НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА УБЕЖИЩЕ

Глава 18.
Нарушения прав беженцев и вынужденных переселенцев

Законодательство

Несмотря на наличие достаточно серьезной федеральной нормативной базы, определяющей положение беженцев и переселенцев в России, на местах взаимоотношения государства и мигрантов оставляет желать лучшего. Так, М., получивший статус вынужденного переселенца (он приехал на Урал с женой из Туркменистана в 1993 году), добился регистрации в 1995 году, и то благодаря вмешательству из Москвы руководителя Федеральной миграционной службы (ФМС). С той поры вся помощь и кончилась. (Газета "Уральский шахтер", 1998 г., 2 июля).

"Теоретически мы имеем право на льготы и ссуды, но практически - нет, и не получал, хотя и пытался неоднократно", - пишет М., обращаясь в Пермский правозащитный центр.

Из информации миграционной службы Пермской области

"В 1998 году в миграционную службу Пермской области по вопросам предоставления статуса вынужденного переселенца и беженца обратилось 874 человека. Отказано в статусе беженца, вынужденного переселенца 67 заявителям. Некоторые из жалоб по поводу непредоставления статуса рассматриваются в судебном порядке. Так, в 1998 году в судах было возбуждено 5 дел по поводу непредоставления статуса вынужденного переселенца, по непредоставлению статуса беженца - 8 дел.

По вопросам предоставления ссуды, субсидии обратилось 480 человек. Получили ссуду - 67 человек.

Не последнее место занимают просьбы и жалобы граждан по предоставлению жилья, постановки на жилищный учет. Всего в 1998 году по данному вопросу зарегистрировано 715 обращений граждан. Вынужденным переселенцам было выделено 30 квартир, на жилищный учет поставлено 182 человека.

Кроме того, миграционная служба предоставляет вынужденным переселенцам такие социальные гарантии как оплата за проезд, провоз багажа, материальная помощь, единовременное пособие, компенсация за оставленное жилье, имущество.

Из 71 обратившихся по вопросам оплаты проезда, провоза багажа 10 воспользовались данной гарантией.

Материальную помощь, единовременное пособие на 809 заявителей получили 154 человека.

Обращений граждан по вопросу компенсации за оставленное жилье, имущество было зарегистрировано 67; получили данную компенсацию 15 вынужденных переселенцев".

По данным Березниковского отделения ФМС по Пермской области, в 1998 году в города, расположенные на севере Прикамья, приехало 69 семей численностью 182 человека. Зарегистрировано три случая отказа в предоставлении статуса вынужденного переселенца (основание - просрочены сроки предоставления необходимых документов, хотя не все зависело от самих мигрантов). Только 18 человек получили ссуду на строительство (приобретение жилья). Основная часть размещена в общежитиях. Им предоставляется немногое: единовременное пособие, "детская" помощь из расчета 5 рублей на одного ребенка. Основные претензии переселенцев - долго приходится ждать ссуду (не менее двух лет, из-за ограниченного финансирования), а также на волокиту с приобретением статуса. (Газета "Звезда", 1998 г., 26 мая).

Жизнь показывает, что и в таком удаленном от горячих точек регионе, как Западный Урал, не все проблемы миграционной службы удается решить окончательно и безболезненно. В последний период в поле зрения российских СМИ часто попадал небольшой районный город Очер Пермской области, где существует международный Центр временного размещения иммигрантов (МЦВРИ "Очер"). Но писали о нем, прежде всего, в связи с делом о взятках, в получении которых были уличены четверо работников миграционной службы, рассматривавших ходатайства о предоставлении статуса беженца. Громкое уголовное дело ярко высветило проблемы в данной сфере, проблемы, которые призваны решать государственные служащие вместе с правозащитниками. (Газета "Пермские новости", 1998 г., 6 ноября).

Условия проживания в "Очере" очень благоприятные, это один из лучших среди подобных центров в России. Тем не менее, в течение года от проживающих в МЦВРИ лиц поступали жалобы о грубом отношении к ним со стороны администрации и работников Центра. Нарекания поступали и на качество пищи в столовой Центра, а также на качество медицинского обслуживания. Факты некачественного питания и медицинских услуг не подтвердились (тут нужно исходить из нормативов и отпущенных на данные цели средств). А вот факты грубости имели место в каждом случае обращения. (Аналитическая записка Центра помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Надежда", региональной общественной организации).

В соответствии с законом РФ "О беженцах" срок рассмотрения ходатайств не должен превышать трех месяцев, в исключительных случаях - шести месяцев. Миграционной службой, однако, на проверку ходатайств отводится фактически от 1,5 до 3 лет. Тем самым нарушаются права обратившихся за статусом лиц, а также и тех, кто ожидает направления в МЦВРИ. Это нужно рассматривать как бездействие чиновников. В 1998 г. правозащитники из "Надежды" успешно провели три судебных процесса по данному вопросу (в отношении выходцев из Афганистана). В суде представители МС признали свои действия неправомерными (мировое соглашение).

В октябре 1998 г. трое иракцев были помещены без санкции прокурора в Пермский приемник-распределитель "с целью установления личности". Парадокс в том, что их личности были установлены еще за год до события Очерским судом, когда с МС было заключено мировое соглашение: миграционная служба обязалась тогда рассмотреть заявления иракцев на предоставление гуманитарного статуса. Как выяснилось, основная причина задержания иракцев - устное ходатайство работников МС, они попросили поместить их в спецприемник на период подготовки материалов для депортации в Ирак. Основанием для подобных действий послужило письмо из ФМС о том, что региональной службой заявления на гуманитарный статус не приняты. Данное письмо было опротестовано правозащитниками из "Надежды" как ведомственный нормативный акт, не прошедший регистрацию в органах юстиции. В итоге заявления о предоставлении временного убежища от иракцев приняты к рассмотрению, они возвращены в МЦВРИ. После чего Пермская МС приняла к рассмотрению еще два подобных ходатайства от граждан Афганистана.

В апреле 1998 г. г-н М. из Афганистана получил отказ на свое ходатайство о предоставлении статуса беженца на том основании, что жена его является гражданкой РФ. Но данный отказ - грубое нарушение прав человека, т.к. процедура отказа по существу производится на стадии предварительного рассмотрения ходатайства, по результатам чего человеку либо отказывают, либо ходатайство принимается, а лицу выдают свидетельство, которое является основанием для предоставления льгот. Так вот, такое свидетельство было выдано г-ну М. и членам его семьи, следовательно, отказ (по ст. 5. П. 1.9.) незаконен, правозащитники обжаловали его путем обращения в суд.

Активная правозащитная деятельность Центра "Надежда", естественно, осложняет его взаимоотношения с Пермской миграционной службой. Позиция руководителя МС такова: "У нас нет необходимости сотрудничать по каким-либо вопросам с вашей организацией", - заявил он работникам Центра "Надежда".

Около пяти лет проживали в МЦВРИ более ста человек из Афганистана, Ирака, Эфиопии. После длительных проверок часть этих горемык была выдворена за пределы области, а 68 человек получили долгожданный статус беженца. Расселили их в промышленных городах Краснокамске и Губахе. Но работой обеспечить удалось далеко не всех, а практически единицы. Неудачный выбор места жительства - "прокол" областной миграционной службы, причем не единственный. В Губахе, к примеру, и без беженцев уровень безработицы - один из самых высоких в области: шахты закрываются, "Коксохим" едва дышит. Акклиматизация идет трудно, дети выходцев с Востока болеют чаще, чем местные жители. Жилищные условия семьям беженцев также предоставили далеко не самые лучшие. Причем приобретая это жилье "по дешевке", заместитель руководителя Пермской МС (подполковник ФСБ, прикомандированный для того, чтобы чиновники не воровали) сам присвоил 11 000 долларов, за что и был осужден Пермским областным судом.

Вместе с тем, со стороны самих беженцев допущены шаги, насторожившие местную власть и органы безопасности: новоселы приглашают проживать на свои новые квартиры "других иностранных граждан без каких-либо документов и направлений ФМС России". Некоторые из "гостей" принадлежат к организации исламских фундаменталистов-ваххабитов, известной своим радикализмом и связями с афганскими террористическими центрами, - говорится в письме заместителя пермского губернатора в адрес ФМС.

Время от времени на улицах городов Пермской области появляются "стихийные" беженцы, они молча сидят на самых оживленных местах, ходят по трамваям. Молча - но с табличками о милостыни, о милосердии. В миграционной службе заявляют, что это не их категория, а, прежде всего - органов милиции, потому что "под видом нищих работают обманщики, у которых даже дети - не их собственные, а похищенные". Однако случаев с разоблачением таких бедолаг нам пока неизвестно.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.