НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА ЗАЩИТУ ОТ ПРОИЗВОЛЬНОГО АРЕСТА, ЗАДЕРЖАНИЯ ИЛИ ИЗГНАНИЯ

Глава 23.
Произвольные аресты, задержания

Законодательство

Обеспечение права на личную неприкосновенность по-прежнему является серьезной проблемой для жителей области. При том, что человека может задержать кто угодно (например, ревизоры общественного транспорта, разумеется, не уполномоченные на это). По официальной статистике только в 13 случаях жителей Пермской области незаконно лишали свободы по преступным (уголовным) мотивам. По другим данным прокуратуры Пермской области, дела по фактам незаконного лишения свободы (ст.127 УК РФ) возбуждались в 32 случаях. В информации, предоставленной прокуратурой Пермской области, указывается, что при задержании граждан, при решении вопроса об избрании мер пресечения допускаются грубые нарушения закона. Так, "в прошедшем (1998) году из общего числа лиц, задержанных в порядке ст.122 УПК РФ, впоследствии освобождено 5173 человека - каждый третий, 288 освобождено за неподтверждением подозрений, а, следовательно, задерживались они необоснованно". Добавим только, что по факту незаконного задержания (ст. 286 УК РФ) возбуждалось только 1 дело (ответ на запрос ПРПЦ из прокуратуры Пермской области; Информация прокуратуры Пермской области о состоянии законности в области в 1998 году и предложения по укреплению правопорядка).

Полагаем, что эти данные достаточно емко подчеркивает особенность органов, осуществляющих дознание и предварительное следствие, ориентирующихся на содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Непомерные сроки и условия содержания в изоляторах (см. главы "Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания", "Положение заключенных") делают свое страшное дело - человек ломается и физически и морально, становится значительно податливей, что во всех отношениях более удобно для следствия. Изоляция создает возможность манипулирования чувствами человека, ослабляет его защитный потенциал.

Вместе с тем, специалисты отмечают, что в отличие от прошлых лет применение такой меры пресечения как содержание под стражей более тщательно мотивируется. Вероятно, здесь сказываются результаты обжалования меры пресечения в судах. Однако в целом ситуация остается достаточно зловещей.

По заявлению Г. о хищении крупной суммы денег была арестована жительница поселка Кукуштан Н. Арестована ночью, несмотря на то, что в доме без присмотра остался натерпевшийся страху ребенок. На этот раз оперативное вмешательство прокуратуры Пермского района, отменившей постановление следователя об аресте как незаконное, буквально спасло семью. Следователь был заменен. В конечном счете и дело было закрыто "за отсутствием события преступления". Против заявителя возбудили уголовное дело за оговор, тоже, впрочем, достаточно "натянутое". Но это еще не вся история. Вскоре под стражу заключают гражданина Г. Основанием послужило определение суда Пермского района, в котором имелась ссылка на имеющееся в производстве ОВД уголовное дело о ложном оговоре. Каким-то непостижимым образом оно было объединено с делом о вымогательстве. Суд Пермской области справедливо счел арест незаконным. Г. немедленно освободили. Три недели человека содержали под стражей, так и не предъявив ему обвинения, и еще несколько недель он вынужден был провести в больничном стационаре из-за обострившейся болезни почек (Лукавая фемида. Как законопослушный гражданин оказался дважды без вины виноватым // Газета "Звезда", 1998 г., 7 февраля).

Целых трех майоров - сотрудников военной прокуратуры, пьяных, и наверно, поэтому посчитавших себя вправе "вломиться" на чужую свадьбу, проходившую в кафе поселка Звездный, изрядно помяли в завязавшейся драке. Конечно, не только им досталось. Сестра жениха, например, оказалась в больнице. Но в военной прокуратуре "своих" в обиду не дают. Виноват оказался Анатолий К. - жених. Четырнадцатидневный арест был прерван прокурором Пермского гарнизона, занявшим взвешенную позицию в этом деле (Медовый месяц ... на тюремных нарах // Газета "Звезда", 1998 г, 14 февраля)

Можно заметить, что в описанных ситуациях речь идет не о произвольных арестах (задержаниях), известные формальности были соблюдены и соответствующие меры санкционированы, а о произвольно интерпретируемых событиях и весьма вольно понимаемых служебных обязанностях. По наблюдениям, именно "упертость" "органов" чаще всего и приводит к необоснованности арестов.

К сожалению, немалое число граждан после неправомерного задержания предпочитают "не связываться" и обо всем забыть, поэтому далеко не все в этом отношении известно.

Вместе с тем, законом предусмотрен порядок восстановления нарушенных прав и возмещение понесенного ущерба. В массе своей этот порядок правоохранительными органами не разъясняется, мер, соответственно, не предпринимается. Очень неловко признавать человека жертвой собственных ошибок, но можно это обстоятельство замолчать и счесть претензии к правоохранительным органам частным делом потерпевшего.

Но даже и в том случае, когда человек настаивает на своем праве в суде, это совсем не означает справедливого решения вопроса.

По подозрению в преступлении в СИЗО содержались два человека. Один (рабочий) - почти год, в одной камере с убийцами, поскольку обвинялся в убийстве. Другой (адвокат) - 10 дней. Оба были освобождены за невиновностью и обратились в суд за решением вопроса о возмещении ущерба и компенсации морального вреда. И добились-таки своего, но первый получил 2 тысячи рублей (за 1 год), а второй 20 тыс. (за 10 дней).

З. повезло еще меньше. Отсидев незаслуженно 4 года, добившись освобождения по реабилитирующим основаниям и 40 тысяч компенсации, он до сих пор вынужден "мыкаться" по инстанциям. Никто не спешит вручить ему деньги и хоть в какой-то степени признать де-факто ответственность государства за его незаконное лишение свободы.

Чаще всего приходится слышать о серьезных нарушениях, связанных с задержанием граждан в связи с обвинением в совершении административного правонарушения. В настоящее время на контроле ПРПЦ несколько случаев, когда немотивированное, на наш взгляд, задержание повлекло к тому же травмы, физическую боль и страдания: в одном случае перелом лопатки, в другом - отслоение роговицы, в третьем - применение в "комнате для задержанных" газового баллончика, в четвертом - применение взрывпакета (подробней см. главы "Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания", "Положение заключенных").

Аресты без санкций прокурора

Право производства арестов без санкции прокурора с обязательным уведомлением последнего о произведенных действиях в течение суток и получения санкции на заключение под стражу в течение 48 часов с момента задержания закреплено законодательно. На наш взгляд, это несколько отличается от мировой практики. Как правило, означенный временной промежуток предельно сжат, в США - до 6 часов, что снижает и возможность произвола.

Имеют место аресты, осуществляющиеся милицией очень избирательно, так как по сути являются действиями криминального характера. Один из неформальных лидеров общины, объединяющей людей по национальному признаку, рассказал о предпраздничных задержаниях на рынках людей, не имеющих возможности легализовать свое пребывание в стране и занятие торговлей. Впрочем, задержание тотчас же по получении мзды прерывалось. Разумеется, ни он, ни кто любо другой из его соотечественников не пробовали жаловаться на милицейский рэкет.

Ограничение права задержанных и арестованных на получение юридической помощи

Проблема доступности качественных юридических услуг на этапе ведения дознания и предварительного следствия имеет общероссийский характер. Речь в первую очередь идет о мизерной оплате услуг адвоката государством в тех случаях, когда задержанный не в состоянии самостоятельно этого сделать. Установленный размер оплаты труда давно не соответствует реальной стоимости труда адвокатов, не стимулирует его качество. Тем более, если и эта плата задерживается на неопределенное время.

Проблема дополняется действиями должностных лиц, осуществляющих дознание и предварительное следствие, нередко противодействующих праву задержанных на защиту. Часто такое право просто не разъясняется, либо делается это не вовремя. В нарушение ст. 49 УПК РСФСР допросы как несовершеннолетних, так и лиц, обвиняемым в совершении преступлений, за которые в качестве наказания может быть назначена смертная казнь, производятся в отсутствие адвоката, если подозреваемые или обвиняемые сами не потребовали его присутствия. В нескольких случаях, когда задержанные требовали адвокатов, со стороны органов дознания чинились препятствия различного рода, начиная от угроз и требований сначала дать показания, заканчивая применением насилия и "колесной методики". Последняя заключается в том, что арестованного переводят из одного изолятора в другой, нигде подолгу не задерживая.

Приметой 1998 года стало увеличение жалоб на нарушение права на защиту в 2,4 раза по сравнению с предыдущим годом. Правда, из 69 жалоб, поданных в прокуратуры области, удовлетворена была только одна.

Ярким примером ограничения права арестованного на помощь защитника является конфликт, возникший между ПРПЦ и прокуратурой Пермской области, приобретший статус судебного разбирательства.

В августе 1998 года произошла встреча в СИЗО сотрудника Правозащитного центра с заключенным Л., который жаловался на то, что его, инвалида I группы, в отделении милиции били головой о стенку, требуя признательных показаний. В результате у него не проходят головные боли, наступают провалы в памяти. Адрес и телефон проживающей неподалеку дочери он так и не смог вспомнить. В областную прокуратуру было направлено письмо с просьбой проведения проверки и принятия мер. Однако для прокуратуры более существенными оказались не факты насилия (в очередной раз они "не подтвердились"), а факт встречи защитника с заключенным без допуска следователя. Такие встречи без соответствующего разрешения прокуратурой впредь запрещались, а лиц "выдавших" заключенного (работников СИЗО), она потребовала привлечь к дисциплинарной ответственности. На наш взгляд, запретительный прокурорский циркуляр противоречит Конституции России. ПРПЦ обжаловал действия прокуратуры в суд.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.