НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Документы

ДОКУМЕНТЫ

Cудебная коллегия по уголовным делам
Пермского краевого суда

Податель жалобы:
Гащенко М.С.,
защитник наряду с адвокатом
Шаповалова В.В., осуждённого по ч.2 ст.321 УК РФ
приговором Соликамского городского суда
Пермского края от 08.07.2008 г.,
адрес: 614 000, г. Пермь, ул. Сибирская, 19 "А" (ПРПЦ),
тел.: 212-21-84, 212-90-01

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
(ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ)

Приговором Соликамского городского суда Пермского края от 08.07.2008 г. Шаповалов В.В. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.321 УК РФ, в связи с чем ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев. К данному наказанию в соответствии со ст.70 УК РФ частично присоединено наказание по приговору Карагайского районного суда Пермской области от 13.09.2001 г. и окончательно назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

С этим приговором суда мы не согласны по следующим основаниям.

Во-первых, обжалуемый приговор суда основывается на следующих выводах о событии преступления: после 6 часов утра 03.04.2008 г. в камере №5 штрафного изолятора ФГЛПУ-17 ОИУ-1 ГУФСИН России по Пермскому краю Шаповалов В.В. "применил к сотруднику места лишения свободы, осуществляющему свою служебную деятельность, Копцеву физическое насилие, а именно толкнул правой рукой в грудь последнего" (стр. 1 обжлуемого приговора).

В обоснование указанных выводов суд сослался на следующие доказательства:

1) показания в судебном заседании потерпевшего Копцева М.А., согласно которым после 6 часов утра 03.04.2008 г. "Он хотел сам вынести матрас, но Шаповалов с силой толкнул его правой рукой в грудь" (стр.2 обжалуемого приговора);

2) показания в судебном заседании "очевидцев исследуемых событий", "свидетелей Тонких, Зебзеева и Окарова", согласно которым после 6 часов утра 03.04.2008 г., "когда Копцев подошёл к Шаповалову и снял с него одеяло, тот встал, начал нецензурно ругаться в адрес Копцева и толкнул его рукой в грудь" (стр.2-3 обжалуемого приговора);

3) показания в судебном заседании свидетеля Шипулина, согласно которым после 6 часов утра 03.04.2008 г. по его распоряжению "младшие инспектора Окаров и Зебзеев выдвинулись в штрафные помещения. Примерно через полчаса они вернулись и рассказали, что Шаповалов применил к Копцеву физическую силу, а именно толкнул его в грудь" (стр.3 обжалуемого приговора);

4) протокол осмотра места происшествия и схема к нему на л.д.6-8 (стр.3 обжалуемого приговора);

5) копии рапортов сотрудников исправительного учреждения Шипулина, Окарова, Зебзеева, Тонких, акт о применении физической силы (л.д.9-11, 13, 17), заключение по факту применения физической силы в отношении Шаповалова (л.д.20-21), суточная ведомость надзора на л.д.52-55 (стр.4 обжалуемого приговора).

Суд не нашёл "оснований сомневаться в достоверности приведённых изобличающих показаний потерпевшего, свидетелей, оглашённых материалов, в правильности отражения в соответствующих протоколах результатов следственных действий". По мнению суда, данные "доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полностью согласуются друг с другом". "У потерпевшего и свидетелей отсутствуют основания для оговора подсудимого" (стр. 4 обжалуемого приговора).

Напротив, показания обвиняемого Шаповалова В.В. "о том, что руку он выставил вперёд, чтобы не допустить приближения к себе Копцева, так как опасался его, суд расценивает как избранный способ защиты, цель которого - избежать ответственности за содеянное". По мнению суда, в "судебном заседании не добыто ни каких сведений, подтверждающих эти слова Шаповалова" (стр. 5 обжалуемого приговора).

Между тем, заключение по факту применения физической силы в отношении осуждённого Шаповалова В.В. от 04.04.2008 г. является недопустимым доказательством, поскольку в нём вопреки требованиям ч.1 ст.84 УПК РФ не содержится сведений, имеющих значение для установления обстоятельств дела, но содержатся лишь выводы по результатам оценки указанных сведений, сделанные уполномоченным должностным лицом в ходе рассмотрения "материалов проверки". По указанным основаниям заключение по факту применения физической силы не может быть признано допустимым доказательством так же, как не может быть признано допустимым доказательством по делу, например, постановление следователя о возбуждении уголовного дела или постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Протокол осмотра места происшествия с приложенной к нему схемой также является недопустимым доказательством по смыслу ч.3 ст.7 и ст.75 УПК РФ, поскольку в нём в нарушение п.1 ч.3 ст.166 УПК РФ указаны не соответствующие действительности время проведения осмотра (с 6 час. 10 мин. до 7 час. 00 мин. 03.04.2008 г.), что подтверждается, в частности, актом о применении физической силы к Шаповалову В.В., из которого следует, что физическая сила была применена к Шаповалову В.В. в 6 час. 13 мин. 03.04.2008 г., а также показаниями Зебзеева С.Н. и Окарова Ю.Д., согласно которым после применения физической силы они забрали постельные принадлежности, закрыли камеру и ушли, оставив Шаповалова В.В. в камере. Кроме того, в протоколе осмотра места происшествия в нарушение ч.4 ст.166 УПК РФ не указано об обнаружении во время производства осмотра "места, где осуждённый Шаповалов оказал сопротивление сотрудникам администрации", а равно не указано процессуальное действие, посредством которого указанное место, отражённое в схеме, было установлено. Представляется, что данные протокола осмотра места происшествия о времени его проведения были сфальсифицированы в целях создания впечатления о том, что именно сотрудники ФГЛПУ-17 первыми фактически выдвинули в отношении Шаповалова В.В. обвинение в применении насилия, а не наоборот. О фальсификации протокола осмотра места происшествия свидетельствует и имеющаяся в нём ложная запись о том, что поводом для проведения осмотра послужило поступившее в 6 час. 05 мин. от оперативного дежурного Шипулина С.Е. сообщение об оказании физического сопротивления сотрудникам исправительного учреждения осуждённым Шаповаловым В.В. Ложность этой записи подтверждается, в частности, свидетельскими показаниями самого оперативного дежурного Шипулина С.Е., из которых следует, что он сам впервые мог узнать об оказании Шаповаловым В.В. физического сопротивления не ранее, чем через полчаса после 6 час. 07 мин.

В акте о применении физической силы к осуждённому Шаповалову В.В. от 03.04.2008 г., подписанном потерпевшим Копцевым М.А. и свидетелями по настоящему делу Зебзеевым С.Н., Окаровым Ю.Д., Шипулиным С.Е., значится, что Шаповалов В.В. применял физическое насилие к нескольким сотрудникам - "отталкивал сотрудников", что существенно противоречит показаниям указанных лиц в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. Причём согласно данному акту о применении физической силы мл. инспектор отдела безопасности ФГЛПУ-17 Тонких И.А. не был очевидцем происшествия, что существенно противоречит показаниям свидетеля Тонких И.А. в судебном заседании.

В рапорте оперативного дежурного ФГЛПУ-17 Шипулина С.Е. от 03.04.2008 г. на л.д. 9 никаких сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения не содержится.

В рапорте очевидца происшествия мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Окарова Ю.Д. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения (на л.д. 10).

В рапорте очевидца происшествия мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Зебзеева С.Н. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения (л.д. 11).

В рапорте мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Тонких И.А. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения (л.д. 13).

В суточной ведомости надзора за осуждёнными в ФГЛПУ-17 за период с 8 час. 00 мин. 02.04.2008 г. до 8 час. 00 мин. 03.04.2008 г., подписанной свидетелем по настоящему делу оперативным дежурным ФГЛПУ-17 Шипулиным С.Е., в записях о происшествиях, применении наручников, спецсредсв (раздел Х) сведения о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения также отсутствуют (л.д.52-55).

Приведённые выше объективно оправдывающие Шаповалова В.В. доказательства - рапорта сотрудников ФГЛПУ-17 Шипулина С.Е., Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А., суточная ведомость надзора - находятся в явном противоречии с показаниями указанных лиц при допросе в качестве свидетелей, а также с рапортом и показаниями потерпевшего Копцева М.А., актом о применении спецсредства, заключением по факту применения физической силы. Данные противоречия, учитывая, что никакого разумного объяснения им допрошенные в судебном заседании потерпевший Копцев М.А., свидетели Шипулин С.Е., Окаров Ю.Д., Зебзеев С.Н., Тонких И.А. дать не смогли, дают основания для критического отношения к показаниям указанных лиц, а также к данным рапорта Копцева М.А., акта о применении физической силы и заключения по факту применения физической силы к Шаповалову В.В.

Приведённые выше оправдывающие Шаповалова В.В. доказательства - рапорта сотрудников ФГЛПУ-17 Шипулина С.Е., Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А., суточная ведомость надзора - подтверждают последовательные показания, которые обвиняемый Шаповалов В.В. давал в ходе предарительного следствия и судебного разбирательства и из которых следует, что он физического насилия к сотрудникам ФГЛПУ-17 не применял, а лишь выставил перед собой руку, опасаясь насильственных действий со стороны приближавшегося к нему Копцева М.А., который на эту руку и наткнулся грудью.

Кроме того, в судебном заседании исследовалось такое доказательство, как объяснительная осуждённого Шаповалова В.В. начальнику ФГЛПУ-17 Самсонову О.Р. от 03.04.2008 г. (л.д.14), написанная Шаповаловым В.В. вскоре после применения к нему физической силы, о чём свидетельствует запись "Объяснительную взял", выполненная оперативным дежурным Шипулиным С.Е., нёсшим службу 03.04.2008 г. до 8 час. 00 мин. В этой объяснительной Шаповаловым В.В. указывалось, что 03.04.2008 г. он не встал по подъёму из-за плохого самочувствия (давило виски, кружилась голова, тошнило), просил сотрудников вызвать врача, но те его просьбу проигнорировали, забрали постельные принадлежности, применили физическую силу. Из этой объяснительной следует, что сам Шаповалов В.В. каких-либо насильственных действий в отношении сотрудников ФГЛПУ-17 не совершал.

Указанной объяснительной Шаповалова В.В. как доказательству, подтверждающему его показания в ходе судебного разбирательства и свидетельствующему о его невиновности, суд в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ никакой оценки в приговоре не дал, мотивов, по которым это доказательство было отвергнуто, не привёл, в результате чего были нарушены права обвиняемого Шаповалова В.В., гарантированные ч.2 ст.45 и ч.1 ст.46 Конституции РФ, ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В то же время, данная объяснительная Шаповалова В.В., полученная от него утром 03.04.2008 г. вскоре после происшествия в камере №5 штрафных помещений и задолго до возбуждения в отношении Шаповалова В.В. уголовного дела по ч.2 ст.321 УК РФ, представляет собой по сути жалобу на неправомерные действия сотрудников ФГЛПУ-17, являющихся потерпевшим и свидетелями по настоящему делу, в том числе на их насильственные действия в отношении самого Шаповалова В.В. Тем самым этой объяснительной Шаповалова В.В. устанавливается мотив для оговора потерпевшим и свидетелями по настоящему делу самого Шаповалова В.В. - желание защититься от фактически выдвинутого в отношении них Шаповаловым В.В. обвинения в превышении должностных полномочий.

Также в судебном заседании исследовалось такое доказательство, как журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания ФГЛПУ-17, в котором согласно Инстукции о надзоре за осуждёнными, содержащимися в исправительных колониях, утверждённой Приказом Минюста России от 13.07.2006 г. №252-дсп, подлежат обязательной регистрации рапорта о всех нарушениях установленного порядка отбывания наказания, поступившие во время дежурства, с указанием, в частности, Ф.И.О. правонарушителя, даты, времени и краткого описания правонарушения, фамилии лица, составившего рапорт о нарушении. Однако в журнале учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания ФГЛПУ-17 данных о совершении Шаповаловым В.В. такого правонарушения, как применение насилия к сотруднику исправительного учреждения не содержится.

Данным журнала учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания ФГЛПУ-17 как доказательству, подтверждающему показания Шаповалова В.В. в судебном заседании и свидетельствующему о его невиновности, суд в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ никакой оценки не дал, мотивов, по которым это доказательство было отвергнуто, не привёл, в результате чего были нарушены права обвиняемого Шаповалова В.В., гарантированные ч.2 ст.45 и ч.1 ст.46 Конституции РФ, ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

При таких обстоятельствах следует признать, что изложенные в обжалуемом приговоре суда выводы об отсутствии оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевшего и свидетелей обвинения и, в частности, об отсутствии у них оснований для оговора Шаповалова В.В., о полной согласованности этих показаний с другими доказательствами по делу, а также о том, что показания подсудимого ничем не подтверждаются, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, поскольку эти выводы не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, но опровергаются ими. Кроме того, частично эти выводы являются результатом нарушений уголовно-процессуального закона, поскольку такие оправдывающие обвиняемого Шаповалова В.В. доказательства, как его объяснительная от 03.04.2008 г. и журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания ФГЛПУ-17, судом в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ были оставлены без оценки и вообще без какого-либо упоминания в приговоре.

Как следствие, и изложенные в обжалуемом приговоре суда выводы о событии преступления также не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку они не подтверждаются, но прямо опровергаются такими исследованными в судебном заседании доказательствами, признанными судом достоверными, как рапорта сотрудников ФГЛПУ-17 Шипулина С.Е., Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А., суточная ведомость надзора.

Кроме того, изложенные в обжалуемом приговоре суда выводы о событии преступления являются результатом нарушений уголовно-процессуального закона, поскольку эти выводы, во-первых, основываются на недопустимых доказательствах - протоколе осмотра места происшествия со схемой от 03.04.2008 г. и заключении по факту применения физической силы к Шаповалову В.В. от 04.04.2008 г., а, во-вторых, такие оправдывающие обвиняемого Шаповалова В.В. доказательства, как его объяснительная от 03.04.2008 г. и журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания ФГЛПУ-17, судом в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ были оставлены без оценки и вообще без какого-либо упоминания в приговоре.

Во-вторых, необходимым признаком физического насилия, не опасного для жизни и здоровья, как уголовно-наказуемого деяния, если оно не связано с ограничением свободы потерпевшего, является причинение потерпевшему физической боли. Это в полной мере относится и к преступлению, ответственность за которое предусмотрена ч.2 ст.321 УК РФ.

В рассматриваемом аспекте обжалуемый приговор суда основывается на выводе о том, что Шаповалов В.В., толкнув рукой в грудь Копцева М.А., причинил Копцеву М.А. физическую боль (стр.1 обжалуемого приговора).

Как видно из обжалуемого приговора суда, единственным доказательством того, что действием Шаповалова В.В. потерепевшему Копцеву М.А. была причинена физическая боль, являются показания в судебном заседании самого потерпевшего Копцева М.А., согласно которым "Шаповалов с силой толкнул его правой рукой в грудь. От этого удара Шаповалова он отступил на шаг назад и почувствовал боль" (стр.2 обжалуемого приговора).

Оснований усомниться в достоверности приведённых показаний Копцева М.А. суд не усморел, посчитав, что эти показания последовательны и согласуются с другими исследованными доказательствами (стр.4 приговора).

Между тем, в судебном заседании был исследован протокол допроса потерпевшего Копцева М.А. на предварительном следствии, согласно которому Шаповалов В.В. не ударял Копцева М.А., а лишь толкнул. При этом Копцев М.А. не показывал, что толчок Шаповалова В.В. был сильным, а равно не показывал, что от этого толчка Копцев М.А. отступил на шаг назад (л.д.28-29).

Также в судебном заседании исследовался рапорт Копцева М.А. от 03.04.2008 г., в котором Копцев М.А. подробно описал обстоятельства происшествия, в том числе свои собственные действия и действия Шаповалова В.В. При этом в данном рапорте сам Копцев М.А. говорил лишь о толчке, а не ударе со стороны Шаповалова В.В. При этом Копцев М.А. не указывал, что толчок был сильным и что от этого толчка он испытал физическую боль.

Ни один из свидетелей, включая очевидцев происшествия, при допросе в судебном заседании не подтвердил показания потерпевшего Копцева М.А. о том, что толчок Шаповалова В.В. был сильным и что от этого толчка Копцев М.А. отступил на шаг назад. Ни один из указанных свидетелей не обнаруживал в поведении Копцева М.А. каких-либо признаков того, что толчок Шаповалова В.В. был сильным и что в результате этого толчка Копцеву М.А. была причинена физическая боль. Ни одному из допрошенных свидетелей не было известно от том, что Копцеву М.А. в результате действия Шаповалова В.В. была причинена физическая боль, поскольку и сам Копцев М.А. о причнении ему физичекой боли никому не говорил.

Как показывал сам потеревший Копцев М.А. в судебном заседании, никаких телесных повреждений ему в результате действия Шаповалова В.В. причинено не было.

Какие-либо объективные доказательства в виде медицинских документов или заключения судебно-медицинской экспертизы, которые бы подтверждали факт совершения Шаповаловым В.В. насильственных действий в отношении Копцева М.А., причинения в связи с этим Копцеву М.А. каких-либо физических страданий, по делу отсутствуют.

Вместе с тем, исследованными в судебном заседании доказательствами, были установлены следующие обстоятельства, имеющие существенное значение для рассматриваемых выводов суда:

1) как следует из показаний самого потерпевшего Копцева М.А. и свидетелей из числа очевидцев происшествия, толчок Шаповаловым В.В. был совершён ладонью руки;

2) согласно показаниям самого потерепевшего Копцева М.А. в момент физического контакта с Шаповаловым В.В. Копцев М.А. был одет в зимнюю утеплённую (на подкладе) куртку;

3) значительное превосходство по физическим парамерам, в том числе в росте и в весе потерпевшего Копцева М.А. над обвиняемым Шаповаловым В.В., что является очевидным;

4) ослабленное состояние Шаповалова В.В. на момент происшествия по причине его голодовки, продолжавшейся с 24.03.2008 г. по 04.04.2008 г., и в целом слабого состояния здоровья (активная форма туберкулёза, инвалид II группы), что было установлено показаниями свидетеля Холова (стр.3 обжалуемого приговора), объяснительной Шаповалова В.В. от 03.04.2008 г. (л.д.14), выпиской из истории болезни Шаповалова В.В. от 05.05.2008 г. (л.д.16) и другими исследованными доказательствами.

Приведённые обстоятельства уже сами по себе указывают на то, что показания потерпевшего Копцева М.А. о причинении ему физической боли Шаповаловым В.В. являются необъективными, надуманными. Эти обстоятельства уже сами по себе создают неустранимые сомнения в том, что Копцев М.А. действительно испытал физическую боль в результате физического контакта с Шаповаловым В.В. Однако все эти обстоятельства, имеющие существенное значение для объективной оценки показаний потерпевшего Копцева М.А. о причинении ему физической боли Шаповаловым В.В. и для выводов суда о том, была ли указанная боль причинена, как видно из обжалуемого приговора, судом учтены не были.

При таких обстоятельствах следует признать, что изложенные в обжалуемом приговоре выводы суда о том, что Шаповалов В.В. причинил Копцеву М.А. физическую боль не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, поскольку эти выводы основаны на противоречивых доказательствах, источником которых является сам потерпевший Копцев М.А., не подтверждаются другими доказательствами и cделаны без учёта обстоятельств, имеющих существенное значение для указанных выводов.

В-третьих, необходимым признаком преступления, ответственность за которое установлена ч.2 ст.321 УК РФ, является законность служебной деятельстности.

В рассматриваемом аспекте обжалуемый приговор суда основывается на выводах о том, что действия Копцева М.А. по принудительному изъятию у Шаповалова В.В. постельных принадлежностей были законными (стр.1 приговора).

Между тем, обвиняемый Шаповалов В.В. в судебном заседании показал, что на момент происшествия, имевшего место после 6 час. 00 мин. 03.04.2008 г., он длительное время находился на голодовке. Проснувшись в указанное время, чувствовал себя плохо, испытывал слабость, в связи с чем просил Копцева М.А. вызвать врача, а постельные принадлежности выносить отказался.

Эти показания Шаповалова В.В. подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами: 1) объяснительной Шаповалова В.В. от 03.04.2008 г., согласно которой он "03.04.08 не встал по подъёму из-за плохого самочувствия (давило виски, кружилась голова, тошнило), просил вызвать врача", но сотрудники эту просьбу проигнорировали, отобрали постельные принадлежности, применив физическую силу (л.д.14); 2) выпиской из истории болезни Шаповалова В.В., из которой, в частности, следует, что Шаповалов В.В. "Голодает с 24.03.08", при осмотре дежурным врачом утром 03.04.2008 г. Шаповалов В.В. предъявлял жалобы на шум в ушах, боль и пульсацию в висках, зафиксированно пониженное артериальное давление ("110/70"), в последующем отмечалась тахикардия (л.д.16); 3) показаниями в судебном заседании свидетеля Холова о том, что утром 03.04.2008 г., после 6 час. 30 мин. "От младшего инспектора узнал, что Шаповалов не встал по подъёму, просил врача". "Шаповалов был ослаблен, не мог самостоятельно нести матрас" (стр.3 обжалуемого приговора); 4) другими доказательствами, из которых следует, что Шаповалов В.В. болен активной формой туберкулёза, является инвалидом II группы.

Как видно из обжалуемого приговора, приведённые выше доказательства, исследованные в судебном заседании и подтверждающие показания Шаповалова В.В. о его голодовке с 24.03.2008 г., слабости и плохом (болезненном) самочувствии утром 03.04.2008 г., какой-либо критической оценке со стороны суда подвергнуты не были, т.е. фактически были признаны судом достоверными доказательствами.

Таким образом, показания (доводы) обвиняемого Шаповалова В.В. об имевшейся у него слабости и плохом самочувствии при подъёме утром 03.04.2008 г., не были опровергнуты.

Однако доводы подсудимого и стороны защиты о том, что Шаповалов В.В. находился на голодовке, был болен и ослаблен, что медицинский работник прибыл только в 7 часов, суд расценил "как не относящиеся к существу предъявленного Шаповалову обвинения" (стр. 5 обжалуемого приговора).

Мы настаиваем на том, что принудительное изъятие постельных принадлежностей без предварительного медицинского осмотра и консультации с врачом у лица, страдающего серьёзным заболеванием - активной формой туберкулёза и являющегося в связи с этим инвалидом II группы, испытывающего недомогание, что естественно уже в силу наличия указанного заболевания, а так же по причине нахождения на голодовке, представляет собой бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение, запрещённое, в частности, ст.21 Конституции РФ и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. И поэтому такое изъятие постельных принадлежностей не может быть признано законным.

При таких обстоятельствах мы полагаем, что изложенные в обжалуемом приговоре суда выводы о законности действий потерпевшего Копцева М.А. по принудительному изъятию у Шаповалова В.В. постельных принадлежностей являются результатом нарушения требований ст.21 Конституции РФ и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В-четвёртых, необходимым признаком преступления, ответственность за которое установлена ч.2 ст.321 УК РФ, является прямой умысел.

В рассматриваемом аспекте обжалуемый приговор суда основывается на выводах о том, что Шаповалов В.В. применил насилие к Копцеву М.А. умышленно, с целью воспрепятствования законным действиям Копцева М.А., осуществлявшего свою служебную деятельность, и дезорганизации нормальной деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества (стр. 1 обжалуемого приговора).

В обоснование этих выводов суд сослался на следующие доказательства:

1) показания потеревшего Копцева М.А., согласно которым Шаповалов В.В. с силой толкнул его рукой в грудь, считает, что Шаповалов В.В. ударил его намеренно, в связи с тем, что предъявлял к нему законные требования о сдаче постельных принадлежностей и предпринял меры к их изъятию (стр.2 обжалуемого приговора);

2) показания свидетелей Тонких И.А., Зебзеева С.Н. и Окарова Ю.Д. о том, что Шаповалов В.В. толкнул Копцева М.А. в грудь намеренно из-за того, что Копцев М.А. предъявлял требования о сдаче постельных принадлежностей и начал их забирать (стр.3 обжалуемого приговора);

3) характеризующие Шаповалова В.В. материалы, из которых следует, что Шаповалов В.В. отрицательно относится к установленным в исправительном учреждении правилам поведения, склонен к неисполнению законных требований администрации исправительного учреждения и к агрессивному поведению (стр.5 обжалуемого приговора).

В то же время, "позицию подсудимого Шаповалова о том, что руку он выставил вперёд, чтобы не допустить приближения к себе Копцева, так как опасался его, суд расценивает как избранный способ защиты, цель которого - избежать ответственности за содеянное". В судебном заседании, по мнению суда, "не добыто никаких сведений, подтверждающих эти слова Шаповалова". "Копцев Шаповалова не оскорблял, агрессии к нему не проявлял, угроз высказывал" (стр.5 обжалуемого приговора).

Между тем, в рапорте оперативного дежурного ФГЛПУ-17 Шипулина С.Е. от 03.04.2008 г. на л.д. 9 никаких сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения не содержится.

В рапорте очевидца происшествия мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Окарова Ю.Д. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения. При этом в данном рапорте отмечается, что Шаповалов В.В. был предупреждён о применении к нему физической силы в случае невыполнения требований сдать постельные принадлежности (л.д. 10).

В рапорте очевидца происшествия мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Зебзеева С.Н. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения. При этом в данном рапорте отмечается, что Шаповалов В.В. был предупреждён о применении к нему физической силы в случае невыполнения требований сдать постельные принадлежности (л.д. 11).

В рапорте мл. инспектора отдела безопасности ФГЛПУ-17 Тонких И.А. от 03.04.2008 г., в котором подробно описываются действия Шаповалова В.В. в процессе изъятия у него постельных принадлежностей утром 03.04.2008 г., также не содержится каких-либо сведений о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения. При этом в данном рапорте отмечается, что Шаповалов В.В. был предупреждён о применении к нему физической силы в случае невыполнения требований сдать постельные принадлежности (л.д. 13).

В суточной ведомости надзора за осуждёнными в ФГЛПУ-17 за период с 8 час. 00 мин. 02.04.2008 г. до 8 час. 00 мин. 03.04.2008 г., подписанной свидетелем по настоящему делу оперативным дежурным ФГЛПУ-17 Шипулиным С.Е., в записях о происшествиях, применении наручников, спецсредсв (раздел Х) сведения о применении Шаповаловым В.В. физического насилия к кому-либо из сотрудников исправительного учреждения также отсутствуют (л.д.52-55).

Из приведённых выше рапортов Шипулина С.Е., Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А. и суточной ведомости надзора, признанных судом достоверными и допустимыми доказательствами, следует, что утром 03.04.2008 г. Шаповалов В.В. в действительности физического насилия к кому-либо из сотрудников ФГЛПУ -17 не применял, а значит не мог он этого сделать и умышленно.

В то же время, рапортами Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А. устанавливается, что до того, как началось принудительное изъятие постельных принадлежностей, Шаповалов В.В. был предупреждён о применении к нему физической силы.

Тем самым приведённые рапорта Шипулина С.Е., Окарова Ю.Д., Зебзеева С.Н., Тонких И.А. и суточная ведомость надзора подтверждают показания обвиняемого Шаповалова В.В. о том, что в действительности он физического насилия к Копцеву М.А. не применял, а лишь в целях самозащиты выставил перед собой руку, опасаясь физического насилия со стороны надвигавшегося на него Копцева М.А.

Вместе с тем, показания обвиняемого Шаповалова В.В. о том, что он не применял физического насилия к Копцеву М.А., а лишь выставил перед собой в целях самозащиты руку, в которую надвигавшийся Копцев М.А. и упёрся своей грудью, подтверждаются и такими исследованными в судебном заседании доказательствами, как объяснительная Шаповалова В.В. от 03.04.2008 г. и журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания, из которых следует, что физического насилия Шаповалов В.В. к Копцеву М.А. не применял.

Однако эти доказательства - объяснительная Шаповалова В.В. от 03.04.2008 г., журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания, которые наряду с другими доказательствами свидетельствуют о невиновности Шаповалова В.В., суд в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ и прав обвиняемого Шаповалова В.В., гарантированных ч.2 ст.45, ч.1 ст.46 Конституции РФ и ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, проигнорировал при постановлении приговора, какой-либо оценки им в приговоре не дал.

Кроме того, показания обвиняемого Шаповалова В.В. о том, что умысла на применение насилия к Копцеву М.А. у него не было, а был лишь умысел на самозащиту от возможных насильственных действий в отношении него (Шаповалова В.В.) самого подтверждаются также следующими обстоятельствами, установленными на основе исследованных доказательств:

1) физическому контакту Копцева М.А. с Шаповаловым В.В. непосредственно предшествовала конфликтая ситуация, в ходе которой Копцеву М.А. не удалось словестно добиться от Шаповалова В.В. выполнения его (Копцева М.А.) требований, из чего закономерно и явно следовало, что Копцев М.А. для достижения целей своих требований намерен перейти к более решительным действиям в отношении Шаповалова В.В., а именно к применению физической силы, о чём Шаповалов В.В. был предупреждён;

2) соответственно в продолжение этой конфликтной ситуации Копцев М.А. стал прибижаться к Шаповалову В.В.;

3) при этом Копцев М.А. значительно превосходил по своим физическим данным Шаповалова В.В., что, очевидно, ещё более усилило опасения Шаповалова В.В. относительно того, что к нему Копцевым М.А. будет применена физическая сила;

4) применение физического насилия к Копцеву М.А. со стороны Шаповалова В.В. в данной ситуации, тем более, учитывая присутствие двух других сотрудников исправительного учреждения, было бессмысленно.

Приведённые обстоятельства свидетельствуют о том, что у Шаповалова В.В. объективно имелись достаточные основания опасаться применения к нему физического насилия со стороны Копцева М.А., в связи с чем при приближении Копцева М.А. Шаповалов В.В. и выставил перед собой руку в целях самозащиты, что является естественным для человека.

При таких обстоятельствах и с учётом фундаментального и абсолютного характера прав человека, закреплённых ст.21 Конституции РФ и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также учитывая положения ст.37 УК РФ, в деянии Шаповалова В.В. не может быть признано наличие умысла на применение физического насилия к Копцеву М.А. в целях воспрепятствования его законным действиям и дезорганизации деятельности исправительного учреждения.

Однако эти обстоятельства, имеющие существенное значение для выводов суда, как видно из обжалуемого приговора, судом не были учтены, равно как не были судом учтены положения ст.21 Конституции РФ, ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.37 УК РФ.

Таким образом, следует признать, что изложенные в приговоре выводы суда о неподтверждённости показаний обвиняемого Шаповалова В.В., согласно которым он выставил перед собой руку в целях самозащиты от насильственных действий Копцева М.А., и о том, что, совершая указанное действие, Шаповалов В.В. имел цели воспрепятствования законным действиям Копцева М.И. и дезорганизации нормальной деятельности исправительного учреждения, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, поскольку эти выводы не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, и сделаны без учёта обстоятельств, имеющих существенное значение для выводов суда.

Вместе с тем, указанные выводы суда являются результатом нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку дополнительно опровергающие эти выводы доказательства - объяснительная Шаповалова В.В. от 03.04.2008 г., журнал учёта рапортов о нарушениях установленного порядка отбывания наказания - в нарушение ч.1 ст.88 и п.2 ст.307 УПК РФ и прав обвиняемого Шаповалова В.В., гарантированных ч.2 ст.45, ч.1 ст.46 Конституции РФ и ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судом были проигнорированы, оставлены без какой-либо оценки в приговоре.

Кроме того, рассматриваемые выводы суда противоречат положениям ст.21 Конституции РФ, ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.37 УК РФ, согласно которым каждому гарантируется свобода от пыток, жестокого (бесчеловечного) и унижающего человеческое достоинство обращения, каждый имеет право на самозащиту от такого обращения.

В-пятых, согласно п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое судебное разбирательство беспристрастным судом.

В соответствии с приведёнными положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод ч.2 ст.61 УПК РФ устанавливает, что судья не может участвовать в уголовном деле, если имеются обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

В самом начале судебного разбирательства по настоящему уголовному делу обвиняемый Шаповалов В.В., узнав в судье Соликамского городского суда Пермского края Богатырёве В.В. бывшего Березниковского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ, заявил данному судье отвод, мотивировав его тем, что ранее он (Шаповалов В.В.) неоднократно обжаловал решения Березниковского прокурора по надзору за соблюдением законов в ИУ Богатырёва В.В. в вышестоящую прокуратуру и уполномоченному по правам человека Пермской области, в связи с чем у Богатырёва В.В. по отношению к Шаповалову В.В. может иметься личная неприязнь и, как следствие, личная заинтересованность в исходе данного уголовного дела.

Однако данное ходатайство обвиняемого Шаповалова В.В. судьёй Соликамского городского суда Пермского края Богатырёвым В.В. было оставлено без удовлетворения по надуманным основаниям, которые ни как не опровергают доводы, приведённые Шаповаловым В.В. в обоснование своего ходатайства об отводе.

Разбирательство по данному уголовному делу было продолжено судьёй Соликамского городского суда Пермского края Богатырёвым В.В. и завершилось постановлением обжалуемого приговора.

Таким образом, настоящее уголовное дело было рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона и права обвиняемого Шаповалова В.В. на разбирательство по делу беспристрастным судом. Даннное нарушение согласно п.2 ч.2 ст.381 УПК РФ является безусловным основанием для отмены приговора суда.

В соответствии с изложенным и на основании ст.354 УПК РФ

ПРОШУ:

приговор Соликамского городского суда Пермского края в отношении Шаповалова В.В. от 08.07.2008 г. отменить, а производство по делу прекратить за отсутствием в деянии Шаповалова В.В. состава преступления либо направить уголовное дело в суд 1-й инстанции на новое рассмотрение в ином составе.

Размещено 28.10.2008

 Главная / Документы






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.