НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА ЗАЩИТУ СО СТОРОНЫ ГОСУДАРСТВА

Глава 21.
Отказ в проведении справедливого публичного судебного разбирательства

Законодательство

Закрепление в Конституции РФ принципа судебной защиты означает признание верховенства судебной власти в системе государственной защиты прав граждан. Возможность беспрепятственного использования гражданином судебной защиты своих прав и свобод - основная гарантия их соблюдения.

Судебная защита прав и свобод гражданина - правовой институт, представляющий собой механизм реализации обязанности государства обеспечить соблюдение прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции РФ. История убеждает в том, что из всех возможных правовых методов и средств обеспечения прав и свобод граждан самым эффективным является судебный порядок. Главной задачей судебной власти и основным содержанием реализуемой ею судебной защиты является юридическое противостояние посягательствам на права и свободы граждан.

Несмотря на отведенную роль, судебная система не во всех случаях вызывает доверие со стороны населения, о чем свидетельствуют социологические опросы - не очень доверяют и совсем не доверяют судебной системе большинство граждан (социологический опрос "Весна-98", проведенный сектором социлогического мониторинга администрации Пермской области). Эффективности судебной защиты препятствует недостаточная развитость системы судебных органов, их перегруженность и медлительность в работе, кадровый состав судей, в котором большинство судей - бывшие работники прокуратуры и милиции - оставляет желать лучшего. Правда, в последнее время наметилась тенденция притока судейских кадров из адвокатуры.

Социальные процессы, происходящие на территории Пермской области, отражают общую картину, характерную для России в целом.

В Пермской области 434 судьи судов общей юрисдикции. Председателем Пермского областного суда является Былев Иван Николаевич. Количество судей областного суда - 71 человек (по штату полагается 72).

В 1998 году судами Пермской области было рассмотрено 90 792 гражданских дела, 29 955 уголовных дел, 63 310 дел, вытекающих из административных правоотношений. В среднем на одного судью приходится по 27,6 гражданских дел, 9,3 уголовных дела. В Кизеловском городском суде - по 183,7 (!) уголовных дела на судью, 19,3 - дел, вытекающих из административных правоотношений (из выступления председателя Пермского областного суда Былева И.Н. на ежегодной конференции судей).

Самая значительная категория гражданских дел - дела, связанные с задержкой и невыплатой заработной платы, в 1998 году судами Пермской области было рассмотрено 13 607 таких дел.

Необоснованный отказ в судебной защите (отказы принять жалобу или исковое заявление, необоснованное прекращение судебного производства)

Факты необоснованного отказа в судебной защите являются наиболее трудно доказуемыми. Как правило, каждый отказ в принятии искового заявления или прекращение судебного производства мотивируется судом. Другое дело, каковы мотивы, на основании которых совершается это действие. К сожалению, нередки случаи, когда эти мотивы при всем желании трудно счесть объективными.

Считаем, что установление предварительной записи на прием к судье является необоснованным ограничением в приеме исковых заявлений. В некоторых судах г. Перми (наиболее загруженных) такая запись в 1998 году была расписана на два-три месяца вперед. Некоторые суды (Свердловский районный суд) вовсе прекращали принимать исковые заявления на период до 1-2 месяцев. Кроме того, имеются факты, когда отказывали в приеме исковых заявлений к банкам, ссылаясь на начавшуюся процедуру банкротства, хотя таковая фактически не начиналась (Банк "БиС-кредит"). Практически все суды в обязательном порядке требуют прикладывать к исковым заявлениям, помимо всего прочего, 2 чистых конверта (для рассылки повесток), однако у нас нет данных о том, что кому-либо было отказано в приеме заявления при несоблюдении данного требования суда.

Формы отказа могут быть и косвенные. Такие, например, как несоблюдение требований ст. 126 ГПК РСФСР, которая устанавливает требования к исковому заявлению. Заявления оставляют без движения с требованием "устранить недостатки", в основном по причине непредставления доказательств. И в данном случае требования судьи могут быть самыми различными. Определение об оставлении заявления без движения высылается обычно с большим опозданием, а срок для устранения недостатков дается небольшой, и часто бывает так, что определение и само исковое заявление возвращают одновременно.

Яркий пример тому: случай с гражданином О., обратившимся в суд Чусовского района Пермской области с иском о разделе наследственного имущества. Однако суд дважды возвращал исковое заявление, указывая на то, что не представлены доказательства нахождения имущества у ответчика. Несмотря на то, что О. указывал в заявлении, что ответчик признает факт нахождения у него наследственного имущества, суд возвратил иск. Таким образом, данный пример показывает, что в стадии рассмотрения заявления и использовании процедуры оставления иска без движения, суд фактически сужает возможности стороны использовать иного рода доказательства, кроме письменных. В первую очередь, ограничивается возможность использования права на признание факта другой стороной в порядке ч. 2 ст. 60 ГПК РСФСР. Кроме того, пояснения сторон также являются доказательством по делу, но суд исключает возможность их использования.

К скрытой форме отказа в приеме искового заявления можно отнести и случаи необоснованных требований об оплате госпошлиной исковых заявлений, которые по закону не подлежат такому обложению, либо отказ в предоставлении отсрочки или рассрочки от уплаты госпошлины. Несмотря на то, что по не подлежащим имущественной оценке спорам госпошлина является минимальной, имущественные споры облагаются существенной пошлиной.

Имеют место случаи, когда при подаче искового заявления вместо вынесения решения по существу заявленного требования, судом по собственной инициативе выдается судебный приказ (обычно по делам о взыскании заработной платы). В данном случае истец лишается права требовать возмещения морального вреда.

Нарушение принципа открытости и гласности при судопроизводстве

Согласно ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

Мы считаем, что основным фактором, который противоречит принципу гласности, является рассмотрение гражданских дел в кабинете судьи, либо иных помещениях, куда доступ лицам, не участвующим в деле, практически закрыт.

Журналисты не всегда имеют возможность вести аудиозапись в судебном заседании, часты случаи запрещения судьями ведения диктофонной записи. Данный факт был признан на конференции судей Пермской области, проходившей в июне 1999 года. Тем не менее, в законодательстве нет никакого упоминания о том, что ведение аудиозаписи в гражданском процессе возможно с разрешения суда. Точно также суды запрещают ведение аудиозаписи участникам процесса. Таким образом, помимо нарушения принципа гласности участники процесса лишаются права на принесение замечаний на протокол судебного разбирательства.

В судах практически повсеместно отсутствует график рассмотрения дел судьями, не указывается существо дела, которое должно рассматриваться. График не вывешивается периодически, а лишь раз от разу.

Часто в повестках, направляемых сторонам, не указывается фамилия судьи, который рассматривает дело.

Противоречит принципу гласности и форма публикаций Судебным департаментом (начальник - Вельянинов В.Н.) информации о тех судьях, которые были отстранены от должности, либо которым были сделаны предупреждения о совершении проступков, не совместимых с должностью судьи. Не указывается полностью фамилия, а лишь буквы начала и окончания фамилий (т.е. чтобы было понятно лишь самим судьям). Судебный департамент и в других вопросах пытается создать завесу секретности. Так, например, на запрос ПРПЦ о том, сколько судей общей юрисдикции работает в Пермской области, был получен ответ, что данная информация носит характер ограниченного распространения и не может быть предоставлена. Хотя одновременно с этим на открытой конференции судей, где присутствовали журналисты, все эти цифры назывались и никому в голову не пришло делать из этого "государственную тайну".

Нарушения права на защиту

Право на защиту в уголовном процессе подразумевает под собой право подозреваемого, обвиняемого иметь защитника с момента соответственно задержания, предъявления обвинения.

Имеются случаи, когда кассационной инстанцией отменялись приговоры с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением прав подсудимых на защиту. Из практики ПРПЦ можно сделать предположение, что когда в протоколе судебного заседания имеется запись "адвокат не нужен", нередко тем самым лишь фиксируется факт необеспеченности подсудимого адвокатом. Кроме того, известны факты, когда один адвокат защищал несколько подсудимых, когда между их интересами были противоречия. Отмену приговоров ввиду нарушения прав подсудимых на защиту имели Кунгурский, Соликамский, Свердловский, Березниковский, Осинский суды.

Волокита и необоснованное затягивание судебного производства

Пожалуй, самым большим бичем судебной системы является волокита в рассмотрении дел (особенно в гражданском судопроизводстве).

Количество гражданских дел, рассмотренных судами Пермской области с нарушением срока, в 1998 году составило 11,5% (в 1997 году - 13,7%). Количество уголовных дел, рассмотренных с нарушением срока в 1998 году, - 24% (в 1997 году - 32,3%) (из выступления председателя Пермского областного суда Былева И.Н. на ежегодной конференции судей).

Существуют также "суды - рекордсмены", такие как Березниковский городской суд, в котором в 1998 году с нарушением сроков было рассмотрено 33% уголовных дел (в 1997 году - 54%). Однако тому есть объективная причина - отсутствие своего следственного изолятора. В связи с этим происходят систематические задержки в конвоировании заключенных в суд. В целом, из-за несвоевременного конвоирования подсудимых по Пермской области было отложено свыше 600 уголовных дел. (Бюллетень Верховного суда РФ, 1999, №7. с.22).

Несмотря на то, что процент гражданских дел, рассматриваемых с нарушением сроков, не очень велик, нужно отметить, что его необходимо рассматривать на фоне категории гражданских дел "условного спора", т.е. когда суд лишь констатирует факт нарушения права, выдавая либо исполнительный лист, либо судебный приказ (это подавляющее большинство исков по выплате заработной платы, иных социальных пособий, иски вкладчиков). Все эти дела рассматриваются за одно судебное заседание. Когда существует реальный спор о праве, то практически все такие дела рассматриваются со значительным нарушением сроков - до 7 лет.

Яркий пример волокиты: гражданка Б. обратилась в суд с требованием о взыскании заработной платы, выходного пособия. Судья Свердловского суда г. Перми Федотов удалился в совещательную комнату для вынесения решения и вынес его только через год, после того как Б. обратилась с жалобой на волокиту в Управление юстиции Пермской области. В течение года Б. постоянно обращалась к судье с просьбой наконец-то вынести решение, на что судья просил ее "не давить на него" (из обращения в ПРПЦ).

Основной причиной затягивания (обоснованного или необоснованного иногда не просто определить) дел в уголовном судопроизводстве являются, на наш взгляд, нелепые, если не сказать преступные пробелы в законодательстве, позволяющие судам неограниченно долго содержать под стражей людей, обвиняемых в совершении преступлений. В связи с перегруженностью судов, люди иногда месяцами ожидают судебного разбирательства, находясь в чудовищных нечеловеческих условиях СИЗО. Так, гражданин Д. 14 месяцев содержался под стражей, но в конечном счете его вина в совершении преступления так и не была доказана.

Суд нередко отправляет дело на дополнительное расследование (иногда по много раз), следующее судебное разбирательство может состояться, допустим, через полгода, и человек, замученный ожиданием в фактически пыточных условиях СИЗО, нередко под давлением этих условий дает "признательные показания" по преступлению, которого он фактически не совершал. Его надежда на то, что в суде он откажется от этих показаний, и суд разберется, почти всегда не оправдывается.

Существуют и более частные, субъективные причины волокиты по уголовным делам:

  1. Значительный рост уголовных дел с лицами, совершившими тяжкие преступления.
  2. Низкий уровень организации работы и недостаточный контроль за прохождением уголовных дел со стороны председателей судов.
  3. Отсутствие четкой организации работы аппаратов судов.
  4. Отсутствие должного взаимодействия с экспертными учреждениями.
  5. Неявки адвокатов на процессы, особенно обязательной категории.
  6. Недостатки в организации этапирования подсудимых (особенно в судах севера области).
  7. Нарушение требований при оформлении дел в кассационную инстанцию.
  8. Недостаточный контроль со стороны Пермского областного суда за соблюдением процессуальных сроков рассмотрения уголовных дел судами области, недостаточная практическая и методическая помощь районным (городским) судам области в организации судебных процессов.
  9. Отсутствие финансирования деятельности судов в части организации работы районный судов как учреждений. (Журнал управления судебного департамента Пермской области, 1999 г., №1).

Кроме того, длительное рассмотрение уголовных дел связано с некачественным предварительным расследованием и необходимостью направлять дело на дополнительное расследование. Например, Чусовским городским судом Пермской области в 1998 году было возвращено на дополнительное расследование каждое двенадцатое из оконченных уголовных дел. Судом при вынесении приговоров была изменена квалификация действий подсудимых в 54% случаев. Как пишет председатель суда, "постоянно возникающая в уголовном процессе необходимость тратить время и усилия на выполнение любых дополнительных следственных действий, оборачивается для суда отложением слушания дел и зашкаливанием сроков их рассмотрения за пределы нормы". "С некоторых пор терзают судей смутные подозрения в добропорядочности следователей, среди которых обнаружились фальсификаторы следственных документов". В 1998 году Прокуратурой г. Чусового было возбуждено два уголовных дела по этому поводу. (Журнал управления судебного департамента Пермской области, 1999 г., №1).

В связи с тем, что Конституционный суд РФ своим Постановлением от 20 апреля 1999 года признал несоответствующим Конституции РФ направление судами дел на дополнительное расследование, имеются основания полагать, что длительность судебного следствия увеличится.

Нарушение права на кассационное и надзорное производство, на пересмотр дел

Одной из реальных гарантий осуществления конституционного права на судебную защиту и вынесения судами законных и обоснованных приговоров и решений является право обжалования приговоров и решений, не вступивших в законную силу. Закон возлагает обязанность проверки законности и обоснованности судебных приговоров и решений на суд второй инстанции.

Кассационной инстанцией рассмотрено 4087 дел по жалобам и протестам на приговоры судов в отношении 5255 человек, что составляет 16,9% от общего числа лиц, в отношении которых вынесены приговоры.

Без изменения оставлены приговоры на 4382 человека, отменены на 437 (8,3% от обжалованных) человек, изменены на 436 человек.

Стабильность приговоров к числу обжалованных и опротестованных составила по области 83,4%. Стабильность приговоров к числу рассмотренных дел - 96,7%.

Основная масса приговоров с направлением дел на новое рассмотрение была отменена в связи с неполным выяснением всех обстоятельств дела.

Стабильность решений по гражданским делам составляет 98% от числа вынесенных решений. Областным судом было отменено 970 решений. Однако тенденция в 1998 году была такова, что небольшое количество судей - 36 человек (около 8% от общего числа судей), обеспечило отмену 501 решения (51% от общего числа всех отмененных решений). Только в одном районном суде у 9 судей было отменено 142 решения.

Формально право на кассационное и надзорное производство и на пересмотр дела в уголовном процессе, как правило, соблюдается. Любой осужденный имеет возможность подавать жалобы в кассационные и надзорные инстанции практически неограниченное число раз, особенно если, с его точки зрения, хоть что-то было нарушено. К сожалению, право это, в подавляющем большинстве случаев, остаётся чисто формальным. При наличии явных процессуальных нарушений, суд высшей инстанции, как правило, внесет свои коррективы или отменит приговор и отправит дело на новое судебное рассмотрение. И, хотя общий процент различных "изменений", вносимых высшими инстанциями по жалобам осуждённых, значителен, относятся эти изменения обычно к малосущественным, с точки зрения осужденных, моментам. Человек, которому вместо 12, 5 лет лишения свободы назначили 12, исключив из приговора обвинение по одной статье, может испытывать весьма небольшое моральное удовлетворение, если считает, что его осудили несправедливо.

Одной из важных причин фактического нарушения права на обжалование является, по нашему мнению, судебная практика, сложившаяся за годы советской власти, которая за последние годы только укрепилась. Эта практика "считает необходимым" осудить человека, независимо от собранных доказательств, если он не менее 8 - 9 месяцев (в том числе во время судебного расследования) находился под стражей. Человек, имеющий в качестве меры пресечения подписку о невыезде, имеет гораздо больше шансов быть оправданным судом, чем человек, содержащийся в СИЗО. Связано это опять-таки со "сращиванием" всей правоохранительной российской системы, независимо от ведомственной принадлежности, которая весьма специфически понимаемые интересы государства ставит гораздо выше интересов человека. Эту систему не пугает, если невиновный проведет в местах лишения свободы сколько угодно лет, но если оправданному придется выплачивать компенсацию за причиненный моральный и материальный ущерб, то это "действительно ужасно". Поэтому случаи оправдания подсудимых, сидящих во время судебного процесса в СИЗО, исключительно редки (исключение составляют суды присяжных, действующие пока только в 9 регионах страны). Все это полностью относится к кассационным и надзорным инстанциям, рассматривающим жалобы осужденных.

Почти весь 1998 год осужденным, как правило, отказывалось в участии в процессах при рассмотрении их кассационных жалоб. Продолжалось это до тех пор, пока Конституционный суд РФ не счел подобные ограничения не соответствующими Основному закону Российской Федерации. Однако и сейчас многие осужденные лишены такой возможности просто из-за того, что не знают об этом решении и своих правах, вытекающих из него. Отсутствие соответствующей информации в местах заключения является грубым попиранием прав людей, содержащихся под стражей.

В гражданском судопроизводстве наиболее распространены следующие нарушения судами права на кассационное обжалование решений судов.

Судьей Ленинского районного суда г. Перми Лабердиной Е.Б. было вынесено заочное решение о компенсации морального вреда. В связи с несогласием сторон с решением суда ими были поданы кассационные жалобы в Пермский областной суд через Ленинский районный суд. Однако судья, приняв кассационные жалобы, не переслала их как этого требует ГПК, в Областной суд, а сама отменила вынесенное решение, впоследствии назначила новое судебное заседание и вынесла новое решение по данному делу, увеличив сумму компенсации морального вреда.

Типичным нарушением права на кассационное производство является задержка выдачи судебного решения на руки сторонам процесса. Обычно судья выносит только резолютивную часть решения, откладывая вынесение мотивированного решения на срок до 3-х дней. Однако, после провозглашения полного решения, оно не выдается сторонам, т.к. обычно еще не отпечатано. Секретарь судебного заседания печатает решение и выдает его лишь к истечению 10-ти дневного срока для обжалования. В случае, если в кассационной жалобе указывается дата выдачи решения и содержится ходатайство о восстановлении пропущенного срока, и после этой даты не прошло более 10-ти дней, то суды, как правило, принимают такие жалобы. Однако, многие люди в силу своей правовой неграмотности не указывают в кассационной жалобе ходатайства о восстановлении пропущенного (по вине работников суда) срока, и суд такие жалобы возвращает.

Кроме того, необходимо отметить несовершенство гражданского процессуального законодательства, нарушающее право на пересмотр дела. Речь идет о случаях, когда рассмотрение дела после отмены решения производится тем же составом суда, что и вынесшим решение. В Арбитражном процессуальном кодексе РФ (ст.18) прямо указано, что принимавший участие в рассмотрении дела в какой-либо инстанции, не может участвовать в повторном рассмотрении этого дела в той же инстанции. Указанное положение нам представляется более правильным, гарантирующим рассмотрение дела независимым судьей. Мы обосновываем позицию также тем, что судебная практика Европейского суда по правам человека придерживается такой же позиции, что человеку свойственно придерживаться ранее высказанного мнения, поэтому судья не может участвовать повторно при рассмотрении дела.

Характеризуя предложения по изменению гражданского процессуального законодательства, которые содержатся в Постановлении Совета судей РФ от 2 апреля 1999 г. № 10, можно прийти к выводу, что суды намерены упростить систему судопроизводства за счет сокращения числа мотивированных решений первой и второй инстанции. Это не может не вызывать тревогу по трем причинам:

Во-первых, освобождение судей от вынесения мотивированного решения существенно сужает возможность его обжалования сторонами, оговорка о том, что вынесение мотивированного решения возможно при его обжаловании, либо по ходатайству сторон, не изменит ситуацию, поскольку населению, в большой степени юридически малограмотному, трудно будет понять отличие мотивированного решения. Зачастую у людей на руках остается только одно решение суда, с которым они ходят по различным инстанциям, из которого можно понять основное содержание спора. Если же на руки людям будут выдавать лишь резолютивную часть решения, то понять в чем суть спора, допущены или нет какие-либо нарушения закона со стороны суда при вынесении такого решения, понять будет невозможно, а следовательно и обжаловать такое решение в кассационном или надзорном порядке.

Во-вторых, решения судов в значительной мере потеряют воспитательную, просветительскую функцию. Малограмотное население, не владеющее даже основами знания своих прав, черпает из решения информацию, получает социально-правовой опыт, который в дальнейшем становится весьма полезным. Получая на руки резолютивную часть решения, которая по своему существу является лишь приказом ("выселить", "взыскать", "признать недействительным"), гражданин мало что может вынести положительного. Наоборот, не имея мотивировочной части решение суда превращается в "полуклерикальное", отдающее откровенным средневековьем, когда суды имели некий "таинственный", закрытый, не предназначенный для всеобщего обозрения процесс принятия решений.

В-третьих, предоставляя судам право выносить решение без мотивировочной части, судьи, по сути, совсем освобождаются от какой-либо мотивировки своего решения. В данном случае от немотивированного решения до необоснованного решения остается один шаг. Не секрет, что именно необходимость вынесения мотивированного решения является гарантом всесторонности и объективности разрешения спора. Освобождение судьи от такой обязанности, по нашему мнению, ослабит критичность судьи, "расслабит" его, что в свою очередь скажется на качестве вынесенных решений. Попросту говоря, судьи совсем разучатся думать.

Ограничение состязательности и нарушение равенства сторон

В этом вопросе суды Пермской области не отличаются оригинальностью, воспроизводя практику, которая существует на всей территории РФ.

В соответствии со ст. 123 Конституции РФ правосудие в Российской Федерации осуществляется на началах состязательности и равноправия сторон. На стороны возлагается процессуальная обязанность доказать те факты, на которые они ссылаются для подтверждения своих требований. Равноправие сторон - предоставление равных возможностей для отстаивания своих субъективных прав и законных интересов.

Уголовный судебный процесс дает яркие примеры нарушения равенства сторон. Неограниченное право судьи трактовать любые показания и заключения по "своему внутреннему убеждению" приводит к тому, что почти всегда за основу берутся показания, подтверждающие обвинение. Не менее чем в 95% случаев всех ходатайств, заявляемых подсудимым и его защитником, отклоняются судом, если представитель государственного обвинения возражает. В то же время, не менее 75% (по самым скромным оценкам) ходатайств, заявляемых прокурором, удовлетворяются судом, независимо от позиции защиты.

Нарушения равенства сторон продолжаются и при обжаловании приговора. Существующее неравенство даже вербально закреплено в законе. Прокурор, несогласный с приговором, пишет протест, а осужденный и его защитник - жалобу. И, хотя и прокурор, и адвокат, будучи специалистами в своем деле, обосновывают свое несогласие юридически, отношения к этим обращениям разительно отличаются друг от друга. Протест прокурора (опять-таки по самым скромным оценкам) удовлетворяется судами высших инстанций не менее, чем в 75% случаев, в то время как жалоба защиты в 80 - 90 случаях из ста отвергается, как необоснованная (здесь имеются в виду существенные изменения, вносимые судом высшей инстанции в приговор).

Суды непоследовательны в соблюдении принципа состязательности и в гражданском судопроизводстве. Одна из причин этого - несовершенство законодательства, которое, с одной стороны, значительно "опередило" время, а с другой стороны, остается несовершенным. При провозглашении принципа состязательности, большинство граждан сразу же были поставлены в неравное положение. Равенство сторон, кроме всего прочего, предусматривает равные возможности по использованию юридической помощи, однако это условие в наше время не осуществимо. Большинство рядовых граждан не могут позволить себе нанять адвоката. Тягаться с другой стороной, как правило, всегда более сильной, если речь идет о каких-либо структурах, гражданин не может, поэтому зачастую и проигрывает дело. Большинство людей обращается в суд с надеждой на защиту со стороны суда. В суде же фактически им предлагают защищаться самим, либо нанять адвоката. Органы прокуратуры, на которые возложена защита законности, в том числе, в отношении граждан, не всегда пользуются этим правом в гражданском судопроизводстве в интересах граждан, даже при явном и грубом нарушении их прав. Таким образом, для большинства граждан соблюдение принципа состязательности и равноправия на практике ограничено их социальным статусом и материальным положением.

Вся эта ситуация напоминает такую картину: на беговой дорожке стоят два человека - один профессиональный спортсмен, другой - пожилой калека. Им предлагают пробежать стометровку и кто придет к финишу раньше - тот и победитель. Все по-честному. А судья за ними спокойно наблюдает с секундомером в руках. Вот такая состязательность царит и в суде.

В уголовном судопроизводстве царит иная картина. Судья с секундомером в руках никак не может разгадать антиному Ахиллеса (государственного обвинения) и черепахи (подсудимого). Т.е. когда к финишу первой приходит черепаха и ее должны признать победителем, судья заставляет совершать ее новый круг, потому что первым обязательно должен прийти Ахиллес. Другими словами, суд, рассматривая уголовное дело, вовсе не сторонний наблюдатель, он активный помощник обвинителя, и если что-то у обвинения не получается, суд ему "помогает", сам собирает доказательства, уличающие обвиняемого, либо направляет дело на доследование (так, по крайней мере, было до Постановления Конституционного суда РФ от 20 апреля 1999 года).

В 1998 году судами Пермской области было вынесено 75 оправдательных приговоров (0,32% всех приговоров), из них были опротестованы и обжалованы приговоры в отношении 47 человек. Отменены приговоры в отношении 28 человек. Почти все оправдательные приговоры были отменены ввиду нарушения требований ст. 20 УПК РФ, когда неполно исследуются обстоятельства дела, не обсуждаются всесторонне все версии… (Журнал управления судебного департамента Пермской области, 1999 г., №1, с. 34). Т.е. на суд возлагается обязанность самому обсуждать все версии, выступая в роли органа следствия, и если обвинение плохо сработало - выносить оправдательный приговор нельзя, а нужно, подхватив уроненное знамя обвинения, продолжить поход на подсудимого.

Бывший судья Б., в настоящее время работающий адвокатом, считает, что в большинстве случаев судьи придерживаются презумпции виновности - "Ты виноват, пока не смог доказать обратного".

Исполнение решений судов

Исполнение решений судов является наиболее острой проблемой современной судебной системы. Если гражданину удается получить решение суда, то чтобы дождаться его фактического исполнения, гражданину необходимо запастись терпением. На территории Пермской области работает 186 судебных приставов-исполнителей.

В 1998 году на территории Пермской области было возбуждено 123 649 исполнительных производств, закончено 107 191 (в том числе и те, которые были начаты в предыдущие годы), в том числе, с нарушением срока 22 227 производств. Сумма, подлежащая взысканию по исполнительным документам, равна 965 554 282 рубля, фактически взыскано 242 135 327 рублей (!). То есть, если упрощать, в среднем каждый взыскатель получил в четыре раза меньшую сумму, чем предписывалось судебным решением. В подразделения судебных приставов было подано 1 138 жалоб. В 1998 году судебные приставы Пермской области фактически не использовали никаких мер принуждения к исполнению решений судов. Сумма наложенных на должников штрафов составляет 22 841 рубль. Сумма же взысканных штрафов - всего 276 (!) рублей.

Эффективность механизмов исполнения судебных решений, которыми располагают приставы, сравнима разве что с побрякиванием грозным оружием, сделанным из папье-маше. Поэтому те, кто не желает исполнять решение суда, очень просто и безболезненно это делает. В результате взыскателю больше приходится рассчитывать на порядочность должника, чем на эффективную работу пристава.

Иные нарушения

За 1998 год в квалификационную коллегию судей Пермской области было подано 75 жалоб на действия судей. За совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти, прекращены полномочия у 3 судьей (в целом по России за 1996-1998 годы от должности было отстранено 277 судей). Кроме этого, Советом судей Пермской области было рассмотрено и удовлетворено 6 жалоб на действия судей.

Наиболее частой причиной жалоб на действия судей является грубое обращение с участниками процесса как со стороны судей, так и со стороны работников аппарата суда. Несмотря на то, что основные принципы поведения судьи сформулированы в Кодексе чести судьи РФ, многие судьи ведут себя по отношению к участникам процесса крайне некорректно, что истолковывается людьми как личная заинтересованность судьи в исходе дела. При проведении процесса судьи нередко кричат на участников процесса, особенно когда гражданин ведет дело без помощи адвоката, а таких людей подавляющее большинство, беспричинно прерывают выступления участников процесса и т.д. Председатель Пермского областного суда Былев И.Н. признал, что многие судьи не соблюдают Кодекс чести судьи.

Многие граждане, обращающиеся в ПРПЦ, жалуются на судей Свердловского суда Чебыкина, Федотова, Писареву, судью Ленинского суда Фахрутдинову, судью Областного суда Козлович.

Так, гражданин Г. обратился в ПРПЦ с просьбой помочь ему составить жалобу в Квалификационную коллегию судей на судью Козлович, которая при рассмотрении его жалобы в кассационной инстанции кричала на него, вела себя крайне несдержанно, прерывала его выступление, довела человека до слез. И все это несмотря на то, что Г. является престарелым человеком, перенесшим операцию.

Анализируя ситуацию, можно прийти к следующему выводу. За последние 5 лет российское законодательство, регулирующее статус судей, сделало большой шаг вперед по пути укрепления независимости судей и всей судебной системы в целом. Можно сказать, что судьи в России действительно независимы и подчиняются только закону. Однако, некоторые судьи поняли принцип независимости как своеволие, как право на волюнтаризм. Это произошло потому, что кадровый состав судей, как было отмечено выше, оставляет желать лучшего. При низком уровне квалификации правовой и, что, может быть, более важно, общей культуры, некоторые судьи не всегда справляются с возложенной на них задачей.

Извечный вопрос "А судьи кто?" до сих пор не только не потерял своей актуальности, но и стал в наше время краеугольным. И в данном случае необходим правовой механизм защиты граждан от таких "независимых судей". Судебная система, как и любая другая государственная система, подвержена недостаткам. Бюрократизм и волокита, местничество и карьеризм, желание сохранить честь мундира и протекторат, взяточничество - все это имеет место быть в судебной системе. И нужны механизмы противостояния данным процессам, а не защита чести мундира любой ценой. Сами судьи уверяют, что почти единственной причиной такого положения дел является недостаток финансирования судов. Конечно, исключать этот негативный фактор нельзя, но одними денежными вливаниями дело не исправить.

А пока работа многих судей исключена из поля критики под страхом уголовного наказания. Яркий пример тому - дело Коновалова А.В., руководителя Пермского Общества содействия автолюбителям.

Коновалов А.В. написал жалобу в квалификационную коллегию судей и Управление юстиции администрации Пермской области на поведение судьи Свердловского районного суда г. Перми А.Н. Егорычева. В жалобе Коновалов указывал на недопустимое поведение со стороны судьи и для характеристики поведения судьи применил выражения "по-хамски", "самодурство", просил передать дело другому судье. В результате против Коновалова было возбуждено уголовное дело по ст. 297 УК РФ за неуважение к суду. Пермским областным судом Коновалов был признан виновным и подвергнут штрафу в размере 200 минимальных заработных плат. С помощью Правозащитного центра удалось добиться отмены приговора Верховным судом РФ, дело было направлено на новое рассмотрение.

Примеры грубых судебных и следственных ошибок и нарушений

Президент банка "ФД - кредит" Д.В. Рыболовлев был арестован по обвинению в организации заказного убийства директора завода "Нефтехимик". Прокуратура довела дело до суда, на котором Д. Рыболовлев и его заместитель были полностью оправданы. Таким образом, налицо имела место грубая ошибка следственных органов, признанная официально.

В г. Лысьве Пермской области был совершен ряд преступлений, связанных с изнасилованием и убийством женщин. По подозрению в убийствах в разное время было арестовано несколько человек. Один из них - Ш. был осуждён Пермским областным судом к 19 годам лишения свободы. Однако, после его осуждения преступления продолжались, пока почти случайно не был арестован брат одного из сотрудников лысьвенской милиции. В настоящее время Генеральной прокуратурой внесен протест на приговор по делу Ш. в Верховный суд РФ (по некоторым данным, Ш. уже освобождён из-под стражи).

Случившееся с частным предпринимателем Ч., обвиняемым по ч.2 ст. 130, ч. 2 ст. 131 УК РФ за клевету и оскорбление в отношении работника милиции (подробнее см. главу "Ограничения свободы слова и доступа к информации").

Предложения по улучшению ситуации

Самое первое, что необходимо сделать, это изменить существующее законодательство, с целью приближения его к европейским и мировым стандартам, с точки зрения соблюдения прав человека. Конкретно, по нашему мнению, надлежит сделать следующее:

1. Законодательно утвердить обязательность участия защитника во время предварительного расследования, независимо от характера совершенного преступления и личности подозреваемого. Все показания, добытые без участия защитника, должны считаться недействительными. В этом случае произвол со стороны следственных органов будет существенно затруднен.

2. Отменить положения законов, согласно которым решение вопроса о допросе свидетелей защиты возлагается на следователя и суд. Допрос всех свидетелей, которых считает нужным произвести защита и подсудимый, должен быть обязательным.

3. Ограничить срок содержания под стражей людей, числящихся за судами (кроме ВС РФ) 6 месяцами, после которых, человек, если дело его не рассмотрено или не утверждено, подлежит немедленному освобождению. По делам, требующим рассмотрения их ВС РФ, срок может быть увеличен до 9 месяцев.

4. Принять все меры к скорейшему введению во всех регионах России суда присяжных.

5. Изменить положение Гражданско-процессуального кодекса РСФСР, согласно которому отвод заявлений суду разрешается тем же составом суда. Целесообразно по аналогии взять соответствующие положения из Арбитражно-процессуального кодекса РФ.

6. Предусмотреть перечень случаев, когда в гражданском процессе участие адвоката является обязательным с последующим возмещением расходов из бюджета.

7. Последовательно провести в законодательстве принцип гласности, предусмотрев право на ведение аудио-, видеозаписи процессов участниками и журналистами.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.