НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВА НАИБОЛЕЕ УЯЗВИМЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ

Глава 33.
Положение детей и нарушения их прав

Законодательство

В Перми 234 тысячи несовершеннолетних, в области - 724 тысячи. 1000 общественных инспекторов, 94 специалиста опеки, в школах 300 социальных педагогов, 40 валеологов. В системе социальной защиты 52 детских учреждения.

В последние три года отчисляется из школ по 2 тысячи. Примерно по 350 ежегодно направляются в спецшколы.

Количество совершенных несовершеннолетними преступлений снизилось за 1998 год с 7341 до 6621, а лиц, совершивших преступление, - с 5468 до 4955. Это уменьшение в процентном выражении выглядит так: по убийствам - на 37,2%, по грабежам - на 15,2%, по кражам - на 11,4%, по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков - на 38,3 процента. Но в целом ситуация с несовершеннолетними преступниками остается крайне тяжелой. Каждое восьмое преступление - за ними…

В последний год областной прокуратурой сделана попытка отнести к приоритетным направлениям осуществление надзора за исполнением законов, связанных с соблюдением прав детей в сферах: борьбы с преступностью, социальной защиты семей с детьми, образования. Совместно с областным судом обобщена практика исполнения законодательства, регулирующего международное усыновление детей, подростков (то есть иностранцами). Всего органами прокуратуры было опротестовано за 1998 год 176 незаконных правовых актов, нарушающих права детей, внесено 472 представления.

Насилие против детей, в том числе в семье

Насилие против детей в семье, похоже, становится обыденностью. Приведем официальную статистику по Кизелу, в прошлом - "городу шахтерской славы", ныне - региону с неясным будущим, с тяжелым социальным фоном (в связи с закрытием шахт). Побои, угрозы убить по отношению к своим детям уже не редкость: за прошлый год - 27 случаев. Есть два умышленных убийства малышей, чего, по свидетельству прокурора города, не случалось многие годы. Было также одно покушение на убийство малолетнего сына, его мать приговорена к лишению свободы. Другой кизеловский житель Т. бил своего десятилетнего сына самым зверским образом: ногами, головой о забор. Истязателя судили, ему определена условная мера наказания. На учете в отделе профилактики преступлений несовершеннолетних (ОППН) семья не стояла. Имеют тенденцию к росту такие извращенные преступления, когда пьяные отцы или отчимы насилуют своих малолетних дочерей или падчериц. В семье кизеловского жителя Н. пятеро детей. Двое из них уже осуждены, в несовершеннолетнем возрасте, один ребенок объявлен в розыск с 1993 года. Двое других детей, 15 и 8 лет, стали жертвами насилия со стороны отца. Приговором суда этот "отец" осужден к 11 годам лишения свободы. (Газета "Новое время", 1998 г., 5 декабря).

По данным уполномоченного Правозащитного центра только в г. Соликамске за год направлены материалы в отношении не выполняющих свои обязанности родителей (или лиц, их заменяющих) - 1191, в том числе для возбуждения уголовных дел - 17, для лишения родительских прав - 14. Городской комиссией по делам несовершеннолетних (КДН) рассмотрено 470 дел родителей, уклоняющихся от своих обязанностей (для сравнения: в 1997 г. - 252). Передано в суд 78 дел (в 1997 г. - 12). Причем матери и отцы теперь во многих случаях добровольно отказываются от своих прав, сознавая, что не смогут прокормить своих детей. Специалистами отмечается и такое явление: бабушки-дедушки ныне чаще отказываются брать ответственность за осиротевших внуков без материального обеспечения.

Отчасти дело усугубляется тем, что детские пособия не выплачиваются вовремя повсеместно. Поддержка многодетных семей сведена к минимуму. И, несмотря на то, что программа поддержки детей из малообеспеченных семей выполнена за 1998 г. на 90 процентов, около 30 тысяч человек получили помощь (продукты, бесплатное питание, одежду), но это все - крохи, и почта ПРПЦ подтверждает это. Об этом, в частности, пишет жительница г. Добрянки Н., у которой четверо детей. Как прокормить детей, во что одеть, где взять самое необходимое? "Мы не пьющие, трудолюбивые, самостоятельные, детишки здоровы (пока),- пишет женщина. - Уверена, что они талантливы, но как развить им свои способности, если все кружки и секции сейчас платные? Мы всегда надеялись только на себя, но с тех пор, как стали задерживать выплаты (все), жить стало просто невозможно"… (об этом см. также главу "Соблюдение права на социальную поддержку со стороны государства").

О применении ст. 156 УК "Неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетнего" (по данным за 1997, правда, год, предоставленным Правозащитному центру председателем областной Комиссии по делам несовершеннолетних Раисой Ершовой и сотрудником областной прокуратуры Татьяной Шуваевой): в Пермской области статья была применена 7 раз. Как правило, ее применяют больше для профилактики: возбудят дело и отменят. Судами в интересах детей было удовлетворено 43 иска, предъявленных прокуратурой об отмене продажи жилья.

Детская беспризорность

В Перми на конец 1998 года насчитывалось около 20 тысяч беспризорных детей (по оценкам городской службы социальной защиты). Преимущественно это те, у кого так называемые асоциальные семьи, родители которых или уже лишены родительских прав, или должны быть лишены, потому что пьянствуют, детей своих бьют, заставляют попрошайничать, толкают на преступные действия.

Лишение родительских прав - все же крайняя мера, при этом острым остается вопрос, куда определить детей, фактически сирот при живых родителях.

Картина в итоге вырисовывается такая. В областном центре действуют приют "Вера", два социально-реабилитационных центра, "Милосердие" и "Родник", весной 1999 г. открылся центр социальной адаптации. Такой же центр "Родничок" существует еще в пригороде Перми, в п. Голованово. Но на данном этапе этого, конечно, недостаточно.

В пермский городской приют "Вера" помещаются дети только до 7 лет, и, насколько ПРПЦ известно, бывали случаи разлучений брата и сестры и т.п. В областной приют "Надежда" помещаются дети только из районов области. Бытовые условия в названных учреждениях, по нашему мнению, приличные. Хотя в приюте "Вера" порой живет более сорока малышей (вместо 32 по норме). За два года только через это учреждение прошло почти три сотни малолетних горемык. Задача коллектива, работающего здесь, - комплексная реабилитация детей. Большинство ребятишек имеют отклонения в умственном и физическом развитии, кроме типичных болезней беспризорников выявляются и вполне "взрослые" (венерические и др.) Характерный вопрос, заданный беспризорником, привезенным в приют: "А разве бывают люди, у которых нет вшей?"

За два года существования приюта его администрация, защищая права своих воспитанников, подала 30 заявлений в суд на лишение родительских прав и направила 8 писем для проверки законности сделок купли-продажи квартир, так как выяснилось, что при их совершении были нарушены права ребенка. (Возвращающие детство //Газета "Местное время", 1999 г., №20).

По отчету Соликамской городской КДН: за 1998 г. рассмотрены дела в отношении 880 несовершеннолетних (в 1997 г. - 793). Предупреждены - 642 человека, направлены в спецшколы - 4, в спецПТУ - 1, в центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей - 21, а более всего - в воспитательные колонии: 66 подростков.

В последнее время отмечается резкий скачок наркоманизации несовершеннолетних и малолетних. По городам области эта проблема выдвинулась на первое место, даже более, чем проблема с пьянством. В сельской глубинке этой остроты еще нет, так, в Сивинском районе инспекция по делам несовершеннолетних привлекла за год 21 человека к административной ответственности за доведение подростков до состояния опьянения, наказаны и продавцы трех торговых точек за продажу спиртных напитков детям. 52 подростка доставлялись в ОВД за распитие спиртных напитков. Наркотики по отчету не просматриваются. В городах же распространение токсикомании и наркомании растет.

Из беседы с инспекторами Дзержинской ИДН г. Перми:

"У нас есть приказ №118 о передаче детей родителям…, - говорили они представителю Правозащитного центра. - За один рейд, бывает, одного пацана раза три подбираем. Часто помогает "скорая помощь", прощая ложный вызов, ведь все беспризорные - "кожники", все кашляют… Что им нужно? Иногда только хлеба и клея! Кстати, не знаем случая, чтобы от клея (токсикомании) вылечивались на "Банке" (городская психобольница на Банной горе, где есть наркологическое отделение). Помочь такому может только мама... и он сам, подросток".

В Соликамске отмечено 10 случаев суицида среди несовершеннолетних (в большинстве случаев в состоянии наркотического опьянения (по данным Соликамской КДН).

Положение в детских спецучреждениях

Охрана здоровья и питание в этих учреждениях далеко не на должном уровне. Вопиющий случай произошел под Кизелом, в Рудничном доме для детей-инвалидов, где за год умерло 14 детей. После вмешательства горздравотдела, прокуратуры случаи смерти прекратились, в том числе и с теми диагнозами, с которыми дети умирали до этого года. Вывод прокуратуры: вина во многом лежит на обслуживающем персонале, в том числе медицинском. (Кто в ответе за детские беды? // "Новое время", 1998 г., 5 декабря).

Из беседы сотрудника ПРПЦ с прежним директором детского пермского приемника-распределителя Зинаидой Коромысловой. По словам Зинаиды Лазаревны: "Рост детских преступлений наблюдается с 1974 года, и с этого времени сами преступления стали хуже. И раньше не было, чтобы ребенок сам просился в распределитель. Удрученные приходят дети, сказок не знают, даже "Курочку Рябу", но зато цены на спиртное все им известны. Некоторые боятся белой простыни - в первый раз видят; полотенце, - объясняем, - это чтобы лицо вытереть. Все разговоры детей начинаются так: я никому не нужен".

Очерская областная спецшкола (та самая, которая в советское время была почти показательной, ее директор, Г. Сологуб, был удостоен звания Героя Социалистического труда) - стала "поставщиком колоний", так как раньше хоть была разнарядка в прокуратуре для зачисления подростков на заводы, а теперь нет. Есть невыполненное постановление областной администрации об открытии спецПТУ в Горнозаводске, Кизеле.

Об условиях в детских спецучреждениях см. также главу "Положение граждан, находящихся на содержании в специальных государственных учреждениях".

Нарушения в области опекунства и усыновления

Хроническая невыплата опекунских пособий. Так, учительница из города Нытвы К., назначенная в 1996 г. опекуном над несовершеннолетними сестрами Д. Надеждой и Людмилой, за все это время пособия не получала вовремя ни разу, а на начало 1999 года долг по невыплате им составил 3 112 руб. Обращалась женщина и в районную администрацию, и к прокурору, но все безрезультатно (почта Пермского регионального правозащитного центра).

Администрацией Карагайского района нарушались права опекаемого Сергея К., 1984 г.р. Опекун мальчика Тамара Л. добилась через суд выплаты денежных средств на содержание подопечного в сумме 6 084 руб. Причем представители ответчика, с упрямством, достойным лучшего применения, пытались обжаловать решение районного суда в областной инстанции - не получилось. Исполнительный лист был принят к исполнению повторно (!) 24 марта 1999 года, а искомую сумму администрация не доплатила с июля 1996 года по сентябрь 1997 г. Сколько времени, сил и средств потратила районная администрация, воюя с опекуном.

В том же Карагайском районе нарушались права приемной семьи. Дело было поднято по инициативе местного отделения Правозащитного центра. В итоге длительной борьбы с районным управлением образования Прокуратурой Карагайского района было внесено представление об устранении нарушений Закона РФ "О приемной семье...". Было установлено, что действительно Карагайское РУО не производило выплаты денежных средств на культурно-массовую работу, приобретение хозинвентаря, игрушек и книг в размере 4 процентов от содержания ребенка. Не производилось и увеличение на 10 процентов норм расходов на питание в летний период. В течение всего 1998 года не был сделан и ежеквартальный перерасчет с учетом изменения цен на товары и услуги. Таким образом, сумма недоплат, которую должны получить две приемные семьи, О. и М., составила в первом случае - 9911 руб., во втором - 9308 руб.

Некомпетентность иногда проявляемая органами опеки может приводить к очень тяжелым последствиям. Жительница Перми Ксения Б. оформила опеку над братьями К. - 12-летним Андреем, 10-летним Колей и семилетним Антоном - летом 1997 года. Кстати, до сих пор неясно, как решился инспектор по охране прав ребенка доверить опеку над тремя мальчиками 25-летней незамужней женщине. Неясно, почему никого не насторожило, что дети не посещали школу. Неясно, почему дети жили у Тамары Б. (матери "опекунши") в деревне. Много чего неясно.

То, что детям жилось несладко, выяснилось осенью того же года, когда старший из братьев, Андрей, сбежал от "бабушки", не выдержав побоев. Как дети жили, можно судить по рассказам Андрея… Однажды Тамара Б. "уличила" его в том, что он тайком взял еду из холодильника. В наказание мальчика избили и прикрепили к спине табличку с надписью "вор". А он просто хотел есть, - детей держали впроголодь. В милиции завели уголовное дело, которое продвигалось очень вяло, - "бабушка" на допросы не являлась, а двух оставшихся братьев, Колю и Антона, увезли от неприятностей в Пермь. Здесь, у Ксении Б., они и жили до самого момента трагедии.

Однажды Тамара Б. увезла Колю к себе в гости. Через пару дней Ксения привезла мальчика назад. По дороге он не разговаривал, лежал, закрыв глаза, до квартиры его донесли на руках. Первой о мальчике узнала заведующая детской поликлиникой, куда "опекуны" обратились с сообщением, что, мол, мальчик упал, ушибся и теперь "спит и его не могут разбудить". Заведующая, вызвав невропатолога, пришла к Коле. Мальчик был без сознания, его срочно увезли в реанимацию. Уже там врачи поставили диагноз: тяжелый ушиб головного мозга, последствия асфиксии (удушения). К тому же данные осмотра не оставили сомнений в действиях изуверов: мальчика уже в бессознательном состоянии долго насиловали.
(А захочет ли Коля жить…// Газета "Вечерняя Пермь", 1998 г., 31 марта). Данный факт не только страшен сам по себе, но и в значительной степени дискредитирует саму государственную систему опеки.

Вполне вероятно, что социальной реабилитации семьи и профилактике сиротства поможет развитие института приемной семьи. Их в Пермской области пока только 32. Но, как заявляет председатель областного комитета соцзащиты населения Геннадий Поповцев, когда-нибудь и в России, как в США, не будет детских домов. По крайней мере, правовые предпосылки для этого созданы принятым три года назад законом Пермской области "О приемной семье".

По данным Департамента образования и науки администрации Пермской области, пик усыновлений пришелся на 1995 год: 866 случаев. В 1997 году - уже меньше: 618, а в 1998 - 641. В том числе в 1998 году одним супругом усыновлено 223 ребенка, в чужую семью - 388. Из тех, что взяты в чужие семьи: российскими гражданами - 159 детей, иностранцами - 229. Отмена усыновлений состоялась в отношении 9 детей. Как считают специалисты этого отдела, данный уровень свидетельствует о том, что процесс вошел в нормальное русло.

В то же время дискуссии о том, что Россия разбазаривает свой генофонд, нет-нет да вспыхивают. В Пермском областном суде, принимающем окончательное решение об усыновлении иностранцами, считают, что оснований у обвиняющей стороны в данном случае нет, так как число сирот в России очень велико, а с начала 90-х годов растет все ускоряющимися темпами. У большинства детей-сирот перспектив обрести семью так и не появляется.

Вот почему областная администрация организует поездки таких детей в США. Для них это и отдых, и своеобразные смотрины, ведь живут они там в американских семьях, бывает, что кому-то и понравятся.

Почему иностранцы, чаще всего американцы, едут за детьми именно в Россию, объясняется очень просто: у них законодательство мягче по отношению к так называемым биологическим родителям. То есть, если в США, к примеру, вновь отыщется настоящий родитель, то он вправе будет забрать своего ребенка у приемных родителей.

Вот что пишут в своем заявлении супруги Дуглас и Скотт Карлсон (США): "Мы могли бы усыновить ребенка с незначительными медицинскими проблемами, которые можно скорректировать, вылечить. Мы хотим этого, так как мы всегда смотрели на усыновление как на возможность предложить любовь ребенку, нуждающемуся в семье. Мы хотим усыновить в настоящий момент, так как ребенок данного возраста (5-7 лет) подошел бы нашей семье…" (заметим, что у супругов трое детей, все девочки, а брали они мальчика). Чета Карлсонов обещает дать ребенку, будущему гражданину США, прекрасное образование, использовать все средства для заботы и обеспечения о приемном сыне.

Область международного усыновления еще далеко неразработанная, дело очень щепетильное, и есть немало проблем. Около года назад, к примеру, случилась трагедия: погибли приемные родители, и неизвестно, кто, какое российское учреждение должно нести ответственность, в том числе неизбежные материальные издержки, за решение судьбы оставшегося ребенка.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.