НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

СВОБОДА СЛОВА

Глава 11.
Ограничения свободы слова и доступа к информации

Законодательство

В Пермской области зарегистрировано 274 издания, в том числе 78 электронных (год назад их было более 300). Местное отделение Союза журналистов России насчитывает 620 членов, а всего пишущей братии в области примерно 2 000 человек. В 1998 году деятельность средств массовой информации (СМИ) Пермской области заметно осложнилась. Повышение цен, удорожание тарифов, сужение рекламного рынка повлияли на экономическое состояние СМИ. Многие газеты, электронные СМИ поставлены на грань выживания, и тут уж, как говорится, не до независимости, "быть бы живу". Таким образом, конституционное право граждан на получение своевременной и объективной информации в настоящее время ограничивается не только привычными для России "субъективными" обстоятельствами, но и объективными, "в лице" августовского кризиса и его последствий. На практике это выглядит так.

Экономическое наступление на СМИ привело к тому, что ряд популярных изданий уже закрыт, например, областная газета "Меркурий". Ликвидируются радио- и телекомпании в городах и районах области, местные издания. Резко падают тиражи ("Новый компаньон" - с 7,3 тыс. экз. до 4; "Пермские новости" - с 50 тыс. экз. до 30...). Сократили свою периодичность национальные издания "Халык чишмэсе" (татаро-башкирское), "Йом-Йом" (еврейское), "Силькан" (коми-пермяцкое), а также студия "Истоки" при гостелерадиокомпании Т-7. Давно не выходит и газета "Тутси", но тут особый случай: в адрес издателей этого "экзотического" эротического издания и ранее звучали нарекания из-за нарушений правил распространения. Подобные издания предписано продавать в особых местах, в конвертах и т. п. Нужно отметить, правда, что таких "особых", специализированных киосков не появилось в Перми до сих пор (Не надо путать свою шерсть с государственной и будить спящую собаку // Газета "Центр", 1998 г., №1. Нужна ли нам свобода слова? // Газета "Местное время", 1998 г., 24 декабря).

Из 42 городских и районных газет, учредителями или соучредителями которых являются органы местного самоуправления, в рыночные отношения более-менее удалось вписаться очень немногим изданиям. Кроме областного центра, это городские газеты Березников, Лысьвы, Кунгура, Соликамска, Чайковского. То есть в основном в городах, где есть действующие промышленные предприятия и сохранился рекламный рынок. На данном этапе "районки" попали в особенно бедственное положение: депутатами Законодательного собрания в 1998 году им была выделена лишь четверть от суммы дотаций 1997 года. Фактически, на шею местной прессы была накинута финансовая удавка (Хорошая пресса - мертвая пресса // Газета "Новый компаньон", 1999 г., №6).

В сложившихся условиях тяжелее стало жить и органам печати оппозиционных, левых сил. Их представителям хотелось бы чаще издавать свою газету "Коммунист Западного Урала", иметь свой журнал. Наличие своих массовых и регулярных изданий крайне важно для пермских левых т.к., по их заявлениям, "доступ оппозиции к средствам массовой информации предельно ограничен". Особенно унизительны для оппозиции комментарии ведущих теле- и радиопередач, "узурпировавших право на толкование общественных процессов". Кроме того, коммунисты считают, что информация, поступающая из-за рубежа, фильтруется и дозируется, в частности, сообщения об акциях протеста, забастовках и т. д., которые проходят по западным СМИ (Аналитическая записка доктора исторических наук М.Г. Суслова, составленная по просьбе ПРПЦ).

Сокращаются кадры, растет безработица среди журналистов. Центры занятости регистрируют оказавшихся не у дел газетчиков (в 1998 г. их число колебалось от 10 до 12 человек), но работы предоставить не могут: заявок не поступает, рынок репортеров перенасыщен. По свидетельству журналистки Д., она простояла на учете в центре занятости в течение всего 1998 года, и за это время не получила ни одного предложения, хотя у нее есть опыт, есть высшее образование, могла бы работать и журналистом, и литературным редактором. К тому же пособие по безработице выплачивается с большими задержками, за год оно уменьшилось до смехотворной суммы. Урезаются до минимума зарплаты (да и те не выплачиваются месяцами) и гонорары как штатных, так и нештатных сотрудников. Ставка штатного корреспондента областной газеты "Пермские новости", к примеру, снизилась до 100-150 руб. в месяц (без гонорара). Средняя заработная плата по городским и районным газетам составила, по данным Союза журналистов, 1 084 рубля. Остро стоит вопрос и в коллективе крупнейшего пермского электронного СМИ - телерадиокомпании "Т 7". После начала реорганизации компании - создания унитарного предприятия (холдинга) ВГТРК президентом компании было объявлено о предстоящем массовом сокращении штатов, с 320 до 188 человек. В настоящее время этот болезненный процесс еще не завершен. В ходе проверок выяснилось также, что президент компании допускал грубые нарушения законодательства; он подозревается в нецелевом расходовании денежных средств и в результате отстранен от должности. Впоследствии он был осужден и сразу же амнистирован.

Аналогичный процесс с эксцессами (с сокращениями, невыплатами) протекает в коллективе газеты "Вечерняя Пермь" и также еще не завершен.

Вместе с тем, некоторые эксперты и даже журналисты считают, что эти негативные явления отражают естественный процесс санации чрезмерно разбухшего рынка пермских СМИ. С их точки зрения, 300 зарегистрированных СМИ и тиражи в десятки тысяч экземпляров не соответствуют реальным информационным потребностям жителей области и сокращение числа СМИ существенно бы повысило качество публикуемых материалов, ужесточив конкуренцию среди журналистов. Искусственная же поддержка коммерчески провальных СМИ со стороны местной власти является одним из многих рычагов давления на независимую прессу. Впрочем, как и "проплата", а то и закупка СМИ "на корню" представителями бизнеса, в том числе теневого (равно как и появление новых скороспелых изданий с целью сиюминутной, политической выгоды). На сотрудничество с ними крепкие профессионалы далеко не всегда идут, но в итоге общий уровень пермской журналистики заметно снижается. Как и уровень читательского доверия к ней. ("Заказуха" губит журналистику // Газета "МВ-Культура", 1999 г., №1).

Независимость СМИ

Любая независимость, а тем более независимость СМИ, - понятие весьма относительное. Экономический кризис, несформированность корпоративной журналистской этики, варварские условия финансирования СМИ делают их независимость в России еще более эфемерной.

Специалисты отдела по связям с общественностью и СМИ областной администрации относят к разряду независимых от власти все СМИ, кроме 42-х, в учредителях которых значатся районные и городские администрации; крупнейшая местная телекинорадиокомпания "Т7" входит в структуру ВГТРК. На самом деле практически любой орган печати в регионе испытывает тяжкий груз зависимости в той или иной форме. Основные пермские СМИ достаточно жестко "закреплены" за основными властными структурами и наиболее крупными финансовыми и финансово-партийными группами давления. Это касается и старейшей газеты региона "независимой" (так указывается в титуле) "Звезды", теснейшим образом связанной с областной администрацией, и "Губернских вестей", издатель которой - экс-кандидат в губернаторы С. Левитан, наоборот, по поводу и без повода, часто необъективно встает в оппозицию к ныне действующему губернатору, своему более удачливому сопернику. Наиболее же представлены и экспансивны в пермском информационном пространстве две властные группы: областное Управление внутренних дел Пермской области и своеобразная административно-финансовая "корпорация", состоящая из Администрации г. Перми и группы предприятий "ЭКС", возглавляемых мэром Перми Ю.П. Трутневым. Областные милиционеры являются учредителями и активными патронами одной из самых популярных пермских газет "Досье-02", не менее популярного "Авторадио" и телекомпании "Авто-ТВ" (для обеспечения сигналом последних областное УВД даже имеет свою телерадиотрансляционную вышку). Администрация г. Перми и группа "ЭКС" в различных формах и на различных условиях контролируют: телекомпанию "Рифей ТВ", "Радио Перми", газеты "Вечерняя Пермь" и "Местное время".

Лицо и направление областной газеты "Пермские новости", которую в годы "перестройки" называли первенцем независимой и демократической прессы Прикамья, теперь определяет учредитель ООО "Издательский дом "Пермские новости". Фактически судьбу издания решает инвестиционная компания "Витус". К изданию единственного приложения "ПН" "Луч" (экологической газеты) привлечены средства областной администрации.

В районах области проблема зависимости-независимости СМИ решается "проще". Большинство действующих СМИ либо учреждены местными администрациями, либо вообще являются муниципальными организациями. Многие районные руководители относятся к редакциям просто как к одному из административных подразделений.

Одним из показателей усиливающейся несамостоятельности СМИ можно считать вновь появившиеся в пермском информационном пространстве "зоны вне критики". В сегодняшних респектабельных пермских СМИ практически невозможно опубликовать серьезные критические материалы, касающиеся деятельности пермского мэра Ю.П. Трутнева. К "неприкасаемым" можно отнести и АО "Уралсвязьинформ", злоупотребляющего своим монопольным положением на рынке услуг связи и нарушающего права потребителей. Но в связи с тем, что "Уралсвязьинформ" монопольно обеспечивает связью пермские СМИ (большинство из которых - его вечные должники) и является одним из крупнейших в регионе рекламодателей - очень немногие СМИ рискуют публиковать материалы, поднимающие проблемы монополизма и нарушения прав потребителей "Уралсвязьинформом".

С конца 1998 начался очередной "передел" СМИ между основными финансово-партийными группировками в связи с предстоящими выборами в Государственную Думу.

В условиях кризиса для прессы Прикамья еще более усугубилась опасность упасть в объятья власти. С одной стороны, областная администрация заявляет, что не может допустить ограничения информационного пространства, уничтожения сложившейся сети СМИ. Даже подготовлен Закон Пермской области "О дополнительных мерах государственной поддержки областных и местных средств массовой информации и книгоиздания Пермской области" (есть в нем статьи о бюджетной поддержке, о налоговом регулировании, о предоставлении льгот по тарифам и расценкам). С другой стороны, этот законопроект расширяет федеральное законодательство в той части, в которой на организации, пользующиеся налоговыми и иными льготами, налагаются обязанности государственного информирования. И вот введение этого понятия - "официальный распространитель государственно значимой информации" - естественно вызвало вполне обоснованную тревогу у редакторов пермских СМИ. Ведь понятие это, а также размеры "необходимых" объемов информации довольно расплывчаты, и при желании можно заполнить официозом всю газету. Что в ряде "районок" уже и делается. Яркий пример, так сказать, стреноженности явил редактор газеты Сивинского района, который пытался отказать в публикации критической статьи депутата Земского собрания на тему хилого местного бюджета и завышенных окладов чиновников районной администрации. Благодаря настойчивости автора заметку все же удалось опубликовать (Рассудите нас, люди // Газета "На родной земле", 1998 г., 20 марта).

Преследования за публичное выражение мнений, препятствия журналистам в их профессиональной деятельности

Примеров преследования и увольнения редакторов непослушных изданий в1998 году было немало: "Новости" г. Горнозаводск, "Очерский край", "Чусовской рабочий", "Уральский шахтер" г. Губаха, "Северная звезда" Чердынский район (Жить будем? // Газета "Уральский шахтер", 1998 г., 23 июля).

В подобных случаях вдохновляющим примером солидарности пермских журналистов послужил конфликт, пик которого по времени пришелся на предыдущий, 1997 год. В г. Горнозаводске глава местной администрации В. Гришанов уволил редактора газеты "Новости" В. Верхоланцева "за нарушение контракта". На самом деле поводом послужила публикация с заседания областного суда, в котором сообщалось, что выборы данного мэра признаны недействительными (команда В. Гришанова была уличена в целом ряде нарушений). В данном случае, хоть и не сразу, но редактор горнозаводской газеты был восстановлен в должности. Произошло это после вмешательства областной журналистской организации, а также членов клуба "Красная строка". Подобные клубы - на территории региона их три - взяли на себя и правозащитную функцию. (Мэрские замашки // Журнал "Факс", 1997 г., №6).

Но незадолго до этого опять же по воле учредителя - местной администрации была уволена "непослушная" редактор газеты "Маяк Приуралья" Чернушинского района Л.В. Симонова. Под давлением главы администрации Чернушинского района В.К. Прозорова она подала заявление "по собственному желанию". То есть в данном случае никто не смог поддержать журналистку: ни коллеги, ни правозащитники.

Имеют место случаи неадекватного применения к журналистам мер уголовного преследования в связи с обвинениями в клевете и оскорблении. В одном из номеров самиздатовской газеты "Лысьвенские вести" ее издатель Ч. назвал "самозванцем" одного из офицеров милиции. Для выяснения, имела ли место клевета, следствию понадобилось 10 месяцев продержать Ч. в пермском СИЗО, при этом, очевидно, что подследственный не имел намерения скрыться: действия его были изначально публичны, ранее он не был судим, на иждивении имеет семью, троих детей. Дело дважды рассматривалось судом и дважды направлялось на доследование (в то время, как обычно-то такие дела заканчиваются денежным штрафом, это если доказана вина журналиста). В итоге из СИЗО Ч. выпустили, а дело прекратили, но не из-за протестов правозащитников или отсутствия состава преступления, а "в связи с истечением срока давности привлечения у уголовной ответственности" (!). Совершенно очевидно, что следственные действия в отношении Ч. имели демонстративный, наказывающий характер.

Нарушения прав граждан средствами массовой информации

Растет количество судебных исков, тяжб с участием СМИ. Обратим внимание на то, что когда дело доходит до суда, журналисты выигрывают далеко не всегда. Подводит их чаще всего торопливость, безответственность и очень часто - незнание законов. Так, молодая городская газета "Вечерний Краснокамск" проиграла дело по обвинению своего сотрудника, который в сообщении о криминальных происшествиях привел фамилию потерпевшего. Тот справедливо возмутился, подал в суд на газету и заставил ее заплатить ему за моральный и материальный ущерб.

Число процессов "о защите чести, достоинства и деловой репутации" к СМИ за 1998 год увеличилось в регионе по сравнению с 1994-м в два раза. При этом две трети исков удовлетворяются - то есть решаются не в пользу журналистов.

Так, Ленинский районный суд г. Перми рассмотрел в июле 1998 г. гражданское дело по иску У. к редакции газеты "Местное время". Статья называлась "Липовая целительница", в ней говорилось о том, что прокуратурой были запрещены массовые сеансы целительницы. Но запрет не исключает, как известно, наличия способностей. Положительные результаты по исцелению людей были зафиксированы учеными, подтверждены документально. В ходе суда защитнику истицы - юристу ПРПЦ удалось доказать, что заголовок не соответствовал действительности, и суд обязал газету опубликовать опровержение. И оно было опубликовано, правда, с небольшим комментарием редакции: "Поскольку редакция "МВ" уважает закон, его дух и букву, текст опровержения приводится дословно, с сохранением орфографии и пунктуации исполнительного листа..." А опровержение, надо отметить, было составлено судебными чиновниками с "погрешностями в грамотности". (Битюцкая Л. Право и СМИ // Журнал управления судебного департамента Пермской области, 1999 г., №1).

Проблема редакционных комментариев к опровержениям еще не решена. Часто эти комментарии пишутся не в лучших этических традициях, человека, по сути, вновь вынуждают обращаться в суд (подобные иски рассматривались Мотовилихинским районным судом г. Перми). Как пишет автор упомянутого выше журнала, журналист, извиняясь, снова наступает на ногу. Однако не выход, нам кажется, и предложение о законодательном запрещении подобной практики журналистских комментариев. В этом можно усмотреть шаг в сторону цензурирования прессы.

Выход в другом: повышать уровень правовой культуры, формировать профессиональное правосознание журналистов. Тогда не будут появляться в пермской прессе и публикации материалов судебных дел, по которым еще не вынесен приговор суда либо приговор не вступил в законную силу, когда журналист называет фамилии людей, которых суд еще не признал виновными, или сообщает об отмене приговора, а дело направлено на новое расследование (Журнал управления судебного департамента Пермской области, 1999 г., №1).

Препятствия при регистрации и распространении СМИ

В Карагайском районе по инициативе главы местной администрации Н. Волгина была закрыта радиопрограмма "Земляки", взявшая слишком независимый и смелый тон по отношению к власти. Хотя предлог использован вполне благовидный: радиожурналисты обвиняются в нарушении сразу трех статей Закона о СМИ (статьи 4, 31 и 42). На поверку выяснилось, что серьезного рассмотрения из них заслуживают только лицензионные трудности (ст. 31), связанные с почти непреодолимым барьером в лице "Радио России", владельца лицензии на все проводное вещание, не желающего уступать время сельским радийщикам. Пермские журналисты, правозащитники, карагайская интеллигенция выступили в поддержку преследуемых "Земляков". В настоящее время программа вновь выходит в эфир. (Газета "За Человека", издание ПРПЦ, 1998 г., №1)

Препятствия в доступе к информации и распространении ее журналистами

Фактов прямого или косвенного введения цензуры на территории Пермской области правозащитными организациями не зафиксировано. Из неофициальных источников известны случаи неформального давления представителей органов власти на редакции с целью предотвращения публикации тех или иных материалов. Непосредственно Пермский региональный правозащитный центр несколько раз сталкивался со "ссылками" журналистов на подобное давление при подготовке к печати материалов ПРПЦ, например, статьи о конфликте прокуратуры и Правозащитного центра в связи с ограничением допуска защитников от общественных организаций в СИЗО. Вместе с тем, нет оснований считать эту практику широкоприменимой и повсеместной, скорее речь должна идти об исключениях.

Что касается доступа журналистов к необходимой им информации, то пятеро редакторов пермских СМИ, опрошенных сотрудником ПРПЦ, не считают, что пермские журналисты испытывают в этом смысле какие-нибудь серьезные и постоянные проблемы, что подтверждают и некоторые журналисты. Отдельные случаи незаконных ограничений в доступе к информации, безусловно, есть, но в тенденцию они не складываются. Достаточно много случаев, так сказать, временных, преодолимых ситуативных ограничений, связанных с недоразумением или ленью, нерадивостью, хамством отдельных "носителей информации".

Препятствия гражданам в доступе к информации о них и к государственным и муниципальным информационным ресурсам

Мы считаем очень недальновидным, а может быть, и вредным отношение к свободе информации только как к свободе слова - свободе средств массовой информации.

В соответствии с российским законодательством граждане имеют право "на доступ к государственным информационным ресурсам и не обязаны обосновывать перед владельцем этих ресурсов необходимость получения запрашиваемой ими информации". Кроме того, "граждане и организации имеют право на доступ к документированной информации о них, на уточнение этой информации в целях обеспечения ее полноты и достоверности, имеют право знать, кто и в каких целях использует или использовал эту информацию. Ограничение доступа граждан и организаций к информации о них допустимо лишь на основаниях, предусмотренных федеральными законами" (Закон РФ "Об информации, информатизации и защите информации").

Жители Пермской области повсеместно испытывают серьезные проблемы при получении необходимой им информации. Почти каждый посетитель Правозащитного центра, пытающийся практически решить какую-либо правовую проблему, жалуется на невозможность или затруднения в получении официально оформленной информации (справок) в государственных и муниципальных организациях. Нередки и случаи отказов и волокиты со стороны негосударственных организаций в предоставлении информации о самих гражданах по их запросам.

Можно выделить следующие наиболее распространенные "приемы" нарушения права граждан на получение информации, к которым прибегают практически все "владельцы информационных ресурсов" (государственные, муниципальные, частные):

  1. Ограничение доступа граждан в помещения, где находятся "владельцы информационных ресурсов". Например, попасть в здание администрации Пермской области можно только "по удостоверениям, пропускам или разрешительным звонкам должностных лиц" (из объявления перед входом в администрацию). Пройти в здание Законодательного собрания (в этом же здании находится областные ведомства здравоохранения, образования, культуры, экологии, управление труда, комитет по делам молодежи и т.д.) рядовому гражданину можно только "по письменным заявкам руководителей служб" (такое же объявление и строго его соблюдающая охрана).

  2. Волокита в предоставлении информации. Как варианты: "отписки", предоставление ответов не по существу запроса, немотивированные отказы в рассмотрении жалоб, заявлений. Примеры не требуются, они повсеместны.

  3. Требование обосновывать перед владельцем информационных ресурсов необходимость получения запрашиваемой информации. Особенно злоупотребляют этим требованием ответственные работники в медицинских и образовательных учреждениях, служащие домоуправлений.

  4. Отказ в предоставлении информации со ссылкой на то, что запрашиваемая информация является "информацией для служебного пользования". К сожалению, сегодняшнее законодательство, в соответствии с советской правовой традицией, позволяет "секретить" почти все. Для этого достаточно иметь соответствующее ведомственное положение, впрочем, некоторые чиновники даже написанием положений себя не утруждают. Доходит до абсурда. В ответ на запрос регионального уполномоченного Правозащитного центра военный комиссар Горнозаводска объявил служебной (закрытой) информацией фамилии военкомов и почтовые адреса военкоматов (пришлось собирать их по телефонным справочникам), а прокурор г. Чусового на просьбу о предоставлении статистики правонарушений так и ответил, что она "является информацией для служебного пользования" (большинство других прокуроров предоставили эту информацию).

Нарушение права граждан на получение информации может показаться не самой опасной формой посягательств на права человека. Но именно полноценная реализация права на информацию обеспечивает возможность реализации и защиты практически любого права человека и гражданина, да и просто делает возможной нормальную цивилизованную жизнь. И именно это право наиболее часто и массово нарушается в России вообще и в Пермской области в частности.

Несколько примеров

По свидетельству директора Пермского медицинского правозащитного центра Е.В. Козьминых: "нами не отмечено ни одного случая добровольной выдачи для ознакомления больному (речь идет, в основном, о спорных случаях - ред.) его истории болезни. Как правило, больные для прочтения своей истории болезни вынуждены применять "обманные" методы, либо медицинскую документацию приходится запрашивать через суд".

При инспектировании областным Департаментом образования и науки муниципальных органов управления образования и школ городов Перми, Чайковского, Краснокамска на предмет обеспечения прав граждан при оказании платных услуг и работе с внебюджетными средствами, оказалось, что почти во всех проверенных образовательных учреждениях на момент инспектирования отсутствовала доступная для детей и родителей информация: выписка из устава школы, положение о платных дополнительных образовательных услугах, образец договора, а в некоторых даже не обнаружилось расписание занятий. Когда в Правозащитный центр обращаются граждане с жалобами на нарушение прав учащихся и их родителей в средних учебных заведениях, первая проблема, с которой сталкиваются юристы ПРПЦ, это недоступность для родителей Устава школы, отказ администрации добровольно ознакомить с ним. Однажды даже ссылались на коммерческую тайну.

Одно из массовых "информационных нарушений" в трудовой сфере - предприятия отказывают бывшим и действительным работникам в предоставлении справок о средней заработной плате (необходимых для начисления пенсий, отпускных и т.п.) и о задолженности по заработной плате. Для решения проблемы требуется вмешательство прокуратуры, инспекции по труду и т.п.

На многих территориях Пермской области не реализуется пятидесятипроцентная льгота инвалидам и ветеранам по оплате жилья. Например, в Перми некоторые ветераны и инвалиды явочным порядком платят только 50%. В большинстве случаев домоуправления судиться с ними не осмеливаются, т.к. "неплательщики" имеют все правовые основания вести себя таким образом. Но как только ветеран или инвалид обращается в домоуправление за какой-нибудь надобностью, то получает отказ до тех пор, пока не выплатит "задолженность". Чаще всего таким условием облагаются информационные услуги домоуправлений, в частности, получение справки о составе семьи (кто только ее у нас не требует).

На определенном, невеселом, этапе своего существования абсолютно непроницаемыми для информационных запросов вкладчиков становятся банки и другие финансовые организации.

Чаще всего доступ к официальной информации затруднен по вполне рациональным, но, естественно, никого не оправдывающим мотивам. Чем меньше общество информировано о деятельности конкретного государственного или муниципального органа или негосударственной организации, предприятия, тем свободнее, самодостаточнее они в своих действиях, тем меньше возможностей для внешнего контроля. Применительно к государственным и муниципальным служащим можно сказать, что неинформированность о деятельности чиновника является гарантией чиновнических "свобод". Но есть и не менее сильные иррациональные мотивы. В советском подсознании российского чиновника сидит убеждение, что если он оперативно и качественно окажет гражданину положенную ему услугу, в том числе и информационную, то тем самым унизит себя, продемонстрирует свою слабость. Чиновника должны просить, а он должен делать одолжения. Он здесь главный, а не посетитель. А если все сразу получается так, как нужно посетителю, то уже не чиновник тут начальник.

Выводы и рекомендации

Таким образом, в течение 1998 года в Прикамье продолжался процесс постепенного свертывания пространства свободы слова и информации, в значительной степени, вследствие ухудшения экономического положения в стране в целом. Вместе с тем, существенно возросла роль органов власти и финансовых группировок в формировании и определении направления информационных потоков, что можно оценивать как непосредственную угрозу свободе информации.

Морально и психологически неподготовленными к ужесточению процессов коммерциализации СМИ оказались многие журналисты и редакции, особенно в "районках". Из-за отсутствия традиций цивилизованного спонсорства и медиа-бизнеса, несформированности корпоративной журналистской этики естественные деловые отношения между финансистом и редакцией превратились в наем пресс-обслуги, в вульгарную куплю-продажу "перьев", редакций, позиций.

По-прежнему не очень внимательны журналисты к правовому контексту своей деятельности. Если участившиеся случаи привлечения к судебной ответственности редакций и журналистов за клевету или оскорбление постепенно приучают журналистов предварительно экспертировать тексты на наличие подобных слабых мест, то произвольное вмешательство в частную жизнь, посягательства на честь и репутацию граждан остаются наиболее массовой формой нарушения прав человека со стороны СМИ. При этом, правда, нужно отметить, что постсоветский менталитет большинства наших сограждан еще не идентифицирует неприкосновенность частной жизни и репутации как реальные жизненные ценности, поэтому зачастую, "жертвы" подобных публикаций либо вообще не видят проблемы, либо не формулируют ее как правозащитную.

В связи с этим возникла настоятельная необходимость обобщения опыта судебных тяжб с участием СМИ, как в роли истца, так и ответчика и разработки соответствующих рекомендаций для СМИ. Правозащитникам нужно поддержать также региональные клубы журналистского мастерства, в которых еще робко, но начат правовой ликбез, осуществляются попытки корпоративной правозащиты (в настоящее время Пермский региональный правозащитный центр начал проводить специализированное правовое консультирование корреспондентов областных СМИ; бесплатные консультации могут включать в себя правовую экспертизу готовящихся к публикации материалов, правовой патронаж в связи с исковыми требованиями к СМИ и т.д.). Дальнейшего совершенствования требует региональное законодательство, нормативная база в данной сфере.

Необходимо проведение регулярных прокурорских проверок органов государственной власти и местного самоуправления Пермской области по соблюдению ими права граждан на доступ к информации о них и к государственным и муниципальным информационным ресурсам в целом. По результатам проверок необходимо принять исчерпывающие меры против незаконного ограничения доступа граждан в государственные и муниципальные учреждения, введения платы за получение информации (там, где это не предусмотрено законом), введения других дополнительных условий ограничивающих возможности граждан в получении информации.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.