НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Гражданская экспертиза / Истории успеха

ГРАЖДАНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Определения
Истории
   успеха
Проекты
Документы
Публикации
Ресурсы
Internet Map

"Общественная экспертиза" - глобальная система борьбы за права человека

Игорь Яковенко,
руководитель Программы "Общественная экспертиза",
генеральный секретарь Союза журналистов России;
координатор фракции "Яблоко"
в Государственной Думе первого созыва,
член Комитета по информационной политике и связи,
председатель подкомитета по печати,
член мандатной комиссии, соавтор Законов РФ
"О государственной поддержке СМИ и книгоиздания в РФ",
"Об информации, информатизации и защите информации"

 

"Общественная экспертиза".
Первый этап

Концепция "Общественной экспертизы" была мной разработана в начале 1998 года для того, чтобы ответить на вопросы:

- каковы количественные характеристики уровней (индексов) соблюдения прав и свобод человека в различных регионах Российской Федерации ("Общественная экспертиза" исходит из того, что разница между соблюдением прав человека в Калмыкии, живущей по Степному уложению, и в Санкт-Петербурге больше, чем различие в уровне свобод граждан, например, Польши и США);

- удастся ли выразить это различие в ясной и доказательной форме индексов (очень важно, чтобы был исключен субъективизм при определении этих индексов - никаких "мнений экспертов", сколь авторитетными бы они ни считались!);

- могут ли эти сравнительные "показатели свобод" так воздействовать на центральные и местные власти, чтобы они все же вспомнили о своей первой конституционной задаче: "Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства" (Конституция Российской Федерации, ст. 2).

Таким образом, основное отличие метода "Общественной экспертизы" от обычных правозащитных мониторингов состоит в том, что он опирается не на перечни нарушений прав и субъективные оценки экспертов, а на систему количественно-качественных показателей, которая отражает целостную картину нарушений прав человека в том или ином регионе, позволяет сравнить субъекты федерации по этому основанию и создает эффективный механизм воздействия на властные структуры для непосредственного улучшения ситуации с соблюдением прав человека.

По замыслу автора, результаты каждого целевого исследования по отдельным категориям прав и свобод должны сводиться в соответствующую "Карту прав человека".

Первой из них стала "Карта свободы слова в России", бесстрастно зафиксировавшая печальную истину: у нас в стране нет ни одного региона, где реально были бы созданы условия для свободы слова. Оказалось, что нет ни одного субъекта федерации, где "первая власть" оставила бы "четвертой" защищенное законом пространство для автономного существования...

Прежде чем говорить о тех открытиях, которые действительно оказались во многом неожиданны и для нас самих, несколько слов о том, что же мы, собственно, измеряли.

Главный вопрос, ответ на который искала "Общественная экспертиза": насколько свободно движется информация в каждом из регионов России? То есть насколько созданный местной властью законодательный и политический климат способствует (или препятствует) деятельности СМИ?

При этом оценивались все "этапы большого пути", по которому информация движется к читателю. Во-первых, этап сбора информации. Мы анализировали местные правила аккредитации журналистов, а также проверяли, насколько охотно власти отвечают на запросы СМИ. Во-вторых, непосредственно производство печатного издания, теле- или радиопрограммы: юристы "Общественной экспертизы" оценивали местные правила лицензирования СМИ, условия предоставления льгот и господдержки, при этом региональное законодательство обязательно сравнивалось с федеральным. Наконец, мы смотрели, насколько благоприятные условия созданы для распространения СМИ в регионах - опять же сравнивая местные законы с той планкой, которую задают федеральные законы.

К федеральному законодательству мы обращались не случайно. Собственно, основная гипотеза, которую должна была проверить "Общественная экспертиза", звучит так: в России существует 89 разных политических режимов, в каждом из которых есть своя мера свободы слова и своя роль СМИ в системе общественных отношений, причем региональные "правила игры" зачастую заметно ограничивают свободу слова по сравнению с уровнем, закрепленным в федеральном законодательстве. И гипотеза эта полностью подтвердилась! Таков первый и главный наш вывод.

А вот два других оказались неожиданными...

Во-первых, в России не нашлось ни одного региона с комфортным для СМИ законодательным и политическим климатом! Итоговая карта свободы слова получилась двуцветной. Светлый цвет, которым предполагалось отметить информационно открытые и свободные регионы, на карте отсутствуют. Есть только черный (им отмечены территории с неблагоприятной для масс-медиа средой) и серый (те регионы, где смешаны благоприятные и неблагоприятные для СМИ факторы). Причем черная краска густо покрывает больше половины всей карты. В этих регионах России объективная информация циркулирует крайне трудно, не в силах пробить тромбы, искусственно созданные региональной элитой.

При этом политическая ориентация местной власти не всегда напрямую отражается на ее информационной политике! То есть степень реализации прав человека на получение объективной информации отнюдь не зависит от того, кто у власти в регионе - коммунисты или демократы. В реальности действуют совсем иные факторы, гораздо более серьезные, нежели политическая "вывеска" на фасаде власти...

Даже Москва, уверенно лидирующая по двум показателям, которые характеризуют свободу слова, - по свободе производства информации и свободе ее распространения, - по третьему критерию - свободе доступа к информации, увы, попала в число "двоечников". Московские чиновники не ответили на половину посланных им информационных запросов СМИ, а данные о столичных правилах аккредитации и вовсе являются тайной за семью печатями.

Впрочем, подобную же "закрытость" продемонстрировали власти большинства регионов. Лишь в трех из них - Ярославская область, Корякский и Ямало-Ненецкий АО - центральная и местная пресса смогла вовремя получить ответы на свои запросы. В остальных либо отвечали с опозданием и неполно (33 субъекта федерации), либо не откликались вообще (51 субъект РФ) - впрямую нарушая при этом Федеральный закон "О средствах массовой информации".

Вот самые "нелюбимые" властью вопросы (в порядке убывания): о доходах главы администрации, о преступлениях против государственной власти, о наркомании, о конкретных острых экологических ситуациях, о следственных изоляторах, о статистике не обучающихся в средней школе детей школьного возраста, демографические сведения. И лишь о развитии малого предпринимательства с готовностью отвечали практически повсюду - кроме Москвы!

Парадоксальную картину выявил и анализ местных правил аккредитации журналистов. Среди них сегодня нет ни одного (!) юридически неуязвимого документа. Самые распространенные нарушения: журналиста лишают возможности обжаловать решение органа власти, требуют предоставить всю подноготную о подающем заявку на аккредитацию, наконец, вовсе лишают аккредитации. В Перми, например, такое наказание предусмотрено за непосещение официальных мероприятий в течение трех месяцев, а в Волгограде - за "совершение поступков, не совместимых с моральными нормами" (которые, видимо, в каждом конкретном случае чиновники определяют сами!)...

А самыми уникальными по своей противоправности признаны законы о СМИ Республики Башкортостан: эксперты насчитали в них 38 нарушений федерального законодательства! Омск держит абсолютный "рекорд" по количеству инстанций, чье разрешение необходимо получить для открытия газетного киоска, - 34.

Очень немногие регионы могут похвастаться наличием льгот для распространителей прессы. Максимальное число таких льгот в Москве: шесть из семи возможных (освобождены от уплаты за патент на право торговли точки, где реализуется печатная продукция, имеют льготный коэффициент по аренде земли, предприятия по распространению печатной продукции приравнивают к предприятиям, выполняющим городской заказ, имеют льготы по аренде нежилых государственных помещений, по коммунальным платежам, по договорам, с них снят налог с продаж).

На втором месте Московская область: у подмосковных распространителей, помимо льгот по аренде нежилых помещений, есть льготы по коммунальным платежам плюс нулевой налог с продаж. А в Калининградской области они освобождены от уплаты за патент на право торговли. В Еврейской АО распространителям дали льготы по аренде нежилых помещений, в Вологодской и Ивановской областях ввели льготный коэффициент по аренде земли.

А вот в 43 субъектах федерации компании - распространители прессы не имеют ни одной льготы из семи возможных. Типичный пример - законодательство Республики Карелия. И еще чуть ли не половины субъектов федерации (в их числе и те, что принято называть "продвинутыми" в рыночном отношении): Самарской, Ярославской, Челябинской, Кировской, Амурской, Мурманской, Владимирской, Омской, Брянской, Кемеровской областей...

То есть в подавляющем большинстве регионов власти совершенно чужда сама идея помощи распространительскому бизнесу. Что вполне объяснимо. Ведь из-за отсутствия таких льгот на местах, как правило, действуют не более 1-2 сетей распространения прессы (для сравнения: в Москве таких сетей 18!). А монополисты-распространители легко могут быть использованы в качестве инструментов давления на издателей со стороны местных органов власти: достаточно лишь посулить им какие-либо налоговые льготы. Кто же будет своими руками разрушать столь мощный рычаг влияния на прессу - через монополистов-распространителей и издателей?!

Что же касается самих издателей и вещателей, то комфортней всего им живется опять же в Москве. Столица принадлежит к числу тех регионов (а их очень немного!), где порядок предоставления государственной поддержки СМИ отвечает федеральным законам: Москва, Московская, Алтайская, Амурская, Белгородская, Брянская, Липецкая, Сахалинская, Тамбовская, Тверская, Ярославская области, Ставропольский и Приморский края, Ханты-Мансийский автономный округ. В большинстве же субъектов РФ право на господдержку имеют только те СМИ, которые превратились в государственные унитарные предприятия или в учредителях которых ходит один из органов государственной власти.

Еще одно открытие "Общественной экспертизы": в числе неблагополучных по степени свободы слова регионов вдруг оказались те, которые до этого подчас производили впечатление бесконфликтных зон. И - наоборот... Как выяснилось, политическая ориентация местной власти не всегда напрямую отражается на ее информационной политике! В этом выводе, собственно, еще раз проявилась уникальность "Общественной экспертизы": в отличие от многих других исследований она не имеет политического характера, измеряя отношение людей во власти к свободе СМИ, а не их политические предпочтения...

Итоговая таблица по свободе массовой информации в Российской Федерации

NN

Субъект Федерации

Итог по свободе доступа

Итог по свободе производства

Итог по свободе распространения

Общий итог

1.

Республика Адыгея

53

7,5

23,5

28,0

2.

Республика Алтай

17

21,0

11,0

16,3

3.

Алтайский край

65

38,2

9,1

37,4

4.

Амурская область

62,5

45,9

11,8

40,1

5.

Архангельская область

33

53,7

23,5

36,7

6.

Астраханская область

54,5

39

23,1

38,9

7.

Республика Башкортостан

4

16,7

9,5

10,0

8.

Белгородская область

17

54

9,1

26,7

9.

Брянская область

55

42,3

10,6

35,9

10.

Республика Бурятия

69,5

54,3

10,6

44,8

11.

Владимирская область

69

63,2

12,5

48,2

12.

Волгоградская область

33

34,3

21,6

29,6

13.

Вологодская область

58,5

56,9

28,0

47,8

14.

Воронежская область

48,5

41,9

21,6

37,3

15.

Республика Дагестан

33

25,8

12,1

23,6

16.

Еврейская АО

46

19,8

23,5

29,8

17.

Ивановская область

73

46,0

24,1

47,7

18.

Иркутская область

75

44,0

23,9

47,6

19.

Калининградская область

62,5

40,6

36,4

46,5

20.

Республика Калмыкия

8

35,6

10,6

18,1

21.

Калужская область

57

43,9

34,5

45,1

22.

Камчатская область

60

46,7

11,7

39,5

23.

Республика Карачаево-Черкесская

33

2,25

20,5

18,6

24.

Республика Карелия

59

36,8

11,0

35,6

25.

Кемеровская область

54,5

36

10,2

33,6

26.

Кировская область

33

36,8

9,1

26,3

27.

Республика Коми

60

38,0

10,2

36,1

28.

Коми-Пермяцкий АО

25

9,5

18,5

17,7

29.

Костромская область

48,5

34,5

11,7

31,5

30.

Краснодарский край

43

37

35,2

38,4

31.

Красноярский край

50,5

29,6

23,1

34,4

32.

Курганская область

46

18,0

11,4

25,1

33.

Курская область

33

33

9,9

25,3

34.

Ленинградская область

56

34,2

35,6

41,9

35.

Липецкая область

21

45,3

24,2

30,2

36.

Магаданская область

4

28,8

10,6

14,5

37.

Республика Марий-Эл

17

28,7

9,1

8,3

38.

Республика Мордовия

50

29,4

12,5

30,6

39.

Москва

25

75,0

89,4

63,1

40.

Московская область

30

40,4

47,4

39,3

41.

Мурманская область

75

30,2

8,9

38,0

42.

Ненецкий АО

29

38,6

10,6

26,1

43.

Нижегородская область

38

36,9

22,4

32,4

44.

Новгородская область

63

50,6

7,2

40,3

45.

Новосибирская область

50

57,9

8,0

38,6

46.

Омская область

61

40,5

0

33,8

47.

Оренбургская область

54,5

25

36,0

38,5

48.

Орловская область

56,5

30,9

8,3

31,9

49.

Пензенская область

43,5

31,6

10,8

28,6

50.

Пермская область

45

40,3

11,0

32,1

51.

Приморский край

45

57,9

7,6

36,8

52.

Псковская область

48

19,8

6,4

24,7

53.

Ростовская область

56

39,6

9,9

35,2

54.

Рязанская область

21

49,8

22,7

31,2

55.

Самарская область

57

28,6

8,7

31,4

56.

Санкт-Петербург

61

56,5

34,1

50,5

57.

Саратовская область

62

41,9

11,4

38,4

58.

Республика Саха

14

17,3

9,9

13,7

59.

Сахалинская область

63

49,5

11,0

41,2

60.

Свердловская область

55,5

37,3

33,3

42,0

61.

Республика Северная Осетия -- Алания

42

11,7

11,7

21,8

62.

Смоленская область

69

35,3

12,1

38,8

63.

Ставропольский край

55,5

46,7

22,7

41,6

64.

Тамбовская область

42

46,2

22,7

37

65.

Республика Татарстан

69

33,5

15,6

39,8

66.

Тверская область

52

56

22,7

43,6

67.

Томская область

61

37,5

36,4

45,0

68.

Тульская область

55

38,2

8,3

33,8

69.

Республика Тыва

33

15,4

12,5

20,3

70.

Тюменская область

52

39,9

24,6

38,8

71.

Республика Удмуртия

65,5

32,4

14,2

37,4

72.

Ульяновская область

21

35,0

9,9

22,0

73.

Хабаровский край

33

34,4

22,7

30,0

74.

Республика Хакасия

51,5

22,4

22,4

32,1

75.

Ханты-Мансийский АО

17

49,6

23,9

30,2

76.

Челябинская область

33,5

33

7,2

24,6

77.

Читинская область

42

30,7

9,5

27,4

78.

Республика Чувашия

25

29,9

8,7

21,2

79.

Эвенкийский АО

50

0

16,6

22,2

80.

Ямало-Ненецкий АО

67

0

23,9

30,3

81.

Ярославская область

78

56,0

9,5

47,8

В таблице приведены индексы 81 из 89 субъектов Российской Федерации. Это связано с двумя обстоятельствами.

В Чечне исследование не проводилось по решению руководителя проекта "Общественная экспертиза", поскольку не была гарантирована безопасность участников полевой части исследования.

В семи субъектах федерации - Агинском Бурятском АО, Республике Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республике, Корякском АО, Таймырском АО, Усть-Ордынском Бурятском АО, Чукотском АО - результаты исследования по различным причинам оказались неполными, что дает основания для анализа, но не позволяет вычислить индекс и поставить данные автономные округа и республики в общий ряд с другими субъектами федерации.

Комментарий к таблице индексов и карте свободы слова

Чтобы "измерить" уровень свободы слова, ее надо разложить на "составные части". В соответствии с международными нормами, которые определяют свободу слова как право "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом", она распадается на три компонента.

Первый компонент свободы слова - возможность свободно искать и получать информацию. К этому блоку относятся такие индикаторы, как свободный доступ к информации, открытость исполнительной, представительной и судебной властей, реакция должностных лиц на запросы журналистов. На основе подсчета нарушений свободы СМИ в местных правилах аккредитации и отказов чиновников ответить на письменные запросы редакций определяется индекс свободы доступа к информации.

Второй компонент свободы слова - возможность свободно производить информацию. Он зависит от местных особенностей регистрации СМИ (лицензирования телерадиовещателей), местного налогового и иного законодательства, регулирующего экономическую деятельность СМИ, степени влияния государства на доступ к средствам производства СМИ - как печатных, так и электронных. Анализ этих показателей, подсчет всех "плюсов" и "минусов" позволяет получить индекс свободы производства массовой информации.

Третий компонент - свобода распространения информации. Здесь индикатором выступают те конкретные условия, которые созданы местной властью для укрепления или разрушения монополизма в распространении СМИ. А именно - наличие (или отсутствие) налоговых льгот для распространителей и количество инстанций, которые необходимо пройти, чтобы получить лицензию на торговлю печатными изданиями. Как и в предыдущих блоках, анализ каждого из индикаторов дает определенный балл, а сумма этих баллов составляет индекс свободы распространения информации.

Итогом же суммирования всех трех индексов является искомый индекс свободы массовой информации в регионе. На его основе и создается российская карта свободы массовой информации - Карта свободы слова.

Эта итоговая карта и стала сенсацией. "Общественная экспертиза" выяснила, что на сегодня в России нет ни одного региона, в котором был бы создан благоприятный режим для всех стадий создания информационного продукта. В то время как в десяти регионах России благоприятные для медий условия доступа к информации (Ярославская, Иркутская, Мурманская, Ивановская области, Республика Бурятия, Владимирская и Смоленская области, Республика Татарстан, Корякский и Ямало-Ненецкий автономный округа), а в одном субъекте федерации - благоприятные условия производства, а также распространения информационного продукта (г. Москва), ни в одном из них положительные факторы не сходятся воедино и не дают в итоге комфортный законодательный и политический субклимат для СМИ.

К примеру, Москва, имея максимально льготные условия для распространителей прессы (шесть льгот из семи возможных) и полностью соответствующее федеральному законодательство о господдержке СМИ в области издательства и вещания, в то же время является одним из самых неблагоприятных регионов по категории "условия доступа к информации".

Другими словами, комфортных для СМИ регионов, то есть территорий, где "первая власть" оставляет "четвертой власти", масс-медиа, защищаемое законом пространство автономности, - таких регионов сегодня в России нет. И это самый тревожный вывод, к которому пришла "Общественная экспертиза" в ходе своего первого исследования.

Более подробно все данные, итоговые таблицы и "портреты" региональных режимов, в которых существуют те или иные СМИ, приведены в первом, так называемом "малом" издании отчета об исследовании - "Общественная экспертиза": анатомия свободы слова", а также на сайте - www.freepress.ru.

"Общественная экспертиза".
Второй этап

От "Карты свободы слова" к "Детскому сердцу" и "Российской карте коррупции"

Используя уникальную методику, отработанную и усовершенствованную в ходе проекта "Анатомия свободы слова", "Общественная экспертиза" хочет снять мерку с известного российского зла - коррупции. Строго говоря, измерять предстоит не число фактов коррупции, а условия, способствующие ее распространению. Отсюда и общая логика проекта: не анализировать "войну компроматов", а исследовать условия и факторы, благоприятствующие процветанию коррупции. Речь идет о вполне очевидных вещах. Например, далеко не секрет, что масштаб коррупции прямо пропорционален высоте бюрократической пирамиды. Если для того, чтобы открыть магазин, бензозаправку или ателье, необходимо пройти несколько десятков инстанций, в каждой из которых сидит по нескольку чиновников, имеющих возможность сказать как "нет", так и "да", - по своему усмотрению, значит, для коррупции созданы самые благоприятные условия. И наоборот, если в государственном "здании" есть только одно "окно" и процедура решения всех вопросов прозрачна и открыта, значит, коррупция здесь не приживется...

Эксперты "Общественной экспертизы" собираются также проанализировать соотношение между числом заявлений о "низовой коррупции" (взяточничестве милиционеров, налоговых инспекторов, врачей в военкоматах и прочих обитателей "хлебных мест") и количеством дел, принятых к рассмотрению органами местной прокуратуры. Важную информацию даст анализ местных законов, тестовые опросы.

В результате по каждому из регионов будет получено по четыре индекса:

- индекс закрытости (непрозрачности) власти;

- индекс бюрократичности власти;

- индекс взаимодействия власти с прессой и гражданским обществом;

- индекс "коррупциогенности" местного законодательства.

На их основе предстоит получить итоговые "Индексы коррупции по регионам" и составить "Карту коррупции в России", которая позволит наглядно продемонстрировать обществу, насколько поражен болезнью каждый регион. Появится реальная возможность создать эффективное информационно-политическое давление, способное заставить власть на местах внести необходимые изменения и в соответствующие нормативные акты, и в практику их исполнения.

Все это, правда, может произойти лишь при одном условии. Чтобы уникальные результаты исследований действительно стали достоянием общества, получили общественный резонанс и превратились в рычаг давления на власть, "Общественной экспертизе" необходима помощь как общества в целом, так и отдельных лиц и организаций в России и за рубежом, искренне желающих развития демократии и гражданского общества.

Только наши совместные действия приведут к успеху.

Послесловие

Представленный проект "Анатомия свободы слова" - лишь первый этап крупномасштабной Программы "Общественная экспертиза", специализированного авторского мониторинга реализации прав человека на информацию.

Чиновничий произвол, стремление "подправить" либеральное федеральное законодательство с помощью местных репрессивных указов не только ограничивают свободу СМИ и ущемляют права читателя и зрителя на получение достоверной информации, то есть на свободу слова. Все это ведет и к распаду единого информационного пространства. В один печальный день мы с вами можем проснуться не гражданами России - страны, на территории которой действует единое законодательство, а подданными отдельных "княжеств" с отдельными правилами игры.

Задача "Общественной экспертизы" - не допустить такого развития событий, переломить ситуацию. Сделать это можно лишь при помощи общественного мнения. Лишь оно способно побудить власть изменить условия, препятствующие свободе массовой информации. Но чтобы сформировать активное общественное мнение в защиту свободы слова, обществу надо предоставить полноценную информацию на этот счет.

Oценки проекта

Свобода слова - по-прежнему миф

"The Moscow Times", 12 ноября, 1999
Роберт Коалсон - программный директор Национального института прессы

"Проект еще не завершен... но крайне необходим, как пресловутый луч света во мраке, окутывающем огромную страну...

Более того, масштабы исследований (полученные данные - всего лишь начало, речь идет о постоянном мониторинге) хорошо бы расширить, для того чтобы иметь более детальную и ясную картину свободы слова в стране. А по ходу работы - анализировать степень государственного вмешательства в деятельность рекламных рынков, поскольку это один из способов, позволяющий местным властям препятствовать финансовой независимости СМИ. Должны быть включены факты об оскорблении чести и достоинства, других правонарушениях на местах со стороны власти или бизнеса в отношении СМИ.

Тем не менее проект Союза журналистов существенно расширил наши представления о состоянии масс-медиа в сегодняшней России. Остается только уповать, что факты будут накапливаться, а это со временем даст возможность судить о тенденциях".

Общественная экспертиза как провокация реальности

"Новости СМИ" N 17(49), 7-20 сентября

"Завершился первый этап исследований законодательных и политических условий работы масс-медиа в российских регионах в рамках проекта "Общественная экспертиза"... Исследование "профилей" местных рынков масс-медиа имело целью выяснить возможность возникновения реально независимых СМИ в регионе. В случае если все типографии принадлежат государству, понятие "независимый издатель" является оксюмороном, противоречием в определении: государство, будучи собственником полиграфической базы, имеет эффективные рычаги влияния на него. Та же роль рычага давления иногда отводится и распространителям. Сегодня в большинстве российских регионов существует не более одной-двух распространительских систем, и они, практически монополисты, могут быть легко использованы в качестве инструментов давления на издателей со стороны местных органов власти. Этим и другими обстоятельствами объясняется отчетливый фокус исследований "Общественной экспертизы" на сфере распространения информационного продукта..."

Общественная экспертиза

"Новости СМИ" N 21(53), 1-14 ноября

"В рамках выставки "Пресса-2000" состоялась презентация проекта "Общественная экспертиза: измерение свободы слова"...

Руководитель проекта - генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко...

Гостям и участникам выставки была представлена итоговая "Карта свободы слова" и первое издание аналитического отчета "Общественная экспертиза": анатомия свободы слова". Итоговая карта свободы слова показала, что на территории РФ преобладают регионы с неблагоприятной для масс-медиа средой (более 50% карты), а в остальных регионах благоприятные и неблагоприятные для СМИ факторы смешаны. Информационно открытые и свободные регионы на карте отсутствуют. Итоги исследований оказались для организаторов проекта неожиданными..."

Общественная экспертиза

25 ноября 1999 года проект "Общественная экспертиза" начинает второй этап исследований "Измерение свободы слова в России".

"Новости СМИ" N 22(54), 15-28 ноября

"В процессе второго этапа исследований предстоит определить, что изменилось во взаимоотношениях власти и СМИ за прошедшие полгода и как уровень свободы слова влияет на качество самих газет, журналов и телепрограмм. Помимо этого, будет проведен анализ нарушений средствами массовой информации Закона РФ "О выборах депутатов Государственной Думы РФ". Сначала эксперты проведут контент-анализ 9 общероссийских телеканалов и 50 наиболее влиятельных общественно-политических и информационных печатных изданий за период с 25 по 28 ноября. А затем такому же анализу подвергнутся 1000 региональных (областных, краевых, республиканских и городских) газет и 200 телеканалов - за период с 16 по 18 декабря. При анализе будут, в частности, учитываться такие нарушения, как:

- использование преимуществ служебного положения (в виде доступа к СМИ) кандидатами и доверенными лицами кандидатов, являющимися журналистами и работниками редакций;

- публикация в СМИ результатов опросов общественного мнения после предусмотренного законом срока;

- обнародование информации, которая наносит ущерб чести, достоинству или деловой репутации кандидатов без предоставления им возможности опубликовать опровержение или разъяснение до окончания срока предвыборной агитации, и другие нарушения.

Результаты исследований будут представлены в виде таблицы и перечня нарушений, а также карты, позволяющей выделить субъекты федерации, где избирательное законодательство нарушалось особенно часто".

Российская карта свободы слова: что это такое?

Предпринята уникальная попытка измерить степень свободы СМИ в каждом из регионов России.

Журнал "Телефорум" N 4, ноябрь 1999 г.

"...Генеральный директор автономной некоммерческой организации "Интерньюс" Манана АСЛАМАЗЯН:

"Я была на IV ежегодном съезде телерадиовещателей. И захватила некоторые материалы "Общественной экспертизы", которые мы раздали участникам. Признаться, даже не ожидала, что эта аналитика, интересная, как я считала, больше для политиков, социологов, правозащитников, оказалась столь востребована среди практиков, руководителей теле- и радиокомпаний.

Хотя, в принципе, удивляться здесь нечему... Как на самом деле обстоит ситуация со свободой СМИ в каждом регионе, мы могли лишь предполагать, основываясь на своих субъективных ощущениях, впечатлениях от знакомства с представителями местной власти или журналистами. Никаких объективных показателей просто не существовало.

Вот почему, когда полтора года назад Игорь Яковенко поделился идеей своей "Общественной экспертизы", показал разработанную им уникальную методику, проект меня сразу заинтересовал... Конечно, далеко не все из намеченного удалось. Но главное сделано: существует карта свободы слова, есть 80 с лишним региональных "портретов" власти - какой она выглядит по отношению к СМИ...

А в дальнейшем нашу методику можно использовать для измерения условий реализации прав человека и в других сферах жизни общества. Мы начали с измерения свободы слова, потому что без свободных СМИ просто нет трибуны, с которой можно заявить о других нарушениях прав человека... Так что не сомневаюсь, что "Общественная экспертиза" будет продолжена..."

Отзывы

Л. М. Алексеева, Президент Международной Хельсинкской федерации, Председатель Московской группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений:

"Это замечательное исследование представляет собой карту свободы слова в России по российским регионам... такая работа проделана впервые...

Большая заслуга авторов... не только в том, что они это сделали первыми, но и в том, что "анатомия" получилась убедительной. Они нашли доступные пониманию неспециалистов и при том остроумные критерии измерения свободы слова... они придумали показатели, которые можно получить и сравнить и при этом действительно характеризующие уровень свобод... Очень жаль, что тираж этого издания невелик и не удастся снабдить этими книгами правозащитные организации в регионах... Конечным результатом должна стать карта уровня соблюдения прав человека в России, построенная по такому же принципу - по регионам. Это огромная работа, но невозможно переоценить ее важность для улучшения положения в этой области..."

О. Н. Зименкова-Аметистова, Президент Фонда "Центр защиты прав человека имени Э. М. Аметистова":

"С благодарностью получила аналитический отчет "Анатомия свободы слова", подготовленный в рамках проекта "Общественная экспертиза". Могу выразить свое восхищение уровнем проведенных исследований и форме их изложения.

Этот аналитический отчет будет находиться в библиотеке Фонда Аметистова для пользования им слушателями и преподавателями.

Со своей стороны хотела бы предложить Вам привлекать наших слушателей - студентов и аспирантов юридических и неюридических специальностей (политологов, социологов) в качестве добровольных помощников выполнения аналогичных проектов..."

А. О. Смирнов, член Правления Российского исследовательского центра по правам человека

"Технология "Общественной экспертизы" позволяет российским правозащитникам предельно кратко, точно, быстро и наглядно отвечать на постоянный вопрос: как обстоят дела в России с соблюдением прав человека? Более того, у правозащитников появляется мощнейшая поддержка - с помощью результатов "Общественной экспертизы" они могут несравнимо более эффективно стратегически и тактически планировать свою работу. Наконец-то они получают действенный инструмент в своей рутинной борьбе с нарушителями прав человека и могут сделать серьезный шаг вперед в трудном процессе продвижения демократических ценностей в России..."

Справка об участниках

В реализации исследования, проведенного "Общественной экспертизой", участвовали:

- Союз журналистов России;
- АНО "Интерньюс";
- Центр "Право и СМИ";
- Фонд защиты гласности;
- Комиссия по свободе доступа к информации;
- Национальный институт социально-психологических исследований (НИСПИ);
- Союз распространителей печатной продукции.

Автор идеи, концепции и методики проекта - генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко. В разработке концепции и методики проекта принимали участие: Алексей Симонов, Манана Асламазян, Андрей Милехин, Иосиф Дзялошинский, Андрей Рихтер, Ольга Никулина.

Анализ местных правил аккредитации выполнен экспертами Фонда защиты гласности Верой Ефремовой и Александром Ратиновым.

Сравнительный анализ местного законодательства сделали сотрудники центра "Право и СМИ" Федор Кравченко и Марина Савинцева под руководством Иосифа Дзялошинского.

Полевой этап (сбор информации на местах) был выполнен усилиями региональной сети, которую удалось собрать на базе НИСПИ с привлечением экспертов из Фонда защиты гласности, Союза журналистов России и АНО "Интерньюс".

Запросы информации из Москвы посылались от редакции "Новой газеты".

Проверка достоверности данных по электронным СМИ проводилась на основе сведений АНО "Интерньюс" и базы данных НИСПИ.

Аналогичную проверку сведений о распространении печатной продукции выполнил Союз распространителей печатной продукции.

Контакты "Общественной экспертизы":
Телефон/факс: (095) 201-47-35, 201- 40-52, 201-35-45,
e-mail: nts@cnt.ru

Материал с сайта
"Права человека в России"

Размещено 09.05.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Гражданская экспертиза / Истории успеха