НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №1(011)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№1(011)
Апрель 2009 г.

логотип газеты "За человека"

Жестокость

Функционеры смерти

Система настояла на летальной мере пресечения для подозреваемого

Дмитрий до заключения под стражу
Дмитрий до заключения под стражу
Это история о бесправии и тщетности всех попыток хоть как-то изменить уже определенную кем-то последовательность событий, итог которой - чудовищен. Это история о нашем времени.

У меня нет стремления вызвать жалость или создать замученному человеку ореол святости. Просто молчать об этом нельзя. Молчаливых и так слишком много. Слишком часто все молчат, когда причиной смерти человека является изощреннейший бюрократизм, помноженный на нечувствительность к человеческому страданию. Привыкли.

Согласившись съездить с друзьями по делу, он и не подозревал, чем закончится для него этот день. А день закончился камерой, допросами... Да, был... сидел в машине.... про наркотики... - не знаю, кто продавал... не я, не видел и не подозревал, что есть у кого-то из наших.... я не наркоман... Да, был... не знаю... не наркоман...

28-летнего Дмитрия Смирнова задержали 8 сентября 2008 года по подозрению в хранении наркотиков. На время расследования поместили в первый следственный изолятор (СИЗО-1) г. Перми. Один день стал похож на другой. Допросы, камера и жуткая головная боль - последствия сотрясения головного мозга за несколько дней до этого. Адвокат неоднократно доводит до сведения руководства СИЗО, что Смирнов находится в плохом состоянии, у него постоянные головные боли, онемение конечностей. Дмитрия переводят из камеры в камеру, о медицинской помощи никто не вспоминает. В одной из камер жутко холодно, результат - пневмония. Так началась эта история, через полгода закончившаяся гибелью человека. Пусть никто из должностных лиц специально не желал этого - дело не в конкретных личностях. Сама цель - доказать вину - часто склоняет работников следствия к предвзятости, а то и к самостоятельному вершению кары. Для них человек, представший перед правосудием, по определению виновен, следовательно, непременно желает скрыться или любым другим способом избежать ответсвенности. При этом граница, которая отделяет законность и профессиональную этику от злоупотреблений и черствости, не замечающей страданий человека, преодолевается, к сожалению, без видимых усилий со стороны отдельно взятого профессионала и последствий в виде наказания со стороны закона. Да, так работать - удобно, и ничего предосудительного в своих действиях никто не видит. Удобно не замечать страданий, удобно назвать наркоманом, успешно провести следствие, наказать виновных (виновных ли?), поставить галочку о выполненной работе....

Дмитрий уже перед смертью
Дмитрий уже перед смертью
К судебному заседанию, на котором рассматривался вопрос об изменении меры пресечения на время следствия, Дмитрий был уже серьезно болен. Следователю, по словам родителей Дмитрия, была выгодна ситуация, в которой он мог предложить подписать больному арестанту чистосердечное признание в обмен на возможность лечения. Судья же, в свою очередь, сославшись на отсутствие медицинских документов, подтверждающих заболевание, и заподозрив Дмитрия в симуляции, продлил ему меру пресечения, другими словами, оставил Смирнова в СИЗО, где ему необходимую помощь не оказали и однажды нашли без сознания.

В инфекционной краевой инфекционной больнице, куда его срочно доставляют, Дмитрию становится лучше, он даже на время приходит в сознание. Но 17 февраля его, все еще тяжело больного, из Перми перевозят в тюремную больницу ИК-9 г. Соликамска. Он снова в бесзознательном состоянии, вместо своих 70 кг весит уже 35. Врачи при всем желании ничем не могут ему помочь: лекарств хватает только на 3 дня, необходимое оборудование отсутствует.

На этом этапе благодаря работе адвоката, специалистов Пермского регионального правозащитного центра, помощи сотрудников ГУФСИН, предоставивших документы о невозможности оказания помощи в условиях больницы ИК-9, вопрос об изменении Дмитрию Смирнову меры пресечения Мотовилихинским районным судом был решен в кратчайшие сроки. Но это только полдела. Встал вопрос о перемещении его в гражданскую больницу, который решался не много ни мало - 3 дня. 9 марта Дмитрия все-таки перевезли в Соликамскую городскую больницу № 3, которая встретила участников трагедии отсутсвием антибиотиков, оборудования и наличием двухмилионного долга. Дорогостоящих лекарств не оказалось ни в одной из аптек Соликамка и близлежащих Березников. Родители Дмитрия и сотрудники Пермского регионального правозащитного центра выясняли это частным образом. Параллельно велись переговоры со службами, у которых есть специальное оборудование для транспортировки таких больных, поскольку, чтобы спасти жизнь Дмитрия его необходимо было срочно перевезти в Пермь. Краевая клиническая инфекционная больница, Соликамская городская больница № 3, отделение санавиации, Пермский территориальный центр медицины катастроф... - нищета одних, осторожность других, хамское отношение третьих, боязливость четвертых, а в общем и целом нежелание брать на себя ответственность сыграли свою роль. Пока велись бесконечные переговоры, согласовывались бесконечные вопросы и перекладывались бесчисленные бумажки в ночь с 11 на 12 марта сего года Дмитрий Смирнов умер в Соликамской городской больнице № 3. Оборвалась жизнь. Может, это и не так уже важно сейчас, но все-таки добавим - вина этого человека так и не была доказана.

Мы убедились: когда в черствости и халатности объединяются сразу несколько государственных служб, то такая совместная работа делает тщетными все попытки хоть как-то повлиять на ситуацию и делает очевидным наше гражданское бесправие.

Каковы характерные проявления такого типа служебного поведения? Условия содержания в следственном изоляторе, никак несопоставимые с нормативными, неспособность системы исполнения наказаний своими средствами оказать соответствующую медицинскую помощь, настойчивость правоохранительных органов в стремлении во что бы то ни стало оставить тяжело больного человека под своим контролем, противоречащая здравому смыслу и гуманитарным принципам, беспомощная нищета здравоохранения, бюрократизм, отточенный до совершенства, фатальная неспособность у государственных служб оперативно действовать в экстренных ситуациях по спасению жизни человека... Добавьте к этому мелкособственнические интересы каждого отдельного чиновника, стремящегося работать так, как ему удобно и безопасно, а не как диктуют нормы законодательства и, наконец, морально-этические нормы. Сама жизнь человека становится ничтожной перед стремлением одного, второго, третьего и т.д. ответственного лица сбыть проблему с рук.

Во всем этом видны признаки вполне сложившейся порочной системы. Системы абсолютно бесчеловечной, ибо отнюдь не благо человека является её целью, а сытое существование ее самой.

Юлия Тиунова
Размещено 21.05.2009

 Главная / Наша газета / №1(011)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.