НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы

ДОКЛАД О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ В 1998 ГОДУ, ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1999 ГОДА
Замечания
Введение
Права
  человека
Характеристика
  Пермской
  области
Ситуация
   с правами
   человека
Характеристика
  нормативной
  базы
Личные права
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Политические права
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Процессуальные права
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Социальные и экономические права
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Права наиболее уязвимых групп населения
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Раздел 6
Правозащитное
  движение в ПО
Приложения
№ 1
№ 2
№ 3
№ 4

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

ПРАВА НАИБОЛЕЕ УЯЗВИМЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ

Глава 35.
Положение бывших заключенных

Законодательство

Ситуацию с этой категорией граждан характеризуют следующие две цитаты.

"Куда не обратишься - везде отказ. На работу покуда не берут, т.к. нет жилья и прописки, в центре занятости говорят - давай сберкнижку (возможно, автор имел в виду трудовую книжку - ред.). А откуда она у меня? В соцзащите - тоже отказ. Нет денег на хлеб, пенсию не дают уже два месяца, все сейчас дорого, очки нужны, лекарства, а где взять? Не знаю, как жить, а снова в тюрьму я не хочу, понимаете, хочу умереть на свободе, хотя я уже дошел до отчаяния. Вот так и толкают нас снова на преступление..." (Из письма в Пермский региональный правозащитный центр Михаила Ж., 1944 г.р., бывшего заключенного, инвалида по зрению. Освободился 29 апреля 1998 г.).

И второе высказывание:
"Управление утратило возможности оказания трудового устройства лицам, освободившихся из мест лишения свободы, число нетрудоустроенных достигло 6 690 человек". (Из отчетного доклада начальника УИН Пермской области генерал-майора Вотинова).

О фактах невыплаты денежного довольствия, отказа в предоставлении работы на основании наличия судимости могут рассказать многие из этих 6 690 человек. И рассказывают.

Случай с Михаилом Ж. довольно типичен. Денежное довольствие выдается (а то и просто ничего не дают, отправляют со справкой) освободившимся мизерное, его не хватает ни на что. Прописан Ж. был в Перми у жены, но когда бывший заключенный вернулся, она его не прописала, и несколько месяцев он спал где придется - без денег, без крыши над головой. Жил сбором бутылок. Уехал в райцентр Верещагино, надеясь, что удастся устроиться на работу, там его пустила на квартиру бабушка. Но тоже до поры до времени.

Л., освободившийся 5 декабря 1998 г. из учреждения УТ-389/01-17, а месяцем ранее Х. обратились в Соликамское отделение Правозащитного центра с заявлениями, что им не выплатили заработанные за два года в данном учреждении деньги. По заявлениям прокуроров по надзору Усольской и Березниковской прокуратур, подобных обращений к ним не поступало. А руководство АМ-244 заявило, что выплаты в таких случаях "осуществляются, как правило, в срок, за исключением редких случаев отсутствия наличных денег в кассе". Так что есть надежда, что двое бывших осужденных свою зарплату все же получат. Как получил свои недополученные честно заработанные две тысячи рублей Д., освободившийся из АМ-244 -7/9 в сентябре 1998 г. Получил после многомесячного "выбивания", а объяснение зам. начальника управления было одно: нет наличных денег.

Правозащитный центр долго пытался устроить (и в конце концов это удалось) освободившегося в ноябре 1998 года Валерия О. Отсидел в колонии десять лет (оказался там почти сразу после выхода из детского дома). После нескольких месяцев неудачных поисков он согласен был на любую работу и любое минимально приличное жилье в каком угодно месте. Решил попытать удачи в Березниковском адаптационном центре. Но центр предоставлял только временную работу, чаще всего неоплачиваемую, к тому же коммунальное житье среди удрученных и не так жаждущих начать новую жизнь, как он, было очень непростым. Устав и от здешней бесперспективности и получив благословение в церкви - это для О. было важно - он снова приехал в Пермь (по вызову ПРПЦ). При активном содействии заместителя председателя Областного комитета соцзащиты З.П. Замараевой О. удалось устроить в Камское пароходство (в котором он, кстати, и работал до ареста).

Картина по городу Соликамску:

В течение 1998 года в службу занятости обратилось 58 бывших заключенных. Статус безработных был присвоен 30 человекам. Удалось направить на курсы только пять человек (газосварщик; автомеханик; электромонтер; женщина, закончившая курсы операторов ЭВМ, трудоустроена). Снято с учета в связи с трудоустройством 26 человек, стоявших ранее. В основном дворниками, сторожами, укладчиками пиломатериалов... - в общем, должности малоквалифицированные и низкооплачиваемые. За такую работу, как правило, не держатся.

Механизм квотирования для такой категории граждан не разработан. Системы поддержки бывших заключенных нет, но систематически предпринимаются попытки ее создать. Так, в Перми появились две организации: Муниципальный центр адаптации и общественная некоммерческая благотворительная организация "Фонд социальной реабилитации осужденных и лиц, отбывших наказание".

Фонд учрежден в 1996 году, был тогда поддержан областной администрацией (в размере 200 млн. ндмн. рублей). После 17 августа 1998 года взносы практически перестали поступать, и Фонд ограничивается пока материальной помощью, одеждой и питанием. В Фонд чаще всего приходят те, у кого нет ни родных, никого. Например, П.: 60 лет, слепой, 7 судимостей. К сожалению, Фонд оказывает помощь только пермякам.

У Фонда есть договор с коммерческой кадровой фирмой "Наше дело", которая оказывает помощь на безвозмездной основе. В 1998 году трудоустроено 132 человека. Но системы трудоустройства все же, можно сказать, нет, поскольку граждан трудоустраивают за счет старых личных связей консультантов организации (один из которых, например, проработал в УИНе 26 лет и долгое время был начальником колонии). Ежедневно обращаются 2-3 человека, но по пятницам, когда УИН освобождает из колоний, обращений больше. Некоторые колонии по линии ТБУ (инспекция колонии по трудовому и бытовому устройству освобождающихся) сотрудничают с организацией. На балансе организации фермерское хозяйство "Талица", где летом работают 7-12 человек. По словам одного из консультантов, руководители пермских предприятий берут "наших", но "с болью в сердце, так как наши едва адаптируются и - "в разнос" идут". Из 132 трудоустроенных осталось по месту трудоустройства 6 человек. Не держатся они, как правило, в сельской местности. Результативность организации при содействии оформления временной прописки 20-25 процентов.

Городской центр социальной адаптации учрежден в 1998 году Комитетом по труду и городским Комитетом по социальной защите населения, его структура:
1) отделение ночного пребывания на 50 человек,
2) социальная гостиница на 50 человек,
3) кризисный стационар для женщин на 30 человек (пока не имеется),
4) отделение восстановления первоначальных трудовых навыков.
Планируется ввести филиал для подростков на 40 человек.

Задачи Центра: помощь престарелым, инвалидам, отбывшим наказание и бомжам. При сегодняшнем отсутствии бюджетных и прочих ассигнований администрация Центра рассчитывает на прием людей трудоспособных, не без навыков. Центр адаптации заключает договор с частным предприятием, создает бригаду. От заработанного на руки получают от 30 до 100 рублей в месяц, питание трехразовое, обеспечиваются, таким образом, кровом, пищей, куревом, иногда дозволяется чифир. В день кормят до 40 человек помимо тех, кто работает.

Пока ни одного желающего покинуть Центр не появилось (но Правозащитный центр сталкивался с несколькими бывшими заключенными, которые не захотели в Центре остаться, их смутила оставшаяся от прежних хозяев колючая проволока на заборе Центра). Центр оформляет паспорта и временную, на полгода, прописку. Через каждые 10 дней постояльцы пишут заявление о продлении проживания. 10 человек ушли на постоянное место работы, но живут здесь же, в центре (за 10 рублей в сутки и одноразовое питание). Имеется дезинфекционная станция. Под антикризисный стационар для женщин места пока нет.

"Мы не позволяем нашим шататься, собирать бутылки и тому подобное, - рассказывал сотруднику ПРПЦ руководитель Центра. - Следим за тем, чтобы не было "зоновской" авторитарности между жильцами. Должен быть определенный коллектив, без паханов. Мне нравится армейская система..."

По мере возможности, эпизодически помогает бывшим заключенным и Правозащитный центр. В основном это одежда, оплата проезда домой и небольшие суточные.

Практически повсеместно не соблюдается п.4 ст. 173 УИК РФ о необходимости администрации ИУ предварительно заботиться об обеспечении освобождающихся паспортом, трудовой книжкой и пенсионным удостоверением. В итоге - армия БОМЖей не уменьшается, несмотря на героические усилия отдельных лиц и организаций. В Пермском приемнике-распределителе помогают освободившимся получить паспорт, но с одним интересным условием: "закрывают" на 10 суток; отпустив, просят прийти через несколько дней за документом.

Система квот для категории населения, которые называют "группами риска", конечно нужна. Но и раньше, в советские жесткие времена, эта система была не очень эффективной. Пока в условиях кризиса и скудности местных бюджетов система квотирования плохо сопрягается с рыночными отношениями, поэтому многое зависит от кадров, от подбора людей, которые должны заниматься с бывшими осужденными.

В колонии-поселении УТ-389/01-14 дела наладились только, когда ее начальником стал майор Горн, ныне уже подполковник. Поселок Талый, где расположена колония, казалось, был уже обречен на исчезновение, после страшного пожара на местной лесобирже в 1992 году. Но Горну и его помощникам удалось повернуть дело так, что все остальные колонии-поселения Кизеловского УИНа становятся "спутниками" Талого. И после освобождения люди остаются здесь все чаще. Потому что есть работа, есть перспектива. При новом начальнике в поселке построены цеха, столовая, хлебопекарня, общежития, затем появились свинарник, теплица, баня, обзавелись техникой. Начали строить часовню. Недавно заключили договор на поставку пиломатериалов в Финляндию, делают на продажу срубы, рамы, блоки и т.д. Семьи заводят бывшие зеки, для ребят есть восьмилетка, а для окончания полного курса возят в соседнюю школу. "Здесь отцы отсидели - здесь и осели...", - пишет еще один бывший зек, в прошлом журналист. (Горн и его команда //Газета "Пермские новости", 1999 г., 14 мая). Кстати, этот газетчик также обращался в Правозащитный центр за поддержкой, и корреспонденция из Талого - его первая "вольная" работа.

Доклад о соблюдении прав человека
в Пермской области в 2000 году

 Главная / Права человека / Доклады / Доклад за 1998-1999 годы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.