НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВО НА ОБРАЗОВАНИЕ

Глава 30.
Ограничения права на образование

Законодательство

Основные нарушения права на образование в Пермской области можно объединить в следующие основные группы:

  1. Нарушение части 1 статьи 26 Всеобщей декларации прав человека, выражающееся в отказе в предоставлении бесплатного базового образования, в том числе через замещение некоторых бесплатных составляющих базового образования платными услугами.

  2. Нарушение части 3 статьи 26 Декларации через необоснованное лишение права на обучение ребенка в выбранном образовательном учреждении.

  3. Несоответствие стоимости платной компоненты дополнительного и развивающего образования сложившемуся уровню среднего душевого дохода, что ведет к фактическому неисполнению части 1 статьи 27 Декларации и статьи 2 в части обеспечения равных прав, независимо "… социального происхождения, имущественного …положения".

  4. Неисполнение государственными и муниципальными органами власти обязательств по финансированию школьных учреждений фактически толкает администрации школ на ведение предпринимательской деятельности с нарушением законодательства, в т.ч. и в отношении прав учащихся и родителей.

Отказ в предоставлении или уменьшение размеров бесплатного базового образования

Наличие возможности дополнять базовое бесплатное образования платными услугами является разумной мерой предоставления дополнительных возможностей для всестороннего развития личности.

Однако предоставление платного образования за счет или вместо бесплатного существенным образом ограничивает права на образование ребенка, особенно в условиях падения уровня жизни населения в последние годы.

Из 3138 образовательных учреждений всех типов, находящихся на территории Пермской области, только 87 имели лицензии на реализацию платных услуг (данные на май 1998 г.) Между тем, необходимость платы возникает во всех школах, и даже там, где получены государственные лицензии, в большинстве случаев (в 55 из 87 школ) допускаются нарушения закона "Об образовании" и прав учащихся.

По результатам проверки Пермской областной прокуратуры, проведенной в 1998 г., в каждом пятом учебном заведении, из проверенных 335, деньги с родителей взимались незаконно (школы Перми, Оханского, Кишертского, Частинского районов...). Администрация каждой четвертой школы, нарушая закон, вводила плату за снижение наполняемости классов, дополнительные занятия с неуспевающими, пользование на уроках физкультуры школьным бассейном, лыжами и т.п. Не говоря уж о ремонте здания, оплате труда уборщиц, вахтеров, охранников. И даже за то, что ребенок берет учебники, методические пособия в школьной библиотеке. (За все ли надо платить? // Газета "Досье-02", 1998 г., сентябрь).

Наиболее вопиющие примеры - в областном центре. В Индустриальном районе Перми за то, чтобы быть зачисленным в муниципальный центр образования, необходимо было заплатить вступительный взнос от 200 до 1000 рублей (в зависимости от обеспеченности родителей и количества низких оценок в аттестате). И это еще не все! Каждый месяц там приходилось платить от 45 до 130 рублей без достаточных на то оснований. Естественно, позволить себе такие траты может далеко не каждая семья. Причем речь идет не о частной школе, а о муниципальном образовательном учреждении.

За обучение в рамках обычной программы муниципальной вечерней школы Дзержинского района Перми взимались деньги, и немалые. В отношении бывшего директора этой школы сейчас заведено уголовное дело. Она сокращала наполняемость классов (что можно только приветствовать). Но при этом она превращала базовую образовательную дисциплину в фактически дополнительную (так сказать, с "повышенной комфортностью"), принуждая родителей к доплате. Здесь были введены также платные сдачи экзаменов экстерном. Однако прием экзаменов преподавателями является выполнением обязанностей, за которые государство платит зарплату (с задержками, нерегулярно - но это уже другой раздел нарушений прав, уже самих учителей).

В Соликамске директор школы №4 в связи с неукомплектованностью штата преподавателями иностранного языка (причина, вроде бы, уважительная) своим приказом, а по сути - незаконно, ввела платное преподавание этого предмета для 220 учащихся, естественно, за счет родителей.

В ряде мест программы дополнительных услуг включают государственный стандарт (детские сады №24 г. Чайковского, №29 г. Перми) и часто никем не утверждаются. В учебных планах и расписаниях занятий платные услуги "не разводятся" с основной образовательной деятельностью.

Необоснованное лишение права на обучение ребенка в выбранном учебном учреждении

Право на приоритет родителей в выборе вида образования для своего ребенка является наиболее часто нарушаемым правом человека в Пермской области.

Прежде всего, в большинстве случаев ребенок зачисляется в школу по "месту жительства", которое трактуется как место официальной регистрации (прописки) ребенка и одного из его родителей. Это обстоятельство чрезвычайно осложняет возможность попасть в выбранную школу ребенку, чьи родители официально прописаны в другом микрорайоне, городе, области или являются вынужденными переселенцами, не получившими по тем или иным причинам официального статуса.

В случае, если выбранное образовательное учреждение является "специализированным", "гимназией" или "имеющим гимназические классы" проблема зачисления в данную школу ребенка осложняется дополнительными "тестированиями", положение о которых принимает само образовательное учреждение.

Например, при поступлении в такие школы обязательно тестирование, проводимое штатным или приглашенным психологом школы. Данные специалисты, принимая решения о рекомендации того или иного ребенка к обучению в школе, фактически решают судьбу ребенка. Поэтому крайне важен уровень их квалификации и скрупулезный отбор методик тестирования. Ни то, ни другое даже в первом приближении не представляется удовлетворяющим критериям обоснованности выносимого ими решения. Как правило, эти люди являются выпускниками ускоренного курса Пермского государственного педагогического университета на базе высшего образования. Наверное, возможно за 1,5 года превратить филолога или историка в психолога, который может оказывать платные услуги взрослым, да и то, предупреждая об уровне своего образования. Но давать возможность таким специалистам без дополнительной лицензии, без жесткого сертифицирования применяемых методик решать судьбу ребенка представляется крайне безответственным для общества. Разумеется, что решения, выносимые комиссиями, в которые входят такие специалисты, не могут быть достаточным основанием для лишения ребенка права на обучение в той или иной школе.

Так ребенку Е.М., поступавшему в одну из школ г. Перми в гимназический класс, было отказано в зачислении на основании того, что он не справится с программой по английскому языку, т.к. имеет "серьезные проблемы с произношением". Серьезность проблемы была таковой, что ни родители, ни сам ребенок, ни воспитатели в дошкольном учреждении не подозревали о ее наличии до посещения логопеда перед поступлением в школу. Объяснить, почему ребенок с таким произношением может учиться в любой другой школе, кроме этой, педагоги не смогли. В результате ребенок был принят в другое учреждение, правда, находящееся несколько дальше от его дома, и благополучно изучает английский язык.

Родители М. в 1993 году отдали шестилетнего ребенка в негосударственное образовательное учреждение. Ребенок прекрасно справлялся с программой, и родители решили по окончании 1 класса и достижении ребенком 7 лет пройти тестирование для зачисления в известную в г. Перми школу с математическим уклоном. Ребенок по результатам тестирования (как не имеющий достаточных способностей) в данную школу не попал и продолжал обучаться в негосударственной гимназии. После окончания шестого класса в 1998 году по настойчивым рекомендациям учителей родители снова обратились в "математическую" школу с просьбой о переводе. Ребенок снова прошел тестирование у психолога школы и у математика и был переведен с резюме "незаурядный высокий интеллект" и "ярко выраженные математические способности".

Приведенные факты позволяют говорить о существовании системы необоснованного "отсева" детей при поступлении в государственные учебные заведения (фактической сегрегации) и практике постоянного нарушения прав на образование, закрепленных в статье 26 Всеобщей Декларации прав человека.

Несоответствие стоимости платной компоненты дополнительного и развивающего образования сложившемуся уровню среднего душевого дохода в регионе. Фактическое принуждение родителей к оплате дополнительных услуг и сборов.

Социологический опрос, проведенный в 1998 году сектором образовательного мониторинга Департамента образования и науки, показал: абсолютное большинство родителей (97,6 процента) хотели бы пользоваться дополнительными образовательными услугами. 65 процентов родителей согласны их оплачивать, но за небольшую сумму. Каждый третий из числа опрошенных (опрашивали 1 148 родителей, чьи дети посещают старшие и подготовительные группы дошкольных образовательных учреждений) против платы за какие-либо услуги. Это говорит о том, что не всегда сегодня потребности и желания родителей совпадают с их возможностями оплачивать дополнительные услуги.

Данные опроса позволяют выявить и уровень платежеспособности родителей. Около половины респондентов (46,4 процента) могли бы оплачивать дополнительные образовательные услуги в сумме до 40 рублей в месяц. Еще 9,7 - в сумме от 40 до 60 рублей, столько же - свыше 60 рублей.

Обратим внимание на то, что каждый третий затруднился с ответом на данный вопрос, преимущественно это те родители, кто не согласен оплачивать никакие дополнительные услуги.

По мнению родителей, дополнительное образование поможет ребенку поступить в гимназию, облегчит адаптационный период в школе, укрепит здоровье, научит правильно общаться. Из услуг, предлагаемых для взрослых, предпочтение отдается следующим: повышение психолого-педагогической культуры, кружковая форма совместной деятельности родителей и детей, группы выходного дня.

В этой ситуации крайне важно, чтобы государство четко отслеживало качество подобных услуг (например, через систему сертифицирования и лицензирования). Однако в Пермской области известны факты злоупотреблений, связанных с оказанием нелицензированных образовательных и развивающих услуг. В результате проверки школ работниками Департамента образования обнаружилось: при наличии лицензии на платные дополнительные услуги оказываются и другие, не включенные в приложение к лицензии, это нарушение отмечено во Дворце творчества юных и в школе №93 г. Перми.

В дошкольных заведениях дела не лучше. Из 170 проверенных работниками прокуратуры детских садов лишь 10 имели лицензии на право оказания дополнительных образовательных платных услуг. В большинстве случаев родители расплачивались за эти услуги не через банк, как положено, а непосредственно из рук в руки, и размеры оплаты зависели не от тарифов, а от аппетитов и скромности преподавателей. Документация, как правило, отсутствует. (Данные приводятся по представлению прокуратуры Пермской области от 09.06.1998 г. №21-2-2-98).

Падение фактического уровня доходов населения Пермской области в 1998 году существенным образом повлияло как на стоимость платных услуг, так и на перераспределение структуры бюджета средней семьи в сторону уменьшения "необязательных" для физического существования расходов.

Однако проблема платных услуг имеет и еще одну сторону - фактическую "недобровольность" их представления ребенку. Общественное мнение давно дало название данному явлению - практика "непрекращающихся поборов с родителей".

В Департаменте образования и науки не согласны с самим этим термином, И.С. Клейман сослался даже на словарь Ожегова, согласно которому "поборы - неофициальные сборы средств на что-либо". Да, говорят чиновники, никто не имеет право заставить родителей платить, никакие решения родительских комитетов и тем более приказы директора. "А вот просить деньги школа может (особенно в нынешних условиях), это ее право". Правда, в том же "Словаре русского языка" (под редакцией Ожегова) у слова "поборы" есть еще одно толкование, которое не упоминает наш собеседник: "чрезмерные, непосильные налоги или сборы". И конечно, родители имеют в виду именно это, когда говорят о том, с каким огромным напряжением дается многим получение бесплатного гарантированного образования. Ведь любой конфликт родителя со школой всегда имеет тенденцию превращения в молчаливый конфликт "школа-ребенок".

Поэтому, чтобы защитить конституционное право детей и подростков на общедоступное и бесплатное образование, нужно наладить взаимодействие с комиссиями по делам несовершеннолетних, со службами по защите прав потребителей и с Прикамским территориальным управлением министерства по антимонопольной политике (по вопросам анализа организации платных дополнительных услуг).

Необходимо и государственное регулирование рынка образовательных услуг. Без этого в условиях кризиса, к сожалению, не обойтись. Доработки требует и нормативная база на муниципальном уровне (чтобы не получалось так, что где-то час обучения английскому стоит два рубля, а где-то - двадцать). Есть специальная схема расчетов, а Пермской городской Думой принято Положение №138 от 07.07.98 г. "О предоставлении дополнительных платных образовательных услуг", в котором подобные вопросы достаточно подробно разработаны и могут быть взяты за основу.

Неисполнение государственными и муниципальными органами власти обязательств по финансированию школьных учреждений как фактор фактического подталкивания администрации школ на ведение предпринимательской деятельности с нарушением законодательства, в т.ч. и в отношении прав учащихся и родителей

Серьезное влияние на реализацию прав учащихся и родителей оказывает бюджетный кризис, а также "тотальный непрофессионализм всех, кто взялся решать, осуществлять, контролировать или описывать использование внебюджетных средств в образовании" (фраза из беседы сотрудника Правозащитного центра с начальником отдела развития общего образования Департамента образования и науки областной администрации И.С. Клейманом). Илья Самуилович также считает, что образовательные учреждения занимаются не свойственной им деятельностью не от хорошей жизни. В плане бюджета 1998 г. на образование намечалось выделить 50 процентов того, что необходимо, в действительности же получено и того меньше. Школы уже давно забыли о выделении средств на ежегодный ремонт - и, тем не менее, ремонтируются. Мнение руководства Департамента: в перспективе улучшения финансовой ситуации не предвидится. Более того, надо быть готовыми и к дополнительным затратам родителей (на учебники, например, ибо эта статья расходов бюджета сокращается). А значит, надо быть готовыми к новым нарушениям законодательства.

В этой связи обращает на себя внимание процесс массового сокращения сети образовательных учреждений. Реструктуризация сети в Пермской области вызвана, прежде всего, сокращением объема бюджетных средств, выделявшихся на систему образования. Чтобы не допускать нарушений конституционного права граждан на образование, решение таких вопросов нельзя оставлять на усмотрение только глав местного самоуправления. Это должен быть гласный, управляемый процесс.

При самостийной, неподготовленной ликвидации учреждения нарушаются права и увольняемых педагогов, и учащихся. Обратим внимание, что в случае прекращения деятельности муниципального или государственного общеобразовательного учреждения должен быть обеспечен перевод обучающихся, воспитанников с согласия родителей (законных представителей) в другие учреждения соответствующего типа (Распоряжение губернатора области №21-р, от 02.02.99 г. "О мерах по упорядочению процессов реорганизации и ликвидации образовательных учреждений на территории области").

Повседневное существование недостаточно финансируемого образовательного учреждения даже с добросовестной администрацией сопряжено с постоянным изыскиванием способов законного и полузаконного добывания средств.

Помимо платных услуг, образовательные учреждения имеют еще два источника поступления средств: это предпринимательская деятельность и добровольные пожертвования, спонсорские, целевые взносы. При использовании этих источников чрезвычайно важно четко следовать предписаниям закона. Удается это далеко не везде, а явных нарушений прав учащихся очень много.

Например, без согласия учредителя, без правового оформления договорных отношений предоставляют в аренду свои помещения, оборудование, услуги связи Центр творчества юных г. Краснокамска, пермская школа №93, ряд других школ. Самый кричащий пример, пожалуй, отмечен в г. Нытве. На территории школы №3 районного центра расположились сапожная мастерская и платная автостоянка (!). В школьном клубе справлялись свадьбы (при том, что не работают кружки, секции для ребят), а в подвале школы директор разрешил предпринимателям разместить склад алкогольной продукции. Кроме того, вся коммерческая деятельность директора развивалась без должного оформления договорных отношений. Доходы оседали в карманах администрации, хотя по закону прибыль должна использоваться на развитие образовательной базы.

Существуют и случаи преступного расходования с таким трудом выделяемых бюджетных средств. Например, директор Полазненской школы искусств (Добрянский район) З., умышленно завысив смету оплаты труда учителям и за коммунальные услуги, создала экономию денежных средств в сумме 48,6 тыс. руб. Деньги потратила на покупку автомашины и обучение сына в институте. В отношении З. возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ. За год прокуратурой области возбуждено семь уголовных дел по нарушениям закона "Об образовании".

Рассмотренные материалы позволяют говорить о разнообразной практике нарушения прав на образование в Пермской области в 1998 году. Особенно тревожна эта ситуация еще и потому, что жертвой или свидетелем нарушений этих прав становится ребенок. Повзрослев, он может быть лишен каких-либо других социально-экономических прав, ведь абсолютно ясна связь между нарушением права на образования с дальнейшей невозможностью реализовать право на труд или право на достойное вознаграждение. Кроме того, с детства человек приучается к мысли, что есть некоторая сиюминутная целесообразность в лишении человека его прав, и нет никаких действенных механизмов их защиты.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.