НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / №3(013)

НАША ГАЗЕТА "ЗА ЧЕЛОВЕКА"

№3(013)
Август 2009 г.

логотип газеты "За человека"

Книжная полка

Восточное просветление английского покроя

Сомерсет Уильям Моэм "Бремя страстей человеческих", издательство: АСТ, серия: Классика, жанр: Литература Великобритании, 2007 г.

Сомерсет Моэм
Сомерсет Моэм
"Самый известный, самый значительный, наиболее автобиографичный роман" классика английской литературы, произведение, в котором автору "удалось продемонстрировать парадоксальность всех темных и светлых сторон человека". Так пишут критики о "Бремени страстей человеческих" Моэма. С иным мнением о романе можно столкнуться у самих романистов. Так, Сэлинджер устами своего главного героя "Над пропастью во ржи" отзывается так: "А вот, например, такая книжка, как "Бремя страстей человеческих" Сомерсета Моэма, - совсем не то… Книжка, в общем, ничего, но у меня нет никакого желания звонить этому Сомерсету Моэму по телефону. Сам не знаю почему. Просто не тот он человек, с которым хочется поговорить…".

Возможная причина такого отношения - излишняя многословность романистов начала XX столетия. Краткость, действительно, не самая сильная сторона этого романа. Это понимал и сам автор, который спустя полвека (первая версия романа была издана в 1915 году) выпустил значительно уменьшенный вариант романа, назвав его уже короче "Бремя страстей". Потерял или выиграл от этого роман в конченом счете судить читателю. Но многословность романа, хотя и делает его менее доступным для интернет-читателя, имеет свое очарование эпохи, в которой формировалась классика английского романа, и каждая сцена наполнена "вещественностью и полнотой бытия". Ее нельзя почувствовать и оценить второпях, пробегая пальцами по клавишам ноутбука. Точно так же, как не может человек, сидящий в автомобиле, почувствовать свое тело так, как чувствует его человек, бегущий марафонскую дистанцию.

Однако, роман способен заинтересовать и увлечь не только любителей "ретро". Умение автора погрузиться в "бездонную тьму человеческой души", уловить и описать сопровождающие каждый поступок движение души восхищает даже спустя век после создания романа. Роман не превращается в дидактическое чтение в духе Диккенса, проникнутое безусловной верой в добродетели и созданные цивилизацией "вечные ценности", не становится "нравственной рефлексией" по Достоевскому, но и не отрывается от классического построения европейского романа. При этом автор умудряется следовать моде увлечения Востоком в духе "slice of life" (срезы жизни) или уки-ё (картинки уходящей жизни). Моэм умело используя традиции английской литературы, создает картину взросления, жизненного поиска человеком самого себя в стилевом исполнении "Гэндзи-моноготари" (Повесть о Гэндзи) - классического японского произведения Х века пера Мурасаки Ситибу. Детальные описания событий жизни молодого человека (альтер-эго самого автора), казалось бы, очень похожи на описания жизни японского принца Гэндзи. Молодой человек, обладающий безусловными достоинствами, которые выделяют его из общей массы, понимает, что их недостаточно для воплощения тех романтических образов и стремлений, которые превозносит его эпоха. Однако, его душа бунтует, она не готова примириться с обыденностью существования. В конце концов, находя в лабиринтах хитросплетений свой путь, главный герой примиряется с той ролью в мире, которую отвела для него судьба. Автор не делает широких нравственных обобщений из тех уроков, которые удается извлечь из своего опыта главному герою. Он рисует картину эпохи, мира, человека и, используя приемы восточной литературы, сплетает из ткани случайных событий традиционное полотно английского покроя.

Наследуя традиции мировой литературы, автор создает уникальное произведение, в котором интеллектуализированные поиски смысла человеческой жизни превращаются в достижение своего рода восточного просветления. Автор таким образом полемизирует с романными концепциями других выдающихся романистов - Музиля, Киплинга и Гессе, по-своему воплощавших в литературе образы поиска человеком смысла своего существования. Объединив в одно произведение роман-притчу, любовный роман, дидактический роман, автору удалось невероятным образом найти точку равновесия этого тяжеловесного сооружения, создав одно из лучших и, возможно, одно из последних произведений эпохи золотого века английского романа.

Сергей Максимов
Размещено 11.09.2009

 Главная / Наша газета / №3(013)






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.