом Гете, недавно в Перми появилось контактное бюро этой организации. С успехом прошла Неделя немецкого кино "Тайны Рейна". Но всего этого, конечно, недостаточно. Поезд бывших немцев Поволжья стремительно уходит... (Газета "Пермские новости", 1998 г., 27 марта).

Проявления антисемитизма в Пермской области зафиксированы в областном центре. Это осквернение синагоги (надписи на стенах), надгробий на еврейских участках Южного и Егошихинского (старого) кладбищ. Некоторые памятники так и не восстановлены до сих пор. В средствах массовой информации эти факты получили достойное отражение, власть отреагировала довольно вяло. Милиция виновных в надругательстве так и не нашла.

Антисемитизм на другом уровне, политическом или государственном, в Прикамье не проявляется. Это вполне объяснимо: на историческом перекрестке народов, каким является уральский регион, евреи вполне прижились. Даже в самые смутные, неспокойные времена погромов здесь не было. Хотя бытовой антисемитизм давал о себе знать, в разное время с разной силой.

Пик отъездов пермских евреев (не только в Израиль) пришелся на 1991 год (304 человека). В последнее время динамика здесь такая: в 1997 году уехали 74, в 1998 году - 112 человек. Несмотря на то, что пермские евреи уезжают в землю обетованную, как и по всей России и в республиках бывшего СССР, еврейская культурная автономия - одна из самых активных в Перми. В 1998 г. в самом центре Перми на ул. Сибирской открылось кафе "7-40", с еврейской национальной кухней, с живой музыкой. (Газета "Новый компаньон", 1998 г., №10).

Таким образом, процессы в сфере межнациональных отношений развиваются на пермской земле динамично и без драматичных столкновений. Настораживает, однако, то, что внешняя бесконфликтность в отношениях национальностей формирует у всех властных структур недооценку и игнорирование значимости их проблем. События в других регионах показывают: экономить на национальной политике недальновидно.

Требует совершенствования принятый недавно Закон "О национально-культурных автономиях". Ряд его положений подвергся серьезной критике на совещании представителей всех пермских национально-культурных обществ, прошедшем в июне 1999 г. Так, представители немецких культурных обществ считают, что этот закон писан больше для коренных национальностей, например, татар, но не для них, поскольку немцы живут в большом рассеянии, да и в пермских краях оказались не по своей воле. Сомнение вызывает также дублирующий характер вновь создаваемых структур, и просто раздражает отсутствие, как и прежде, финансирования культурных программ. "Зачем нужен еще один бумажный закон?", - говорили участники совещания...

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.