НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЛИЧНОЙ И СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ

Глава 12.
Посягательства на частную жизнь, жилище, корреспонденцию, честь и репутацию граждан

Законодательство

Нарушения права на неприкосновенность частной жизни в большинстве случаев имеют латентный, скрытый характер. Более того, сформировавшиеся в России традиции публичной жизни, замешанные на патриархальном и тоталитарном отрицании самоценности личности, обуславливают допустимость некоторых форм вмешательства в частную жизнь граждан, по крайней мере, на бытовом уровне. Эта "допустимость" также может проявляться в различных формах. Если, например, публикация в СМИ без ведома гражданина его фамилии или фотографии в связи с обстоятельствами его частной жизни может и не восприниматься гражданином как нарушение его прав, то сбор работодателем информации ("досье") о частной жизни работника, скорее всего зародит в последнем мысль о том, что какие-то его права нарушены, но, во-первых, как он об этом узнает, а во-вторых, если узнает, то скорее всего, не посчитает инцидент настолько серьезным, чтобы публично ссориться с работодателем. В результате, что реально происходит в этой сфере, не могут сказать ни правозащитники, ни тем более правоохранительные органы, для которых проблема произвольного вмешательства в частную жизнь не более чем правовая экзотика.

Что касается фактов вмешательства государства в частную жизнь граждан, то здесь ситуация еще более неопределенна. С одной стороны, мы живем в атмосфере постоянных слухов, "полуфактов", косвенных свидетельств, подозрений по поводу прослушивания телефонных разговоров, перлюстрации, незаконного проникновения в офисы, жилища (только в Правозащитный центр ежемесячно обращаются 1-3 посетителя с такими жалобами, сам ПРПЦ нередко получает корреспонденцию во вскрытых конвертах, в основном из-за рубежа). И, казалось бы, совсем не реагировать на это нельзя. Тем более, что правоохранительные органы настолько плотно "закрыты" и во внешних проявлениях иногда настолько неприглядны, что предполагать можно все, что угодно. Но с другой стороны, качество информации именно такое, какое указано выше. Как правило, граждане не могут представить доказательств достаточных хотя бы для обращения в прокуратуру. Тем более что доступные большинству граждан технологии, позволяющие зафиксировать прослушивание телефонов или перлюстрацию корреспонденции, просто отсутствуют.

Таким образом, все ниже изложенные факты представляют собой то немногое, что удалось обнаружить на пермской информационной поверхности.

В 1996-м "жучок", спрятанный в пачке "Мальборо", обнаружил у себя главный архитектор Перми. Это единственный за последние годы преданный гласности случай обнаружения "подслушки" (Плодить "жучков" и "клопов" - дело техники // Газета "Звезда", 1999 г, 29 мая).

В октябре 1998 следственное управление областной прокуратуры возбудило дело по представленным УПО ФСБ материалам в отношении фирм "Технодром" и "Дело техники". Дело возбуждено по 137 ст. УК "Нарушение неприкосновенности частной жизни", "незаконное производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации". Дело "О жучках" не имеет, насколько нам известно, прецедента в федеральном судопроизводстве. Обвиняемых приговорили к условному лишению свободы от 8 месяцев до года (на условность наказания повлияло активное сотрудничество фигурантов со следствием).

"Дело о наследстве". Инюрколлегия разыскала наследников гражданина США супругов Е. (Ильинский район). Сообщения об удачном розыске и наследстве были опубликованы в "Труде", районной газете, на областном радио, в них указывались фамилия и адрес. В результате Е. столкнулись с не опасным, но очень для них надоедливым и утомительным бытовым вымогательством со стороны некоторых соседей. Наследства же хватило только на телевизор и холодильник, которых у Е. никогда не было. Госпошлина составила 40%.

Одна из радиостанций опубликовала адрес Ч., жительницы г. Чермоз, с рассказом о том, что она выкрала своего сына. Во время трансляции передачи Ч., по ее словам, находилась в больнице. Поскольку Ч. выразила юристу ПРПЦ желание оспорить в судебном порядке действия СМИ, распространившего о ней порочащие сведения, дело находится на контроле Правозащитного центра.

Сотрудник УВД назвал по Авто-ТВ номера телефонов, по которым предоставляются услуги "девочек по вызову", среди этих телефонов были названы и телефоны Кировского и Свердловского районных обществ инвалидов Перми. РОИ подали исковое заявление на ГТС о возмещении морального вреда: по одной из версий виновна, видимо, ГТС, подключавшая в вечернее время иных абонентов без согласия хозяев (Познакомимся поближе // Газета "Здравствуй", 1998 г., 5 сентября). В данном случае речь идет о покушении на репутацию юридического лица, но аналогия очевидна.

Здесь же имеет смысл привести пример того, насколько милиция считается с Законом РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", в частности со ст. ст. 5 и 8 данного Закона, гарантирующих соблюдение прав человека при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Сотрудники Менделеевского ТПМ (территориальный пункт милиции) доставили в РОВД 9-летнюю девочку, побывавшую в доме подружки (в семье К). К. предположили, что девочка, возможно, виновна в краже золотых украшений, которые К. не смогли найти у себя дома. Несколько раз они приходили в дом, где живет девочка, и требовали от ее родителей вернуть украшения. Чтобы оградить себя от вымогательства, родители девочки обратились в милицию, сотрудники которой сразу же доставили ребенка в отделение милиции. Девочку допрашивали 2,5 часа, допрашивали без родителей, без педагога, то есть ребенок был один на один со следователем, кроме того, ребенок был отправлен в камеру. Дело в итоге не возбудили, девочка оказалась невиновной. После допроса, который был прерван по настоянию матери девочки, ребенку понадобилась психиатрическая помощь. По заключению врача диспансерного отделения областной психиатрической больницы № 1 "девочка перенесла аффективно-шоковую реакцию с невротическим состоянием астенического типа". Милиция, не признав того, что сотрудники ТПМ допустили незаконные действия, тем не менее, спустя несколько месяцев предложила пострадавшим путевку для санаторного лечения девочки и 500 рублей на возмещение средств, потраченных пострадавшими на адвоката.

В 1998 году в ПРПЦ обратились еще два посетителя с рассказом о проникновении в их дома сотрудников милиции, но имели ли эти истории какое-либо продолжение, неизвестно, так как встречи с посетителями ограничились первоначальными консультациями.

Иски к СМИ

Всего судами области было вынесено в 1998 году 34 решения по гражданским искам к СМИ о защите чести, достоинства и репутации: в частности, с удовлетворением иска - 31 дело, с отказом - 3. Сумма, присужденная к взысканию по удовлетворенным искам, составила 55 тысяч рублей (информация Областного судебного департамента). Отдельной "статистической формы" по искам граждан к органам власти в департаменте не имеется.

Ниже приводятся известные ПРПЦ случаи подачи исков к СМИ:

    Лысьвенская газета "Искра" опубликовала сообщение о супругах Ц., в котором говорилось, что Ц. назанимали крайне много денег и, похоже, не собираются их возвращать. Галина Ц. подала исковое заявление, в котором утверждала, что деньги занимал ее муж, о чем она не знала. Суд ей поверил и постановил выплатить пострадавшей 2,6 тысячи рублей из 26 ею запрошенных.

    Бывший редактор газеты "Осинское Прикамье" выиграл суд у Областной газеты "Звезда", опубликовавшей заметку, в которой утверждалось, что "коллектив выразил недоверие" редактору. На самом же деле в приказе об увольнении была иная формулировка. По решению суда "Звезда" опубликовала опровержение и выплатила пострадавшему 200 рублей.

    Свободный журналист, пишущий под псевдонимом А. Григорьев, выиграл суд у "Звезды", упомянувшей его в одной из заметок как "никому неизвестного журналиста". Поскольку невозможно было доказать, что А. Григорьев никому не известен, газета суд проиграла, выплатив пострадавшему 2 тысячи рублей.

    В июле 1999 года в соликамском районном суде состоится процесс по иску к газете "Соликамские вести", опубликовавшей свадебное фото семейной пары, находящейся сейчас в разводе, с рассказом об их неудавшейся семейной жизни…

(См. также главу "Ограничения свободы слова и доступа к информации").

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.