НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

СВОБОДА СОВЕСТИ

Глава 10.
Положение религиозных конфессий

Законодательство

В Пермской области представлено более 200 объединений и групп верующих 20 конфессий. В связи с принятием нового федерального Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" в 1997 году в российском обществе возникли опасения, что появится основа для неравноправия различных конфессий, некоторые говорили даже об угрозе для многообразия в религиозной жизни россиян. Сегодня ситуация в данной сфере обстоит следующим образом.

Пункт 5 статьи 11 Закона "О свободе совести…", требующий при регистрации религиозной организации подтверждения существования религиозной группы на данной территории не менее пятнадцати лет, не стал препятствием ни для одной из групп верующих Пермской области. Так, протестантские общины получили необходимый документ с помощью централизованных религиозных организаций, тех, что уже давно существуют в России. В областном Управлении юстиции нам сообщили, что в числе первых зарегистрировались церковь "Новый завет", "Свидетели Иеговы" и даже мормоны. Не встретили никаких препятствий со стороны властей также члены иудейской общины и католичества. С другой стороны, местные православные, а также старообрядцы долго не регистрировались, как они объясняют, из-за того, что не торопятся их центральные (Московские) организации.

Неожиданный конфликт возник как раз у представителей конфессии, отнесенной новым законом к традиционным - у мусульман. Председатель пермского муфтията обвинил областное Управление юстиции в нескончаемой волоките при регистрации ряда мусульманских общин (в городах Чернушке, Добрянке, в Уинском и Бардымском районах). А в Краснокамске сложилась вообще анекдотичная ситуация: городские власти согласились отдать мусульманам пустующее здание бывшего детсада, официально открыли мечеть, но регистрация общины затянулась с сентября 1997 по март 1999 года. Пермский муфтий М. Хузин обвинил власти в курсе на "дискредитацию традиционных конфессий, с подачи американцев", он даже пригрозил, что если волокита не кончится, он переведет организации на нелегальное положение. (Пермское эхо Югославии // Газета "Пермские новости", 1999 г., 23 апреля).

Причины конфликта, на наш взгляд, в несогласованности действий обеих сторон, а также излишней горячности муфтия и инертности Управления юстиции. Начальник данного учреждения В. Перевалов заявил, что из 44 организаций, прошедших регистрацию и перерегистрацию согласно новому закону, 15 - мусульманские, таким образом, ничьи интересы не дискриминируются. "Проблема в том, что в придуманных ими (мусульманами - ред.) учредительных документах имеются несоответствия действующему законодательству, а в этом случае мы имеем право оставить документ без рассмотрения..."

Вот и получилось так, что одна сторона "оставляет без рассмотрения", а другая - видит везде заговоры, однако, не получив ни одного письменного отказа, в суд муфтият подать не может. В настоящее время конфликтующие стороны нашли, наконец, общий язык.

Представители второй по численности христианской конфессии, пятидесятники (полное название: Объединенный союз Христиан Веры Евангельской) достигли соглашения с управлением юстиции Пермской областной администрации о создании в регионе своей епархии, которая объединит ряд местных церквей, возглавит ее пастор "Нового Завета". Однако в Бардымском районе (98 процентов населения - мусульмане) пятидесятники встретили сильное противодействие. Протестантский пастор открывшегося здесь прихода (кстати, этнический татарин) получает угрозы, требования убираться из района, да и глава местной администрации сказал ему, что пару месяцев еще потерпит, а дальше у него могут начаться проблемы. (Газета "Новый компаньон", 1999 г., 10 марта).

Данный конфликт возник на фоне мирных контактов главы местной православной епархии архиепископа Афанасия с епископом Сергеем Ряховским, главой Российского союза ХВЕ (пятидесятников). Первый заявил, что "конечно, останутся вопросы, к которым мы относимся по-разному, но надеемся, что все будет решаться миром". В конце встречи ее участники пообещали молиться друг за друга. (Газета "Новый Завет", 1999 г., №5).

Со стороны пермских католиков претензий нет. Настоятель пермского католического костела отец Анджей Гжебовский с одобрением отозвался об атмосфере взаимопонимания, мира, толерантности среди пермских церквей. В Перми даже создан межконфессиональный консультативный комитет, деятельность которого призвана содействовать взаимопониманию и "мирному сосуществованию" конфессий. Через комитет Администрация города пытается наладить системное сотрудничество со всеми основными конфессиями Перми: православной, старообрядческой, католической, лютеранской, мусульманской, иудейской. Насколько эффективным будет этот механизм взаимодействия горожан с целью возрождения общечеловеческих ценностей, и противодействия религиозному и политическому экстремизму - покажет время. Но уже сегодня данный проект был отмечен на фестивале агентств pablic relations "Серебряный лучник" в Москве.

На неравноправное положение конфессий жаловались до последнего времени последователи старообрядчества: пермская община до сих пор не имеет своей церкви, у них есть только молитвенный дом (обычная изба, приспособленная для службы). В то время как до 1917 года пермские ревнители древлеправославной веры церковь имели. За последние два года у староверов Пермской области (которые относятся к Московской епархии) появились несколько церковных зданий, но в районных городах. И только недавно им был выделен земельный участок для строительства храма в областном центре. Пермские старообрядцы выражали также претензии к ученым МГУ, чьими стараниями после ряда экспедиций по области в Москву увезены многие старинные книги, рукописные, старопечатные. Во-первых, это реликвии, сохраненные в поколениях, объясняют верующие, а во-вторых, в возрождаемых приходах сейчас ощущается нехватка богослужебных книг.

Областная власть наибольшее внимание уделяет православию. Администрацией и лично губернатором Игумновым даются поводы для того, чтобы относить данное вероисповедание не только к традиционному в Пермской области, но и государственному, в известном смысле. К примеру, активизировалось восстановление не только основного храма Белогорского мужского монастыря (само по себе движение души чиновников понятно, как-никак памятник архитектуры, "двойник" московского храма Христа Спасителя), но и возрождение самого монастыря идет с помощью светской власти, и это уже многим непонятно. Так, в год приезда патриарха Алексия из областного бюджета был выделен миллиард рублей (неденоминированных) на строительство дороги в монастырь. (Газета "Пермские новости", 1996 г., 11 октября). Осенью 1998 года появилось Постановление губернатора "Об оказании помощи в реставрации Белогорского Свято-Николаевского мужского монастыря". Все это замечательно, но для реализации постановления, естественно, приходится отвлекать часть средств, ресурсов из кармана всех налогоплательщиков, что вызывает время от времени естественное недовольство ряда пермяков. В 1999 году создан некоммерческий фонд "Белая гора". Монастырь фактически объявлен важнейшим народнохозяйственным объектом области, а дата возрождения определена: 2000-летие рождения Христа. (Газета "Местное время", 1999 г., 4 июня).

В то же время у губернской власти хватило сил устоять перед напором епархии, требовавшей передать (возвратить) верующим здание кафедрального Спасо-Преображенского собора, а это означало оставить без помещения расположенную в здании художественную галерею, собрание которой относится к числу лучших в России. Предъюбилейную спешку в данном случае удалось исключить.

В настоящее время в Пермской области больше всего действующих храмов у православных общин - более 160. Начали действовать пять монастырей, идут службы в недавно открытых церквях в местах заключения в Перми, Соликамске, Чусовском районе.

В неприкрыто враждебных отношениях находились иерархи Русской православной церкви (РПЦ) со своей зарубежной "сестрой" - Русской свободной православной церковью. На территории Пермской области были попытки организовать приходы "зарубежников" (то есть "карловчан"), как правило, возглавляли это дело священники, по той или иной причине отлученные местным архиепископом Афанасием или выведенные за штат. Но эти попытки одного из "смутьянов", отца Сергия (Костарева) ничем практически не кончились. Не удалось им и построить церковь на территории одного из пермских кладбищ. Церковь там появилась, но в юрисдикции РПЦ.

Волнения в православных общинах вызвало зверское убийство отца Виктора (Норина). Следствие установило, что священник пал жертвой грабителей.

С осуждением принимают пермские православные многочисленных западных миссионеров (а равно восточных: кришнаитов, рериховцев и т.д.) В силу толерантности, привитой местному многонациональному населению еще в стародавние времена (сказывается характер заселения Западного Урала), верующим удается обходиться без стычек. Кроме того, уже пятый год в Перми существует клуб "Диалог", который с одной стороны помогает "выпускать пар" недовольства, а с другой - служит местом для общения представителей разных конфессий, богоискателей, верующих и атеистов. (У кого проблемы с совестью? // Газета "МВ-Культура", 1999 г., №4,).

В то же время специалисты-религиоведы отмечают проявления известного прозелитизма со стороны приезжих проповедников, которые не учитывают места и роли, какую играло православие на территории Прикамья в досоветский период. Это вносит элемент напряженности в духовную жизнь граждан. ("Религия в истории и культуре": учебник для вузов / под ред. проф. ПГТУ М.Г. Писманика и др. - Пермь, 1998 г., стр. 245-262). Нельзя, видимо, считать ограничением инициативы евангельских христиан отказ в предоставлении им участка земли для создания своего рода общежития или трудовой общины бывших заключенных. Почему-то место для осуществления своего бесспорно замечательного проекта они облюбовали возле знаменитого курорта "Усть-Качка". Местная администрация отказала миссионерам, опасаясь недовольства отдыхающих из-за соседства с беспокойной паствой - недавним "контингентом".

По данным исследований (проводившихся кафедрой философии Пермского технического университета), особую тревогу у опрошенных вызывала деятельность тех новых исповеданий, которые прибегают к утонченному психологическому влиянию, давлению на детей, молодежь, отрывая их от учебы, трудовых коллективов, уводя от семьи, побуждая к отречению от мира: Церковь Муна, Богородичный центр, Всемирное Белое Братство и ряд других (см. определение Архиерейского собора Русской Православной церкви "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме". 1994)

Признаки политизации религиозных организаций явили миру, как ни странно, старообрядцы: пермская община пополнилась целым отрядом местных "баркашовцев" - членов Русского национального единства. Как заявил председатель старообрядческой общины, "сам он не баркашовец, однако большинство идей РНЕ поддерживает, потому что жажда национального единства, духовного возрождения русского народа всегда были близки старообрядцам". Со стороны ряда коммунистических ячеек и их лидеров также отмечены согласованные с православной церковью действия, заявления.

Вмешательство государственных органов в дела церкви отмечено в Губахе. Здесь в лавке православного прихода милицией были изъяты освященные золотые и серебряные кресты и цепочки и бухгалтерские документы (причем операция проводилась по жалобе группы верующих). Хотя религиозная организация согласно новому Закону имеет право на предпринимательскую деятельность (статья 23), а также приобретать, распространять предметы культового назначения. Действия милиции были обжалованы в Губахинском городском суде, который постановил дело об административном правонарушении со стороны настоятеля храма, где разыгралась эта история, прекратить, а самого священника от ответственности освободить. (Постановление суда от 26 января 1999 г.) В итоге ювелирные изделия из драгоценных металлов и выручку от продажи в сумме 2 200 рублей пришлось вернуть. Однако органы милиции (ОБЭП) отказались возвращать финансовые документы - для того, чтобы продолжать проверку, в части правомерности расходования священнослужителем поступавших в храм пожертвований. Необходимость проверки обосновывается поступившим "сигналом" (коллективным письмом группы верующих) о нечистоплотности священнослужителя. (Газета "Уральский шахтер", 1999 г., 27 февраля; В храм с милицейским уставом // Газета "Пермские новости", 1999 г., 29 января).

Данный конфликт высветил еще нерешенную проблему: в условиях отделения церкви от государства злоупотребления благочинных, нарушения, допускаемые ими в финансово-хозяйственной деятельности прихода - совсем не редкость. И тут уже задеваются материальные интересы верующих граждан. Видимо, обеим сторонам будет полезна "прозрачность" этого вида деятельности церкви, то есть епархии, епископату нужно наладить нормальную отчетность приходов, а государственным органам - не пренебрегать своими контрольными функциями в отношении религиозных учреждений. Печальная судьба молодежного благотворительного Фонда "Благовест", созданного при благословении православных иерархов с целью поддержки заключенных, - яркое тому подтверждение. Он быстро развалился. (Газета "Пермские новости", 1996 г., №102; Газета "Местное время", 1996 г., №75). Средства, поступившие в фонд от благотворителей, были растранжирены руководством. Сам "вице-президент" фонда (до этого досрочно освобожденный из заключения с благословения архиепископа Афанасия за помощь в возведении церкви на территории зоны под Соликамском) в 1998 году вновь оказался за решеткой.

Церковь и образование

В области действуют воскресные школы практически у каждой конфессии - мусульманские, православные и т. д. Вводится изучение Закона Божьего и в ряде светских школ. В одной из пермских гимназий учащимся предложили курс "Живой этики" (в основе - учение Рериха), и это вызвало серьезное недовольство и демарши в различной форме уже со стороны православных кругов. Изучение религий вводится факультативно, но не всегда и не везде тактично, по согласованию, это дает право некоторым родителям, недовольным, в частности, приглашением священников на школьные, лицейские праздники, говорить о несоблюдении закона, предусматривающего отделение церкви от государства (Газеты "Звезда", "Православная газета", 1998 г., июль,).

Некоторые пермские коммунисты усматривают также нарушение прав атеистов в установлении Рождества как общегосударственного праздника: во-первых, нанесена, считают они, моральная травма представителям неправославных конфессий, во-вторых, ликвидировав рабочий день, государство лишило тем самым атеистов и неправославных заработка, понизив их уровень жизни.

Важной составляющей свободы совести является право замены службы в армии на альтернативную гражданскую службы по религиозным убеждениям. В досудебном порядке (призывными комиссиями) альтернативная гражданская служба в Пермской области не предоставляется. Но 1998 год стал переломным в судебном решении этой проблемы. Пермский региональный правозащитный центр успешно провел четыре процесса по защите интересов верующих призывников, пожелавших нести альтернативную службу (в основном баптистов). Положительное решение пермскими судами вопроса о предоставлении альтернативной службы (как правило, это означает предоставление отсрочки от службы в армии до принятия Закона "Об альтернативной гражданской службе") стало нормой в судебной практике.

В целом религиозность в пермском обществе возрастает. Объясняется этот феномен, прежде всего, отсутствием запретов и морального осуждения верующих, а также экономическими трудностями, политическим и духовно-нравственным кризисом в стране. Немалую роль в клерикализации сознания сограждан сыграли и проповеди миссионеров, печатные материалы. В итоге на вопрос "Насколько вы доверяете церкви?" - почти две трети опрошенных ответили, что доверяют полностью или в основном (по данным сектора социологического мониторинга областной администрации).

Ряд исследований показал, что более половины жителей области считают: пропаганда религии, не содержащая оскорблений неверующих и иноверцев, должна и впредь свободно проводиться в СМИ. И немногим меньше людей занимают позицию, что наравне с этим должна свободно проводиться и пропаганда атеизма, не оскорбляющая чувств верующих. Проявлений отчуждения между религиозной и нерелигиозной частью населения стало в последнее время значительно меньше, а главное, споры между ними не приводят к столкновениям и конфликтам.

Чтобы взаимная терпимость в вопросах мировоззрения стала правилом, нужны встречи, нужны контакты. И не только представителей разных конфессий, но и между верующими и чиновниками, по принципу "если гора не идет к Магомету..." (Вспомним конфликт с мусульманами). Заслуживает распространения, на наш взгляд, практика пермского философского клуба "Диалог", а также межконфессионального комитета города Перми.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.