НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА ТРУД

Глава 28.
Соблюдение запрета на принудительный или подневольный труд

Законодательство

Сведения об использовании подневольного или принудительного труда на территории Пермской области в своих классических формах, то есть основанных на физическом принуждении, имеются у Пермского регионального правозащитного центра только в отношении военнослужащих срочной службы.

Та небольшая информация, которую мы имеем, позволяет сделать некоторые выводы и обобщения о степени распространения принудительного труда в воинских частях. Все, что в гражданской жизни просто отошло в тень, приобрело скрытые формы, в армии является неофициальной "узаконенной" нормой поведения. Распространению принудительного труда там способствует система приказа-подчинения, незнание большинством военнослужащих своих прав, неумение их отстоять. Но самой главной причиной существования принудительного труда в армии является ситуация в обществе.

Принудительный труд военнослужащих, не связанный с задачами несения службы и гражданской обороны, традиционно широко применялся как в советской, так и в российской армии. Солдаты (курсанты) всегда использовались и для удовлетворения строительных и прочих бытовых нужд офицеров, и в качестве бесплатной рабочей силы на коммунальных и сельскохозяйственных работах на близлежащих "гражданских" территориях. Но если раньше потребителем принудительного труда военнослужащих было государство в лице военных и гражданских чиновников, учреждений и предприятий, то в настоящее время рынок и кризис породили новые виды спроса на такой труд. Само воинское начальство тоже стало более заинтересованным "отдавать в аренду" отделения и роты.

Использование принудительного труда в воинских частях особенно усилилось после кризиса 17 августа 1998 года. Когда руководители предприятий в целях экономии начали привлекать на неквалифицированный тяжелый труд военнослужащих срочной службы, работа последних обеспечивалась командованием частей, которые ввиду отсутствия достаточного денежного финансирования и продовольственного снабжения вынуждены были идти на такое сотрудничество. Взамен воинским частям предоставлялось, как правило, продовольственное снабжение. Такую информацию нам сообщил один из посетителей, который пытался трудоустроиться после 17 августа на одну из овощных баз города Перми, в неофициальных разъяснениях получил отказ в связи с вышеуказанной информацией. Традиционны для Перми случаи использования военнослужащих и на муниципальных работах. Военнослужащие - основная рабочая сила при ликвидации последствий народных гуляний. На время выполнения работ их иногда даже переодевают в гражданскую одежду.

Отношение к военнослужащим срочной службы как к бесплатной рабочей силе имеет и специфически армейское проявление. В Пермский региональный правозащитный центр обратились бывшие военнослужащие срочной службы, которые были направлены командованием воинской части в Чечню. Данная командировка не была им оплачена в объеме, который установлен законодательством для военнослужащих, направляемых в "горячие" точки. Пришлось обратиться в суд.

Использование принудительного труда в местах лишения свободы и иных местах содержания под стражей будет продолжаться до тех пор, пока труд признается законодательством одним из средств исправления осужденного (ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса). Именно эту причину прокуратура Пермской области указала в ответе на запрос Пермского регионального правозащитного центра о фактах принудительного труда в местах лишения свободы.

Вместе с тем, мы считаем необходимым привести отдельные примеры из писем заключенных, поступивших в Пермский региональный правозащитный центр. Они демонстрируют как "общественно полезный" труд в местах лишения свободы фактически превращается в принудительный труд осужденных.

Рассказывает бывший заключенный, освободившийся в апреле 1999 года:
"Бывает план горит, тогда работали сутками…Как? Ну, скажем, вышли на работу сегодня утром, да? А приходили только завтра вечером. В общем, без перерыва две смены… Какие выходные, забудь! Только на новый год делали, а так - не было. Работали все, каждый день по десять часов".

А вот еще один рассказ.
"Ты представляешь себе эту штуку, (блин, забыл, как называется!), короче, она на колесах, служит подпоркой для сваленного леса, вот. У нее колесо отвалилось, а мужики рядом ползают. Какие там правила безопасности! Если эта подпорка навернется, там 20 тонн этого леса мужиков просто размажут".

Отказаться от труда в таких условиях заключенному практически невозможно, несмотря на то, что это явно нарушает его трудовые права. Отказы от выхода на работу вне зависимости от их обоснованности жестоко наказываются и не всегда в рамках мер, допустимых законом. Нередко охранники решают эти проблемы неформально: угрозами или просто физической расправой своими силами или силами других осужденных.

Один заключенный обратился в Правозащитный центр с просьбой оказать ему содействие в судебном процессе против ИТУ, где капитан-охранник в ответ на отказ выйти на работу по причине простуды отправил его "выздоравливаться" на тридцатиградусный мороз: в результате он отморозил себе обе ступни, которые впоследствии вынуждены были ампутировать.

Впрочем, все эти факты чаще всего "всплывают" после освобождения, т. к. осужденные в местах лишения свободы предпочитают не "высовываются".

Продолжают сохраняться в законодательстве отдельные нормы, допускающие использование принудительного труда. Так, статья 305 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в период отбывания административного ареста правонарушителем допускает привлекать его к физическому труду. При этом она не только не гарантирует оплату его труда, но и не указывает о распространении на него действия трудового законодательства в этот период, как это сделано в Уголовно-исполнительном кодексе в отношении труда осужденных.

Провозглашение прав и свобод человека основным принципом "новой" России способствовало устранению механизмов государственной политики явно дискриминационного характера - "надводной верхушки айсберга". Однако фактически во многих сферах ситуация с правами человека не изменилась. Ярким подтверждением тому является использование принудительного труда в обычных трудовых отношениях.

Если раньше принудительный труд носил легальный государственный характер (конституционная обязанность трудиться, установление уголовной ответственности за уклонения от труда), то теперь рычаги принуждения перешли в руки конкретных работодателей. Сам принудительный труд приобрел скрытые, неявные формы.

Принудительный труд сегодня - это:

    работа месяцами без заработной платы;

    шестидневная рабочая неделя по 15 часов в день за формально мизерную зарплату;

    работа в условиях, не отвечающих требованиям охраны труда;

    фактически неограниченные ничем трудовые обязанности и рабочий день работника.

Эти нарушения в сфере трудовых отношений принято относить к явлениям временного характера, для пресечения которых существуют специальные органы государственной власти. Однако за годы рыночных отношений с этими явлениями все смирились, так что они стали своего рода нормой "теневого трудового законодательства".

Этому способствовало:

    отсутствие у подавляющего большинства работников стремления к планомерной коллективной самозащите (забастовка становится актом отчаяния, сложившееся за годы советской власти отношение к профсоюзу как органу государственной власти не позволяет рассматривать его сегодня как эффективный механизм самозащиты);

    невысокая эффективность государственной системы защиты трудовых прав;

    "молчаливое согласие" государства с существующей ситуацией.

Например, органами местного самоуправления не используются полномочия, предоставленные ст. 7 Закона Пермской области "Об охране труда в Пермской области". В результате на предприятиях не проводится работа по аттестации рабочих мест, не создаются фонды по охране труда, не разрабатываются программы по охране труда.

Все это приводит работника к мысли, что его никто не защитит, поскольку все законы в государстве на стороне "сильных". Значит нужно смириться и делать то, что говорит "хозяин". Особенно ярко это можно наблюдать в небольших городках с одним градообразующим предприятием или в сельской местности, где эти явления давно стали нормой, близкой по форме к крепостному праву.

Совет ТОО прииска "Уралалмаз" принял решение о запрещении своим работникам, членам их семей и пенсионерам обращаться с жалобами в правоохранительные и государственные органы. Для ослушавшихся предусматривались санкции: штрафы, депремирование, увольнение.

В России и, в частности, в Пермской области можно наблюдать самый разнообразный спектр форм такого принудительного труда. Структурный кризис в российской экономике только способствует их дальнейшему существованию, поскольку фактически лишает гражданина возможности найти подходящую работу. Можно также утверждать, что своеобразным рычагом принуждения выступает сформировавшаяся в российских условиях психологическая потребность граждан иметь работу на условиях трудового найма. Основные мотивы поведения при этом следующие: именно такой труд уважаем в обществе, и за этот труд человек обязательно будет вознагражден. Косвенным образом это подтверждает сложившийся в обществе негативный образ частных предпринимателей - "новых" русских как "бездельников и лентяев, наживающихся путем обмана за счет других".

Можно выделить следующие формы принудительного труда в сфере трудовых отношений, имеющие место на территории Пермской области:

    задержка в выплате заработной платы в течение длительного времени;

    требование прописки при устройстве на работу;

    принуждение в ходе производственного процесса к выполнению дополнительных обязанностей, к сверхурочному трудовому рабочему дню;

    установление в качестве официальной заработной платы минимального размера оплаты труда.

Ситуация с выплатой зарплаты более подробно проанализирована в других главах доклада. Здесь мы рассматриваем ее в аспекте использования работодателем безвозмездного труда работников в условиях объективной невозможности отказа от нее. Можно отметить, что отсутствие в течение длительного времени со стороны государства необходимых мер воздействия на должников-работодателей по выплате зарплаты фактически стимулировало их к намеренным задержкам ее выплаты. При этом последующее погашение ими задолженности по зарплате, как правило, происходило без учета инфляционных процессов, в натуральной или иной неденежной форме. Во многих случаях работников просто вынуждали обращаться в судебную инстанцию, низкая эффективность работы которой только играла на руку работодателю. А реализация вынесенного судом решения просто во многих случаях становилась непреодолимым препятствием на стадии исполнения по причинам плохой работы судебных приставов и "официального" отсутствия имущества у работодателя. В это время работник вынужден был продолжать выполнять свои трудовые обязанности бесплатно: будучи лишенным возможности предпринять какие-нибудь другие действия в свою защиту, поскольку даже для того, чтобы уволиться по собственному желанию, он должен был бы проработать, как минимум, две недели. Некоторые организации в этих условиях намеренно строили свою финансовую политику, экономя деньги на рабочих.

Характерный пример: Фирма приняла новичка на работу. Молодому человеку 30 лет. Пользуясь общей ситуацией в стране с невыплатой зарплаты, руководитель фирмы в течение трех месяцев не выплачивал ему деньги. В конце концов молодой человек был вынужден уволиться, проработав бесплатно три месяца и не получив заработанные деньги. А в фирму принимают нового работника, труд которого используются по такой же схеме.

Таким образом, организации-должники, пользуясь общей для страны ситуацией с задержками зарплаты, сознательно или в силу обстоятельств, фактически строят свою работу на использовании принудительного труда работников.

Другим фактором, способствующим использованию принудительного труда, является требование наличия регистрации у гражданина для устройства на работу. Хотя в настоящее время такое требование является незаконным, организации вынуждены продолжать требовать регистрацию. Причиной этому является убежденность работодателя, что факт регистрации гарантирует благонадежность работника, а также сохранение элементов старой системы прописки граждан в законодательстве. Формально разрешительный характер прописки признан неконституционным, но значительная часть законодательства продолжает основываться на системе, построенной с учетом этого института. Требования наличия регистрации у работника является обязательным для органов, осуществляющих сбор налоговых и иных внебюджетных платежей; для военкоматов, которые требуют от организаций ведения военного учета работников. Это связано с тем, что в РФ отсутствует иной порядок учета граждан, помимо регистрации по месту жительства. Возможно, введение индивидуального номера налогоплательщика (ИНН) для каждого гражданина поможет решить эту задачу.

Сохраняющееся требование регистрации для приема на работу опять же указывает на элементы принудительного труда. Трудно привести официальные цифры и факты, характеризующие такое положение вещей, но неоднократно обращающиеся в Пермский региональный правозащитный центр граждане говорили об отказах в устройстве на работу по этой причине. Вместе с тем, по данным инспекции по труду Пермской области, обращения по этой проблеме отсутствуют. По нашему мнению, как раз это и подтверждает тот факт, что данная практика давно стала негласным правилом. Сохраняющееся требование регистрации ограничивает возможности гражданина в выборе места и формы реализации своих трудовых прав, поскольку географически "привязывает" человека к месту его регистрации.

Особой формой "стимулирования" государством работодателей к использованию принудительного труда является установление больших сборов на заработную плату и маленький размер минимальной оплаты труда. Такая ситуация подталкивает работодателей к установлению минимального размера оплаты труда в качестве основной ставки для работника, поскольку такой размер заработной платы не облагается высоким сбором. Большая часть зарплаты в этих случаях выплачивается в форме дополнительных платежей или в наличной форме. В случае конфликта работника с работодателем такая ситуация часто используется последним в качестве эффективной меры наказания работника. При этом работник лишен возможности отстаивать свои права, поскольку вправе требовать только установленный минимум. Фигурирующий в контракте размер оплаты труда лишает его также возможности в случае заболевания или увольнения обеспечить себе нормальное существование.

Таким образом, работник фактически принуждаем к осуществлению трудовой деятельности на таких условиях, когда он лишен возможности обеспечить себе гарантированное достойное существование и целиком зависит от настроения работодателя.

Проблема ухода от налогов имеет еще один отрицательный аспект. Избегая налогообложения, предприниматели "уходят в тень" и занимаются бизнесом нелегально. Соответственно, они уводят с собой и своих работников. В этом случае говорить о соблюдении их трудовых прав нельзя совсем. Проверкой, проведенной органами прокуратуры, было установлено, что частные предприниматели практиковали прием работников на "кабальных условиях", без трудовых книжек, без трудовых договоров. Нарушаются не только их права, предусмотренные трудовым законодательством (12 часовой рабочий день с одним выходным, нарушение правил охраны труда), но также нарушается их право на последующее пенсионное и иное социальное обеспечение (оплата больничных), поскольку платежи в фонды пенсионного и социального обеспечения не производятся.

Гражданка К. работала фармацевтом в аптечном киоске, принадлежащем частному предпринимателю Х. Узнав о том, что гражданка К. беременна, Х. уволил ее, не выплатив зарплату за последний месяц. Когда она обратилась в инспекцию по труду Пермской области, выяснилось, что письменный договор с ней не оформлялся, а в представленных Х. документах указывалось, что она получает минимальный размер оплаты труда. Все остальные выплаты производились в форме различных премий и компенсаций. Единственное, что смогла предпринять инспекция, это предупредить коммерсанта о недопустимости подобных действий.

Гражданка И. (г. Краснокамск) вышла на пенсию по старости. Предполагая увеличить размер выплачиваемой ей пенсии, она устроилась на работу к частному предпринимателю, который установил желаемый для нее заработок. Проработав год, она обратилась в отдел пенсионного обеспечения с просьбой пересчитать ей размер пенсии. Однако выяснилось, что отчисления в Пенсионный фонд на нее не производились. В связи с этим органы пенсионного обеспечения отказались произвести перерасчет установленного размера пенсии.

Причиной сохранения принудительного труда является старое трудовое законодательство и, соответственно, основанная на нем правоприменительная практика. Несомненным достоинством существующего трудового законодательства является то, что оно в целом направлено на повышенную защиту работника. При этом оно было ориентировано, прежде всего, на регулирование трудовых отношений на крупных промышленных предприятиях, где, как предполагалось, в силу большего скопления рабочей силы будут возникать дополнительные, помимо государственных, механизмы защиты работника от неправомерных действий работодателя (профсоюз, комиссии по трудовым спорам). Но оно не учитывало особенности развития трудовых отношений в условиях рыночной экономики. Поэтому, несмотря на многочисленные органы государственной власти по надзору за соблюдением законности в сфере трудовых отношений, преодолеть вал нарушений не удается.

Навязывание работнику дополнительных трудовых обязанностей, сверхурочная работа, незаконные штрафы, ненормированный рабочий день - это те признаки, которые могут быть рассмотрены в качестве видоизмененных форм принудительного труда. Рассматривать эти ситуации в качестве принудительного труда позволяет отсутствие у работников возможности свободного выбора по следующим причинам:

    экономический кризис;

    обман и последующий шантаж работодателем своих работников (изъятие документов, удостоверяющих личность, работодателями в залог того, что работнику предоставлялись товарные ценности под материальную ответственность);

    психологическая зависимость и стойкие стереотипы в отношении подчинения работодателю (своеобразная тяга к принудительному труду);

    отсутствие возможности для трудоустройства в сельской местности и регионах с одним градообразующим предприятием.

Иллюстрацией изложенных выше выводов являются многочисленные обращения граждан с жалобами на нарушение их прав в общественную приемную Пермского регионального правозащитного центра (около одной четверти из числа всех обратившихся за 1998 год).

Пути решения проблем, связанных с использованием принудительного труда в сфере трудовых отношений, предполагают совокупное воздействие ряда мер разного характера:

    изменение экономической политики государства (снижение размеров отчислений в бюджет и внебюджетные фонды, в том числе и на фонд зарплаты; повышение размера минимального размера оплаты труда; поддержка развития негосударственного пенсионного обеспечения);

    изменение законодательства в сфере трудовых отношений путем постепенного принятия ряда законодательных актов и формирования на их основе нового кодекса законов о труде;

    проведение (как ни странно, в силу особого менталитета российского человека) государством разъяснительной работы среди граждан по необходимости использования мер самозащиты в существующих экономических условиях, когда само государство не всегда имеет возможности для прямого оперативного вмешательства, как это было в советский период;

    предполагается, что положительную роль в отстаивании трудовых прав сыграет институт мировых судей, появившийся недавно в российской судебной системе. Но его становление и изменение психологии судей, из которых на первоначальном этапе предполагается формировать штат мировых судей, отодвинут на неопределенное время эффект от его появления.

Ситуация с принудительным трудом в пенитенциарной сфере, скорей всего, радикальным образом изменится с введением механизма общественного контроля за местами лишения свободы.

Более серьезную проблему представляет собой исправление ситуации с принудительным трудом в армии. Решение этой проблемы, скорей всего, будет возможно только после значительной профессионализации армии и разработки механизма альтернативной службы.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.